0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Постановления конституционного суда рф — как источники уголовно-процессуального права

Содержание

Источники уголовно-процессуального права

Материал из CrimLib.info

Источники уголовно-процессуального права — это содержащие уголовно-процессуальные нормы акты, образующие систему уголовно-процессуального права, обусловленную предметом его регулирования.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство

Согласно ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства на территории РФ устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции РФ. В самом законе названы всего лишь два нормативных источника уголовно-процессуального права — Конституция РФ и УПК РФ, а также общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ. В действительности же круг нормативных законодательных источников уголовно-процессуального права гораздо шире. К их числу относятся:

а) Конституция РФ, которая имеет высшую юридическую силу,прямое действие и применяется на всей территории РФ (ст. 15 Конституции РФ). В Конституции РФ закреплены основные начала уголовного судопроизводства и гарантии прав личности в уголовном процессе, которые находят свою конкретизацию в нормах других уголовно-процессуальных законов. Среди них — принципы законности (ст. 15), осуществления правосудия только судом (ст. 118), равенства перед законом и судом (ст. 19), уважения достоинства личности (ст. 21), неприкосновенности личности (ст. 22), презумпция невиновности (ст. 49) и др.

б) Федеральные конституционные законы, регламентирующие судопроизводство по уголовным делам в Российской Федерации. Это — федеральные конституционные законы «О Конституционном Суде РФ», «О судебной системе»1, «О чрезвычайном положении», «О военном положении», «Об Уполномоченном по правам человека в РФ»3, в которых содержатся отдельные нормы уголовно- процессуального характера. В частности, Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в РФ» устанавливает порядок привлечения данного должностного лица к уголовной ответственности и раскрывает содержание его иммунитета в сфере уголовного судопроизводства.

в) Уголовно-процессуальный кодекс РФ, принятый 18 декабря 2001 г. и введенный в действие с 1 июля 2002 г., за исключением положений, для которых Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» установлены иные сроки и порядок введения в действие. УПК РФ является главным источником уголовно-процессуального права, поскольку именно он детально регламентирует порядок уголовного судопроизводства на территории РФ.

д) Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ они являются составной частью законодательства России, регулирующего уголовное судопроизводство. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо, а общепризнанная норма международного права — это правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного

Стоят отдельного упоминания следующие редкие источники:

е) Указы Президента РФ. В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 90 Конституции РФ указы Президента РФ обязательны для исполнения на всей территории РФ, но они не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. В 90-е годы прошлого века Президент РФ неоднократно принимал указы, которые регламентировали и вопросы уголовного судопроизводства. Некоторые из них противоречили и Конституции, и федеральным законам, но тем не менее реально действовали и исполнялись. Это, в частности, Указ Президента РФ от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности», который применялся в течение 3 лет, а затем был отменен. В настоящее время указы Президента РФ не содержат норм уголовно-процессуального права, но нельзя исключить их появления в будущем.

Статья в тему:  В какой суд подается апелляционная жалоба по уголовному делу

ж) Законы СССР. Некоторые законодательные акты СССР продолжают действовать на территории РФ, если они не противоречат Конституции России и российскому уголовно-процессуальному законодательству. Это, к, примеру, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», который до сих пор регулирует многие вопросы реабилитации невиновных.

Значение руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, Постановлений Конституционного Суда РФ, указаний Генерального прокурора РФ и пр.

Внимание! Это спорный вопрос. Помимо законодательства, существует и целый ряд других источников, которые также содержат нормы, регулирующие отношения в уголовном судопроизводстве, однако общеобязательность их исполнения неоднозначна. С одной стороны, их можно именовать источниками уголовно-процессуального права, так как в подавляющем большинстве случаев данные акты все таки исполняются. С другой, они формально не относятся к нормативным актам. Выделим три момента:

а) Признание норм (или их смысла) неконституционными обязательно для всех. Есть мнение, что это полноценный источник права. Сюда относятся Постановления и определения Конституционного Суда РФ.Конституционный Суд РФ определяет, соответствуют ли те или иные положения уголовно-процессуального закона Конституции РФ, а также выявляет конституционно-правовой смысл норм уголовно- процессуального права. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Как показала практика, решения Конституционного Суда РФ нередко приводили к настоящему реформированию уголовно-процессуального законодательства, вызывая отмену или изменение соответствующих норм уголовно-процессуального закона. Это касается и УПК РФ, многие нормы и положения которого уже стали предметом конституционного контроля.

б) Толкование закона желательно, но не обязательно для всех. Сюда относятся Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Издавать акты официального толкования уголовно-процессуального закона в России вправе два органа судебной власти: Пленум Верховного Суда РФ и Конституционный Суд РФ. Однако акты толкования названных судебных органов носят совершенно разный характер, поскольку цели, стоящие перед этими судами, неодинаковы. Так, согласно ст. 126 Конституции РФ, ч. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» Пленум Верховного Суда РФ дает разъяснения судам по вопросам применения законодательства РФ. Принятые Пленумом Верховного Суда РФ акты толкования уголовно-процессуального закона содержат важные для правильного понимания и применения норм действующего уголовно-процессуального законодательства указания, основанные на многолетнем изучении судебной практики. Разъяснения Верховного Суда России широко используются всеми правоохранительными органами для разрешения правовых вопросов в ходе уголовного судопроизводства.

в) Обязательны для органов, в структуре которых они изданы. Сюда относятся подзаконные нормативные акты. Данные нормативные акты играют лишь вспомогательную, но далеко не последнюю роль в регламентации некоторых аспектов уголовного судопроизводства. Правом на их принятие обладает ограниченный круг субъектов — Правительство РФ, Генеральная прокуратура, МВД России, ФСБ России, Минюст России, которые издают подзаконные нормативные акты, касающиеся таких вопросов, как принятие заявлений и расследование некоторых категорий преступлений, взаимодействие правоохранительных органов при расследовании преступлений, производство судебных экспертиз, изъятие и хранение вещественных доказательств и т.д. Так, приказом МВД РФ от 21 июня 2003 г. № 438 утверждена Инструкция о порядке осуществления привода2, который отнесен законом (ст. 113 УПК РФ) к иным мерам процессуального принуждения. Право на принятие подзаконного нормативного акта иногда прямо предоставляется органам исполнительной власти самим законодателем (так называемое делегированное законодательство). Например, во исполнение предписаний ст. 82 УПК РФ, в соответствии с которой условия хранения, учета и передачи отдельных категорий вещественных доказательств устанавливаются Правительством РФ, было принято постановление от 20 августа 2002 г. № 620 «Об утверждении Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно»3. В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ уголовно- процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. Это означает, что субъекты РФ не могут регулировать никакие вопросы уголовного судопроизводства на своей территории, хотя в недавнем прошлом такие попытки предпринимались неоднократно.

Статья в тему:  Сколько судей в апелляционном суде

Иное — Прокуратура Иркутской области

Проблема о значении и роли постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и решений Конституционного Суда Российской Федерации попала во внимание и начала изучаться правоведами еще с начала судебной реформы, стоит заметить, что данный вопрос не потерял своей актуальности и на сегодняшний день.

Раскрывая ключевое понятие, как «судебная практика», председатель Верховного суда Российской Федерации, профессор В.М. Лебедев, характеризует судебную практику, как решение высших судебных органов по конкретным делам, связанных с толкованием и применением права, когда в правоприменительной практике отсутствует однозначное толкование правовых норм. Автор приведенного высказывания справедливо замечет, что полемика по поводу юридического статуса судебной практики и признания (не признания) ее источником права относится к решениям и постановлениям высших судебных инстанций, связанных с толкованием и применением права.

Например, теоретик-процессуалист, в бывшем, адвокат и судья, Е.В. Васьковский, судебную практику рассматривал, как вспомогательный источник процессуального права, так как иногда положения, содержащихся в разъяснениях вышестоящих судов, называют интерпретационными нормами, обязательность которых носит не формальный, а фактический характер.

Исходя из вышесказанного полагаем, что решения Конституционного Суда РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ могут рассматриваться в качестве источников процессуального права, однако вопрос о правовой природе решений Конституционного Суда РФ (далее КС РФ) является спорным. По мнению одних авторов, КС РФ принимает участие в правотворчестве и его решения являются источником гражданского и уголовного процессуального права, другие же отрицают данную точку зрения.

В учебниках по теории права судебная практика в качестве источника права не признается. Так, российский ученый – правовед В.С. Нерсесянц пишет, что КС РФ вправе дать лишь правовую оценку нормативно-правовому акту в смысле его соответствия или несоответствия Конституции, закону. По утверждению российского ученого – правоведа Ю.К. Толстого, указанные решения не являются источниками права, поскольку в них отсутствует такой квалифицирующий признак как нормативность.

Противоположная и также верная на наш взгляд точка зрения у бывшего судьи Конституционного суда РФ Б.С. Эбзева. Он, проанализировав деятельность КС РФ сделал вывод, что с одной стороны КС РФ является органом правосудия, а с другой, — органом государственной власти, исходя из этого нет оснований рассматривать деятельность КС РФ только как судебную деятельность. Данная особенность является значительным фактором, влияющим на оценку юридической природы решений КС РФ.

Некоторые авторы считают, к источникам процессуального права относятся не только решения о конституционности норм законодательных актов, но и решения, которыми КС РФ дает толкование норм Конституции или законов РФ, в связи, с чем выступает в роли второго законодателя. Решения, которыми КС РФ дает толкование, действительно, обладают некоторыми свойствами источников права (например, общеобязательность), которые придают им нормативный характер.

Ярким примером является решение КС РФ от 14 мая 2012 года № 11-П по делу о проверке конституционности положения абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ, в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова. Рассмотрев жалобы, КС РФ решил признать, что данные положения не противоречат Конституции Российской Федерации. Это решение имело большое значение для защиты конституционного права на жилище не только самого гражданина, который являлся должником, но и всех его членов семьи, а также способствовал данным лицам на обеспечение нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав, ну и в конечном счете – на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Статья в тему:  Эрик давидыч когда суд

Хоть суд не установил новых правил поведения и не внес изменение в существующее, тем не менее, он все-таки имеет правотворческих характер, так как последнее предполагает также отмену того или иного действующего нормативного акта либо его отдельной нормы, что в свою очередь порождает новые права и обязанности у участников общественных отношений. Такого рода решения КС РФ, на наш взгляд, имеют нормотворческий характер и их можно признать источником права.

Говоря о правовой природе Постановлений Пленума Верховного Суда РФ (далее ПП ВС РФ), то по данной проблеме также высказаны различные точки зрения. Действующий закон не относит к числу источников процессуального права ПП ВС РФ, но стоит заметить, что его разъяснения по вопросам применения норм имеют большое значение, которое помогают правильному толкованию и применению закона на всей территории Российской Федерации, способствуя избежать судебных ошибок.

Весьма интересная позиция у профессора В.М Лебедева по данному вопросу. Он отмечает, что в ПП ВС РФ, не могут выступать в качестве первичного источника процессуального права. Это всегда вторичные правовые нормы, пишет автор. Что не исключает возможности ссылаться на постановления Пленума или Президиума ВС РФ в решении по конкретному делу.

Так же и юрист А.Т. Боннер, характеризует ПП ВС РФ как «своеобразный заменитель нормативного акта». При этом он считает, что Пленум ВС РФ занимается нормотворчеством, но тоже время не относит его к источникам процессуального права. В.В Лазарев – ученый, правовед, наоборот отстаивает противоположную точку зрения, утверждая, что ПП ВС имеют нормативный характер.

Заместитель Председателя Верховного Суда В.М Жуйков, сторонник судебной практики и считает, что ПП ВС РФ могут носить различный характер, например, напоминать о необходимости тех или иных процессуальных норм, обобщать судебную практику, а также разъяснять существующие нормы и устранять пробелы в праве.

Одним из примеров подобного рода является ПП ВС РФ №2 от 20 января 2003 года (в ред. от 10.02.2009 г.) «О некоторых вопросах в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ» или ПП ВС РФ № 48 от 15 ноября 2016 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». В данном случае введены нормы, отсутствующие в процессуальном праве, по которым следует оценивать существенность нарушения норм материального права. Получается, что ПП ВС РФ вводит новые правила в процедуру рассмотрения гражданских и уголовных дел и это имеет конституционную основу, а значит обязательны для всех судов общей юрисдикции.

Также, проведенный анализ показал, что судьи справедливо дают высокую оценку значению ПП ВС РФ в обеспечении надлежащего правосудия в сфере уголовного судопроизводства. Следует вывод, что на практике ПП ВС является гарантией стабильности и законности.

Исходя из вышесказанного нужно отметить, что вопрос о роли и значении решений КС РФ и ПП ВС РФ как источника процессуального права является очень спорным. Но в ходе изучения данной проблемы, замечается тенденция к развитию значения решений КС РФ и ПП ВС РФ, как источника процессуального права. Таким образом, решение КС РФ И ПП ВС РФ, действительно, являются одновременно результатом применения норм права при осуществлении правосудия, а также источником дальнейшего развития процессуального права, но официально как источник процессуального права не закреплен законодательством.

Статья в тему:  Каковы права и обязанности председателя районного суда

Старший помощник прокурора
Октябрьского района г. Иркутска С.А. Федоров

Прокуратура
Иркутской области

Прокуратура Иркутской области

24 декабря 2020, 13:31

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и решения Конституционного Суда Российской Федерации, как источники процессуального права

Проблема о значении и роли постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и решений Конституционного Суда Российской Федерации попала во внимание и начала изучаться правоведами еще с начала судебной реформы, стоит заметить, что данный вопрос не потерял своей актуальности и на сегодняшний день.

Раскрывая ключевое понятие, как «судебная практика», председатель Верховного суда Российской Федерации, профессор В.М. Лебедев, характеризует судебную практику, как решение высших судебных органов по конкретным делам, связанных с толкованием и применением права, когда в правоприменительной практике отсутствует однозначное толкование правовых норм. Автор приведенного высказывания справедливо замечет, что полемика по поводу юридического статуса судебной практики и признания (не признания) ее источником права относится к решениям и постановлениям высших судебных инстанций, связанных с толкованием и применением права.

Например, теоретик-процессуалист, в бывшем, адвокат и судья, Е.В. Васьковский, судебную практику рассматривал, как вспомогательный источник процессуального права, так как иногда положения, содержащихся в разъяснениях вышестоящих судов, называют интерпретационными нормами, обязательность которых носит не формальный, а фактический характер.

Исходя из вышесказанного полагаем, что решения Конституционного Суда РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ могут рассматриваться в качестве источников процессуального права, однако вопрос о правовой природе решений Конституционного Суда РФ (далее КС РФ) является спорным. По мнению одних авторов, КС РФ принимает участие в правотворчестве и его решения являются источником гражданского и уголовного процессуального права, другие же отрицают данную точку зрения.

В учебниках по теории права судебная практика в качестве источника права не признается. Так, российский ученый – правовед В.С. Нерсесянц пишет, что КС РФ вправе дать лишь правовую оценку нормативно-правовому акту в смысле его соответствия или несоответствия Конституции, закону. По утверждению российского ученого – правоведа Ю.К. Толстого, указанные решения не являются источниками права, поскольку в них отсутствует такой квалифицирующий признак как нормативность.

Противоположная и также верная на наш взгляд точка зрения у бывшего судьи Конституционного суда РФ Б.С. Эбзева. Он, проанализировав деятельность КС РФ сделал вывод, что с одной стороны КС РФ является органом правосудия, а с другой, — органом государственной власти, исходя из этого нет оснований рассматривать деятельность КС РФ только как судебную деятельность. Данная особенность является значительным фактором, влияющим на оценку юридической природы решений КС РФ.

Некоторые авторы считают, к источникам процессуального права относятся не только решения о конституционности норм законодательных актов, но и решения, которыми КС РФ дает толкование норм Конституции или законов РФ, в связи, с чем выступает в роли второго законодателя. Решения, которыми КС РФ дает толкование, действительно, обладают некоторыми свойствами источников права (например, общеобязательность), которые придают им нормативный характер.

Ярким примером является решение КС РФ от 14 мая 2012 года № 11-П по делу о проверке конституционности положения абз.2 ч.1 ст.446 ГПК РФ, в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова. Рассмотрев жалобы, КС РФ решил признать, что данные положения не противоречат Конституции Российской Федерации. Это решение имело большое значение для защиты конституционного права на жилище не только самого гражданина, который являлся должником, но и всех его членов семьи, а также способствовал данным лицам на обеспечение нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав, ну и в конечном счете – на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Статья в тему:  Що таке становий суд

Хоть суд не установил новых правил поведения и не внес изменение в существующее, тем не менее, он все-таки имеет правотворческих характер, так как последнее предполагает также отмену того или иного действующего нормативного акта либо его отдельной нормы, что в свою очередь порождает новые права и обязанности у участников общественных отношений. Такого рода решения КС РФ, на наш взгляд, имеют нормотворческий характер и их можно признать источником права.

Говоря о правовой природе Постановлений Пленума Верховного Суда РФ (далее ПП ВС РФ), то по данной проблеме также высказаны различные точки зрения. Действующий закон не относит к числу источников процессуального права ПП ВС РФ, но стоит заметить, что его разъяснения по вопросам применения норм имеют большое значение, которое помогают правильному толкованию и применению закона на всей территории Российской Федерации, способствуя избежать судебных ошибок.

Весьма интересная позиция у профессора В.М Лебедева по данному вопросу. Он отмечает, что в ПП ВС РФ, не могут выступать в качестве первичного источника процессуального права. Это всегда вторичные правовые нормы, пишет автор. Что не исключает возможности ссылаться на постановления Пленума или Президиума ВС РФ в решении по конкретному делу.

Так же и юрист А.Т. Боннер, характеризует ПП ВС РФ как «своеобразный заменитель нормативного акта». При этом он считает, что Пленум ВС РФ занимается нормотворчеством, но тоже время не относит его к источникам процессуального права. В.В Лазарев – ученый, правовед, наоборот отстаивает противоположную точку зрения, утверждая, что ПП ВС имеют нормативный характер.

Заместитель Председателя Верховного Суда В.М Жуйков, сторонник судебной практики и считает, что ПП ВС РФ могут носить различный характер, например, напоминать о необходимости тех или иных процессуальных норм, обобщать судебную практику, а также разъяснять существующие нормы и устранять пробелы в праве.

Одним из примеров подобного рода является ПП ВС РФ №2 от 20 января 2003 года (в ред. от 10.02.2009 г.) «О некоторых вопросах в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ» или ПП ВС РФ № 48 от 15 ноября 2016 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». В данном случае введены нормы, отсутствующие в процессуальном праве, по которым следует оценивать существенность нарушения норм материального права. Получается, что ПП ВС РФ вводит новые правила в процедуру рассмотрения гражданских и уголовных дел и это имеет конституционную основу, а значит обязательны для всех судов общей юрисдикции.

Также, проведенный анализ показал, что судьи справедливо дают высокую оценку значению ПП ВС РФ в обеспечении надлежащего правосудия в сфере уголовного судопроизводства. Следует вывод, что на практике ПП ВС является гарантией стабильности и законности.

Исходя из вышесказанного нужно отметить, что вопрос о роли и значении решений КС РФ и ПП ВС РФ как источника процессуального права является очень спорным. Но в ходе изучения данной проблемы, замечается тенденция к развитию значения решений КС РФ и ПП ВС РФ, как источника процессуального права. Таким образом, решение КС РФ И ПП ВС РФ, действительно, являются одновременно результатом применения норм права при осуществлении правосудия, а также источником дальнейшего развития процессуального права, но официально как источник процессуального права не закреплен законодательством.

Старший помощник прокурора
Октябрьского района г. Иркутска С.А. Федоров

Статья в тему:  Бей первым лучше сидеть в суде чем лежать в морге

КС признал неконституционной норму УПК о разумных сроках судопроизводства

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Основному закону положение Уголовно-процессуального кодекса РФ о разумных сроках уголовного судопроизводства. Дело было рассмотрено в закрытом заседании без проведения слушаний.

Поводом для оценки конституционности ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ стала жалоба жителя Республики Коми. Он 5 июня 2009 года обратился с заявлением о преступлении. Уголовное дело об этом преступлении было возбуждено спустя 6 лет – 26 ноября 2015 года. Мужчина подал в суд иск с административными исковыми требованиями о присуждении компенсации за нарушение его права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Однако решением Верховного суда Республики Коми, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, ему было отказано в удовлетворении требований. Признавая срок судопроизводства разумным, суды исходили из того, что период с момента обращения с заявлением о преступлении в 2009 году и до возбуждения уголовного дела в 2015 году не подлежит включению в срок судопроизводства (несмотря на решения об отказе в возбуждении уголовного дела, неоднократно принимавшиеся в этот период), поскольку результатом уголовного преследования по данному делу стал обвинительный приговор. Суды указали, что продолжительность судопроизводства следует исчислять со дня признания заявителя потерпевшим (тот же день, когда возбуждено данное дело) и по день вступления в законную силу приговора, то есть не 8 лет 9 месяцев и 9 дней, как указывал истец, а 2 года 3 месяца и 16 дней, из которых 9 месяцев и 6 дней продолжалось предварительное следствие.

Житель Коми обратился в КС РФ, посчитав, что ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ не соответствует Конституции, поскольку позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела и признания лица потерпевшим.

Как указал КС, в соответствии с ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора, учитываются правовая и фактическая сложность уголовного дела и ряд других факторов. При этом ст. 3 закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» предусмотрена возможность подачи потерпевшим заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок и до окончания производства по уголовному делу. Это допускается в случае приостановления предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо прекращения уголовного дела или отказа в его возбуждении в связи с истечением сроков давности.

Соответственно, ст. 6.1 УПК РФ закреплен порядок определения разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования либо до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении дела ввиду истечения сроков давности.

Тем самым, указал КС, в положениях ст. 6.1 УПК РФ законодатель вполне определенно указал моменты, с которых исчисляется разумный срок уголовного судопроизводства: момент начала осуществления уголовного преследования или день подачи
заявления, сообщения о преступлении.

Предусмотренное ч. 3 ст. 6.1 УПК регулирование порядка исчисления разумного срока уголовного судопроизводства с момента начала осуществления уголовного преследования направлено, прежде всего, на обеспечение права на судопроизводство в разумный срок для лиц, привлеченных в качестве подозреваемых или обвиняемых.

При этом имеющиеся в распоряжении КС материалы правоприменительной практики свидетельствуют о том, что использование правовых возможностей пострадавших от запрещенных уголовным законом деяний для целей компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок зачастую затруднено и неэффективно.

Статья в тему:  Какие уголовные дела рассматривает мировой суд

Так, УПК РФ предусматривает, что решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела либо после получения данных об этом лице. При этом, поскольку вредные последствия возникают с момента их причинения конкретному лицу, такое лицо по существу является потерпевшим в силу самого факта причинения ему преступлением вреда, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим. Тем самым правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им.

Следовательно, лицу, которому причинен вред, должна обеспечиваться реальная судебная защита, в том числе возможность осуществления права на судопроизводство в разумный срок. Такая возможность зависит, помимо прочего, от продолжительности досудебного производства, включая период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела.

Между тем ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства в случаях, когда производство завершилось обвинительным приговором, продолжительность стадии возбуждения данного дела (проверки заявления о преступлении), что приводит к нарушению конституционных прав лица, которому преступлением причинен вред.

В результате КС признал ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Федеральному законодателю предписано внести изменения в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок. Поправками должен быть уточнен порядок определения для потерпевших момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства. До внесения этих изменений при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, если производство по делу завершилось обвинительным приговором, следует руководствоваться положениями ч. 3.3 ст. 6.1 УПК РФ.

Судебные решения по делу заявителя подлежат пересмотру в установленном порядке. Постановление КС окончательное, не подлежит обжалованию и вступает в силу со дня официального опубликования.

Постановления Конституционного Суда рф — как источники уголовно-процессуального права.

Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева).

Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы. Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделения властей». Действительно, судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права. В практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права – общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой.

Другая позиция (что постановления КС являются источником в каком то смысле)

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество – конституционного законодательствования.

Осуществляя толкование основного закона, Конституционный Суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным Судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный Суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам.

Статья в тему:  Суд как участник уголовного процесса рб

Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

Таким образом, постановления Конституционного Суда можно признать источником конституционного права по следующим основаниям:

— могут содержать и отменять правовые нормы;

— имеют во многих случаях силу закона;

— выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;

— обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

— подлежат официальному опубликованию;

— обладают большим моральным авторитетом.

Решения Конституционного Суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

Татьяна Шевченко → Правовые позиции Конституционного Суда как источник уголовного права России

§ 1. Правовые позиции (решения) Конституционного Суда – источник права

Правые позиции Конституционного Суда есть не что иное, как изложенное в его решении толкование Конституционным Судом нормы закона.

В процессе такого толкования Конституционный Суд либо констатирует соответствие правовой нормы Конституции России, либо отменяет своим решением действие правовой нормы, признавая ее неконституционной.

Общеобязательность решений Конституционного Суда определяется статьей 6 Федерального конституционного закона от 21.07. 1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее – Закон о Конституционном Суде): «Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений».

Вопросу юридической силы решения Конституционного Суда посвящена ст. 79 Закона о Конституционной суде: «Решение Конституционного Суда окончательно и не подлежит обжалованию… вступает в силу немедленно после его провозглашения… действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами».

О правовой природе своих решений не раз высказывался и сам Конституционный Суд. «… решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов… только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение… его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации» (Постановление от 16. 06. 1998 № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации»);

«… оценка проверяемой правовой нормы как не соответствующей или, напротив, как соответствующей Конституции Российской Федерации, а также выявленный им конституционно-правовой смысл правовой нормы являются обязательными как для законодателя, так и для правоприменителя и не могут быть отвергнуты или преодолены в законодательной и правоприменительной практике» (Постановление Конституционного Суда РФ от 27.02.2003 № 1-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 130 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан П.Л. Верещака, В.М. Гладкова, И.В. Голышева и К.П. Данилова» и Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева»).

Статья в тему:  Нужен ли суд присяжных сочинение

Таким образом, указанные признаки решений Конституционного Суда, как общеобязательность, окончательность, и непреодолимость позволяют считать их нормативными.

§ 2. Правовые позиции (решения) Конституционного Суда – источник уголовного права

В российской правовой системе уголовное право является отраслью права, регулирующей и охраняющей наиболее значимые общественные отношения.

Источником уголовного права выступает уголовный закон, устанавливающий уголовную ответственность за совершение преступления. Формой реализации уголовной ответственности является наказание.

Исполняя наказание, субъект претерпевает различные лишения, ограничения.

Провозглашая права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, Конституция России допускает законодательное их ограничение, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Поэтому никакой другой нормативный акт, кроме Уголовного кодекса РФ не может устанавливать основание уголовной ответственности лиц, являющихся виновными в совершении опасных для личности, общества или государства деяний, которые признаются преступлениями, определять вид и размер наказания и иных мер уголовно-правового характера, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ3.

Уголовный кодекс России основывается на Конституции, а это означает, что все уголовно-правовые нормы должны соответствовать Конституции России1. Вместе с тем, проверка закона на соответствие Конституции России относится к полномочиям Конституционного Суда2. И если Конституционный Суд придет к выводу, что данный закон противоречит Конституции России, такой закон не подлежит применению.

Так, например, своим Постановлением от 27.05.2008 № 8-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян», нормативное положение части 1 статьи 188 УК РФ признано не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Решение Конституционного Суда мотивировано следующим. «… предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по делу гражданки М. А. Асламазян явилось нормативное положение части 1 статьи 188 УК Российской Федерации, как позволяющее – во взаимосвязи с примечанием к статье 169 Уголовного кодекса – при привлечении к уголовной ответственности за контрабанду, совершаемую путем перемещения через таможенную границу Российской Федерации недекларированной или недостоверно декларированной иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации в крупном, т.е. превышающем в эквиваленте 250 000 рублей, размере, признавать его таковым исходя из всей перемещаемой суммы, включая и ту ее часть, которая законом разрешена для ввоза в Российскую Федерацию без декларирования таможенному органу.

Федеральный законодатель, осуществляя правовое регулирование, установил как административную, так и уголовную ответственность за нарушение порядка трансграничного перемещения валюты и определил соответствующие составы правонарушений и санкции за их совершение…

Противоправным, а именно посягающим на установленный порядок перемещения валюты через таможенную границу Российской Федерации и потому влекущим применение мер государственного принуждения, признается недекларируемый ее ввоз лишь в сумме сверх разрешенной законом.

При этом уголовная ответственность в отличие от административной ответственности установлена для случаев ввоза в Российскую Федерацию непродекларированной или недостоверно продекларированной валюты в крупном размере (ст. 188 УК Российской Федерации)… Как по буквальному смыслу нормы ч. 1 ст. 188 УК Российской Федерации, так и по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, размер перемещаемой через таможенную границу Российской Федерации валюты признается крупным, исходя из всей перемещаемой суммы, включая и ту ее часть, которую закон разрешает ввозить в Российскую Федерацию без письменного декларирования.

Статья в тему:  Хто виступає обвинувачувачем злочинця в суді

В результате даже несущественное превышение суммы, разрешенной для ввоза в Российскую Федерацию без декларирования таможенному органу (как это имело место в деле гражданки М.А. Асламазян), может повлечь уголовную ответственность, что в значительной степени связано с дефектностью самой нормы, с отсутствием должной формальной определенности, позволяющим толковать и применять содержащийся в ней уголовно-правовой запрет как несоразмерно ограничивающий в нарушение принципов равенства и справедливости конституционное право собственности.

Между тем любое преступление, а равно и меры уголовной ответственности за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы – в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия).

Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения его норм…

Таким образом, даже при незначительном превышении законодательно допустимой суммы недекларируемой валюты данное административное деяние образует одновременно состав контрабанды, признаком которого является крупный размер перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации валютных средств, что практически приводит к произвольной замене административной ответственности, установленной законом за недекларирование или недостоверное декларирование валюты, ответственностью уголовной…

Введя в правовое регулирование нормативное положение, устанавливающее уголовную ответственность за контрабанду валюты, которое в силу своей неопределенности не позволяет отграничить преступление от аналогичного ему по объективной стороне административного правонарушения, федеральный законодатель – в нарушение Конституции Российской Федерации и международных обязательств Российской Федерации – создал возможность произвольного применения этого положения и недопустимой подмены административной ответственности уголовной, что противоречит общепризнанным принципам уголовной ответственности, не согласуется с задачами уголовного законодательства, а также с принципами законности, равенства граждан перед законом и судом, справедливости, гуманизма, закрепленными на основе Конституции Российской Федерации Уголовным кодексом Российской Федерации, и не соответствует предусмотренным им основанию уголовной ответственности и понятию преступления…».

Тем самым, своим решением Конституционный Суд отграничил преступление, предусмотренное частью 1 статьи 188 УК РФ контрабанда от аналогичного ему по объективной стороне административного правонарушения (недекларирование товаров).

В настоящее время положение части 1 статьи 188 УК РФ применяется с учетом данного решения Конституционного Суда1, которое в силу закона является обязательным для всех судов и правоохранительных органов, что подтверждается судебной практикой: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29.12.2010 № 331-П10 Признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в данном уголовном деле о контрабанде, не соответствующим Конституции РФ является новым обстоятельством (неизвестным суду на момент вынесения судебного решения и устраняющим преступность и наказуемость деяния), влекущим возобновление производства по уголовному делу (п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ)2; Определение Верховного Суда РФ от 29.04.2009 № 83-Д09-3

Вступивший в законную силу приговор суда (в данном случае осуждение лица по ч. 1 ст. 188 УК РФ) может быть отменен, производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых обстоятельств, одним из которых является признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;

Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 19.01.2011 № 44у-3/11 Перемещаемой через таможенную границу Российской Федерации противоправным способом является только та часть валюты, которая превышает сумму, разрешенную к вывозу без декларирования таможенному органу.

Если вывозимая гражданином сумма наличной иностранной валюты и российских рублей за вычетом суммы, разрешенной к вывозу без декларирования, составляет менее суммы денежных средств, признаваемой крупным размером, в действиях лица отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ4.

Соответственно, правовые позиции Конституционного Суда РФ, выраженные в его решениях, являются источниками уголовного права России.

Помощник президента Урало-Сибирской коллегии адвокатов, Т. Г. Шевченко

Источники:

http://crimlib.info/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D1%83%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B0

http://epp.genproc.gov.ru/web/proc_38/activity/legal-education/explain/otherwise?item=57354669

КС признал неконституционной норму УПК о разумных сроках судопроизводства

http://studfile.net/preview/11332107/page:53/

http://blog.pravo.ru/blog/5520.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector