1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему возбуждение уголовного дела судом противоречит принципу состязательности

Действует ли принцип состязательности на досудебных стадиях?

С. Погодин, судья Первомайского районного суда г. Пензы, кандидат юридических наук, доцент.

Р. Тугушев, начальник отдела по надзору за следствием, дознанием и ОРД прокуратуры Пензенской области, кандидат юридических наук.

Сейчас возникает все больше вопросов относительно действия принципа состязательности на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Безусловно, решение проблемы зависит не только от законодателя, но, прежде всего, от практических работников, которые осуществляют свою деятельность в рамках действующей формы уголовного судопроизводства.

В соответствии со ст. 123 Конституции РФ и ст. 15 УПК принцип состязательности действует на всех стадиях процесса. Однако, по нашему мнению, такое положение закона создало противоречивую практику, результатом чего стало ущемление прав стороны обвинения в уголовном судопроизводстве. Состязательность и равноправие сторон — важные, но не единственные принципы осуществления судопроизводства в Российской Федерации.

Применительно к уголовному судопроизводству принцип состязательности означает в том числе строгое отграничение функции суда по разрешению дела от функций обвинения и защиты, каждая из которых возложена на определенных участников процесса.

Работает ли принцип состязательности в уголовном процессе в таком виде, в котором его сконструировал законодатель?

Чуть более чем двухлетний срок действия нового российского Уголовно-процессуального кодекса такого впечатления не производит. Одни институты уголовного процесса подчинены задачам осуществления этого принципа, другие — едва ли согласуются с ним, третьи — иначе как насмешкой над этим принципом и назвать нельзя.

Думается, что ученые и практики сходятся в том, что анализ совокупности норм, регламентирующих досудебное производство, не позволяет подтвердить вывод о том, что современный отечественный уголовный процесс целиком состязательный.

Конечно, можно утверждать, что появились новые правовые институты, ранее не известные законодательству. Однако, кроме многочисленных изменений, внесенных в российский УПК, существенных преобразований в части функционирования принципа состязательности не произошло.

После введения в действие УПК РФ активно обсуждалась проблема оглашения показаний потерпевших в судебном заседании в случае отказа от данных на следствии. Нет никакого намека на существование принципа состязательности при таком отношении к основным доказательствам по делу.

Немало трудностей в применении вызывала, мягко говоря, непонятная норма, которая требует получать согласие защиты (сторона обвинения обычно не возражает) на оглашение показаний лиц, уличающих подсудимых в совершении преступлений. Ведь были случаи, когда из зала суда освобождали опасных преступников, в отношении которых потерпевшие, запуганные стороной защиты, опасаясь за безопасность своих близких, отказывались в суде давать показания. И если профессиональным юристам понятно, почему суд оправдывал, допустим, убийц, то как это объяснить обычным людям, которые справедливо рассчитывают на защиту их прав и законных интересов?

К счастью, необходимые изменения внесены. Конец оправданию преступников по причине невозможности оглашения показаний положен. Но проблемы реализации принципа состязательности все же остались. И, как думается, серьезные.

Так, ст. 237 УПК предусматривает основания для возвращения судом уголовного дела прокурору, называя случаи, которые, безусловно, требуют принятия такого решения в случае невыполнения следователем обязательных предписаний уголовно-процессуального закона. Однако опыт свидетельствует и об ошибках органов правосудия, допускаемых при принятии решений в стадии предварительного слушания. А судебное решение о возвращении уголовного дела прокурору, принятое по результатам предварительного слушания, согласно ч. 7 ст. 236 УПК, обжалованию не подлежит.

К примеру, есть постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору со стадии предварительного слушания, ввиду того что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК. В качестве мотивировки такого решения указано, что у подсудимого есть судимость, которая не указана в обвинительном заключении. Как было впоследствии установлено, судимость у лица действительно ранее была, но погашена и учтена быть не может. Однако обжаловать такое решение суда прокурор не вправе. Отсутствие у него возможности сделать что-либо в такой ситуации — нарушение принципа состязательности.

Решение о возвращении дела прокурору, несмотря на то что ст. 237 расположена в гл. 34 УПК «Предварительное слушание», суд может принять и в стадии судебного разбирательства по ходатайству какой-либо стороны.

Статья в тему:  Королевский городской суд как добраться

Обычно сторона обвинения не ходатайствует о возвращении уголовного дела прокурору, считая, что доказательства по делу собраны с соблюдением требований закона, а подсудимый заслуживает осуждения. Зачастую об этом ходатайствует сторона защиты. Нужно ли говорить о том, что решения о возвращении дела прокурору препятствуют его рассмотрению судом, способствуют волоките по делу, утрате доказательств, что в конечном итоге приводит к нарушению прав граждан, пострадавших в результате преступления. Кроме того, любое возвращение уголовного дела судом — брак в работе прокурора. Но нелишне заметить, что принятие такого решения никаких неблагоприятных последствий для судей не влечет. А раз так, то решение о возвращении уголовного дела можно принимать смело.

Практические работники говорят о том, что нормы УПК, регламентирующие порядок возвращения судом уголовного дела прокурору, нуждаются в дальнейшей доработке, приведении их в соответствие с Конституцией РФ. И в этом их мнение созвучно словам представителей науки .

Следственная практика: Сборник статей / Под ред. О.Я. Радченко. М., 2004. N 1. С. 279.

Необходимо отметить, что, распространив состязательность на досудебные стадии, законодатель не конкретизировал, в каком именно случае стороны наделяются равными правами. Так, мы считаем, что на стадии возбуждения уголовного дела ни о какой состязательности не может быть и речи, поскольку в данном случае прокурор и остальные участники процесса со стороны обвинения осуществляют уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление.

На стадии предварительного расследования формулируется обвинение и собираются доказательства виновности лица с соблюдением прав личности, в первую очередь — обвиняемого. При этом стремление законодателя искусственно создать состязательность на досудебных стадиях привело к тому, что, предоставив стороне защиты право собирания доказательств, не был разработан реальный механизм его реализации. Закрепленное в ч. 3 ст. 86 УПК право защитника собирать доказательства — фикция. Нам не известно ни одно дело, по которому адвокат представил бы собранные им доказательства.

Кроме того, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 220 в обвинительном заключении должен быть указан перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Но сразу же возникает вопрос: о каком обвинительном заключении может идти речь, если в нем содержатся доказательства со стороны защиты? Поэтому, как правило, на практике следователь вынужден записывать дежурную фразу: перечень доказательств стороной защиты не представлен. А в результате после утверждения прокурором обвинительного заключения и его вручения обвиняемому стороне защиты становятся известны все доказательства виновности лица, имеющиеся в распоряжении обвинения, и у них есть реальная возможность подготовиться должным образом к судебному заседанию.

Но о доказательствах защиты государственный обвинитель в лучшем случае узнает в ходе предварительного слушания, а чаще всего — непосредственно в ходе судебного заседания, что не дает ему возможности тщательно подготовиться и аргументированно опровергнуть доводы защитника и подсудимого. Налицо нарушение принципов состязательности и равноправия сторон.

Проведенное нами исследование показывает, что по каждому третьему поступившему в суд уголовному делу обвиняемому не разъясняются при ознакомлении с материалами дела права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК, на выбор состава суда и порядка судебного разбирательства. Что это — элементарная халатность или умышленное ущемление прав?

Думается, сказанное как нельзя лучше характеризует действие принципа состязательности на досудебных стадиях.

О реализации принципа состязательности на досудебных стадиях можно говорить лишь при рассмотрении вопроса о судебном контроле. Однако, как верно указывает В. Кальницкий, в судебном заседании при даче судом согласия на проведение следственного действия (ч. ч. 1 — 4 ст. 165 УПК) отсутствуют стороны, а соответственно и правовой спор . И только при рассмотрении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или о ее продлении, а также при помещении лица в стационар для проведения судебной психиатрической экспертизы находит свое реальное проявление принцип состязательности. При этом, как показывает практика, именно от активности сторон зависит, какое решение примет судья.

Кальницкий В. «Санкционирование» и проверка судом законности следственных действий в ходе досудебного производства не эффективны // Уголовное право. 2004. N 1. С. 73 — 75.

Кроме того, именно на основе состязательности в ходе досудебного производства рассматриваются судом жалобы на действия следователя, дознавателя, прокурора в порядке ст. 125 УПК. Однако как бы ни хороша была эта норма, уже складывается порочная практика, поскольку прокурорские работники и судьи воспринимают ее в ракурсе старого законодательства, считая, что право обжалования распространяется на все действия указанных в ней должностных лиц и рассмотрение любых жалоб должно производиться именно в порядке ст. 125. Думается, такая позиция ошибочна по сути, поскольку законодатель, закрепив в ст. 19 УПК право на обжалование процессуальных действий и решений, разграничил порядок обжалования на досудебных и судебных стадиях, предусмотрев соответственно право на обжалование действий следователей, дознавателей и прокуроров в судебном порядке в ст. 125 УПК, а после вступления приговора в законную силу — в апелляционном, кассационном порядке и в надзорной инстанции.

Статья в тему:  Кто главный в верховном суде

Вместе с тем отдельные практические работники как прокуратуры, так и суда неверно трактуют положения ст. 19 УПК, считая, что в порядке ст. 125 УПК можно обжаловать любое решение, даже после вступления в законную силу приговора суда.

Так, по уголовному делу по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, в ходе судебного разбирательства по заявлению подсудимого о применении в отношении его насилия при получении показаний работниками милиции была назначена прокурорская проверка, по результатам которой в возбуждении уголовного дела было отказано. Дав оценку этому факту, суд вынес обвинительный приговор. Через три месяца после рассмотрения дела в кассационной инстанции, оставившей приговор без изменения, осужденный обжаловал в порядке ст. 125 УПК решение следователя прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела. На протяжении двух лет постановление шесть раз отменялось как судом, так и прокурорами различных уровней на том основании, что проверка проведена неполно и не всесторонне, ставя тем самым под сомнение приговор суда, который уже вступил в законную силу. После проведения дополнительных проверок в возбуждении уголовного дела вновь и вновь отказывали. Но осужденный обжаловал уже новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, создав порочный круг, из которого, по нашему мнению, выход только один — обжалование всех действий после вступления приговора в законную силу допустимо только в порядке надзора.

Таким образом, несмотря на расширение состязательных начал в уголовном процессе, в том числе в ходе досудебного производства, стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования сохраняют свое самостоятельное процессуальное значение. Состязательность находит реальное воплощение только в судебном заседании.

Принцип равноправия и состязательности сторон был поставлен под угрозу

Защита Дианы Ципиновой направит четыре жалобы в Конституционный Суд

Как стало известно «АГ», защитники адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики Дианы Ципиновой – советник ФПА РФ Нвер Гаспарян и адвокат КА СК «Закон» Ольга Чуденцева подготовили четыре жалобы в Конституционный Суд РФ на ряд норм УПК РФ после того, как две судебные инстанции отказались признавать незаконными отказы следователя по допросу свидетеля защиты и продолжению очной ставки между обвиняемой и потерпевшим. Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян подчеркнул, что следователь отказал в допросе свидетеля и снял 66 вопросов, имеющих значение для дела, в ходе очной ставки, а прокурор в этом ничего предосудительного не усмотрел. Тем самым принцип равноправия и состязательности сторон был поставлен под угрозу. Адвокат Ольга Чуденцева добавила, что в настоящее время защита сильно ограничена в обжалованиях действий следователей в порядке ст. 125 УПК РФ.

Поводы для обжалования отказов следователя

В конце 2020 г. защита Дианы Ципиновой, обвиняемой по ч. 1 ст. 318 УК РФ, ходатайствовала перед следствием о вызове на допрос в качестве свидетеля следователя Мурата Адамокова, в производстве которого ранее находилось уголовное дело в отношении адвоката. Как отмечали защитники, в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела Адамоков указал: «После выдворения Дианы Ципиновой из здания ОМВД России по Урванскому району последняя пыталась вернуться в здание полиции с целью только вернуть свой сотовый телефон». Тем самым, по мнению защиты, следователь все-таки признавал важное обстоятельство, что мобильный телефон адвоката при ее выдворении из отдела упал, был поднят сотрудником полиции и находился в его владении, а адвокат пыталась забрать телефон в отделе полиции.

Защита добавила, что такое умозаключение противоречит выводу постановления о привлечении Дианы Ципиновой в качестве обвиняемой, вынесенного впоследствии новым следователем по данному делу – Александром Тиридатовым: «…отталкивая сотрудников полиции, попыталась проникнуть в здание отдела МВД России по Урванскому району, хватая сотрудников полиции руками и отталкивая их в стороны». В этом постановлении, подчеркнула защита, отсутствует упоминание о намерениях подзащитной забрать незаконно удерживаемый телефон.

Тем не менее постановлением от 20 декабря 2020 г. Александр Тиридатов отказал в удовлетворении ходатайства. Он отметил, что защитники не указали, какие вопросы должно выяснить требуемое следственное действие. «Кроме этого Адамоков очевидцем указанных событий не являлся. Соответственно, обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, подлежащие установлению в ходе предварительного следствия, ему неизвестны», – отмечалось в постановлении.

Статья в тему:  Суд присяжных состоит из 12 человек которые должны решить чей адвокат лучше

Кроме того, 14 декабря того же года Александр Тиридатов проводил очную ставку между Дианой Ципиновой и потерпевшим Тимуром Нагоевым. В ходе ее проведения следователь отвел 66 вопросов, заданных потерпевшему стороной защиты, как не относящихся к существу данного следственного действия. В связи с этим защита ходатайствовала о продолжении очной ставки с обеспечением права обвиняемой задавать вопросы потерпевшему и получать ответы на них. Постановлением от 27 декабря Тиридатов отказал в удовлетворении ходатайства, ссылаясь на то, что сторона защиты задавала вопросы, не относящиеся к существу очной ставки либо ответы на которые были даны потерпевшим ранее.

Нвер Гаспарян и Ольга Чуденцева обжаловали указанные отказы следователя в суде в порядке ст. 125 УПК РФ (обе жалобы есть у «АГ»). В одной из них отмечалось, что Мурат Адамоков пришел к вышеуказанному выводу, основываясь на собранных по делу доказательствах, о которых, судя по предъявленному обвинению, неизвестно следователю, ведущему расследование в текущий момент. Таким образом, его показания в качестве свидетеля имеют значение для данного уголовного дела и помогут установить важное обстоятельство, устраняющее преступность деяния.

В другой жалобе указывалось, что вопросы, задаваемые Дианой Ципиновой и ее защитниками, были направлены на выяснение невиновности обвиняемой, установление события преступления и обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, а также виновности сотрудников полиции, поэтому имели важное значение для дела. «У следователя Александра Тиридатова не имелось никаких законных оснований снимать такие вопросы, тем более когда было отклонено подавляющее большинство вопросов, имеющих значение для уголовного дела, направленных на выяснение законности действий сотрудников полиции. Снятие следователем 66 вопросов стороны защиты по надуманному основанию является злоупотреблением права на обвинение и одновременно нарушением права на защиту», – отмечалось в документе.

Суд не усмотрел оснований вмешиваться в действия следователя

Тем не менее 15 января 2021 г. судья Ессентукского суда Ольга Фролова отказала в удовлетворении двух жалоб защиты в порядке ст. 125 УПК РФ, о чем вынесла постановления (имеются у «АГ») с идентичной мотивировкой. В обоих судебных актах указано, что жалобы защиты направлены на оценку отказов следствия в проведении процессуальных действий.

«Действия должностных лиц, связанные с проведением очных ставок в ходе предварительного расследования уголовного дела, и действия следователя, связанные с его процессуальной деятельностью, не ограничивают права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу и не создают гражданину препятствия для дальнейшего обращения за судебной защитой. Таким образом, оснований вмешиваться в деятельность следователя при осуществлении его процессуальной деятельности не имеется, и не может быть расценено как нарушение конституционных прав обвиняемой Дианы Ципиновой . Исходя из вышеизложенного, суд приходит к выводу о том, что жалоба не подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ в связи с отсутствием предмета обжалования», – подчеркивалось в постановлениях.

Апелляция оставила в силе постановления первой инстанции

Впоследствии Нвер Гаспарян обжаловал оба постановления в апелляцию (апелляционные жалобы имеются у редакции). В одной из них указано, что отказ следователя в удовлетворении ходатайства защиты о допросе свидетеля нарушает права подзащитной, а также подрывает равноправие и состязательность сторон в уголовном процессе в представлении доказательств.

В другой жалобе отмечается, что суд первой инстанции провел формальное рассмотрение жалобы защиты, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ на отказ следователя продолжить очную ставку, и не дал надлежащей оценки изложенным в ней доводам. Таким образом, по мнению апеллянта, нижестоящий суд отстранился от контроля над органом следствия и не учел того, что последний грубо нарушил права обвиняемой на состязательность сторон и надлежащее уголовное разбирательство.

Обе апелляционные жалобы рассматривались в Ставропольском краевом суде. В апелляционном постановлении от 30 марта (есть у «АГ») касательно законности отказа следователя в допросе в качестве свидетеля следователя Адамокова апелляция напомнила, что суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Апелляционный суд счел, что оспариваемые действия следователя являются процессуальными и связаны со сбором доказательств, поэтому не являются предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ.

Ставропольский краевой суд также не нашел оснований для удовлетворения апелляционной жалобы защиты на постановление суда первой инстанции о признании законным отказа следователя продолжать очную ставку между обвиняемой и потерпевшим. В апелляционном постановлении от 2 апреля (также есть у «АГ») отмечается, что пределы судебного контроля в порядке ст. 125 УПК РФ ограничены с учетом досудебной стадии производства по делу и процессуальной самостоятельности следователя, закрепленной в ст. 38 УПК РФ, давать указания которому вправе лишь руководитель следственного органа, к которому в силу ст. 124 Кодекса можно обратиться с жалобой на действия (бездействие) следователя.

Статья в тему:  Эрик давидыч когда суд

«Жалоба адвоката направлена на оценку отказа следователя от проведения процессуальных действий. На данном этапе расследования суд не может вмешиваться в решение вопроса об объеме и необходимости проведения тех или иных следственных действий, поскольку такие действия будут прямым вмешательством в процессуальную самостоятельность органа следствия, а вопрос об оценке имеющихся в деле доказательств, на основании которых органом предварительного следствия принято то или иное процессуальное решение, не может быть решен судом при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, а подлежит оценке судом при разрешении уголовного дела по существу», – подчеркивалось в апелляционном постановлении.

Содержание жалоб в Конституционный Суд

В связи с этим Нвер Гаспарян и Ольга Чуденцева подготовили четыре жалобы в КС РФ, две из которых уже направлены в Суд. Первая касается оспаривания ч. 4 ст. 7, ст. 123 и 125 УПК РФ в той мере, в какой эти нормы в контексте правоприменительной практики позволяют судам не рассматривать в порядке ст. 125 Кодекса жалобу участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) следователя, вынесшего немотивированное и необоснованное постановление об отказе в прекращении уголовного дела.

По мнению заявителей, тем самым нарушается право их подзащитной на обжалование решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве как конституционная гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве. «В последние годы отмечается тенденция дистанцирования судов от рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Так, по данным судебного департамента, в 2019 г. удовлетворено только 4,41% жалоб (5301) от числа поданных (120 102) и 19,22% от количества рассмотренных. Это неприемлемый показатель работы судов, свидетельство их нежелания исправлять ошибки предварительного следствия», – отмечается в документе.

Во второй жалобе указано на несоответствие Основному закону ч. 1 ст. 125 УПК РФ, которая в контексте правоприменительной практики позволяет судам не рассматривать жалобу участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) следователя, отказавшего в допросе свидетеля, чьи показания оправдывали обвиняемую, мотивируя отказ тем, что он не способен нарушить конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

По мнению защиты, отказами следователя и прокурора в допросе свидетеля затронуты конституционные права обвиняемой (права на защиту, представление доказательств, право на равноправие и состязательность сторон). Когда следователь допрашивает свидетелей обвинения, а сторона защиты лишена зеркальной возможности в допросе свидетелей защиты, у последней не остается иных эффективных процессуальных средств, как обратиться в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

«Право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него, является важным правом, предусмотренным ст. 6 ч. 1 п. “д” Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Допрос свидетеля в ходе последующего судебного контроля при рассмотрении дела по существу не позволит исправить допущенное нарушение, поскольку своевременное получение показаний, возможно, могло бы привести к прекращению уголовного преследования и не потребовало направления уголовного в суд», – сообщается в жалобе в КС.

Как следует из третьей жалобы, ч. 1 ст. 125 УПК РФ также не соответствует Конституции в той мере, в какой в силу сложившейся практики она позволяет судам не рассматривать жалобу участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) следователя, отказавшего в ходатайстве о производстве следственного действия, а именно в продолжении очной ставки с потерпевшим, ранее не позволив стороне защите задать ему многочисленные вопросы, имеющие значение для дела и направленные на установление обстоятельств, оправдывающих обвиняемую.

В связи с этим защита также просила признать неконституционными ч. 1 и 2 ст. 192 УПК РФ, которые позволяют следователям в ходе очной ставки отводить вопросы, не относящиеся к существенным противоречиям ранее допрошенных лиц, но имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию согласно ст. 73 УПК РФ, и позволяющие оспорить эти показания.

Статья в тему:  Какие виды судов предусмотрены конституцией рф

В четвертой жалобе в КС заявители указали, что п. 55 ст. 5, ч. 1 и 2 ст. 37, а также ст. 123 и 125 УПК РФ неконституционны в той мере, в какой они позволяют судам не рассматривать в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) прокурора. В обоснование своей правовой позиции заявители пояснили, что выведение прокуроров, осуществляющих уголовное преследование, из-под судебной юрисдикции ст. 125 УПК РФ влечет негативные последствия для обеспечения законности и правопорядка.

Как сообщалось ранее, 21 декабря 2020 г. Ессентукский городской суд Ставропольского края вынес постановление об удовлетворении жалобы защиты Дианы Ципиновой на ответ прокурора по ее обращению на отказ следователя в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела и уголовного преследования адвоката.

В постановлении суд первой инстанции пришел к выводу, что «прокурор фактически самоустранился от рассмотрения по существу жалобы стороны защиты, поданной в порядке ст. 124 УПК РФ в интересах обвиняемой Дианы Ципиновой, направив поданную жалобу для рассмотрения должностному лицу, решение, действие (бездействие) которого обжалуются». Таким образом, он счел, что такое действие (бездействие) прокурора нарушило нормы уголовно-процессуального законодательства и причинило вред конституционным правам обвиняемой. Впоследствии апелляция отменила постановление и прекратила производство по делу, тем самым удовлетворив апелляционное представление прокуратуры.

«Принцип равноправия и состязательности сторон был поставлен под угрозу»

В комментарии «АГ» Нвер Гаспарян отметил, что принцип равноправия и состязательности сторон выступает в качестве «несущей опоры» УПК РФ. «По делу Дианы Ципиновой следователь самым бесцеремонным образом отказал нам в допросе свидетеля и снял 66 вопросов, имеющих значение для дела, в ходе очной ставки, допустив и иные нарушения закона. Прокурор в этом ничего предосудительного не усмотрел. Тем самым принцип равноправия и состязательности сторон был поставлен под угрозу. Куда мы еще могли обратиться? Конечно, в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, но там нам сказали, что предмета для обжалования нет, потому что такие действия не нарушают конституционных прав обвиняемой. К сожалению, за 2019 г. суды приняли для рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ менее 5% всех жалоб граждан, и не только со стороны защиты. Такой подход является недопустимым, и именно по этой причине мы приняли решение направить четыре жалобы в Конституционный Суд для проверки конституционности ст. 125 УПК РФ и прочих его норм», – пояснил он.

Адвокат Ольга Чуденцева подчеркнула, что в настоящее время сторона защиты сильно ограничена в обжалованиях действий следователей в порядке ст. 125 УПК РФ. «Такой произвол со стороны следствия, как снятие практически всех вопросов, задаваемых стороной защиты во время очной ставки, должен быть прекращен. Мы используем все законные способы обжалования данных действий, в том числе ждем результатов рассмотрения жалоб по данным нарушениям Конституционным Судом», – резюмировала она.

Принцип состязательности и равноправия сторон по Конституции Российской Федерации — основа российского судопроизводства.

Стороны – это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования), или защиты от обвинения.

К стороне обвинения относятся прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель, представитель, гражданский истец и его представитель.

К стороне защиты от обвинения относятся обвиняемый, его законный представитель, защитник, гражданский истец, его законный представитель и представитель.

Состязательность сторон выражается в том, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга, они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Как сторона обвинения, так и сторона защиты имеет право на собирание и представление доказательств, иными словами, подозреваемый, обвиняемый, их защитники, гражданский ответчик, а равно представители стороны обвинения имеют право собирать и представлять доказательства в рамках полномочий, предоставленных им действующим уголовно-процессуальным законом.

По окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для подтверждения позиции стороны защиты. В обвинительном заключении (акте, постановлении) – документе, оформленном по результатам предварительного расследования для направления уголовного дела прокурору и в суд, должен отражаться перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты и прилагаться список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты.

Статья в тему:  Як копач охарактеризував суд

Суд не относится ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты, он создает необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, осуществляя правосудие, выносит судебное решение по уголовному делу в виде приговора, определения или постановления.

В ходе рассмотрения уголовного дела в суде стороны обвинения и защиты равноправны. Они имеют равные права на заявление отводов и ходатайств, представление и исследование доказательств, выступление в прениях сторон, представление суду письменных формулировок по вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Роль состязательности в уголовном судопроизводстве

Состязательность сторон в уголовном процессе выступает главной идей, на основании которойследует осуществлять как следствие, так и судопроизводство. Глава 2 Уголовно-процессуального кодекса РФ определяет перечень начал,на которые необходимо опираться. Однако рассматриваемый принцип считается ключевым, поскольку определяет суть расследования дела на предварительном и судебном этапе.

  1. Сущность
  2. Содержание
  3. Роль в уголовном процессе
  4. Состязательность досудебной стадии
  5. Стадия судопроизводства

Сущность

Российское законодательство предполагает наличие состязательности, как процессуальной основы. Она допускается для применения не только уголовной сферой, но и при любой другой спорной ситуации. Стороны должны отстаивать свою позицию любыми законными средствами, ограничить их нельзя.

Раскрытие преступлений, рассмотрение этих дел в дальнейшем предполагает участие нескольких сторон:

  • обвинение (следователь, прокурор, потерпевший);
  • защита (подозреваемый или обвиняемый, адвоката);
  • независимый суд.

Именно эти субъекты должны спорить, тем самым определяя истину по делу. Председательствующий при этом остаётся в стороне, не имея права вмешиваться, ограничивать участников, за исключением случаев нарушения ими закона.

При этом обязательно разделение функций каждой из сторон. Один человек не имеет возможности представлять обе позиции. Именно поэтому обвинение с защитой наделяются равными процессуальными правами, о чём говорит ч. 2, ст. 15 УПК РФ. Соответственно, здесь можно определить пересечение с идеей равноправия сторон, поскольку участник не может обладать большими полномочиями по сравнению со своим оппонентом.

Поскольку суд является лишь субъектом, обеспечивающим права участников, то спор приобретает особое значение для дела. Если его не будет, то не будет и возможности установить истину, прийти к завершению уже на стадии суда. Нередко именно это является проблемой, поскольку на практике стороны не до конца реализуют рассматриваемый принцип.

Также для уголовного преследования является определяющим то, что состязательность означает не просто ведение спора по делу, а доказывание виновности или невиновности человека. Дело должно рассматриваться по существу, не выходя за определённые рамки, что сужает понятие принципа при его определении.

Проявляется состязательность на каждой из стадий расследования по-разному. Если в суде стороны должны выступать, доказывая свою позицию, то досудебный этап подразумевает скорее расширение правомочий подозреваемого, что вызвано большим количеством возможностей следователя, но узким кругом средств для защиты у потенциального преступника. Именно поэтому предполагается привлечение адвоката, заявление ходатайства и так далее.

Обязательность соблюдения рассматриваемого принципа закон определяет статьёй 15 УПК РФ.

Содержание

Если сущность рассматриваемого принципа отражает, как он проявляется на этапе расследования, то содержание демонстрирует, за счёт чего такое проявление вообще происходит. Он зависит от многих критериев, позволяющих установить, было ли его соблюдение на практике, или нет.

Определяет три элемента, при наличии которых принцип можно считать полностью реализованным:

  1. Разделение полномочий. Суть следующая, у каждой стороны спора определяется ряд функций, которые выполняются при рассмотрении дела. При этом обязательно их разделение между разными субъектами.
  2. Равноправие. Несмотря на разницу выполняемых функций, объём возможностей должен быть одинаковый, предпочтение никому не отдаётся.
  3. Беспристрастность со стороны суда. Если суд принимает участие при доказывании, то это не может считаться полноценным соблюдением. Данная третья сторона независима, она только обеспечивает возможности для соблюдения принципа, но не реализует их.

Кроме того, суд всегда выступает как контролирующая сторона. Надзор за работой участников особенно важен, иначе может быть нарушены не только рассматриваемый, но и многие другие обязательные принципы.

Для полной реализации состязательности обязательно наличие сразу трёх элементов. Отсутствие хотя бы одного критерия влечёт нарушение осуществления правосудия, а значит, невозможность завершения дела.

Первой проблемой содержания принципа является сложность при установлении сразу всех трёх элементов. Если каждая сторона имеет определённые права процессуального характера, то кто-то должен контролировать их соблюдение, отсутствие злоупотребления ими. Это всегда делает суд, перекладывать данную функцию на оставшихся участников не допускается. Однако сложно обеспечить беспристрастность третьей стороны, так как её границы в теории размыты.

Еще одна проблема носит формальный характер. Её смысл в том, что законодатель не способен правильно распределить все правомочия уголовного преследования с учётом особенностей состязательности. При рассмотрении дела присутствует три субъекта, один из них – суд, который является специфическим участником ввиду своей независимости, что усложняет нормативное закрепление осуществления разбирательства.

Статья в тему:  Савеловский районный суд как доехать

Роль в уголовном процессе

Статья 123 Конституции РФ говорит о том, что состязательность затрагивает именно судопроизводство, то есть рассмотрение дел судами. Причём независимо какой инстанции и какой направленности.

Есть только три стороны – своеобразный треугольник, разрешающий спор. Однако уголовная отрасль предполагает не только судебную стадию, также подразумеваетпроцедуру раскрытия дела следователями, а значит, предполагается участие иных субъектов.

Конституция РФ не обязывает распространять рассматриваемый принцип на стадии, не связанные с судебным разбирательством, что усложняет применение состязательности на досудебном этапе осуществления расследования.

Если стороны судебного процесса и их права чётко определяются законом, то при осуществлении следствия можно установить только двух участников:

  • следователи, дознаватели, потерпевший;
  • подозреваемый, его адвокат.

Здесь неуместно говорить о суде, он лишь в исключительных случаях может реализовать свои полномочия на досудебной стадии, позволив провести то или иное следственное мероприятие.

Так как судебного процесса расследование изначально не предполагает, следствие наделяется большими полномочиями по сравнению с подозреваемым или обвиняемым. Это является проблемой. Однако устранение этих трудностей не происходит.

Соответственно, для уголовного процесса, предполагающего только работу следователей досудебного разбирательства, состязательности не существует, поскольку не соблюдается правило равноправия.

Состязательность досудебной стадии

Общие положения УПК РФ распространяют своё действие на все стадии расследования и дальнейшего судопроизводства. Несмотря на то что Конституция говорит о состязательности только для судебного разбирательства, в уголовной сфере она должна реализовываться на любом этапе. Однако досудебная стадия имеет много проблем соблюдения рассматриваемого принципа.

Указанный этап расследования предполагает стадии, которые идут последовательно и полностью зависят от следователя:

  1. Возбуждение дела. Первый этап, который подконтролен следствию. Лицо, которое будет считаться подозреваемым, никак не может проявить себя, чтобы поучаствовать в процессе. Всё, что ему полагается, это ознакомление с выносимыми постановлениями.
  2. Предварительное расследование. На этом этапе осуществляют основные следственные мероприятия для установления фактов, позволяющие доказать вину человека или опровергнуть её. Здесь допускается привлечение адвоката для подозреваемого, что лишь отчасти делает его таким же участником процесса, как следователь. Однако о равноправие всё ещё не идёт речи.
  3. Предъявление обвинения. Последний этап, предшествующий направлению материалов дела в суд. Вынести постановление или нет, решает также следователь. Конечно, он должен опираться на факты, что были получены в ходе расследования, но роль подозреваемого и его защитника также незначительна.

Лишь иногда в деле может принять участие суд, но о треугольной системе спора всё равно речи бытьне может, поскольку обращение в данный орган осуществляет следователь, не выслушивая при этом позиции оппонента.

Следователь на стадии расследования выполняет и обвинительную функцию, и принимает процессуальные решения, что означает подмену им суда, а это недопустимо ввиду отсутствия разделения полномочий.

Досудебное разбирательство также предполагает ограничение прав обвиняемого. Это отражает противоречия самого законодателя. Он устанавливает необходимость ведения спора, то есть равноправие, но при этом допускает ограничения для одного из участников по делу. С одной стороны, это делается в целях обеспечения правопорядка, поскольку лицо подозревается в совершении преступления.А с другой, даёт права на активную доказательственную деятельность только следствию, что не считается справедливым.

Нельзя сказать о полном отсутствии у обвиняемой стороны каких-либо процессуальных прав. Подозреваемый может привлекать адвоката, знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства. Защитник даже может потребовать проведение следственных действий. В целом всё будет зависеть от решения следователя. Подобное положение дел не демонстрирует равенства, которое так необходимо, а лишь обеспечивает соблюдение права на защиту, чего для состязательности недостаточно.

Опираясь на приведённый пример прохождения всей досудебной стадии, можно отметить, что принцип не исполняется. Законодатель лишь формально предусматривает его необходимость и обязательность соблюдения, но при этом сосредотачивает больше привилегий в руках следователя, дознавателя и прокурора, объединяя их под публичным началом.

Стадия судопроизводства

Рассмотрение дел в судебном процессе является завершающим этапом на пути к установлению виновности или невиновности лица. И если предварительное расследование обременено обязательностью спора лишь формально, то суд должен его обеспечивать регулярно, тем самым следуя Конституции РФ. Однако несмотря на подобное законодательное закрепление, даже на данной стадии реализация рассматриваемого принципа проходит сомнительно.

Статья в тему:  Как себя вести в суде подсудимому по уголовному делу

Обязательным элементом также является беспристрастность, которой должен обладать независимый суд. И именно с этим возникают проблемы, так как в большинстве случаев данный орган исполняет не только контролирующую и регулирующую функцию в процессе, но и обвинительную. Это исключает и беспристрастность, и разделение полномочий субъектов, поскольку в идеале обвинение осуществляет только прокурор, имея на своей стороне следователей и потерпевших.

Такие трудности с реализацией состязательности существуют потому, что у суда заранее выработанная установка – поддерживать обвинение.

Кроме того, на развитие данной проблемы влияют и ориентиры, на которые судья должен опираться, вынося приговор:

  1. Закон. Он выступает нормативной основой и предполагает ограничительные рамки даже для суда. Несоблюдение норм влечёт за собой и незаконности принимаемых решений.
  2. Доказательства. Суд не добывает их, он лишь исследует, опираясь на информацию, предлагаемую сторона. Его главная функция оценить предложенные факты, установить их достаточность, допустимость и достоверность.
  3. Внутреннее убеждение. Оно не может быть вызвано плохим или хорошим настроением судьи, предвзятым отношением к любомуучастнику процесса. Убеждение формируется только на основании тех сведений, чтобы были представлены.
  4. Совесть. Не рассматривается как обязательный критерий, но если и учитывается, то в сочетании с убеждением. Она ориентирует председательствующего на справедливость и гуманность принимаемого им решения.

Если первые два показателя носят фактический характер, то последние взаимосвязаны и считаются субъективными, что не всегда гарантирует необходимую беспристрастность.

Вопрос о субъективности очень остро встаёт на практике. Законодатель пытается различными способами ограничить суд в его внутреннем убеждении.

Убеждение хоть и должно формироваться на основании доказательств, но всё же не может быть полностью объективным критерием для вынесения решения.

Например, ранее принять примирение сторон было правом суда, он мог позволить это, а мог и не позволить. Теперь же законодатель работает над тем, чтобы сделать это обязанностью председательствующего, тогда иные участники процесса могли принимать решения, не опасаясь отказа. Подобные меры принимаются повсеместно, закон постоянно изменяется, вносятся поправки, которые дают сторонам больше возможностей в судебном разбирательстве. Это может существенно повлиять на решение в итоге.

Следует понять, как реализовать принцип состязательности полноценно на каждой из стадий расследования. На самом деле и в теории, и на практике его применения было выявлено, что по факту судебное разбирательство может и не полностью, но в большинстве своём обеспечивает условия для ведения спора и получения таким образом истины. Досудебная стадия всё же подстроена под розыскную систему, что в современных условиях более эффективно при расследовании преступлений.

Таким образом, состязательность, выступающая главной идеей уголовного преследования, полноценно выражается только в судебном процессе. Однако основной проблемой остаётся беспристрастность судьи, реализуемая лишь в некоторых случаях. Стадия расследования при этом не имеет достаточной правовой основы для применения такой системы установления истины, что создаёт ряд противоречий и проблем при применении процессуальных прав. Требуется доработка законодательства и процедуры раскрытия дела, в целях установления равноправия.

Большинство приговоров в уголовном процессе носят обвинительный характер и лишь 0,67 % оправдывают подсудимого.

Принцип состязательности сторон в уголовном процессе

Становление института состязательности сторон в уголовном процессе России началось в XIX веке с принятием Устава уголовного судопроизводства в 1864 году.

Что нам говорит закон?

Закон наделял сторону обвинения и сторону защиты равными правами в судебном состязании (статья 630), а также обязывал суд предоставить возможность подготовки стороне, незнакомой с новым представленным доказательством процессуального оппонента (статья 734) [1].

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года в пункте 3 статьи 123 провозгласила состязательность и равноправие сторон как неотъемлемый принцип судопроизводства.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. N 19-П дано разъяснение: «Конституционный принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций» [2].

Наконец, конституционный принцип состязательности и равноправия сторон был закреплён в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года (УПК РФ). Уголовно-процессуальный закон распространил действие принципа на стадию досудебного производства, что на данный момент является итогом развития института состязательности в теории уголовного процесса в РФ.

Обращаясь к статье 15 УПК 2001 года «Состязательность сторон», можно выявить, что подразумевал законодатель под определением принципа состязательности и равноправия сторон. Во-первых, это отделение друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела. Согласно пункту 2 статьи 15 УПК РФ, это значит, что осуществление каждой из перечисленных функций возлагается на различных субъектов уголовного судопроизводства.

Статья в тему:  Как организована работа суда субъекта федерации

Реальное разделение функций сторон обеспечивается положениями главы 6 «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения» и главы 7 «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты» УПК РФ, где указаны процессуальные права и обязанности соответствующих сторон. Функция суда заключается в разрешении дела, то есть данный участник уголовного судопроизводства обязан выслушать стороны, исследовать все юридически значимые факты, проверить и оценить все представленные сторонами доказательства и в итоге вынести обоснованное и мотивированное решение по делу [3].

Ввиду особого положения и роли суда в уголовном судопроизводстве, необходимо отметить, что в самом процессе сторона обвинения и сторона защиты состязаются не друг с другом, а именно перед судом.

Институт обжалования

Это чётко прослеживается через институт обжалования. Как было сказано выше, УПК РФ распространил действие принципа состязательности в том числе и на стадию досудебного производства.

Так, например, обжалование действий следователя во время производства следственных действий: статья 125 УПК РФ предусматривает возможность подачи жалобы на действия должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, в суд.

Вопрос конституционности части второй статьи 15 УПК РФ был поднят в 2004 году в Постановлении Конституционного Суда РФ № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы». Заявители указывали, что разделение функций освобождает государственные органы и их должностных лиц — прокурора, следователя, дознавателя — от выполнения конституционной обязанности, обозначенной в статье 2 Конституции РФ, по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина [4].

Конституционный Суд обратил внимание на то, что положения статьи 15 УПК РФ нужно толковать системно. Кодекс предусматривает определённый порядок уголовного судопроизводства, устанавливает его принципы и определяет назначение, в частности, при осуществлении уполномоченными лицами уголовного преследования по делам публичного и частно-публичного обвинения от имени государства.

Так, например, прокурор, следователь, дознаватель и иные должностные лица обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечивать охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (статья 11 УПК РФ), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (статья 16 УПК РФ), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (статья 7 УПК РФ), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения.

Исключений, освобождающих указанных субъектов от выполнения названных и иных обязанностей, кодекс не содержит. Исходя из этого, можно сделать вывод, что положения части второй статьи 15 УПК РФ не противоречат Конституции Российской Федерации. Помимо отделения друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела состязательность сторон предполагает особую роль суда как участника уголовного судопроизводства. В пункте третьем статьи 15 УПК РФ делается акцент на то, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Функция суда заключается в создании необходимых условий для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и для осуществления процессуальных прав, что предполагает обеспечение равного положения сторон.

Принцип состязательности и равноправия сторон нашёл отражение не только в общих положениях особенной части уголовно-процессуального кодекса России: если обратиться к перечню норм, содержащихся в главах, посвящённых досудебному и судебному производству, среди них найдутся те, которые касаются прав участников уголовного процесса и реализация которых была бы невозможна без наличия указанного принципа.

В статье 244 УПК РФ «Равенство сторон» идея принципа состязательности заключается в предоставлении одинаковых прав стороне защиты и обвинения на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, а также на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства. Недостаточно только законодательно закрепить идею: она не должна носить декларативный характер. Например, положение, касающееся равноправия в предоставлении доказательств, не соответствует действительности и является фиктивным: правовая природа материалов, предоставляемых стороной защиты, не носит характер доказательств.

В подтверждение данного тезиса обратим внимание на статью 74 «Доказательства» и статью 86 «Собирание доказательств» УПК РФ. В статье 74 УПК РФ содержится перечень субъектов, полученные сведения от которых признаются доказательствами по уголовному делу: «…суд, прокурор, следователь, дознаватель…» (стоит отметить, что с 06 июня 2007 г., прокурор не осуществляет процессуальных действий, направленных на собирание доказательств). Защитника в их числе нет.

Статья в тему:  Кто может представлять интересы в суде по уголовному делу

Теперь же обратимся к статье 86 УПК РФ. Пункт первый данной статьи дублирует субъектов доказывания, указанных в статье 74 УПК РФ, однако в пункте третьем говорится: «Защитник вправе собирать доказательства…».

Отдельно стоит отметить, что закон регламентирует процесс собирания доказательств: путём производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом России.

Можно сделать вывод, что, помимо надлежащего субъекта, необходима специальная процедура, а также регламентированная форма, чтобы собранные сведения (предметы, материалы) являлись доказательствами [5].

Согласно действующему законодательству, защитник не наделён правом производить указанные действия. Помимо этого, статья 159 УПК РФ «Обязательность рассмотрения ходатайства» говорит о том, что следователь, дознаватель обязаны рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство защитника и иных лиц, а также обязаны приобщить к материалам уголовного дела доказательства, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствуют указанные лица, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами. В данной статье законодатель использовал термин «доказательство», однако силу доказательства сведения, указанные в ходатайстве, приобретают только после процедуры приобщения.

На стадии же судебного производства имеет значение статья 286 УПК РФ «Приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду»: «Документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела». В комментируемой статье не говорится о том, что данные документы после приобщения к материалам уголовного дела приобретают силу доказательства (в отличие от стадии досудебного производства).

Значит, на их основе суд не может устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, однако суд может принять к вниманию полученную информацию.

Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что статья 244 «Равенство сторон» УПК РФ частично носит декларативный характер, ввиду того что сторона защиты и обвинения в действительности не имеют равных полномочий по доказыванию в уголовном процессе. Помимо статьи 244 УПК РФ, принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе, в частности на стадии досудебного производства, воплощается в статье 220 УПК РФ «Обвинительное заключение».

Согласно пункту 5 и пункту 6 части 1 статьи 220 УПК РФ, в описательной части обвинительного заключения следователь должен отразить и кратко изложить содержание не только те доказательства, которые подтверждают обвинение, но и те, на которые ссылается сторона защиты. Также часть 4 указанной статьи регламентирует, что к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Заключение

В целях обеспечения состязательности в уголовном процессе с принятием настоящего кодекса изменился и порядок исследования доказательств — он определяется не судом, а стороной, его предоставляющей (статья 274 УПК РФ).

Принцип состязательности присутствует и при допросе: стороне защиты и стороне обвинения (а также суду) предоставлена равная возможность участия в нём. (статьи 275 УПК РФ). Состязательность является гарантией обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на защиту, предусмотренного статьёй 16 УПК РФ.

Помимо этого, состязательность предотвращает вмешательство суда в функцию обвинения или защиты.

Принцип состязательности сторон закреплён конституционно (статья 123 Конституции РФ), что говорит о его важной роли для любого судопроизводства.

Литература:

Устав уголовного судопроизводства 1864 года // Сайт Конституции Российской Федерации. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.96 N 19-П «По делу о проверке конституционности статьи 418 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» //

Воскобитова Л. А. Уголовный процесс: учебник для бакалавров.

Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. — 2-е изд. — М.: Норма: ИНФРА-М, 2014. — 240 с. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учётом поправок от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС Консультант Плюс. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 27.12.2018) (с изм. и доп., вступ. В силу с 08.01.2019)

Источники:

http://wiselawyer.ru/poleznoe/7184-dejstvuet-princip-sostyazatelnosti-dosudebnykh-stadiyakh

http://fparf.ru/news/fpa/printsip-ravnopraviya-i-sostyazatelnosti-storon-byl-postavlen-pod-ugrozu/

http://butyrsky.mos.ru/direction-of-activity/security/the-prosecutor-explains/detail/8989908.html

Роль состязательности в уголовном судопроизводстве

http://www.9111.ru/questions/777777777784553/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector