0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Суды как правотворческие и правоинтерпретационные органы

О роли суда в правотворческом процессе

Зуев О.М., заместитель ученого секретаря Российской академии адвокатуры.

В последнее время значительные перемены общественно-политической жизни России заставляют вновь и вновь обращаться к такой важной проблеме, как определение роли деятельности судов Российской Федерации и формируемой ими судебной практики в правотворческом процессе.

Суды могут и должны участвовать в правотворческой деятельности именно потому, что разделение властей не является простым разделением труда в государственном аппарате, а есть сложная система совместного властвования, в которой государственные органы сдерживают и ограничивают друг друга .

См.: Федотов А.В. Возможно ли применение contra legem в демократическом правовом государстве // Журнал российского права. 2002. N 8. С. 98.

Судебное право опережает в своем развитии законодательный процесс. Оно более подвижно и поэтому оперативнее учитывает изменяющуюся правовую действительность. Судье при рассмотрении конкретных дел зачастую приходится разрешать возникающие в правовой действительности казусы, которые законодатель не всегда успевает урегулировать. В связи с пробелом в праве у судьи зачастую не оказывается под рукой необходимого закона. Отказать же в правосудии он не может и обязан разрешить спор, основываясь на общих принципах права. При этом судья не изобретает общих принципов права, а лишь выводит их из правовой системы, из определенных совокупностей отраслевых норм.

При всем многообразии рычагов обеспечения верховенства Конституции РФ и федерального законодательства особое место в этом занимают решения Конституционного Суда РФ. Их нормативный характер, непосредственное действие, общеобязательность и юридическая сила, позволяющая интерпретировать конституционные нормы и дисквалифицировать акты федерального и регионального законодательства, а также косвенным образом давать оценку правоприменительной практике придают этим решениям высокий авторитет. Фактически решения Конституционного Суда — это конституционные нормы в их динамике.

Правотворческая деятельность судов проявляется и в сфере позитивного правотворчества.

Возможность судебных органов самостоятельно создавать правила, пригодные для регулирования споров, заложена в действующем законодательстве (ст. 11 ГПК РФ, ст. 13 АПК РФ). Суд при отсутствии надлежащей нормы должен в основу решения положить правило, выведенное самим судом из общих начал и смысла законов, т.е. фактически создать правило, пригодное, по мнению судьи, для регулирования спорного правоотношения. Чем же в действительности в подобных случаях руководствуется судья? Прежде всего, сложившейся судебной практикой или, точнее, правилами, которые применялись судами ранее при рассмотрении аналогичных дел. Лишь при отсутствии такой практики судья самостоятельно формулирует соответствующее правило, позволяющее разрешить спор.

Статья в тему:  Можно ли подать на родителей в суд за избиение

Можно говорить о прецедентном характере судебных решений, содержащих новые положения, регулирующие отношения, не регламентированные законом и иными нормативными актами.

Позитивное правотворчество связано с принятием судебного решения по аналогии закона или на основании оценочных понятий права, содержание которых не регламентируется в источниках права. Во всех указанных случаях судья создает новую норму права, фактический убедительный прецедент для данного органа.

К числу судебных актов, содержащих нормативные предписания, могут быть отнесены: 1) решения Конституционного Суда Российской Федерации; 2) нормативное толкование Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; 3) решения судов общей юрисдикции, отменяющие нормативные акты (законы и др.) субъектов Федерации в случае их противоречия федеральному законодательству; 4) решения судов по аналогии закона и права, а также на основе норм права, содержащих некоторые оценочные понятия; 5) решения Европейского суда по правам человека.

Однако в последние годы отсутствие единого подхода судов в решении ключевых вопросов государственной регистрации юридических лиц умело используется сторонами в корпоративных войнах. Так, внеправовой способ установления контроля над активами предприятия предполагает государственную регистрацию без законных на то оснований изменений в учредительных документах организации и (или) изменений, содержащихся в ЕГРЮЛ, относительно лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица. Формально Закон о государственной регистрации юридических лиц (п. 1 ст. 23) не предусматривает правовой экспертизы представляемых на регистрацию документов. Анализ арбитражной практики судов Московского и Уральского округов выявляет определенную тенденцию к толкованию данной нормы, устанавливающей исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации, не буквально, а расширительно . В одном деле суд кассационной инстанции, отвергая позиции судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии обязанности регистрирующего органа проверять достоверность сведений, содержащихся в представленных документах, просто обосновал тем, что это «противоречит принципу, порядку и условиям государственной регистрации юридических лиц, указанных в Законе» .

Постановление ФАС МО от 30.04.2004 N КГ-А40/3170-04, Постановление ФАС МО от 03.06.2004 N КА-А40/4345-04.
Постановление ФАС МО от 12.11.2004 N КГ-А40/10343-04.

Однако позиция судей по рассматриваемой проблеме не является единодушной. Так, по другому делу, также рассматриваемому ФАС МО, было установлено, что Законом о государственной регистрации юридических лиц не предусмотрено производство регистрирующим органом проверок на предмет соответствия действительности данных, содержащихся в представленных на регистрацию документах . Такую же позицию заняла и апелляционная инстанция Арбитражного суда Свердловской области, несмотря на настойчиво противоположную позицию суда первой инстанции (федерального судьи Воронина С.П.) . В частности, апелляция отметила, что Закон содержит исчерпывающий перечень документов, представляемых для регистрации, и, так как у инспекции отсутствуют полномочия по проверке их достоверности, требовать дополнительные документы налоговый орган не вправе .

Статья в тему:  Как получить права на управление маломерными судами

Постановление ФАС МО от 18.11.2004 N КА-А40/10447-04.
Решение Арбитражного суда Свердловской области от 21.11.2005 N А60-27525/2005-С9; решение Арбитражного суда Свердловской области от 14.12.2005 N А60-28533/2005-С9; решение Арбитражного суда Свердловской области от 20.03.2006 N А60-2905/2006-С9.
Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 06.03.2005 N А60-28533/2005-С9.

Странно, что даже кассационная инстанция — Федеральный арбитражный суд Уральского округа не смогла выработать единый подход в этой проблеме, приняв в абсолютно схожих случаях (признания регистрации реорганизации акционерного общества недействительной) противоположные судебные акты .

Постановление ФАС УО от 12.07.2006 N Ф09-3965/06-С5 и Постановление ФАС УО от 25.09.2006 N Ф09-7792/06-С4.

Таким образом, положение п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации юридических лиц приобретает в правоприменительной практике весьма сомнительный с точки зрения законности статус «резиновой» нормы, которая по объему может меняться в зависимости от конкретной ситуации .

Штыка А. Судебная защита в условиях корпоративного захвата // Слияния & поглощения. 2005. N 4.

Принцип продекларированного государством отказа от осуществления контроля за соблюдением законодательства при образовании, внесении изменений или прекращении деятельности юридических лиц, по-моему, привел не столько к либерализации и упрощению данной процедуры, сколько к неограниченной «усмотрительности» судов.

Существующая система государственной регистрации юридических лиц не способна в полной мере защитить права и законные интересы юридических лиц и их участников от недобросовестных действий третьих лиц, поэтому, по мнению Е. Семеняко, назрела насущная необходимость принятия поправок в Закон о регистрации юридических лиц . С этим выводом трудно не согласиться.

Семеняко Е.В. Регистрация — проблема бизнеса // ЭЖ-Юрист. 2005. N 49.

Усилия высших судебных органов в настоящее время, по мнению В. Анишина, следует направить на то, чтобы сделать более предсказуемыми и разумными пределы колебаний правоприменительной практики различных судов, с одной стороны, и наделить их новым качеством — качеством властности — с другой .

Анишина В. Правовые позиции Конституционного Суда в России // Российская юстиция. 2000. N 7.

Судебная практика как источник российского права

Правотворчество органов судебной власти традиционно является предметом научных споров в рамках романо-германской правовой традиции. При этом обычно обсуждаются такие вопросы, как понятие судебной практики, обязательность выработанных ею правоположений, возможность осуществления правотворческой деятельности судами разного уровня, признание судебной практики, пусть и с рядом оговорок, источником права.В странах романо-германской правовой системы относительно судебной практики придерживаются иных установок, чем в странах общего права. В основном они сводятся к следующему:

Статья в тему:  Как оспорить в суде 130 статью

— формально все суды наделены равными полномочиями и не связаны решениями друг друга;

— решения одного суда не является обязательными для другого суда, в том числе в рамках одной подсистемы судебных органов;

— решения вышестоящих судов, не являются обязательными для нижестоящих судов при рассмотрении аналогичных дел;

— использование судом и сторонами по делу ссылок на позиции вышестоящих судебных инстанций не является обязательным и осуществляется в силу их убедительности;

— судьи не формулируют право, а лишь корректируют его, давая то или иное толкование закона.

В России, в общем и целом относящейся к романо-германской правовой семье, доминирующая правовая доктрина отрицает судебное правотворчество. Компетенция суда сводится исключительно к применению права.

Советская теория права всегда исходила из постулата, что судебная практика не является источником права. С.Л. Зивс подчеркивал, что обратное противоречило бы «принципу подзаконности судебной деятельности. Правотворческая деятельность суда с неизбежностью умаляет значение закона» . По мнению И.Б. Новицкого, «в советском государстве не может быть места для судебного прецедента.

Советский суд является проводником и стражем законности, он должен строго следить за тем, чтобы общие нормы закона (и подзаконных актов) неукоснительно соблюдались всеми гражданами, должностными лицами, учреждениями и прежде всего самим судом» . Считалось, что в законодательного процесса при формировании правовых норм есть возможность учесть гораздо больше факторов, чем это способен сделать суд при рассмотрении конкретного дела, а высшие судебные органы осуществляют исключительно надзор за деятельностью нижестоящих судов, обеспечивая единство применения законов.

В современных условиях данный подход сохраняет свои доминирующие позиции, подкрепляясь новым доводом: судебная практика не может являться источником права, ибо это противоречит принципу разделения властей. Однако, представляется, что правотворческая функция судов вполне совместима с конституционным принципом разделения властей. Судебная власть формирует правоприменительную практику (соответствующие правила) в процессе разрешения конкретных спорных ситуаций, рассматриваемых в рамках общих норм закона, и не претендует на узурпацию прерогатив законодательной власти по установлению абстрактных общеобязательных норм. Напротив, признание за отдельными органами судебной власти правотворческой функции способно обеспечить большую «эластичность» и эффективность законодательных предписаний.

Однако статус источника права не может признаваться за решение суда любой инстанции (содержащимися в нем правоположениями). Правотворческой функцией должны обладать только высшие суды Российской Федерации.

В последние годы российская судебная практика демонстрирует функционирование актов высших судебных органов в качестве источников права. Суды нижестоящих инстанций в своих решениях постоянно ссылаются на судебные акты, разъяснения и постановления пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Статья в тему:  Где работает суд мед эксперт

Е.Б. Абросимова отмечает, что «…постановления Пленума Верховного Суда РФ обладают признаками источника права:

1) являются способом внешнего выражения права;

2) выступают способом закрепления нормы;

3) принимаются уполномоченным на то органом Российского государства;

4) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному числу лиц;

5) рассчитаны на многократное применение;

6) подлежат обязательному опубликованию, иными словами обладают признаками нормативного акта, подзаконного характера».

В связи с этим целесообразно законодательно признать правотворческие функции за высшими судебными органами, в частности за Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным судом РФ. Такое правотворчество уже фактически существует. Косвенно нормотворческая функция судов закреплена в АПК, где указано, что судебное решение может быть отменено судом надзорной инстанции в случае нарушения единообразия толкования и применения норм права . Кроме того, в соответствии ФЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

Разъяснения и постановления высших судов является вторичным или производным источником права; они основываются на законе, конкретизируют и дополняют его с учетом реальных гражданско-правовых отношений. Придание постановлениям и разъяснениям Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ статуса источника права не будет противоречить принципу разделения властей, умалять роль Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных законов в системе источников права Российской Федерации. Высшие суды не могут иметь право непосредственно изменять закон, но функция толкования, предполагающая в случае необходимости возможность корректировки и конкретизации правовых норм, должна быть за ними признана.

Судебная практика неизбежно сопряжена с расширительным или ограничительным толкованием высшими судами Российской Федерации неясных законодательных положений, преодоление пробелов в законодательстве. В рамках требования единообразия судебной практики в качестве источника права должны рассматриваться только разъяснения и постановления пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, представляющие собой, в том числе, консолидированное мнение высших судов, в отношении однотипных решений, принятых судами низших инстанций по конкретным делам.

© 2012 А.В. Корнев

Любое копирование материалов с сайта запрещено.

Суды как правотворческие и правоинтерпретационные органы

Судебную систему Российской Федерации в соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) [1] составляют федеральные суды, к которым относятся Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции, арбитражные суды и суды субъектов Российской Федерации, включающие в себя конституционные (уставные) суды субъектов федерации и мировых судей.

Статья в тему:  Как найти решение апелляционного суда

Акты судебных органов весьма разнообразны. Конституционный Суд РФ принимает решения в форме постановлений, заключений либо определений. Иные федеральные суды при рассмотрении дел в первой инстанции вправе выносить приговоры, решения и определения. Суды, пересматривающие дела в апелляционном, кассационном порядке и в порядке надзора, выносят постановления. Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ наделены также правом дачи разъяснений по вопросам судебной практики. Все эти акты по своей природе являются правовыми. «Правовой акт — это письменный документ, принятый правомочным субъектом права (государственным органом, местным самоуправлением, институтами прямой демократии), имеющий официальный характер и обязательную силу, выражающий властные веления и направленный на регулирование общественных отношений». [2] Особый интерес поэтому представляет вопрос о нормативности актов судебной власти.

Проблема судебного правотворчества для Российской Федерации не является новой, однако подходы к ней в последнее время изменились достаточно радикально. В отечественной теории права долгие годы превалировала точка зрения, согласно которой суды могли осуществлять лишь официальное толкование закона, не создавая новых норм, поскольку они не наделены действующим законодательством нормотворческой функцией и являются по своей природе органами правоприменительными, а создание норм согласно классическим канонам теории разделения властей, лежащей в основе государственного устройства РФ, остается прерогативой законодательных органов. Вместе с тем никто не отрицает права органов исполнительной власти издавать нормативные акты, несмотря на то, что это также противоречит данной теории.

Общеобязательным (нормативным) характером обладают и такие акты органов судебной власти, как решения Конституционного Суда РФ, постановления пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, подлежащие соблюдению всеми субъектами права. Все это подтверждает невозможность абсолютного разделения различных ветвей власти исходя из критерия нормотворчества. Более правильной, на наш взгляд, представляется точка зрения, высказанная Р. З. Лившицем: «Государственная власть осуществляется тремя основными ветвями: законодательством, управлением, правосудием. Средством осуществления власти служат прежде всего правовые нормы. Поэтому основными видами правовых норм следует считать акты законодательства, управления и правосудия». [3] Необходимо также заметить, что в действующем законодательстве отсутствуют нормы, запрещающие судебным органам принимать нормативные акты.

В последние годы многие российские ученые и практики заявляют о необходимости официального признания права судебных органов создавать нормы. [4] Однако в большинстве работ, как правило, рассматриваются либо отдельно взятые аспекты данной проблемы (например, исследование деятельности конкретного судебного органа или значения судебной практики в отдельно взятой отрасли права), либо приводятся только факты нормотворческой деятельности судов без надлежащего теоретического обоснования. Вместе с тем, очевидно, что данный вопрос может быть урегулирован на законодательном уровне лишь в отношении судебной системы в целом, так как это связано с коренным изменением принципов, на которых строится судебная власть в РФ.

Статья в тему:  Как обеспечивается независимость судов и судей

Конституционный Суд Российской Федерации

Особое значение решений Конституционного Суда РФ обусловлено, с одной стороны, его специфическими по сравнению с судами общей юрисдикции и арбитражными судами правомочиями, ограниченными решением исключительно вопросов права, а с другой — характером юридических последствий, определенных непосредственно в Конституции РФ, согласно которой акты или их отдельные положения, признанные судом неконституционными, утрачивают силу, а не соответствующие Конституции международные договоры не подлежат введению в действие и применению (ч. 6 ст. 125). Более того, признание нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции является, согласно ст. 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» [5] , является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нормативных актов и договоров не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами. Прекращение действия нормативного акта, в свою очередь, влечет возникновение, изменение либо прекращение правоотношений для неопределенного круга лиц, т. е. вызывает последствия, аналогичные последствиям принятия закона или иного правового акта.

Суд, отменяя действие актов либо их отдельных положений, фактически осуществляет нормотворческую деятельность в рамках своих «негативных законодательных полномочий», установленных Конституцией. В силу положений ст. 6 и 79 Закона «О Конституционном Суде РФ» решения Суда обязательны для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений на всей территории страны. В соответствии со ст. 78 Закона постановления и заключения Конституционного Суда, как и иные нормативные акты, принимаемые органами государственной власти, подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях. Данное положение аналогично требованию, предъявляемому ч. 3 ст. 15 Конституции РФ к нормативным актам. Таким образом, заявления отдельных ученых о том, что постановления Конституционного Суда РФ являются исключительно интерпретационными актами (актами толкования) и, следовательно, не содержащими норм права [6] , представляются не вполне убедительными, и, напротив, совершенно логичен вывод о том, что решения Суда, признающие те или иные положения правовых актов неконституционными, обладая всеми признаками нормативного акта, таковыми в действительности и являются.

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды

Возможность судебных органов самостоятельно создавать правила, пригодные для регулирования споров, заложена в действующем законодательстве. Ст. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ [7] гласит: «В случае отсутствия закона, регулирующего спорное отношение, суд применяет закон, регулирующий сходные отношения, а при отсутствии такого закона суд исходит из общих начал и смысла советского законодательства”. Аналогичное положение содержит и в Арбитражного процессуального кодекса РФ. [8]

Статья в тему:  Как написать в страсбургский суд

Из этого следует, что суд при отсутствии надлежащей нормы должен в основу решения положить правило, выведенное самим судом из общих начал и смысла законов, т. е. фактически создать правило, пригодное, по мнению судьи, для регулирования спорного правоотношения. Чем же в действительности в подобных случаях руководствуется судья? Прежде всего, сложившейся судебной практикой или, точнее, правилами, которые применялись судами ранее при рассмотрении аналогичных дел. Лишь при отсутствии такой практики судья самостоятельно формулирует соответствующее правило, позволяющее разрешить спор. Каково же юридическое значение данных правил?

Степень устойчивости правопорядка любого государства во многом зависит от соблюдения принципа единообразия судебной практики. Игнорирование судом правил, созданных им самим, ставит под сомнение законность вынесенных решений, в основу которых это правило было положено. С другой стороны, при подтверждении судом высшей инстанции правильности принятого решения либо при использовании вышестоящим судом при рассмотрении аналогичного дела правила, созданного судом низшей инстанции, авторитет этого правила усиливается и оно становится образцом разрешения таких дел в нижестоящих судах. В таких обстоятельствах любой судья при вынесении решения обязан руководствоваться правилами, выработанными практикой.

Требование о необходимости единообразия при рассмотрении дел судами нашло отражение и в Конституции РФ, согласно которой на Верховный Суд (ст. 126) и Высший Арбитражный Суд (ст. 127) возложены функции осуществления судебного надзора за деятельностью нижестоящих судов и дачи разъяснений по вопросам судебной практики. Такого рода разъяснения обычно оформляются как постановления пленумов. Данные разъяснения носят юридически обязательный характер, и суды в своей практике используют их наряду с законом в качестве оснований для принятия решений.

Вопрос нормативности постановлений уже давно обсуждается, но этим не исчерпывается проблема нормотворчества судебных органов. Только ли в постановлениях пленумов могут содержаться нормы права? Очевидно, нет. В частности, судам общей юрисдикции подведомствены дела о признании недействительными нормативных актов, не соответствующих закону. Однако действие правовой нормы не может быть прекращено правоприменительным актом (решением суда). Следовательно, данные решения содержат в себе нормы права, в связи с чем, совершенно логично отнести их к категории источников права.

Рассматривая проблему судебного нормотворчества, следует обратить внимание и на такую категорию актов, как письма Высшего Арбитражного Суда РФ, вопросы юридической силы которых в литературе практически не исследовались. Вместе с тем такие письма, применяемые в арбитражной практике, представляют особый интерес. Условно можно все письма разделить на два вида. К первому относятся информационные письма, разъясняющие отдельные положения законодательства. По существу, они могли бы выступать лишь в качестве актов толкования, но на практике в некоторые из них включаются новые правила, не содержащиеся в разъясняемой норме.

Статья в тему:  Когда суд над шамсутдиновым

К другому виду писем относятся письма с обзорами практики рассмотрения споров по отдельным категориям дел. В чем заключается цель, преследуемая Высшим Арбитражным Судом при издании таких писем? Очевидно, в том, чтобы на примерах судебной практики указать на ошибки, допускаемые судами при разрешении споров, и показать правильный выход при разрешении подобного спора, который может возникнуть в будущем. Более того, в обзоры включаются дела (примеры дел), правильность решения которых подтверждает Высший Арбитражный Суд.

Все приведенные выше случаи говорят о том, что Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд на практике принимают акты, подлежащие обязательному соблюдению судами, а следовательно, и регулирующие определенным образом конкретные правоотношения. Соответственно, можно сделать вывод, что фактически данные судебные органы в действительности осуществляют нормотворческую функцию.

[1] О судебной системе Российской Федерации. ФКЗ №1- ФКЗ от 31 декабря 1996 года (в ред. Федеральных конституционных законов от 15.12.2001 № 5-ФКЗ, от 04.07.2003 № 3-ФКЗ)

[2] Ю.А. Тихомиров, И.В. Котелевская. Правовые акты. Учебно-практическое и справочное пособие. М., 1999. С. 17.

[3] Лившиц Р.З.. Современная теория права. Краткий очерк. М., 1992. — С. 46.

[4] См.: Иванов С. А. Трудовое право переходного периода: новые источники // Государство и право. 1996. № 1. С. 43—52; Жуйков В. М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997; Судебная практика как источник права. М ., 1997; Ржевский В. А., Чепурнова Н. М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 1998, и др.

[5] О конституционном суде Российской Федерации от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ (в ред. Федеральных конституционных законов от 08.02.2001 № 1-ФКЗ, от 15.12.2001 № 4-ФКЗ)

[6] Теория государства и права. Екатеринбург. 1996. С. 374-375.

[7] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации № 138-ФЗ от 14 ноября 2002 года (в ред. Федерального закона от 30.06.2003 №6-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ 18.07.2003 №13-П

[8] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации № 95-ФЗ 24 июля 2002 года

Судебное правотворчество

Вы будете перенаправлены на Автор24

Понятие и содержание судебного правотворчества

Судебное правотворчество – выработка, изменение, отмена правовых норм судами в рамках осуществления ими правосудия, как специальной процедуры.

Статья в тему:  Адвокат как представитель по гражданским делам в суде курсовая работа

Осуществляя правосудие, как основную задачу своей деятельности, судебная власть одновременно стремится к решению возникающих между субъектами правоотношений социальных конфликтов. Таким образом, правотворчество судебной власти имеет вспомогательной по отношению к её основной функции порядок. Судья, рассматривая дело, оценивает имеется ли потребность в регулировании возникших правоотношений при помощи судебного прецедента.

  • издание судебного прецедента;
  • интерпретация правоприменительной практики.

В основе судебного правотворчества лежит не субъективное мнение судьи, а имеющиеся правовые нормы. Акт судебного правотворчества не может противоречить закону. Исключение составляет решение Конституционного суда По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Конституционный Суд подробнее , рассматривающего насколько положения отдельных законов соответствуют положениям Конституции По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Функции Конституции подробнее . В том случае, если Конституционный суд По данной теме мы уже выполнили реферат Конституционный суд РФ подробнее выявить противоречия, то своим Постановлением он может обязать законодателя внести изменения в нормативный акт.

Готовые работы на аналогичную тему

Субъекты судебного правотворчества – судьи высших судебных органов: Верховного и Конституционного судов РФ По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Конституционный Суд РФ подробнее .

Признаки судебного правотворчества

Судебное правотворчество не является самостоятельной формой, его акты – дополнительный результат главной функции судебной власти – правосудия.

Данный вид правотворчества не имеет специальной процессуальной формы, так как осуществляется непосредственно в рамках судебной процедуры, привязано к ней. Это отличает судебное правотворчество от законодательного. Так как для органов законодательной власти правотворчество является базовой и независимой функцией.

Следующий признак судебного правотворчества – обусловленность характером рассматриваемого судебного спора. В отличие от абстрактных обобщенных законодательных норм, нормы, формируемые судебным правотворчеством, более конкретны и неразрывно связаны с правоотношениями в рамках определенной категории дел.

Признаком судебного правотворчества является его ограниченность со стороны законодательных норм, так как предписания нормативных правовых актов безусловны для судов.

Процесс правотворчества инициируется не самим судом, а сторонами, участвующими в судебном разбирательстве, которые таким образом стремятся к разрешению существующего правового конфликта. Поводом к возникновению потребности в судебном правотворчестве является недостаточная проработанность законов, наличие пробелов. Наличие недостаточной ясности закона может выявиться уже в ходе рассмотрения дела и суд вынужден творить право. Таким образом, характерным признаком судебного правотворчества является его спонтанный характер, отсутствие системы.

Способы осуществления судебного правотворчества:

  • интерпретация;
  • конкретизация терминов;
  • уточнение понятий;
  • применение аналогии закона и права.

В условиях, когда положения нормативного акта противоречат предписаниям закона большей юридической силы, суд может использовать инструмент редактирования правового акта. Это право есть у Конституционного суда, осуществляющего функцию судебного нормоконтроля.

Статья в тему:  Где находится мировой суд в симферополе

Формы судебного правотворчества:

  • постановления высших судов;
  • постановления пленумов Верховного Суда По данной теме мы уже выполнили реферат Третейские суды подробнее ;
  • решения о признании нормативных актов недействительными;
  • надзорные акты высших судебных органов;
  • постановления конституционных судов регионов.

Почему судебный прецедент, за исключением решений Конституционного суда, до сих пор не стал официальным источником права в России?

Судебный прецедент в России не является официальным источником права, прежде всего из-за того, что у нас романо-германская правовая система. Однако на деле все несколько иначе.

Приведу слова Председателя Конституционного Суда РФ Зорькина В.Д.: «Правотворческая деятельность судов в правовой системе России формально (официально) не признается, в доктрине интерпретируется противоречиво, но реально существует и через высшие судебные инстанции влияет на развитие права, так же как это имеет место и в ряде других стран Европейского континента (Греция, Италия, Нидерланды, ФРГ и др.). Решения Конституционного Суда, в результате которых нормативные акты, признанные неконституционными, утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же общее значение (как и нормативные акты), не присущее по своей природе правоприменительным актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов (Постановление КС РФ от 16.06.1998 N 19-П). Таким образом, решения Конституционного Суда по делам о проверке конституционности законов и иных нормативных правовых актов высокого уровня имеют, по сути, нормативный характер (обладают нормативной силой) и как таковые приобретают прецедентное значение»

На мой взгляд Зорькин В.Д. довольно ёмко высказался о том, что на самом деле в России многие судебные акты приобретают прецедентное значение. Проблема заключается в том, что единства судебной практики не будет в полной мере до тех пора пока в РФ не будет судебный прецедент признан источником права.

На практике суды сейчас действительно при вынесении решений активно ссылаются на разъяснение вышестоящих судов. Вышестоящие суды сейчас фактически создают правовые нормы, которые имеют важное юридическое значение не только при судебных спорах, но и в хозяйственной деятельности или даже в деятельности граждан.

Вероятно, что отсутствие официального закрепления судебного прецедента как источника права сейчас является нежеланием вносить изменения в Конституцию в это части. Также существует и мнение, что это может привести к беспределу судебной системы, когда решения будет выносится по заказу (т.е. в чьих-то интересах) и они будут становится источником права.

Источники:

http://wiselawyer.ru/poleznoe/21560-roli-suda-pravotvorcheskom-processe

http://www.kapartner.ru/sudebnaya_praktika_kak_istochnik_rossiiskogo_prava/

http://www.allpravo.ru/diploma/doc29p/instrum1693/item1702.html

http://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/pravotvorchestvo/sudebnoe_pravotvorchestvo/

http://yandex.ru/q/question/pochemu_sudebnyi_pretsedent_za_reshenii_v_46a643fe/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector