0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Право яке створене судом

Правительство предлагает новые основания для прекращения судом уголовного дела

Для тех, кто с этим не сталкивался, объясним — частное обвинение это одна из разновидностей обвинения. Ее особенность в том, что уголовное преследование гражданина возбуждается не прокурором или следователем от имени государства. А просто по жалобе пострадавшего человека или его близких.

Можно предъявить гражданину частное обвинение лишь по нескольким не тяжким статьям Уголовного кодекса — клевета, нанесение легких телесных повреждений, побои от того человека, которого уже за это действие однажды штрафовали.

Но в таком случае, обличать обидчика перед судьей в делах частного обвинения придется полностью частному обвинителю. Или его представителям, которыми могут быть законные представители или адвокаты. В общем, частный обвинитель — сам себе и следователь, и прокурор.

Новый законопроект говорит, что неявка в суд частного обвинителя без уважительных причин станет основанием для прекращения уголовного дела.

Подчеркнем, что автором такого законопроекта выступило правительство. Поправки предлагается внести в статью 24 УПК («Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела») и статью 249 УПК («Участие потерпевшего»).

Законопроект появился не сам по себе. Он подготовлен с учетом решения Конституционного суда, которое он вынес весной этого года. В постановлении от 13.04.2021 Конституционный суд признал не соответствующими Основному Закону страны несколько статей УПК.

По мнению Конституционного суда, прекращение дела, если обиженный не пришел на суд, способно повлечь негативные последствия для самого жалобщика. Потому что его можно было привлечь к административной, дисциплинарной или материальной ответственности. Решение о прекращении дела реально было использовать против самого заявителя.

Напомним, что сейчас основанием для прекращения уголовного дела является отсутствие события преступления, состава преступления, истечение сроков давности, смерть подозреваемого или обвиняемого и отсутствие заявления потерпевшего.

Процедура таких дел не сложная. Дело частного обвинения человек относит непосредственно мировому судье с копиями по числу граждан, против которых он считает, что надо возбудить уголовное дело. Часто потерпевший очень мало знает об обидчике, куда меньше, чем требуется для привлечения его к уголовной ответственности. В этом случае мировой судья отказывает в принятии заявления и отправляет его руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, чтобы те добавили необходимое.

Важный момент — если все документы в порядке, то судебное разбирательство должно быть начато не раньше трех и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления.

Потом в течение недели мировой судья должен вызвать того, против которого подано заявление, ознакомить его с материалами уголовного дела, вручить копию поданного заявления, разъяснить права подсудимого и выяснить, кого необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты.

Очень часто человек, против которого подано заявление, приносит в суд встречное заявление, которое может быть соединено в одно производство с первоначальным, при этом рассмотрение дела может быть отложено на срок не более трех суток.

Статья в тему:  Водоканал подал в суд что делать

Во время подготовки и проведения суда мировой судья по ходатайству сторон может оказать им содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены ими самостоятельно. А еще судья обязан объяснить сторонам возможность примирения. В случае поступления заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается.

В таких делах есть несколько моментов, которые следует знать.

Во-первых, при оправдании подсудимого суд вправе взыскать издержки полностью или частично с того, кто пожаловался. Во-вторых, в случае прекращения дела примирением сторон к подсудимому может быть предъявлен гражданский иск о возмещении морального и материального ущерба. Постановление о прекращении уголовного дела станет одним из доказательств по гражданскому делу. В-третьих, дело частного обвинения может быть возбуждено следователем и при отсутствии заявления потерпевшего, если преступление совершено против слабого, инвалида или беспомощного.

Кратко о защите своих прав в новых судах

Зачем неюристу знать о недавней судебной реформе? А как иначе разобраться, куда жаловаться на неправильное судебное решение? Представлять интересы в суде разрешат любому человеку или обязательно нужен юрист? И в каком случае он должен иметь статус адвоката?

С 1 октября в нашей судебной системе произошли существенные изменения. Вот только некоторые из них:

  • открыли двери четырнадцать новых судов;
  • поменялись правила обжалования судебных решений;
  • появились новые требования к представителям граждан в суде.

Это случилось благодаря вступлению в силу большого пакета поправок в судебное законодательство, в первую очередь в процессуальные кодексы (законы, определяющие правила разбирательства споров в судах). Эти поправки обсуждались в юридическом сообществе и готовились к принятию больше года – под одной обложкой собрали множество больших и маленьких процессуальных реформ. Некоторые изменения интересны только юристам. Но есть и поправки, в которых важно разобраться любому гражданину. О них и пойдет речь в этой статье.

Как была устроена судебная система до реформы?

Судебная система устроена по иерархическому принципу. Возглавляет ее Верховный Суд РФ. Он является последней инстанцией по любому делу. На нижних этажах система раздваивается на арбитражные суды, занимающиеся коммерческими спорами, и суды общей юрисдикции, рассматривающие остальные дела. Если ваш спор не связан с бизнесом или банкротством, вы окажетесь в суде общей юрисдикции.

До 1 октября судебная система состояла из мировых судей, районных и областных судов. Мировые судьи рассматривают простые дела: на суммы до 50 тыс. руб. и некоторые другие; районные суды – остальные дела и жалобы на решения мировых судей. В областной суд можно подать жалобы на решения нижестоящих судов. Также он рассматривает по первой инстанции некоторые сложные дела – в основном споры с государством, перечисленные в ст. 20 Кодекса административного судопроизводства.

На схеме 1 вы можете увидеть основные варианты движения дела по инстанциям до реформы. Там же указаны статьи кодексов, в которых прописано, какие дела может рассматривать каждый из судов. Для простоты изложения мы не стали упоминать о некоторых специфичных ситуациях – о рассмотрении дел в военных судах, подаче надзорных жалоб в Президиум Верховного Суда РФ, об ограничении на обжалование некоторых судебных актов. В дальнейших примерах мы будем рассказывать о стандартной ситуации, когда дело изначально рассматривается в районном суде.

Почему из-за структуры судебной системы граждане могли столкнуться с несправедливостью?

На схеме 1 видно, что по районным делам дореформенный областной суд одновременно работал в качестве двух инстанций. Сначала на решение районного суда можно было подать апелляционную жалобу. После рассмотрения дела областным судом в апелляции и принятия апелляционного определения у стороны в случае несогласия с ним появлялось право подать кассационную жалобу в президиум областного суда. У этого порядка было два существенных недостатка:

  • жалобы на апелляционные определения областного суда рассматривали судьи из этого же суда. Хотя составы президиумов утверждаются Верховным Судом и формально они составляли вышестоящую инстанцию по отношению к апелляционным коллегиям, фактически это были коллеги судей, чьи решения они проверяли;
  • закон не гарантировал принятия кассационных жалоб к рассмотрению. Судьи областных судов осуществляли предварительную фильтрацию жалоб и без слушания отклоняли подавляющее их большинство. Даже Верховный Суд, работающий с аналогичным фильтром, чаще принимал жалобы к рассмотрению.
Статья в тему:  В какой срок рассматривается судом надзорная жалоба или представление

В результате участники большинства споров в судах общей юрисдикции могли рассчитывать на рассмотрение их дел только двумя инстанциями – районным судом и апелляционной коллегией областного суда. Дальнейшие жалобы, как правило, не проходили фильтрацию, а потому не попадали ни в президиум областного суда, ни в Верховный Суд.

После появления новых судов дела будут рассматриваться объективнее?

На схеме 2 видно, что после реформы между областным судом и Верховным Судом появилось промежуточное звено – кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции. Они забирают часть функций у своих соседей в иерархии.

Кассационные суды будут рассматривать жалобы участников процесса после прохождения дела в районном суде по первой инстанции и апелляции в областном суде. В новых судах вводится принцип «сплошной кассации» – это рассмотрение всех поданных кассационных жалоб без предварительной фильтрации; она сохранится только в Верховном Суде.

Новые кассационные суды организационно и территориально обособлены от областных судов – в судебный округ каждого из девяти кассационных судов входят сразу несколько регионов. Это нужно, чтобы исключить влияние внутрикорпоративных связей на процесс принятия решений. Разработчики реформы предполагают, что кассационные суды будут независимо корректировать судебную практику, которая раньше замыкалась внутри регионов в связке «районные суды – областной суд».

Апелляционные суды нужны для рассмотрения жалоб на решения по делам, которые по первой инстанции слушаются в областном суде (например, в случае оспаривания областных законов). Раньше такие жалобы подавались сразу в Верховный Суд. Теперь же для этого введена дополнительная инстанция.

Так выглядит новая структура судебной системы. Она предоставляет всем участникам споров, недовольным принятыми решениями, еще одну возможность для обжалования. Но этой возможностью нужно пользоваться правильно. Об этом – ниже.

Как обжаловать судебное решение?

Получив неправильное, по вашему мнению, решение суда, вы можете обжаловать его дважды – сначала в областном, а затем в кассационном суде. Первая жалоба называется апелляционной, а вторая – кассационной. Основное различие заключается в том, что именно будет проверять суд по вашей жалобе.

Областной суд в апелляции повторно рассматривает дело. Это означает, что вы можете жаловаться на любые ошибки суда первой инстанции: неправильная оценка доказательств, неполнота дела, неверное применение закона и т.д. Единственное ограничение – вы можете приносить новые доказательства, только если найдете уважительные причины, по которым не смогли сделать этого в районном суде. После рассмотрения дела в областном суде решение вступит в законную силу в том виде, в котором его утвердит или изменит этот суд. Если решением предусмотрено взыскание, оно начнет исполняться.

Перед кассационным судом стоит иная задача – проверка законности судебных решений. Этот суд почти не занимается анализом доказательств и фактической стороны дела вообще. Его интересует, нет ли в решениях нижестоящих судов нарушений закона. Например, кассационному суду бесполезно объяснять, что судья в первой инстанции зря поверил показаниям свидетеля. Зато если свидетель сказал одно, а суд в решении написал другое, кассационная инстанция может посчитать это существенным нарушением.

Статья в тему:  Судебная практика расчет неустойки по дду который суд принимает всегда

Поэтому кассационные жалобы пишутся совсем не так, как апелляционные. Акцент в них делается на конкретных нарушениях закона, а не на переоценке обстоятельств дела. Если вы хотите подготовить документ самостоятельно, начните с внимательного прочтения ст. 3797 Гражданского процессуального кодекса. Она говорит, в каких случаях кассационный суд вправе отменить или изменить не устраивающий вас судебный акт:

  • несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела – ситуация, когда суд установил определенные факты, но итоговый вывод им противоречит (например, есть неоспоренные документы, согласно которым ответчик взял в долг, но в решении суда написано, что долга нет);
  • неправильное применение закона;
  • нарушение правил ведения процесса, из-за которого суд принял неправильное решение (например, отказался истребовать важные для дела доказательства).

Ваша кассационная жалоба должна отталкиваться от этих оснований, объяснять, почему в обжалуемом решении есть такие нарушения. Найти их бывает непросто, еще сложнее – убедительно и кратко сформулировать. Поэтому для подготовки кассационной жалобы лучше обратиться к профессиональному юристу, который владеет техникой их написания.

Когда для ведения дела нужен юрист?

Закон разрешает гражданам самостоятельно вести свои дела в судах любого уровня без привлечения профессионалов. Суд примет любые подписанные вами иски и жалобы и выслушает вас. Некоторые исключения предусмотрены только для административных споров – например, обязательно участие профессионального юриста в делах об оспаривании законности нормативных актов.

Если же вы хотите пользоваться помощью представителя, имейте в виду: с 1 октября в ряде случаев им может быть только профессионал, имеющий диплом о высшем юридическом образовании или ученую степень по юридическим наукам:

  • любые административные дела, т.е. споры с государством, рассматриваемые на основании Кодекса административного судопроизводства;
  • любые дела в арбитражных судах;
  • дела, поступившие в областные, кассационные, апелляционные суды и в Верховный Суд.

У мировых судей и в районных судах по-прежнему можно прибегать к помощи любых лиц, например родственников. Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что в судах низших инстанций чаще разбираются вопросы факта – кто причинил ущерб, кто кому дал в долг и т.п., и в этих судах может помочь любой представитель, которому доверяет гражданин. Вышестоящие же суды в основном рассматривают правовые вопросы, требующие юридической квалификации представителя.

Представителем в процессе может быть адвокат – юрист, сдавший квалификационный экзамен и вступивший в профессиональную ассоциацию – адвокатскую палату. В отличие от уголовного процесса, представитель в гражданском суде не обязан иметь адвокатский статус. Юридическое образование – единственное требование к его квалификации. Но помните: за деятельностью юристов без статуса не существует дисциплинарного контроля, в то время как на адвоката, оказавшего услугу некачественно, можно пожаловаться в адвокатскую палату. Если нарушения подтвердятся, совет палаты вправе наложить дисциплинарное взыскание вплоть до лишения адвокатского статуса.

Инфографика: Андрей Тронин

4) Створення загальних правових норм судами: судді як законодавці; гнучкість права й правова надійність

Суд, зокрема суд останньої інстанції, може бути уповноваженим виробляти своїми рішеннями не лиш індивідуальні норми, обов’язкові тільки для розглядуваних ним випадків, а й також загальні норми. Це відповідає дійсності, коли судовим рішенням створюється так званий прецедент, себто коли вирішення однієї конкретної справи стає обов’язковим і для інших подібних випадків.

Наявна за всіх обставин правотворча функція судів особливо чітко виявляється тоді, коли суд уповноважується створювати не тільки індивідуальні, а й загальні норми — шляхом ухвалення прецедентних рішень. Коли це уповноваження надано судові, зокрема судові останньої інстанції, то від цього вже зовсім недалеко й до надання йому права ухвалювати в котрій-небудь справі за певних обставин рішення на власний розсуд, а не застосовуючи якоїсь уже чинної загальної норми матеріального права, себто виробляти таку індивідуальну норму, зміст якої не був би заздалегідь визначеним жодною загальною нормою. Наділення подібного рішення прецедентним характером — це просто послідовне розширення правотворчої функції судів.

Статья в тему:  Сколько идет письмо из суда

Коли ж суди уповноважено виробляти не самі лиш індивідуальні, а й також загальні правові норми, вони вступають у конкуренцію із заснованим конституцією законодавчим органом, а це означає децентралізацію законодавчої функції. 3 огляду на це, себто стосовно відносин між законодавчим органом і судами, розрізняються два технічно відмінні типи правових систем. За одним типом, створення загальних правових норм повністю централізується, себто лишається застереженим за центральним законодавчим органом, тимчасом як суди обмежуються застосуванням створених законодавчим органом загальних норм У процесі створення ними в конкретних випадках індивідуальних норм. A що законодавча процедура, зокрема в рамках парламентських демократій, мусить, аби функціонувати, поборювати різноманітні опори, то праву за подібної системи доводиться нелегко пристосовуватися до мінливих відносин. Ця система має ту ваду, що їй бракує гнучкості. Зате вона відзначається перевагою правової надійності, яка полягає в тому, що рішення судів лишаються до певної міри передбачуваними й вираховуваними, так що підпорядковані праву суб’єкти можуть орієнтуватися у своїй поведінці на передбачувані рішення судів. Принцип: прив’язувати вирішення конкретних випадків до загальних норм, які мають бути створені заздалегідь центральним законодавчим органом, — може відповідним чином поширюватись і на функцію адміністративних органів. У цій своїй загальності він репрезентує ту засаду правової держави, яка є по суті принципом правової надійності. Цілковитою протилежністю цій системі виступає та, де взагалі немає жодного центрального законодавчого органу, а судам та адміністративним органам доводиться вирішувати всі індивідуальні випадки на власний розсуд. За виправдання цій системі слугує припущення, мовляв, жоден випадок не є повністю тотожним хоч би котрому іншому, а тому застосування загальних правових норм, які б визначали заздалегідь судові рішення чи адміністративні розпорядження й тим тільки б заважали відповідним органам віддавати належне окремим випадкам, може призвести до незадовільних результатів. Це — система вільних пошуків права; таку систему ще Платон пропонував для своєї ідеальної держави. Внаслідок пов’язаної з нею повної децентралізації створення права ця система відзначається великою гнучкістю, позбуваючись натомість будь-якої правової надійності. Адже за такого правового порядку за- торкнуті індивіди взагалі не можуть передбачати вирішення конкретних судових випадків, у яких вони виступають як обвинувачі або підсудні, як позивачі або відповідачі. Тому й не можуть вони ніколи знати, що їм юридично заборонено, а що дозволено, на що вони юридично уповноважені, а на що — ні. Про це вони можуть дізнатися тільки через рішення суду, яким на них накладуть покарання або проголосять їх невинними, їхній позов відхилять або ж задовольнять.

Іноді в ім’я справедливості, такої собі зведеної в абсолют справедливості, висувають вимогу вільних пошуків права, які б гарантували його, права, гнучкість. Справедливим у цьому розумінні було б таке вирішення конкретного випадку, коли б виявилися врахованими всі особливості справи. Але ж, оскільки жоден випадок не уподібнюється іншому повністю й кожен випадок якось та відрізняється від усіх інших випадків, застосування загальної норми до конкретної справи нізащо, мовляв, не приведе до справедливого рішення. Адже будь-яка загальна норма неминуче виходить із припущення про подібність судових випадків, якої насправді не існує. Ось чому будь-яке право має, мовляв, тільки індивідуальний характер, а вирішення конкретних випадків узагалі не слід пов’язувати із загальними нормами.

Цьому обґрунтуванню вільних пошуків права слід закинути таке: те, що насправді відбувається, коли вирішення конкретних випадків пов’язується не із загальними нормами, виробленими шляхом законодавства чи узвичаєння, аж ніяк не є цілковитим виключенням загальних норм із процесу створення права. Коли орган, якому належить вирішити конкретний випадок, повинен знайти «справедливе» рішення, то він зможе це зробити, лише застосовуючи таку загальну норму, котру вважає за справедливу. A що подібна загальна норма більше вже не створюється шляхом законодавства чи узвичаєння, то доводиться органові, покликаному на пошуки права, діяти в той самий спосіб, що й законодавець, який, формулюючи загальні норми, керується певним ідеалом справедливості. Оскільки ж різні законодавці можуть керуватися вельми відмінними ідеалами справедливості, то реалізована ними цінність справедливості може бути лише відносною, а отже, не менш відносною виявляється й справедливість загальних норм, якими керується орган, покликаний вирішувати конкретні випадки. Із точки зору такого собі ідеалу справедливості, можливого тільки як відносна цінність, зводиться різниця між системою вільних та пов’язаних юридично чи звичаєво пошуків права до того, що на місце загальної норми позитивного права й загальної норми того ідеалу справедливості, яким керується законодавець, стає загальна норма ідеалу справедливості органу, покликаного на пошуки права.

Статья в тему:  Выездной суд что это

Припускання цієї загальної норми є, як уже зазначалося, неодмінним, якщо вирішенню конкретного випадку судилося набути чинності як «справедливому». Адже питання, чому якесь певне рішення є справедливим, викликається потребою виправдати це рішення, обґрунтувати чинність утіленої в нього індивідуальної норми. A таке виправдання чи обґрунтування чинності можливе не інакше, як тільки шляхом доведення того, що ця індивідуальна норма відповідає якійсь вищій загальній нормі, котра припускається як справедлива. Ta норма, що конституює цінність справедливості, мусить за своєю сутністю мати загальний характер[119].

Особливим варіантом цієї теорії, в якому знов виступає вимога вільних, жодними загальними нормами не зв’язаних пошуків права, стала одна доктрина, що розвинулася під впливом екзис- тенціалістської філософії[120]. Згідно з нею, конкретна дійсність не може, відповідно до своєї сутності, ні бути осягнена абстрактними поняттями, ні вреґульована загальними нормами — її можна, мовляв, тільки «пережити». A що конкретні випадки, які випадає вирішувати судам, геть-то різні, то правильне рішення, себто таке, що враховувало б усі особливості конкретної справи, можна знайти не в притягнутій іззовні загальній нормі, а тільки в дійсності самого конкретного випадку. Правильне право іманентне суспільній дійсності, і його можна знайти, пильно аналізуючи цю дійсність, а не якісь там державні закони. У цьому сенсі екзистенціалістське правознавство є просто різновидом вчення про природне право і, як таке, безперспективною спробою вивести логічно неможливий висновок від буття до повинності.

Між цими двома ідеальними типами юрисдикції — цілковито пов’язаної державними законами та абсолютно вільної від державних законів — перебувають ті її різновиди, де хоч і засновано центральний законодавчий орган, але суди уповноважено запроваджувати не тільки індивідуальні правові норми в рамках прийнятих законодавчим органом загальних правових норм, а й — за певних, означених вище обставин — індивідуальні правові норми, що виходять за ці рамки; і, зрештою, та система, де суди уповноважено створювати загальні правові норми у вигляді прецедентних випадків. Ці різні системи являють собою різні ступені централізації чи децентралізації функції правотво- рення, а отже, й різні ступені втілення засади гнучкості права, обернено пропорційної принципові надійності права.

Особливою є та система, в якій загальні правові норми створюються не центральним законодавчим органом чи переважно не ним, а шляхом узвичаєння, через застосування судами. A що за звичаєвого створення загальних правових норм, які мають застосовуватись судами, буває ще тяжче пристосовувати право до мінливих суспільних відносин, ніж у випадку вироблення загальних правових норм центральним законодавчим органом, то система звичаєвого права є особливо сприятливою для розбудови прецедентної судової практики. Тож зрозуміло, що ця система набула особливого розвитку в сфері англо-аме- риканського common Iawt загального права, яке у своїх істотних рисах є звичаєвим правом.

Статья в тему:  Почему суд оборвался не начавшись

Застосування судом загальної норми, виробленої шляхом узвичаєння, відрізняється, як уже зазначалося вище[121], від застосування загальної правової норми, виробленої законодавчим органом, тим, що з’ясування чинності застосовуваної норми, себто з’ясування наявності правотворчого звичаю, відіграє набагато видатнішу роль, вкарбовуючись куди глибше у свідомість судді, ніж констатація чинності норми, яку виробив законодавець, оприлюднивши її в офіційному юридичному бюлетені. Цим пояснюється те, що іноді висловлюється така думка, ніби звичаєве право — це право, створене судами. Коли судам доводиться, як в ареалі англо-американського common law, застосовувати переважно звичаєве право та ще й користуватися повноваженням вирішувати прецедентні випадки, то на такому ґрунті легко виникає й теорія, ніби все право — це судове право, себто витворене судами право, ніби кот- ра-небудь норма вже тим стає правовою нормою, що її застосував суд*.

Подібна теорія може спиратися хіба на те, що застосовані судами норми розглядаються не як право, а просто як «джерела» права, причому цей образний вираз уживається на означення всіх чинників, які тільки реально впливають на судове рішення: морально-політичних ціннісних суджень, відгуків експертів тощо. Перебуваючи під враженням величезної ваги, яку має суд у рамках системи звичаєвого права й прецедентної судової практики, ця теорія іґнорує ту істотно важливу різницю, що існує між правозобов’язливими й неправозобов’язливи- ми «джерелами» права. Вона помиляється, бо не визнає того, що правове джерело, себто походження права, те, з чого право виникає, те, що виробляє право, може бути правом тільки тоді, коли воно само реґулює вироблення самого себе.

Постала на ґрунті англо-американськош common Iaw теорія, буцім лише суди виробляють право, є так само однобокою, як і виплекана на ґрунті європейсько-континентального юридичного права теорія, начебто суди взагалі не творять права, а тільки застосовують уже створені закони. Ця остання теорія зводиться до того, ніби існують лише загальні правові норми, а перша — ніби правові норми є тільки індивідуальні. A правда лежить десь посередині. Суди створюють право, а саме — як правило — індивідуальне право, однак вони це роблять у межах правового порядку, що запроваджує законодавчий орган чи визнає звичай за правотворчий чинник, і вони застосовують загальне право, уже вироблене шляхом законодавства чи узвичаєння. Судове рішення є продовженням, а не початком процесу створення права.

Коли подивитися з юридично-політичного погляду на різницю між судовою практикою, яку пов’язано нормами, створеними шляхом законодавства чи узвичаєння, й вільною, не скутою подібними нормами судовою практикою, на чільну протилежність між двома правовими системами, то слід зважити, що ця протилежність вельми помітно ослаблюється інститутом законної сили (Rechtskraft) судового рішення. Наскільки далеко заходить цей випадок, з’ясуємо згодом*.

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

Статья в тему:  Можно ли в суде пойти на мировую

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

>
Наказание исключительно на основании закона
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Латынь в суде: зачем она юристам и судьям

Что такое Pacta sunt servanda («Договоры должны соблюдаться»), в курсе многие юристы, а вот выражения посложнее они могут и не понять (или забыть с тех пор, как учили в вузе список юридических пословиц). Практикующие юристы латынь используют редко, кроме международного права, где много специальных терминов, делится партнер ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Александр Ермоленко. Это подтверждает управляющий партнер АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1 место По количеству юристов Профайл компании × Илья Никифоров, который специализируется в международной сфере. «Принципы транснационального торгового права обозначаются в обиходе именно на латинском, – делится он. – Например, Falsa demonstratio non nocet – «Если в юридический документ вкралась ошибка, а из обстоятельств сторонам очевидно другое, то применяется смысловое значение».

Статья в тему:  Суд с банком у которого отобрали лицензию

В обычных юридических заключениях латинизмы встречаются, но все реже, говорит Ермоленко. И это его печалит.

Использование латинских фраз, скорее всего, говорит о хорошей теоретической подготовке автора. «Если он освоил латынь, то и другие предметы, видимо, тоже. Ведь это не просто красивые слова, они связаны с римским правом и теорией государства и права.

Партнер ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Александр Ермоленко

И если они используются легко и к месту, то автор не простой «ремесленник», а глубоко понимает юриспруденцию, считает Ермоленко.

Что касается римского права, то исторически оно было эквивалентом теории права: вводило студента в правовую реальность и знакомило с основными понятиями, говорит партнер INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 13 место По количеству юристов 25 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 36 место По выручке Профайл компании × Александр Латыев. Теперь оно осталось «по инерции», но по-прежнему полезно, если предмет ведут не «историки», а «цивилисты».

Разве не интересно вчерашнему школьнику обсуждать, сколько должен Нумерий Негидий заплатить Луцию Тицию за крышу соседа, которую он сломал в ходе строительства? Это явно интереснее, чем сухие нормы современных кодексов.

Партнер INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 13 место По количеству юристов 25 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 36 место По выручке Профайл компании × Александр Латыев

Латыни студентам хватит в минимальных количествах, говорит партнер Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Сергей Савельев. Он считает, что больше внимания надо уделять римскому частному праву, которое «полезно, интересно и чрезвычайно важно для цивилистов». По мнению Латыева, изучать латынь надо, потому что это полезно в общеобразовательном плане. А язык «простой, красивый и родственный многим современным романским языкам». Приятный бонус – возможность понимать что-то из итальянского, испанского и французского, даже если вы их не учили.

Проверьте свои знания

Тем не менее, несмотря на свои знания, Латыев старается ими не злоупотреблять. Редко он позволяет себе использовать выражение в устном выступлении в суде, но когда уверен, что слушатели его поймут. По его словам, латинизмы в чужом употреблении часто выглядят как «позерство», особенно если допускаются ошибки. «Сам язык мало кто изучает. Мало кто знает, как склоняются и спрягаются латинские слова», – отмечает юрист. В то же время в переписке с иностранцами, особенно англичанами, такие выражения очень уместны. «В английской юридической лексике огромное количество даже не латинизмов, а цельных латинских фраз, которые тем самым являются и терминами английского права», – поясняет Латыев.

Статья в тему:  Можно ли проводить около зданий суда митинги

По словам Савельева, латынь в его юрфирме по общему правилу не используют. Исключение – процессуальные документы, если известно, что к этому благосклонно отнесется судья, который рассматривает дело. «К примеру, это иногда бывает в жалобах в Верховный суд», – говорит Савельев. В то же время он иначе относится к латинским фразам в судебных решениях: «Латинские выражения в решениях суда – это очень здорово. Значит, что у судьи есть полет мысли в аргументации».

Редкость

С помощью Caselook нашлось несколько дел, где суды использовали латинские фразы. Но это редкость. Среди наиболее употребляемых латинских слов – Status quo («Исходное положение»), De jure («Де-юре») и некоторые другие. Что касается выражений с самостоятельным смыслом, часто это «украшения», когда используется фраза, у которой есть русский аналог. Другое дело – профильные термины, которые встречаются в решениях арбитражных судов на тему международного частного права. Без них обойтись сложно. Примером может служить правило Lex fori concursus («Право государства банкротства субъекта») – такое понятие в отечественный правовой оборот ввел Президиум Высшего арбитражного суда (Постановление от 12 ноября 2013 года № 10508/13 по делу № А40-108528/12-50-1134). Как говорит этот международный принцип, банкротство регулируется правом той страны, суд которой ведет дело о несостоятельности.

В целом арбитражи чаще используют латинские термины. Суды общей юрисдикции дают куда меньше примеров. В большинстве случаев последние используют латынь, когда применяют позиции Конституционного суда, который время от времени обращается к мудрости древнеримских юристов. Остальные решения – «штучные». Например, юридическая пресса писала о судье Андроповского районного суда Ставропольского края Павле Куцурове, который активно цитирует латынь и демонстрирует знания римского права в своих решениях. В числе выражений, которые он использовал, – Prima facie evidence («Доказательства, убедительные на первый взгляд») и Grammatica falsa non vitiat chartam («Грамматические ошибки/описки не делают документ недействительным»).

Судьи всегда дают перевод цитируемой фразы, ведь судопроизводство должно вестись на русском языке.

Какие латинские выражения используют суды в своих решениях

Lex posterior derogat priori («Последующий закон отменяет предыдущий») и Lex specialis derogat lex generalis («Специальный закон отменяет общий), указал Конституционный суд в Постановлении от 29 июня 2004 № 13-П. В этом деле он рассматривал вопрос законности п. 1 ст. 7 УПК, который запрещает судам, прокурорам и следователям применять федеральные законы, противоречащие УПК. Но КС не нашел здесь противоречий, потому что УПК и другие федеральные законы обладают одинаковой юридической силой, а специальный закон имеет приоритет над общим.

Nullum crimen, nulla poena sine lege («Нет преступления, нет наказания без указания на то в законе»), напомнил КС в Постановлении от 14 июля 2011 г. № 16-П. Там он признал неконституционным УПК в той мере, в какой он позволяет закрывать дело на умершего подозреваемого или обвиняемого без согласия его родственников. Получается, что лицо признается фактически виновным, потому что его нельзя посмертно реабилитировать, защитить его честь и достоинство, объяснил КС.

От XII таблиц до Салической правды

Принцип Non bis in idem («Не дважды за одно и то же») нашел отражение в ч. 1 ст. 50 Конституции. Она гласит, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Конституционный суд упомянул и разъяснил принцип на практике в Постановлении от 19 марта 2003 года № 3-П. Non bis in idem исключает не только повторное наказание за одно преступление, но и квалификацию одного преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если их нормы соотносятся как общая и специальная или как целое и часть. Также, согласно указанию КС, недопустим двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и определении вида и меры ответственности.

Статья в тему:  Что будет если не явиться в суд в качестве обвиняемого

Contra proferentem («Против предложившего») – известное правило толкования договоров, по которому в случае неясности условие соглашения понимается не в интересах его автора. Этого требует Постановление Пленума ВАС № 16 от 14 марта 2014 года. Например, в деле № А34-4827/2014 принцип Contra рroferentem применил 18-й арбитражный апелляционный суд, который разрешал спор между заказчиком и подрядчиком. Он истолковал договор в пользу подрядчика как профессионала своего дела.

Venire contra factum proprium («Никто не может противоречить собственному предыдущему поведению», эстоппель) – такой принцип вспомнил 1-й арбитражный апелляционный суд в деле № А43-46476/2018. Он применил его в споре территориального управления Росимущества по Нижнему Новгороду с частным арендатором. Чиновники оспаривали дополнительное соглашение к договору, но они не могли не знать, что его необходимо было заключить по результатам торгов.

Non reformation in peius («Положение стороны, подавшей жалобу, не должно ухудшиться в сравнении с обжалуемым решением»), написал Ленинградский областной суд в определении по делу № 33-2215/2019. Там застройщик «Квартал 17А» обжаловал решение первой инстанции, которая присудила дольщику неустойку за задержку передачи квартиры. Но не столько, сколько он просил, а меньше. Девелопер просил еще снизить сумму. Вторая инстанция пришла к выводу, что ее не надо было уменьшать вообще, но не стала изменять решение, потому что оно ухудшило бы положение апеллянта.

Delegatus non potest delegare («Никто не может передоверить полномочий больше, чем есть у него самого») – такой правовой принцип из иностранного правового заключения приняли во внимание арбитражные суды в деле № А27-18158/2018. Там гонконгская Kusbas Holding Limited успешно признала недействительным договор купли-продажи акций. Он был подписан по доверенности, выданной в порядке передоверия, но у сотрудницы такого права не было.

Vigilantibus, non dormientibus, jura subveniunt («Законы помогают бодрствующим, а не спящим»). Такой принцип учел 15-й арбитражный апелляционный суд в деле № А32-51394/2017, где истец предъявил иск к ответчику через 10 лет после предполагаемого нарушения права по договору. «Истец обратился в суд после того, как истекли сроки хранения бухгалтерских документов, что лишило ответчика возможности доказать, что он исполнял свои обязательства», – объяснила апелляция. Похожий принцип, Lus civile vigilantibus scriptum est («Гражданское право написано для бодрствующих») со ссылкой на дигесты Юстиниана, принял во внимание 7-й арбитражный апелляционный суд в деле № А03-5027/2018. Он подтвердил отказ в иске в связи с пропуском срока исковой давности.

Post hoc non est propter hoc («После» не значит «вследствие»), решил 16-й арбитражный апелляционный суд в деле № А25-448/2015. В нем покупатель, который так и не получил товар от поставщика, купил его в другом месте и пытался взыскать с продавца разницу между первой и второй сделкой. Но суды не увидели связи между ними.

Benignius leges interpraetandae sunt, quo voluntas earum conservetur («Более справедливым является такое толкование законов, при котором охраняется их воля»), отметил 9-й арбитражный апелляционный суд в одном из налоговых дел. Там оценивалось, должна ли компания после изменения в Налоговый кодекс предоставлять таможенные декларации после оказания определенной услуги. ФНС и первая инстанция решили, что должен, но апелляция упрекнула их в слишком буквальном толковании. Законодатель не хотел обременять налогоплательщика, а, наоборот, хотел отменить излишнюю процедуру, поэтому декларации не нужны, решила апелляция (дело № А40-3231/07).

Источники:

http://rg.ru/2021/09/26/pravitelstvo-predlagaet-novye-osnovaniia-dlia-prekrashcheniia-sudom-ugolovnogo-dela.html

http://www.advgazeta.ru/ag-expert/advices/kratko-o-zashchite-svoikh-prav-v-novykh-sudakh/

http://sci-book.com/derjavi-prava-teoriya/stvorennya-zagalnih-pravovih-norm-sudami-suddi-46277.html

http://base.garant.ru/2540800/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/

http://pravo.ru/story/212053/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector