0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обращение в суд как злоупотребление правом

Злоупотребления процессуальными правами: как отбиться от них в суде

Расплывчатость формулировок ГПК и АПК о возможности участия в деле третьих лиц, чьи права могут быть затронуты принятым по делу решением, открывает возможности для злоупотреблений, рассказывает адвокат Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании × Евгений Зубков.

Недобросовестный оппонент может подавать многочисленные ходатайства о привлечении третьих лиц, пытаясь любым способом обосновать возможность изменения статуса таких лиц по отношению к сторонам спора. В случае удовлетворения судом подобной просьбы судебное разбирательство в любом случае будет подлежать отложению, а сроки рассмотрения дела «обнулятся».

Для того чтобы бороться с таким злоупотреблением, Зубков предлагает поставить себя на место оппонента и определить круг потенциальных третьих лиц, которых он может попытаться «добавить» в дело. После чего надо заблаговременно подготовить для суда аргументированное обоснование, почему оснований для привлечения третьих лиц не существует.

Еще один способ затянуть арбитражный процесс – заявить ходатайство о назначении экспертизы без предложения кандидатур экспертов, списка подлежащих разрешению вопросов и без внесения денег на депозит суда.

«Отбиться» от такого затягивания можно довольно просто, сославшись на Постановление Пленума ВАС № 23 от 4 апреля 2014 года (п. 22). «Нет денег на депозите – суд отклоняет ходатайство о назначении экспертизы», – объясняет юрист КА Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Маргарита Шульгина.

В споре о распространении порочащих сведений ответчик пытался привлечь учредителя и главного редактора издания, которое якобы являлось первоисточником сведений. Для этого оппонент предлагал запросить о них сведения у Роскомнадзора через суд, что затянуло бы процесс.

Представители истца в качестве возражений предоставили суду нотариальный осмотр с сервиса «Яндекс.Вебмастер», который помог установить, что первоисточником сведений был именно ответчик, рассказала Маргарита Шульгина.

Случается, что недобросовестные участники судебного разбирательства используют такой прием, как неполное предоставление документов и процессуальных документов лицам, участвующим в деле. Участники спора могут направить другим лицам пустые конверты, положить в конверт чистые листы либо только первую страницу.

В таких ситуациях эффективным способом борьбы является документальная фиксация вскрытия конверта. Например, у нотариуса, который может составить соответствующий протокол. Представление суду доказательств такого недобросовестного поведения оппонента может серьезно повлиять на ход судебного разбирательства, отмечает Рустам Курмаев, управляющий партнер Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 6 место По выручке Профайл компании × .

Статья в тему:  Какой суд занимается банкротством

Дмитрий Якушев, адвокат АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × , помогал взыскать долг по договору займа. Этот типовой спор был осложнен тем, что в соглашении перепутали стороны: истца указали как заемщика, а ответчика – как займодавца. Вторая сложность заключалась в том, что в платежном поручении, по которому доверитель адвоката перечислял ответчику средства, отсутствовала ссылка на этот договор, но при этом сумма совпадала с текстом документа.

Ответчик решил воспользоваться этим, заявил встречный иск и показал суду другое соглашение, в котором уже он выступал займодавцем, а первоначальный истец – заемщиком.

Позиция ответчика заключалась в том, что стороны в обоих договорах были указаны корректно, и именно ответчик планировал предоставить истцу ряд займов, но по причине срыва переговоров не сделал этого. Факт получения денег ответчик обосновал ошибочным платежом и указал, что надлежащим способом защиты права является иск о взыскании неосновательного обогащения, а не требование о выплате долга по договору займа.

Сначала суд засомневался в том, что в первом соглашении действительно была опечатка и даже вызвал в качестве свидетелей гендиректоров истца и ответчика, рассказывает Якушев. «Но я оперативно заявил ходатайство о фальсификации второго договора займа, а экспертиза ожидаемо его фальсификацию подтвердила. Суд после этого перестал воспринимать доводы ответчика всерьез и удовлетворил иск, согласившись с моим доводом об опечатке», – рассказал юрист.

В ходе апелляции в гражданском процессе возможны ситуации, когда для затягивания процесса внезапно появляются третьи лица, заявляющие о нарушении своих прав принятым по делу решением суда. Они подают апелляционную жалобу и заявление о восстановление срока. По словам Рустама Курмаева, это обычно происходит непосредственно перед судебным заседанием в апелляции, а оппоненты и суд узнают об этом уже в самом заседании.

В таком случае дело нельзя рассмотреть – апелляция должна вернуть материалы в первую инстанцию для разрешения вопроса о восстановлении пропущенного процессуального срока и направления всех жалоб вместе с делом в апелляцию.

В таких случаях Курмаев советует подготовить мотивированные письменные возражения относительно снятия дела с апелляционного рассмотрения. Надо убедить суд, что поданная жалоба третьим лицом направлена исключительно на затягивание процесса, а сам апеллянт при этом никакого отношения к делу не имеет.

Эксперт советует ссылаться на разъяснения Пленума ВС по правилам обжалования, согласно которым даже после разбирательства в апелляции возможно повторное рассмотрение дела по апелляционной жалобе другого лица, не привлеченного к участию в деле.

Зачастую оппоненты, имея намерение затянуть процесс, подают встречный иск на заключительных заседаниях, рассказывает Евгений Зубков.

Для воспрепятствования такому злоупотреблению необходимо обосновать суду, почему отсутствуют условия для заявления встречного иска. Они прописаны и в ГПК (ст. 138), и в АПК (ст. 132). Например, если для встречного иска потребуется исследовать другие доказательства – суд не должен принимать его к рассмотрению.

Кроме того, в арбитражном процессе можно сослаться на ч. 5 ст. 159 АПК, которая говорит о том, что не подлежат удовлетворению заявления и ходатайства, явно направленные на затягивания процесса. Участник дела имеет возможность обратиться со встречным иском еще на первоначальной стадии. Если оппонент не объяснит, почему встречный иск подан только спустя длительное время и именно в рамках данного дела, а не отдельно – его заявление рассматриваться не будет. Поэтому целесообразно требовать объяснений от оппонента.

Статья в тему:  Нужно ли заверять решение арбитражного суда распечатанное с сайта

В этом случае Зубков советует обращать внимание суда на то обстоятельство, что возвращение встречного иска никак не нарушает права заявителя, так как последний в любом случае может обратиться с требованием к «первоначальному истцу» отдельно.

Недобросовестный участник процесса может заявлять в первой инстанции заведомо необоснованные ходатайства о передаче дела на рассмотрение другого суда. Вынесенное первой инстанцией «отказное» определение можно обжаловать, и дело в таком случае отправится в суд апелляционной инстанции. Из-за этого первая инстанция должна будет отложить рассмотрение дела по существу, отмечает Евгений Зубков.

Помочь в борьбе с таким злоупотреблением могут уже представленные, но пока не принятые разъяснения апелляционного процесса по ГПК от Пленума ВС. В проектируемом постановлении есть правило, которое разрешает направлять в суд апелляционной инстанции не все дело, а лишь сформированный по частной жалобе материал. Он будет состоять из оригинала частной жалобы, подлинника обжалуемого определения суда первой инстанции, а также заверенных судом первой инстанции необходимых для их рассмотрения копий документов.

«Стоит, однако, помнить, что составление такого отдельного материала для направления в суд апелляционной инстанции является правом, а не обязанностью суда», – предупреждает Зубков.

ВС пояснил, может ли обращение физлица в госорганы вредить деловой репутации тех, на кого он жалуется

23 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 18-КГ19-27 по спору о защите деловой репутации между управляющей компанией и гражданином, критиковавшим ее деятельность в своих письмах в региональные органы власти.

УК предъявила иск к гражданину из-за его жалобы

В июле 2017 г. житель Туапсе Артур Чолокьян пожаловался губернатору Краснодарского края и в краевую прокуратуру на обслуживание многоквартирных жилых домов ООО УК «Жилкомсервис». В своих письмах он просил региональные госорганы проверить деятельность данной управляющей компании.

Впоследствии организация обратилась в суд с иском к гражданину о защите деловой репутации. В обоснование своих требований УК утверждала то, что в письме, направленном ответчиком в региональные органы власти, содержались не соответствующие действительности и порочащие сведения. В уточнении к иску позднее было указано, что спорные сведения стали известны горожанам, которые написали заявления об их лживости в поддержку ООО УК «Жилкомсервис». С учетом изложенного истец просил суд обязать ответчика разместить на информационных стендах названных им многоквартирных домов письмо с опровержением этой информации и направить письменные извинения компании.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Однако апелляция отменила решения и полностью удовлетворила требования. Суд апелляционной инстанции указал, что сведения, содержащиеся в спорном письме ответчика, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию управляющей компании, а кроме того, они стали известны жителям ряда домов в г. Туапсе.

Ссылаясь на незаконный характер судебного акта второй инстанции, Артур Чолокьян обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Верховный Суд пояснил, почему действия ответчика не нарушили права истца

Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 высшая судебная инстанция отметила, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должен соблюдаться баланс между правом граждан на указанные блага, с одной стороны, и иными гарантированными конституционными правами и свободами (в том числе свободой мысли, слова, массовой информации, правом на обращение в госорганы и органы местного самоуправления), с другой стороны.

Статья в тему:  Как проходит допрос свидетеля в суде

Как следует из вышеприведенного Постановления Пленума ВС РФ, если гражданин обращается во властные структуры с заявлением, но изложенные в нем сведения в ходе их проверки не подтверждаются, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к ответственности по ст. 152 ГК РФ. Ведь в указанном случае гражданин реализовал свое конституционное право на обращение в органы, которые по закону обязаны проверять поступившую информацию, а не распространял не соответствующие действительности порочащие сведения.

Кроме того, как указано в разъяснениях Пленума ВС РФ, злоупотребление правом имеется лишь в тех случаях, когда обращение в указанные органы носило безосновательный характер и было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно целью причинения вреда другому лицу. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Российское законодательство не предусматривает извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел приносить истцам извинения в той или иной форме.

«Из приведенных выше положений Конституции РФ, норм материального права и разъяснений Пленума ВС РФ следует, что обращение гражданина в органы государственной власти, в правоохранительные органы по поводу предполагаемых нарушений закона в целях проведения проверки и устранения нарушений само по себе не является основанием для удовлетворения иска о защите деловой репутации и в том случае, если убеждения автора оказались ошибочными», – указано в определении ВС РФ. Коллегия Верховного Суда также отметила, что апелляция не установила факт злоупотребления ответчиком правом на свободу слова и свободу обращения в госорганы, равно как и то, что целью обращения ответчика во властные структуры являлось не устранение нарушений и недостатков, а причинение вреда истцу.

Помимо этого Суд установил, что вторая инстанция не указала в своем решении ни одного доказательства того, что ответчик распространял порочащие деловую репутацию истца сведения среди жителей многоквартирных домов. ВС РФ также отметил, что суд апелляционной инстанции фактически возложил на ответчика обязанность направить истцу письменные извинения, «что по существу является принуждением к отказу от собственного мнения».

С учетом изложенного Верховный Суд РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Комментируя определение ВС, адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян отметил, что оно подтверждает, что важным составляющим по делам о диффамации является предмет доказывания. «Необходимо учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на той стороне, которая является по делу ответчиком. В то же время сторона, которая подала иск, должна доказать факт распространения лицом, к которому предъявлен иск, сведений, порочащих деловую репутацию», – пояснил эксперт.

По словам Арсена Егиазаряна, сам факт обращения в госорган не может служить основанием для автоматического привлечения заявителя к ответственности, даже если указанные в его заявлении сведения ошибочны и не соответствуют действительности: «Если по результатам проведенной проверки органом госвласти будет дан ответ заинтересованному лицу о том, что указанные в заявлении факты не были установлены, то заявитель не может в дальнейшем распространять данные сведения, ссылаться на них третьим лицам или указывать на них в рамках новых обращений в другие инстанции».

Эксперт полагает, что это определение ВС в дальнейшем защитит права лиц, которым приходится обращаться с жалобой на действия или бездействия соответствующих лиц и организаций. «Ведь порой в таких заявлениях могут содержаться эмоциональные предложения, а также сведения, которые могут не понравиться тем, в отношении кого составлена такая жалоба», – отметил Арсен Егиазарян.

Статья в тему:  Нужна ли печать на табеле учета рабочего времени ais движение судов и позиции

В свою очередь, юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук полагает, что ВС РФ принял не только верное, но и достаточно обоснованное решение: «Суд ссылается на закрепленную в Конституции РФ свободу слова и сформулированную еще в 2005 г. свою позицию о том, что жалобы в госорганы не могут сами по себе рассматриваться в контексте ст. 152 ГК РФ как порочащие деловую репутацию, а также на невозможность принудить лицо отказаться от своего мнения, даже на основании судебного решения (что было сделано судом апелляционной инстанции)».

В то же время юрист обратил внимание на некоторые нюансы дела: «УК в своем иске ссылалась на то, что заявления, содержащие порочащие сведения, стали известны жильцам многоквартирных домов, которые она обслуживает. Однако истец не представил никаких доказательств того, что именно ответчик стал распространителем порочащих сведений. В такой ситуации ответчик не может нести ответственность за ущерб, причиненный деловой репутации истца распространением порочащих сведений. Воля ответчика была направлена исключительно на то, чтобы донести важную, по его мнению, информацию до госорганов и защитить свои права».

Эксперт также с сожалением отметил, что из определения невозможно установить, какое решение было принято госорганами по заявлениям, направленным ответчиком. «Если решения были приняты не в пользу истца, то такие решения должны быть оспорены в специально установленном для них порядке, а не в соответствии со ст. 152 ГК РФ. А если решения госорганов были отрицательными, то вызывает сомнения доказанность причинения вреда деловой репутации истца, поскольку сведения, изложенные в заявлениях ответчика, уже были опровергнуты принятым актом органа госвласти», – резюмировал Андрей Алексейчук.

Партнер юридической фирмы INTELLECT Анастасия Махнёва отметила, что судебный акт соответствует устоявшейся практике российских судов, и в первую очередь позиции самого Верховного Суда.

«Полагаю, что такая позиция является справедливой и правильной. Судебное разбирательство – это поиск баланса между противоположными (сталкивающимися) интересами (свободами) истца и ответчика. Иммануил Кант говорил, что свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека. При разрешении любого спора о диффамации суд должен найти и установить ту черту, которая разделяет пространство для “размахивания руками” одной стороны и личное пространство (“нос”) другой. Поиск баланса между правами и интересами противоположных сторон осложняется в ситуации, когда информация распространялась путем направления сведений в органы власти (жалоба на нарушения закона, сообщение о правонарушениях, совершенных определенным лицом)», – пояснила эксперт. По ее мнению, Суд верно оценил действия ответчика как реализацию конституционного права на обращение в органы власти.

Вместе против злоупотреблений // АПК и ГПК взялись за руки и пошли в разные стороны

Когда говорят о последствиях злоупотребления процессуальными правами, обычно немедленно вспоминают о том, что на злоупотребляющую сторону могут быть отнесены судебные расходы. Вместе с тем, такое последствие предусмотрено одним лишь АПК РФ, но не ГПК РФ. И именно АПК РФ в этой части вызывает больше всего вопросов.

По ст. 111 АПК злоупотребления, допущенные стороной, являются основанием для вмешательства в распределение судебных расходов по обычным правилам:

Арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Злоупотребление процессуальными правами, очевидно, является правонарушением, а значит последствия его совершения, установленные законом, по существу должны являться санкцией. Но отнесение судебных расходов — довольно странная мера ответственности за нарушение публичного права.

Статья в тему:  Как выбирают присяжных в военный суд

Во-первых, независимо от того, насколько серьезно злоупотребление стороной ее правами, размер ответственности ограничен объемом понесенных противоположной стороной судебных расходов. А что если процесс вышел дешевый (пошлина уплачена небольшая, компания направила в суд штатного юриста)? Получается, что суд не в силах наказать нарушителя по заслугам. При этом размер судебных расходов в отношении к злоупотреблению стороной права совершенно случаен — одно не зависит от другого. Вполне определенно можно сказать, что размер публичной ответственности не должен зависеть от того, сколько сторона заплатила своему представителю за ведение дела.

Во-вторых, по общим правилам главы 9 АПК проигравшая сторона и так должна будет полностью компенсировать судебные расходы, и потому ст. 111 АПК не позволит взыскать с нее что-то сверх этого. Получается, что по АПК наказать злоупотребляющую сторону можно только при условии, что иск к ней не удовлетворен или удовлетворен частично. А ведь одним из самых распространенных случаев злоупотребления процессуальными правами является затягивание процесса стороной, которая уверена в том, что полностью проиграет дело.

В-третьих, неясно, почему противоположная сторона должна становиться бенефициаром привлечения стороны к публичной ответственности. В результате злоупотребления процессуальными правами вред причиняется прежде всего правосудию. За такое правонарушение в качестве санкции напрашивается наложение штрафа в пользу бюджета.

Характерно, что в гражданском процессе ситуация совершенно иная. Согласно ст. 99 ГПК РФ:

Со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Здесь тоже речь идет о публичной ответственности, но санкция выбрана более подходящая. Суд сам определяет размер компенсации без какой-либо связи с размером судебных расходов. Некоторую путаницу вносит то, что ст. 99 ГПК находится в главе “Судебные расходы”, хотя к их распределению между сторонами не имеет никакого отношения. Даже если ответчик злостно затягивает процесс, по ГПК судебные расходы будут распределены по общим правилам, а поведение ответчика будет оценено именно в связи с возможным взысканием с него компенсации. Но и тут не все так очевидно.

Компенсация взыскивается в пользу другой стороны, и взыскивается якобы за фактическую потерю ею времени. Но разве роль самой компенсации не играет возмещение судебных расходов как таковое? Например, предъявлен заведомо необоснованный иск, иск проигран, ответчик понес расходы в связи с участием в процессе. Но предназначение института судебных расходов как раз и состоит в том, чтобы вернуть ответчика в состояние, предшествующее процессу. Если выяснится, что само предъявление иска было злоупотреблением, речь уже не может идти о компенсации чего-либо ответчику, речь должна идти о наказании истца.

Не стоит ли поэтому говорить, что последствием злоупотреблений процессуальными правами должен быть обыкновенный судебных штраф, и соответственно место ст. 99 ГПК РФ в главе 8 (“Судебные штрафы”), а не главе 9 ГПК РФ?

Может ли истребование документов в судебном процессе являться злоупотреблением права?

С.С. Малаховец,
автор ответа, ведущий эксперт Аскон по юридическим вопросам

ВОПРОС

Можно ли считать обращение с иском в суд злоупотреблением правом, если истец подает иск с целью получения письменных доказательств от ответчика? Получив документы после подачи иска, истец обращается в другой суд с заявлением о пересмотре судебного акта, вступившего в законную силу по вновь открывшимся обстоятельствам, в котором указывает, что специально подал иск, так как других способов получения документов у него не было.

Статья в тему:  Почему суд смог отобрать у джеймса эванса

ОТВЕТ

Полагаем, что в данном случае нельзя признать обращение истца в суд с целью получения письменных доказательств злоупотреблением правом.

Обращение в суд с иском для защиты своих нарушенных прав не может являться злоупотреблением правом, поскольку под данным понятием понимается ситуация, когда лицо действует исключительно с целью причинения вреда другому лицу, либо осуществляет предоставленные ему права недозволенным способом.

Истребование документов допускается п. 1 ст. 57 ГПК РФ и п. 4 ст. 66 АПК РФ.

Кроме того, требование о предоставление документов может быть заявлено как исковое требование. Если у истца имелось для этого материальное право истребовать, то данные действия не могут быть признаны злоупотреблением права, поскольку истец в данном случае защищал свое нарушенное право.

ОБОСНОВАНИЕ

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Из данного законоположения следует, что гражданское законодательство запрещает осуществление прав определенными способами, которые причиняют или могут причинить вред третьим лицам. При этом используются оценочные понятия, не позволяющие с необходимой степенью четкости определить правомерность того или иного действия.

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 03.02.2015 N 32-КГ14-17 указано, что «злоупотребление правом по смыслу ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, т.е. осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки правовой норме, предоставляющей ему соответствующее право; не соотносит свое поведение с интересами общества и государства; не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность».

Верховный Суд РФ конкретизировал данную позицию в Определении от 14 апреля 2015 г. N 33-КГ15-5, указав, что «из содержания ст. 10 ГК РФ следует, что под злоупотреблением правом понимается ситуация, когда лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным способом».

В ст. 35 ГПК РФ закреплено общее положение, согласно которому лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, однако на практике возможны случаи злоупотребления сторонами предоставленными законом правами.

Согласно п. 2 ст. 41 АПК РФ, лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия.

В гражданском и в арбитражном процессуальном законодательстве содержатся нормы, предусматривающие возможные неблагоприятные последствия для участвующих в деле лиц, злоупотребляющих процессуальными правами (ст. 99 ГПК РФ, п. 2 ст. 41, ст. 111 АПК РФ).

В ст. 10 ГК РФ установлены пределы осуществления гражданских прав. Указанной нормой закреплен принцип недопустимости злоупотребления правом и определены общие границы осуществления гражданских прав и обязанностей. Значение этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 по делу N А33-14842/2012 (Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23.11.2016 N Ф02-5022/2016 данное Постановление оставлено без изменения, Определением Верховного Суда РФ от 24.03.2017 N 302-ЭС17-1130 отказано в передаче дела N А33-14842/2012 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления)).

Статья в тему:  Когда вступает в законную силу решение суда о расторжении брака

Согласно п. 1 ст. 4 АПК РФ, заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, в том числе с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в порядке.

Подобное правило также содержится в ст. 3 ГПК РФ.

Таким образом, обращение в суд с иском для защиты своих нарушенных прав не может являться злоупотреблением правом, поскольку под данным понятием понимается ситуация, когда лицо действует исключительно с целью причинения вреда другому лицу, либо осуществляет предоставленные ему права недозволенным способом.

Истребование документов допускается п. 1 ст. 57 ГПК РФ и п. 4 ст. 66 АПК РФ.

Кроме того, требование о предоставление документов может быть заявлено как исковое требование. Если у истца имелись для этого материальное право истребовать, то данные действия не могут быть признаны злоупотреблением права, поскольку истец в данном случае защищал свое нарушенное право.

С.С. Малаховец,
автор ответа, ведущий эксперт Аскон по юридическим вопросам

Злоупотребление правом в трудовых отношениях

В каких случаях можно говорить о злоупотреблении правами в трудовых отношениях? В настоящей статье проанализирована судебная практика по вопросу злоупотребления правом, как со стороны работодателя, так и со стороны работника.

Как свидетельствует судебная практика по трудовым делам, и работник, и работодатель могут злоупотреблять своими правами в трудовых отношениях, недобросовестно используя нормы трудового законодательства.

Если факт злоупотребления правом со стороны работника или работодателя установлен, то суд может отказать в удовлетворении иска.

Как отмечено в Постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. №2, при установлении факта злоупотребления работником правом,суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

С одной стороны, ст.81 ТК РФ содержит запрет на увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности. С другой стороны, сокрытие работником и непредставление документов об уважительной причине отсутствия, может свидетельствовать о злоупотреблении правом работника.

ПРИМЕР №1.Работница компании после больничного листа не вышла на работу. По ее мнению, работодатель должен ей выплатить определенный размер заработной платы, которая состояла из официальной и неофициальной части.

Письменное уведомление о приостановлении работы в адрес работодателя не направлялось.
Работодатель не согласился с указанной задолженностью и уволил работницу за прогул.

Работница обратилась в суд с иском о восстановлении на работе.

Суд отказал работнице в иске по следующим основаниям.

Из смысла ст.142 ТК РФ, а также в силу разъяснений, изложенных в п.57 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. №2, следует, что работник имеет правона приостановление работы при условии, что задержка выплаты заработной платы составила более 15 дней и работникв письменной форме известил работодателя о приостановлении работы.

Право работниковна отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера. И это правопредполагает устранение работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной суммы. В ходе судебного заседания работница не смогла доказать выплату неофициальной части заработной платы. Показания мужа работницы суд не принял во внимание, поскольку свидетель является лицом, заинтересованным в исходе дела.

А работодатель представил суду направленные требования работнице, в котором просил ее
явиться в офис и дать объяснения по какой причине она отсутствует на работе. Работодатель также направил работнице уведомление об отсутствии у него задолженности по заработной плате.

Статья в тему:  Симс 4 как подать документы в суд

Данная переписка свидетельствует о том, что компания не прекратила свою деятельность, проявляла настойчивый интерес к установлению причин отсутствия сотрудникана рабочем месте, предлагая явиться в офис, направить по почтовому адресу письменные объяснения.

Работница никак не связывалась с компанией, заявление на увольнение она не писала.

Такое поведение истца, суд расценил как злоупотребление правом работника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Отказывая в удовлетворении иска работницы, суд исходил из того, что истица допустила нарушение трудовой дисциплины, поскольку без уважительных причин не приступила к исполнению трудовых обязанностей (Решение Калининского районного суда г. Новосибирска от 16.06.2016 г. №2-1369/2016).

Как свидетельствует судебная практика, непредставление документов, подтверждающих временную нетрудоспособность работника, на дату увольнения, свидетельствует о злоупотреблении правом работником (Решение Майкопского городского суда от 17.03.2016 г. №2-1197/2016, Советского районного суда г. Махачкалы от 02.08.2016 г. №2-5081/2016, Апелляционное определение Саратовского областного суда от 28.07.2016 г. №33-4807/2016 ВС Республики Тыва от 13.07.2016 г. №33-1375/2016).

При рассмотрении дел об увольнении по п.2 ст.278 ТК РФ, подлежащими проверке судами, являются: обстоятельства соблюдения процедуры увольнения (но не причин увольнения), а также обстоятельства недопустимости дискриминации и злоупотребления правом.

Для вывода о злоупотреблении правом работником на период нахождения на больничном листе необходимо доказать факт сокрытия от работодателя временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы, а не факт того, что работодатель не знал о временной нетрудоспособности работника.

ПРИМЕР №2.

Работнику представил листок нетрудоспособности после предъявления ему приказа об увольнении в 08-48 часов 24.02.2016 г.

Однако, как следует из распорядка приема терапевта, указанного в листке нетрудоспособности работника в качестве лечащего врача, утренний прием врача осуществляется с 09-00 до 13-00 часов.

Исходя из указанных обстоятельств, судебная коллегия расценила действия работника при получении листка нетрудоспособности после ознакомления с приказом об увольнении, по отношению к работодателю как злоупотребление правом, выразившемся в его очевидно недобросовестном поведении в целях искусственного создания условий для дальнейшего оспаривания увольнения (Апелляционное определение Тюменского областного суда от 27.07.2016 г. №33-4855/2016).

Также расцениваются судом как злоупотребление правом следующие действия работника (Определение Челябинского областного суда от 14.07.2016 г. №11-9903/2016):

  • листки нетрудоспособности работодателю не предоставлялись вплоть до вынесения приказа об увольнении работника со службы;
  • работнику до ухода на больничный лист было известно, что в отношении него проводится служебная проверка и с него были взяты объяснения по факту отсутствия его на службе;
  • работник предъявил листки нетрудоспособности только в суде.

При расторжении трудового договора по инициативе работника работодателем должен быть соблюден общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом.

Работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен ТК РФ или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении (ст.80 ТК РФ).

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

ПРИМЕР №3.

Начальник Управления в связи с наступлением предельного возраста пребывания на гражданской службе – 60 лет, уведомил работника 12.01.2016 г. о том, что 25.01.2016 года, заключенный с ним служебный контракт будет расторгнут, он будет освобожден от замещаемой должности и уволен с государственной гражданской службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на гражданской службе (п.4 ч.2 ст.39 Федерального закона от 27.07.2004 г. №79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ»).

Статья в тему:  Сколько раз может откладываться суд из за неявки

Работник вправе уволиться с гражданской службы в связи с выходом на государственную пенсию с предоставлением социальных гарантий на основании личного заявления, которое необходимо представить на имя начальника Управления в срок, не позднее 20.01.2016 г.

Работник написал заявление 21.01.2016 г. на имя начальника Управления, согласно которому просит уволить с гражданской службы в связи с выходом на государственную пенсию 25.01.2016 г.

Впоследствии работник пытался отозвать свое заявление на увольнение. Отзыв заявления работник направил по почте и копию заявления по факсу.

Однако работник получил письмо начальника Управления об отказе в удовлетворении заявления, работника ознакомили с приказом Управления об увольнении его с государственной службы. Работник вынужден был обратиться в суд с просьбой о признании приказа об увольнении его с государственной гражданской службы в связи с выходом на пенсию незаконным.

Как отметили судьи, при расторжении трудового договора по инициативе работника работодателем не был соблюден общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, а именно, работодателем скрыт факт издания приказа «Об отмене приказа «О выплате единовременного поощрения», чем допущено злоупотребление правом. Но сама процедура увольнения работника нарушена не была.

Работник 21.01.2016 г. собственноручно написав заявление на увольнение, в связи с выходом на пенсию выразил волю именно на увольнение, в связи с выходом на пенсию. Впоследствии 25.01.2016 г., написанное им заявление об отзыве указанного заявления было получено представителем нанимателя только 01.02.2016 г., то есть после увольнения работника со службы и не может расцениваться как право работника до истечения срока предупреждения о расторжении служебного контракта и об увольнении с гражданской службы в любое время отозвать свое заявление. Поскольку указанное заявление поступило не до истечения срока предупреждения, а после состоявшегося увольнения, то исковые требования работника не были удовлетворены (Апелляционное определение Иркутского областного суда от 07.07.2016 г. №33-9434/2016).

ПРИМЕР №4.

Работница занимала должность главного врача, с ней был заключен трудовой договор о замещении указанной должности на неопределенный срок. Приказом Министерства здравоохранения в соответствии с п.4.3 Положения о Министерстве здравоохранения, прекращено действие трудового договора с истицей на основании п.2 ст.278 ТК РФ.

Работница, находясь на больничном листе, была уволена.

Работница обратилась в суд с иском о восстановлении на работе.

Разрешая спор в пользу работницы, суд установил, что ее увольнение с работы было произведено в период нетрудоспособности и допустимых доказательств сокрытия ею этих обстоятельств работодателем не представлено.

Кроме того, как выяснено судом, при получении приказа об увольнении работницы, секретарь больницы сделала запись на самом приказе о том, что вынуждена зарегистрировать приказ по требованию работниковМинистерства здравоохранения, поскольку главный врач находится на больничном.

Таким образом, доводы работодателя о злоупотреблении работницей своим правом ввиду сокрытия ею листка нетрудоспособности, были отклонены судом как несостоятельные.

Суд, признавая процедуру увольнения истца незаконной, исходил из правового смысла положений п.2 ст.278 ТК РФ, согласно которому трудовой договор с руководителем организации не может быть прекращен в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске (Апелляционное определение ВС Республики Тыва от 04.05.2016 г. №33-140/2016).

Аналогичное решение (в пользу работника) было вынесено и в апелляционном определении Оренбургского областного суда от 23.03.2016 г. №33-2163/2016. Работодатель не доказал злоупотребление правом со стороны работника, а доводы о том, что работница находилась на своем рабочем месте и была ознакомлена с приказом об увольнении, основанием для отмены обжалуемого решения не являются, поскольку не опровергают факта нетрудоспособности в день ее увольнения.

Статья в тему:  В какой суд подавать на развод оренбург

Также не принимаются судом ссылки работодателя на то, что работник злоупотребил своим правом, если имеются в наличие следующие документы и обстоятельства (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 04.08.2016 г. №33-13477/2016, ВС Республики Хакасия от 02.08.2016 г. №33-2348/2016):

  • на акте об отказе дать пояснения о причинах невыхода на работу работник указал на то, что ему выдан документ о временной нетрудоспособности;
  • детализация звонков на номер начальника отдела кадров (свидетельствует о том, что работник не скрывал факт нахождения на больничном листе).

В соответствии с Порядком выдачи листков нетрудоспособности (утв. Приказом Минздрава РФ от 01.08.2007 г. №624н) документом, удостоверяющим временную нетрудоспособность граждан и подтверждающим их временное освобождение от работы, является листок нетрудоспособности.
Однако его получение и предоставление работодателю в случае временной потери гражданами трудоспособности не является обязательным. Так, в одном из спорных дел, суд пришел к выводу, что справка, выданная стоматологической поликлиникой об освобождении работницы от работы в период прохождения лечения, свидетельствуют об уважительности отсутствия на рабочем месте и не является основанием применения к нему работодателем дисциплинарного взыскания в виде увольнения за прогул.

Как отметили судьи, само по себе представление работодателю справки, в которой имеются сведения об освобождении работника от работы, выданной медицинской организацией, не может безусловно свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны работника(Решение Миасского городского суда от 12.08.2016 г. №2-3219/2016).

Работодатель должен предоставлять работнику те гарантии и компенсации, которые предусмотрены за работу во вредных условиях труда (ст.219 ТК РФ).

Неисполнение обязанности по проведению аттестации рабочего места также может свидетельствовать о злоупотреблении правом работодателя (когда работодатель не проводит такую аттестацию с целью непредставления работникам гарантий и компенсаций за работу во вредных условиях труда).

ПРИМЕР №5.

Работник получал доплату (в % к окладу), ему ежегодно предоставлялся дополнительный оплачиваемый отпуск за работу во вредных условиях труда. Впоследствии работодателем был издан приказ, который отменял дополнительный отпуск и компенсационные выплаты за работу во вредных условиях труда. Работник обратился с иском в суд о восстановлении льгот.

При рассмотрении трудового спора, судебная коллегия пришла к выводу о сохранении соответствующих условий труда на рабочем месте, явившихся основанием для назначения компенсационных мер, поскольку ни о каких изменениях в условиях труда работника, улучшивших такие условия, работодателем не заявлено.

Поэтому оспариваемый приказ (о снижении уровня компенсационных выплат) в отношении работника не должен подлежать применению, учитывая право работника на сохранение прежнего уровня гарантий по п.3 ст.15 Федерального закона от 28.12.2013 г. №421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ «О специальной оценке условий труда» (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 27.07.2016 г. №33-12819/2016).

В ряде случаев суды отказывают в выплате работнику выходного пособия по причине злоупотребления сторонами правом, когда в дополнительном соглашении к трудовому договору прописывается несоразмерно высокое выходное пособие. Так, в одном из таких дел, суд отметил, что дополнительное выходное пособие не относится к гарантиям и компенсациям, положенным при увольнении, его размер не соответствует системе оплаты труда в компании, а носит произвольный характер (Апелляционное определение Московского городского суда от 10.03.2016 г. №33-4820/2016).

Таким образом, факт злоупотребления правом может быть как со стороны работодателя, так и со стороны работника. Доказывая факт злоупотребления правом, необходимо ориентироваться на п.27 Постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 г. №2.

Источники:

http://pravo.ru/story/231471/

http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-mozhet-li-obrashchenie-fizlitsa-v-gosorgany-vredit-delovoy-reputatsii-tekh-na-kogo-on-zhaluetsya/

http://zakon.ru/blog/2020/3/5/vmeste_protiv_zloupotreblenij__apk_i_gpk_vzyalis_za_ruki_i_poshli_v_raznye_storony

http://www.ascon-spb.ru/navigator/faq/mozhet_li_istrebovanie_dokumentov_v_sudebnom_processe_yavlyat_sya_zloupotrebleniem_prava/

http://www.klerk.ru/buh/articles/449557/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector