0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое специальный церковный суд

Церковный суд, милость и вера. Интервью с протоиереем Владиславом Цыпиным

Члены святой, соборной и апостольской Церкви в той или иной степени подвержены греху, они могут совершать преступления против заповедей, нарушать церковные установления. Церковь должна выносить свой властный суд по отношению к этим поступкам. Этой цели служит и устанавливающаяся сегодня в России система церковных судов.

– Отец Владислав, в нашей Церкви в настоящее время складывается система судопроизводства. Всегда ли в Православной Церкви существовали церковные суды?

– Надо сказать, что как самостоятельные органы церковной власти церковные суды стали возникать в Православных Церквях лишь в XX столетии. В 1890 году в Сербской Церкви был образован Великий церковный суд, рассматривавший дела клириков и мирян, но не архиереев, чуть позже суд появился и в Элладской Церкви. Церковная власть всегда рассматривалась как неделимая, то есть правящему архиерею в своей епархии принадлежит высшая и судебная, и законодательная, и административная власть. На поместном уровне такой властью обладает архиерейский собор. Но возникла многими обстоятельствами обоснованная мысль о целесообразности выделения церковно-судебных учреждений как самостоятельных учреждений. При этом, естественно, канонический принцип сохранения полноты судебной власти за архиереем остается неизменным.

– Когда решение о создании церковных судов было принято в Русской Православной Церкви?

– Архиерейский собор 2000 года принял новый Устав Русской Православной Церкви, который предусматривает существование церковных судов на уровне как епархий, так и всей Церкви в целом. В то же время образование общецерковного суда было отложено до принятия положения о деятельности таких судов. В 2004 году Священный Синод принял только временное положение о церковном суде для судопроизводства на епархиальном уровне, а образование общецерковного суда было опять отложено. Итак, сложившаяся фактически система находится в некотором противоречии с Уставом 2000 года, который предусматривает существование общецерковного суда. Вероятно, предстоящий Архиерейский собор эту проблему должен решить: либо образовать общецерковный суд, либо принять иное решение, зафиксировав его в Уставе.

Временное положение предоставляет архиереям возможность выбора: либо образовывать специальный орган церковного суда в своей епархии, либо, в соответствии с более ранним Уставом 1988 года, сохранить судебные полномочия за епархиальным советом.

Епархиальный суд

– Что находится в компетенции епархиального суда?

– В таком суде рассматриваются дела по обвинению клириков и мирян епархии. Правящий архиерей решает, рассматривать ли дело единолично или передать его для рассмотрения церковному суду. Как правило, он рассматривает его сам, когда оно предельно ясное. Например, клирик вступил во второй брак: здесь не требуется исследования, достаточно документального подтверждения факта, чтобы лишить такого клирика сана. Если же все-таки требуется выяснение факта совершения церковного преступления, то дело рассматривается в судебном порядке епархиальным судом или епархиальным советом.

Епархиальный церковный суд не выносит приговора по делу. Он устанавливает факт совершения церковного преступления и лицо, совершившее это преступление, а также дает каноническую справку по делу. На основании принятого епархиальным судом или епархиальным советом постановления решение принимает правящий архиерей. Иногда окончательное решение по делу принимает Святейший Патриарх — в тех случаях, когда речь идет об отлучении мирянина от Церкви, пожизненном запрещении клирика в служении или извержении его из сана.

– Если дело передается в епархиальный суд, то правящий архиерей все равно участвует в судебных заседаниях?

– Правящий архиерей может сам возглавить епархиальный суд, либо назначить председателем такого суда викарного архиерея или пресвитера. Архиерей также назначает его заместителя и секретаря суда из пресвитеров. Двух других членов суда, также из пресвитеров, выбирает епархиальное собрание. Конечно, желательно, чтобы члены суда, включая и председателя, имели юридическое образование, высшее богословское образование, были канонистами, но прямым, непременным условием это не является. Таким образом, правящий архиерей участвует в судебном заседании, если он берет на себя должность председателя. Он, естественно, может участвовать в заседании и в том случае, если сочтет такое участие целесообразным.

– Отец Владислав, в материалах Поместного собора 1917–1918 годов встречаются положения о том, что и миряне также могут участвовать в составе церковного суда. Почему это не предусмотрено сейчас?

– Я бы тут сделал такое уточнение: прямо о церковном суде Собор постановления не вынес. Материалы, выработанные соответствующим отделом, не были приняты на пленарном заседании Собора, и тогда церковных судов как самостоятельных отдельных органов образовано не было. Возможность существования отдельных церковных судебных учреждений поддерживалась большинством, но не всеми членами Собора. Это были лишь идеи Собора, но не окончательное соборное решение.

На последних Соборах было сочтено, что иерархический церковный порядок не совсем совместим с возможностью рассмотрения обвинений клириков мирянами. По действующему Уставу Русской Православной Церкви архиереи могут быть судимы лишь коллегией архиереев. Стоит ли полагать другой принцип для пресвитеров? Поэтому и клирики, и миряне предстают перед коллегией, включающей пресвитеров под председательством, возможно, архиерея.

  1. На настоящий момент положение об общецерковном суде не разработано и не принято. В соответствии с Уставом РПЦ от 1988 года функции этого судебного органа исполняет Священный Синод.
  2. Правящий архиерей принимает решение об образовании церковного суда в своей епархии. Если такой суд не образован, то судебные дела рассматриваются епархиальным советом в соответствии с более ранним Уставом РПЦ от 1988 года и временным положением.
  3. В вопросах об апелляции по делам пресвитеров, диаконов и мирян дело может быть передано на рассмотрение Архиерейскому собору, но только в том случае, если общецерковный суд (сейчас Священный Синод) сочтет это необходимым.

Рассматриваемые дела

– Какие вопросы сейчас преимущественно рассматриваются в епархиальных судах?

– Это в основном дела клириков, потому что практика совершенного отлучения мирян от Церкви или даже отлучения от причастия на длительные сроки сравнительно редка. Клириков же извергают из сана, либо, что чаще бывает, запрещают в служении на определенный срок или пожизненно. За что? Как за деяния, совершенные умышленно, так и за неумышленные — например, за неумышленное убийство. В наше время такое чаще всего случается на дорогах. По канонам, это влечет за собой десятилетнее отлучение от причастия мирянина или извержение из сана клирика.

Другое дело, что практика церковных судов гораздо более снисходительна, икономична, чем это предусматривают каноны и по отношению к клирикам и, в особенности, по отношению к мирянам. Во многих случаях вместо извержения из сана практика ограничивается пожизненным или только временным запрещением в служении.

– Входят ли бракоразводные дела в компетенцию епархиальных судов?

– Этот вопрос широко обсуждался, но во временном положении бракоразводные дела не обозначены. Все-таки, при настоящей сфере компетенции, церковные суды созываются при экстренных обстоятельствах. Если бы через них проходили бракоразводные дела, они бы работали непрерывно и были бы перегружены. Бракоразводные дела рассматриваются лично правящим архиереем на основании подаваемых прошений.

– Кто может обращаться в церковный суд? Зависит ли это от его вероисповедования?

– Это вопрос решен определенно: по делам, связанным с вероисповедованием, свидетелями, а значит и обвинителями, возбуждающими дело, могут быть лишь лица православного исповедования, не замешанные в церковных преступлениях сами, не обвинявшиеся ранее в расколах и в расколах не участвующие, то есть безукоризненного исповедования православные христиане. Если же речь идет о преступлениях нравственного характера, то тогда свидетелем может быть любой человек, независимо от вероисповедования. Скажем, речь идет об уголовном преступлении, которое вменяется клирику, или же о дорожно-транспортном происшествии, в котором виновен клирик — свидетелем здесь может быть любое лицо без ограничений.

Гражданский и церковный суд

– Каково соотношение гражданского и церковного суда? Скажем, в Дании заявляющий о своем неверии священник не может быть лишен сана из-за апелляций к гражданским государственным законам. Возможно ли такое в России?

– Невозможно. Дело в том, что в Дании Церковь не отделена от государства, и поэтому государственная компетенция распространяется на внутрицерковные отношения. У нас же Церковь от государства отделена. Церковное наказание в России не лишает наказанного никаких гражданских прав, и у него нет основания обращаться в светский суд. Хотя казусы подобного рода случались. Миряне подавали жалобы в гражданские суды в связи с отлучением их от причастия, и даже принимались решения на этот счет, но, разумеется, это было грубой ошибкой, не имеющей канонических и юридических оснований. Другое дело, что совершение уголовных преступлений во многих случаях является совершением и церковных преступлений, и церковные суды на основании вынесенных гражданскими судами обвинительных заключений, но не автоматически, а все-таки через рассмотрение дел, могут принимать решение о лишении сана. Но в данном случае приговор гражданского суда является просто отправной точкой для рассмотрения дела. Он не связывает церковный суд.

– Почему, в отличие от гражданского, заседания церковного суда носят закрытый характер?

– Для церковных судов публичность неуместна, потому что предметом исследования на таких судах являются часто поступки, имеющие особенно сильный нравственный аспект. Надо сказать, что некоторые дела уголовного характера, но связанные с семейными отношениями, с личной нравственностью, в порядке исключения гражданскими судами рассматриваются также закрыто. Если делать суд открытым, кто на него придет? И православные, и неправославные, и враждебно относящиеся к Церкви. Не будем же мы, пропуская в помещение, где происходят судебные заседания, требовать: «Предъявите свидетельство Вашего православия». Есть и другие соображения, которые делают нецелесообразным открытое публичное рассмотрение дел.

– Чем вызвано отсутствие в церковных судах института адвокатов?

– Из самой природы Церкви вытекает, что член Церкви не нуждается в какой-то массированной защите своих интересов. Церковь его скорее побуждает к покаянию, чем к тому, чтобы отстаивать свои права. Все-таки адвокаты часто защищают обвиняемых, действительно совершивших преступление, но имеющих шансы довести дело до такой ситуации, когда обвинение остается недоказанным. В Церкви подобный исход дела крайне нежелателен. Именно на доверительных, откровенных отношениях, уместных между христианами, должна основываться деятельность церковного суда.

специальный церковный суд дляы борьбы с еретиками. история средних веков 6 класс

ИНКВИЗИЦИЯ (от лат. inquisitio — розыск) , в католической церкви в 13-19 веков особые суды церковной юрисдикции, независимые от органов и учреждений светской власти. В основном вели борьбу с инакомыслием (ересями) . Инквизиционный процесс отличался особой системой доказательств, судья и следователь совмещался в одном лице. Широко применялись пытки как важнейший источник получения доказательств. Осужденные обычно приговаривались к сожжению на костре. В 16-17 веках одно из основных орудий Контрреформации. Особенно свирепствовала инквизиция в Испании.

(Inquisitio baereticae pravitatis), или святая Инквизиция, или святой трибунал (sanctum officium) — учреждение римско-католической церкви, имевшее целью розыск, суд и наказание еретиков. Термин Инквизиции существует издавна, но до XIII в. не имел позднейшего специального значения, и церковь еще не пользовалась им для обозначения той отрасли своей деятельности, которая имела целью преследование еретиков. Развитие преследований находится в тесной зависимости от некоторых общих положений христианского вероучения, изменявшихся под влиянием стремлений средневекового папства. Человек может найти спасение только в вере: отсюда долг христианина и особенно служителя церкви обращать неверующих на путь спасения. Если проповедь и убеждение оказываются недействительными, если неверующие упорно отказываются принять учение церкви в его целом или частях, то этим они создают соблазн для других и угрожают их спасению: отсюда выводилась потребность удалить их из общества верующих, сперва посредством отлучения от церкви, а потом — и посредством тюремного заключения или сожжения на костре. Чем более возвышалась духовная власть, тем строже относилась она к своим противникам.

В истории Инквизиции различаются 3 последовательных периода развития:

1) Преследование еретиков до XIII в. Суд над еретиками составлял часть функций епископской власти, а преследование их имело временный и случайный характер.

2) Доминиканская Инквизиция со времени Тулузского собора 1229 г. Создаются постоянные инквизиционные трибуналы, находящиеся в специальном ведении доминиканских монахов.

3) Испанская Инквизиция с 1480 г. Инквизиционная система тесно связывается с интересами монархической централизации в Испании и притязаниями ее государей на политическую и религиозную супрематию в Европе, сперва служа орудием борьбы против мавров и евреев, а потом, вместе с Иезуитским орденом, являясь боевою силою католической реакции XVI в. против протестантизма.

Иллюстрация к «Истории инквизиции М. де Фереа.

Церковные суды

; порядок производства в них; инквизиционный процесс. Католическая церковь стремилась не только к полному изъятию духовенства из подсудности светским судам как по уголовным, так и по гражданским делам, что в значительной мере было достигнуто, но и к установлению своей юрисдикции над светскими лицами по целому ряду дел.

Церковь принимала к рассмотрению своими судами дела, вытекающие из договоров, когда должник обязался под клятвой к исполнению договора. Церковь рассматривала брак как таинство. Поэтому она принимала к ведению своих судов дела, связанные с заключением браков, признанием их недействительными. Церковь усвоила римские воззрения о возможности узаконения последующим браком родителей детей, рожденных вне брака, и проводила в жизнь эти воззрения, расширив возможности узаконения детей последующим браком и в тех случаях, когда римское право этого не допускало. B ряде стран Западной Европы ведению церковных судов подлежали также дела об имущественных взаимоотношениях супругов, духовных завещаниях и наследовании по закону в отношении движимой собственности (наследование недвижимой собственности определялось началами феодального права) [179] .

Римский папа являлся высшей судебной инстанцией. K нему направлялись жалобы на приговоры и решения всех церковных судов. Он, подобно римскому императору, имел право принять любое дело к своему непосредственному рассмотрению.

Возникновение ересей повело к созданию специального института для борьбы с ними — инквизиции, задачей которого было разыскание и наказание еретиков. B конце XII в. розыск еретиков и передача их в руки светской власти для наказания были возложены на епископов. B дальнейшем церковные соборы предписали, чтобы в каждом приходе одно духовное лицо и один мирянин были обязаны разыскивать еретиков. Институт инквизиции был окончательно оформлен Тулузским собором 1229 г. Упорные еретики подлежали смертной казни посредством сожжения. Их имущества конфисковывались. Вскоре инквизиция была поручена папой доминиканцам. B дальнейшем им было предоставлено право применять пытку. Осужденный для исполнения над ним приговора предавался в руки светской власти.

B первые века христианства церковные суды, в общем, руководствовались началами римского процесса. Процесс был состязательным в делах гражданских и обвинительным в делах уголовных.

B дальнейшем католическая церковь установила формы судопроизводства, оказавшие большое влияние на развитие гражданского и уголовного процесса в странах Западной Европы.

Каноническое право выработало ординарные формы процесса по делам гражданским и уголовным, а также суммарные, т. e. упрощенные, формы процесса по гражданским и уголовным делам.

B области гражданского процесса церковные суды применяли состязательную форму процесса.

B делах гражданских судопроизводство было построено на началах римского гражданского процесса: оно распадалось на две стадии ius и iudicium. Обе стадии проходили перед официалом. B качестве доказательств допускались: признание, показания свидетелей и документы. Важную особенность этого процесса составляет развитая защита владения: лишенный владения освобождался от обязанности отвечать на суде до тех пор, пока его владение не было восстановлено. Такое правило применялось как в случае предъявления к нему гражданского иска, так и уголовного обвинения (exeptio spolii); это средство считалось более действительным, чем даже предоставление лишенному владения специального иска о восстановлении нарушенного владения (actio spolii). Последний иск рассматривался как встречный. При предъявлении этого иска судья, не требуя предварительного восстановления владения, одним и тем же решением заканчивал дело по иску, предъявленному к лишенному владения, как ответчику, так и по встречному иску последнего. Система защиты владения, выработанная в церковных судах, преобразовала римскую систему защиты владения посредством интердиктов.

B области уголовного процесса с начала XIII в. установились три главных вида: accusatio, denuntiatio, inquisitio. Accusatio являлось обвинительным процессом в римском смысле этого слова. Denuntiatio носила двоякую форму. Первая форма представляла собой простое вразумление и увещевание виновного. При второй форме заявитель мог требовать осуждения обвиняемого, но не был обязан поддерживать обвинение, им возбужденное, а судья не был обязан начинать судебный процесс по всякому заявлению. Заявитель мог быть, однако, подвергнут наказанию, если его донос был сделан недобросовестно.

Инквизиционный процесс при его введении предназначался главным образом для духовных лиц, которые до того могли преследоваться лишь по частной жалобе. Последняя была весьма затруднена, так как возбудивший обвинение должен был доказать его под страхом наказания. Кроме того, от возбуждения обвинения было устранено много лиц, в том числе все миряне. Папа Иннокентий III (1170—1214 гг.), сознавая, что преступные деяния, совершаемые духовенством, дают еретикам орудие для борьбы против церкви, ввел новый порядок возбуждения уголовного преследования. Судья был обязан возбудить это преследование “ex officio”, т. e. в силу занимаемой им должности, если до него дойдут сведения о совершении каким-либо лицом преступления; особого обвинителя при таком порядке не требовалось. Судья не только возбуждал уголовное преследование, но и принимал все необходимые меры для раскрытия истины. Подозреваемое лицо признавалось опороченным (диффамированным). Если на него поступал донос, то донесший (промовент) помогал судье в расследовании и рассмотрении дела. Однако судья не ограничивался доказательствами, представлявшимися донесшим, но отыскивал их сам. B XIV в. такой случайный, действующий по собственной инициативе промовент превратился в постоянную должность промотора, или фискала, который был обязан возбуждать уголовное преследование и вести его “ex officio”. B учреждении должности промотора, или фискала, выразилось начало отделения обвинительной власти от судебной. Для производства предварительного следствия, предшествовавшего предъявлению обвинения в суде, была создана должность аудитора.

Первой ступенью розыска было негласное расследование основательности молвы (или доноса). После этого вызывался подозреваемый, которому сообщались пункты обвинения. Подозреваемый должен был принести присягу, что он даст правдивые ответы по всем пунктам обвинения. Затем ему прочитывали свидетельские показания и подвергали подробному допросу. По выслушивании объяснений обвиняемого судья выносил приговор.

Как предварительное следствие, так и рассмотрение дела, по существу, происходили непублично.

Постепенно вышли из употребления ордалии. Судебные поединки не допускались в церковных судах. Развилась так называемая формальная теория доказательств, делившихся на полноценные и неполноценные. Были выработаны казуистичные правила, какие именно обвинительные доказательства и при каких обстоятельствах должны считаться полноценными. Наличность полноценного доказательства исключала возможность оправдания обвиняемого. Были выработаны также сложные правила о порядке пользования неполноценными доказательствами: когда и в какой мере возможно ими пользоваться. Постепенно внедряются элементы письменной формы процесса.

Обвиняемый мог пригласить защитника. Разрешалось обжалование (апелляция), причем последней инстанцией являлся римский папа, к которому, впрочем, можно было обращаться, минуя промежуточные инстанции.

Кроме обычного (ординарного) порядка судопроизводства в церковных судах применялся так называемый суммарный (сокращенный) порядок судопроизводства, отличавшийся от обычного тем, что для ускорения производства опускались некоторые формальности (например, в делах гражданских подача письменного искового заявления заменялась устным, заносившимся в протокол).

B применении к еретикам инквизиционный процесс отличался некоторыми особенностями: 1) при сообщении обвиняемому доноса и показаний свидетелей имена донесшего и свидетелей сохранялись в тайне, 2) лица, которые признавались неспособными давать свидетельские показания в обыкновенном суде, допускались к даче свидетельских показаний в делах о ереси; 3) хотя, в случае требования обвиняемого, ему предоставлялся защитник в виде адвоката инквизиции, но после окончания предварительного следствия; ему сообщались лишь результаты следствия, а не подлинные следственные акты; подсудимый мог говорить с защитником только в присутствии инквизитора и секретаря; 4) для получения признания обвиняемого допускались пытки, первоначально производившиеся через посредство светских судей, а затем самими инквизиторами.

Инквизиционный процесс важен теми изменениями, которые были им произведены в системе доказательств. Под влиянием римского процесса такие формы доказательств, применявшихся в светских судах, как судебный поединок, ордалии (испытание огнем, железом и т. д.), очистительная присяга обвиняемого, были заменены признанием обвиняемого, показаниями свидетелей, письменными и вещественными доказательствами. C другой стороны, инквизиционный процесс устранил состязательность рассмотрения дела, сделав судопроизводство розыскным (следственным), негласным, письменным. Он устранил также народное участие в суде.

B случае общеизвестности преступления судья мог считать себя освобожденным от соблюдения процессуальных формальностей, причем мог даже не вызывать обвиняемого. Судья был вправе, не составляя письменного приговора, ограничиться сообщением обвиняемому о присуждении его к известному наказанию, если совершенное последним преступление считалось общеизвестным. Для того чтобы преступление могло быть признано общеизвестным, было необходимо не только то, чтобы оно совершилось на глазах значительного числа лиц (не менее шести), но и то, чтобы квалификация факта, как того или иного преступления, была бесспорной.

Церковный суд, милость и вера

Интервью с протоиереем Владиславом Цыпиным, заведующим церковно-практической кафедрой МДА

Члены святой, соборной и апостольской Церкви в той или иной степени подвержены греху, они могут совершать преступления против заповедей, нарушать церковные установления. Церковь должна выносить свой властный суд по отношению к этим поступкам. Этой цели служит и устанавливающаяся сегодня в России система церковных судов.

— Отец Владислав, в нашей Церкви в настоящее время складывается система судопроизводства. Всегда ли в Православной Церкви существовали церковные суды?

— Надо сказать, что как самостоятельные органы церковной власти церковные суды стали возникать в Православных Церквях лишь в XX столетии. В 1890 году в Сербской Церкви был образован Великий церковный суд, рассматривавший дела клириков и мирян, но не архиереев, чуть позже суд появился и в Элладской Церкви. Церковная власть всегда рассматривалась как неделимая, то есть правящему архиерею в своей епархии принадлежит высшая и судебная, и законодательная, и административная власть. На поместном уровне такой властью обладает архиерейский собор. Но возникла многими обстоятельствами обоснованная мысль о целесообразности выделения церковно-судебных учреждений как самостоятельных учреждений. При этом, естественно, канонический принцип сохранения полноты судебной власти за архиереем остается неизменным.

— Когда решение о создании церковных судов было принято в Русской Православной Церкви?

— Архиерейский собор 2000 года принял новый Устав Русской Православной Церкви, который предусматривает существование церковных судов на уровне как епархий, так и всей Церкви в целом. В то же время образование общецерковного суда было отложено до принятия положения о деятельности таких судов. В 2004 году Священный Синод принял только временное положение о церковном суде для судопроизводства на епархиальном уровне, а образование общецерковного суда было опять отложено. Итак, сложившаяся фактически система находится в некотором противоречии с Уставом 2000 года, который предусматривает существование общецерковного суда. Вероятно, предстоящий Архиерейский собор эту проблему должен решить: либо образовать общецерковный суд, либо принять иное решение, зафиксировав его в Уставе.

Временное положение предоставляет архиереям возможность выбора: либо образовывать специальный орган церковного суда в своей епархии, либо, в соответствии с более ранним Уставом 1988 года, сохранить судебные полномочия за епархиальным советом.

Епархиальный суд

— Что находится в компетенции епархиального суда?

— В таком суде рассматриваются дела по обвинению клириков и мирян епархии. Правящий архиерей решает, рассматривать ли дело единолично или передать его для рассмотрения церковному суду. Как правило, он рассматривает его сам, когда оно предельно ясное. Например, клирик вступил во второй брак: здесь не требуется исследования, достаточно документального подтверждения факта, чтобы лишить такого клирика сана. Если же все-таки требуется выяснение факта совершения церковного преступления, то дело рассматривается в судебном порядке епархиальным судом или епархиальным советом.

Епархиальный церковный суд не выносит приговора по делу. Он устанавливает факт совершения церковного преступления и лицо, совершившее это преступление, а также дает каноническую справку по делу. На основании принятого епархиальным судом или епархиальным советом постановления решение принимает правящий архиерей. Иногда окончательное решение по делу принимает Святейший Патриарх – в тех случаях, когда речь идет об отлучении мирянина от Церкви, пожизненном запрещении клирика в служении или извержении его из сана.

— Если дело передается в епархиальный суд, то правящий архиерей все равно участвует в судебных заседаниях?

— Правящий архиерей может сам возглавить епархиальный суд, либо назначить председателем такого суда викарного архиерея или пресвитера. Архиерей также назначает его заместителя и секретаря суда из пресвитеров. Двух других членов суда, также из пресвитеров, выбирает епархиальное собрание. Конечно, желательно, чтобы члены суда, включая и председателя, имели юридическое образование, высшее богословское образование, были канонистами, но прямым, непременным условием это не является. Таким образом, правящий архиерей участвует в судебном заседании, если он берет на себя должность председателя. Он, естественно, может участвовать в заседании и в том случае, если сочтет такое участие целесообразным.

— Отец Владислав, в материалах Поместного собора 1917-1918 годов встречаются положения о том, что и миряне также могут участвовать в составе церковного суда. Почему это не предусмотрено сейчас?

— Я бы тут сделал такое уточнение: прямо о церковном суде Собор постановления не вынес. Материалы, выработанные соответствующим отделом, не были приняты на пленарном заседании Собора, и тогда церковных судов как самостоятельных отдельных органов образовано не было. Возможность существования отдельных церковных судебных учреждений поддерживалась большинством, но не всеми членами Собора. Это были лишь идеи Собора, но не окончательное соборное решение.

На последних Соборах было сочтено, что иерархический церковный порядок не совсем совместим с возможностью рассмотрения обвинений клириков мирянами. По действующему Уставу Русской Православной Церкви архиереи могут быть судимы лишь коллегией архиереев. Стоит ли полагать другой принцип для пресвитеров? Поэтому и клирики, и миряне предстают перед коллегией, включающей пресвитеров под председательством, возможно, архиерея.

На настоящий момент положение об общецерковном суде не разработано и не принято. В соответствии с Уставом РПЦ от 1988 года функции этого судебного органа исполняет Священный Синод.

Правящий архиерей принимает решение об образовании церковного суда в своей епархии. Если такой суд не образован, то судебные дела рассматриваются епархиальным советом в соответствии с более ранним Уставом РПЦ от 1988 года и временным положением.

В вопросах об апелляции по делам пресвитеров, диаконов и мирян дело может быть передано на рассмотрение Архиерейскому собору, но только в том случае, если общецерковный суд (сейчас Священный Синод) сочтет это необходимым.

Рассматриваемые дела

— Какие вопросы сейчас преимущественно рассматриваются в епархиальных судах?

— Это в основном дела клириков, потому что практика совершенного отлучения мирян от Церкви или даже отлучения от причастия на длительные сроки сравнительно редка. Клириков же извергают из сана, либо, что чаще бывает, запрещают в служении на определенный срок или пожизненно. За что? Как за деяния, совершенные умышленно, так и за неумышленные – например, за неумышленное убийство. В наше время такое чаще всего случается на дорогах. По канонам, это влечет за собой десятилетнее отлучение от причастия мирянина или извержение из сана клирика.

Другое дело, что практика церковных судов гораздо более снисходительна, икономична, чем это предусматривают каноны и по отношению к клирикам и, в особенности, по отношению к мирянам. Во многих случаях вместо извержения из сана практика ограничивается пожизненным или только временным запрещением в служении.

— Входят ли бракоразводные дела в компетенцию епархиальных судов?

— Этот вопрос широко обсуждался, но во временном положении бракоразводные дела не обозначены. Все-таки, при настоящей сфере компетенции, церковные суды созываются при экстренных обстоятельствах. Если бы через них проходили бракоразводные дела, они бы работали непрерывно и были бы перегружены. Бракоразводные дела рассматриваются лично правящим архиереем на основании подаваемых прошений.

— Кто может обращаться в церковный суд? Зависит ли это от его вероисповедования?

— Это вопрос решен определенно: по делам, связанным с вероисповедованием, свидетелями, а значит и обвинителями, возбуждающими дело, могут быть лишь лица православного исповедования, не замешанные в церковных преступлениях сами, не обвинявшиеся ранее в расколах и в расколах не участвующие, то есть безукоризненного исповедования православные христиане. Если же речь идет о преступлениях нравственного характера, то тогда свидетелем может быть любой человек, независимо от вероисповедования. Скажем, речь идет об уголовном преступлении, которое вменяется клирику, или же о дорожно-транспортном происшествии, в котором виновен клирик – свидетелем здесь может быть любое лицо без ограничений.

Гражданский и церковный суд

— Каково соотношение гражданского и церковного суда? Скажем, в Дании заявляющий о своем неверии священник не может быть лишен сана из-за апелляций к гражданским государственным законам. Возможно ли такое в России?

— Невозможно. Дело в том, что в Дании Церковь не отделена от государства, и поэтому государственная компетенция распространяется на внутрицерковные отношения. У нас же Церковь от государства отделена. Церковное наказание в России не лишает наказанного никаких гражданских прав, и у него нет основания обращаться в светский суд. Хотя казусы подобного рода случались. Миряне подавали жалобы в гражданские суды в связи с отлучением их от причастия, и даже принимались решения на этот счет, но, разумеется, это было грубой ошибкой, не имеющей канонических и юридических оснований. Другое дело, что совершение уголовных преступлений во многих случаях является совершением и церковных преступлений, и церковные суды на основании вынесенных гражданскими судами обвинительных заключений, но не автоматически, а все-таки через рассмотрение дел, могут принимать решение о лишении сана. Но в данном случае приговор гражданского суда является просто отправной точкой для рассмотрения дела. Он не связывает церковный суд.

— Почему, в отличие от гражданского, заседания церковного суда носят закрытый характер?

— Для церковных судов публичность неуместна, потому что предметом исследования на таких судах являются часто поступки, имеющие особенно сильный нравственный аспект. Надо сказать, что некоторые дела уголовного характера, но связанные с семейными отношениями, с личной нравственностью, в порядке исключения гражданскими судами рассматриваются также закрыто. Если делать суд открытым, кто на него придет? И православные, и неправославные, и враждебно относящиеся к Церкви. Не будем же мы, пропуская в помещение, где происходят судебные заседания, требовать: «Предъявите свидетельство Вашего православия». Есть и другие соображения, которые делают нецелесообразным открытое публичное рассмотрение дел.

— Чем вызвано отсутствие в церковных судах института адвокатов?

— Из самой природы Церкви вытекает, что член Церкви не нуждается в какой-то массированной защите своих интересов. Церковь его скорее побуждает к покаянию, чем к тому, чтобы отстаивать свои права. Все-таки адвокаты часто защищают обвиняемых, действительно совершивших преступление, но имеющих шансы довести дело до такой ситуации, когда обвинение остается недоказанным. В Церкви подобный исход дела крайне нежелателен. Именно на доверительных, откровенных отношениях, уместных между христианами, должна основываться деятельность церковного суда.

Владислав Цыпин, протоиерей
беседовал Сергей Казаринов,
«Встреча» — журнал Московской Духовной Академии — 21.04.2008.

Особый церковный суд в средние века

Последняя бука буква «я»

Ответ на вопрос «Особый церковный суд в средние века «, 10 (десять) букв:
инквизиция

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова инквизиция

Определение слова инквизиция в словарях

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
инквизиции, мн. нет, ж. (латин. inquisitio — розыск). Судебно-полицейская организация в католической церкви, отличавшаяся крайней жестокостью в борьбе и расправе с врагами церкви (истор.). перен. Изощренное до жестокости издевательство, пытка (книжн.).

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ф. Ефремова. Значение слова в словаре Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ф. Ефремова.
ж. Судебно-полицейская организация, учрежденная католической церковью в начале XIII в. и отличавшаяся крайней жестокостью в борьбе с врагами церкви. перен. Изощренное до жестокости издевательство, пытка.

Википедия Значение слова в словаре Википедия
Инквизиция: Святая инквизиция Инквизиция — в переносном значении, изощренное до жестокости издевательство, пытка. « Испанская инквизиция » — серия известных скетчей британской комик-группы «Монти Пайтон». « Инквизиция » — французский исторический телесериал.

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
ИНКВИЗИЦИЯ (от лат. inquisitio — розыск) в католической церкви в 13-19 вв. особые суды церковной юрисдикции, независимые от органов и учреждений светской власти. В основном вели борьбу с инакомыслием (ересями). Сложился т.н. инквизиционный процесс с особой.

Примеры употребления слова инквизиция в литературе.

Херонимо Роман, августинец из Логроньо, ученый-филолог, преследуется инквизицией за свой труд о республиках мира.

Это просто твой рок привел отца в Голландию, где он встретил женщину, Аннеке ван Дрост, которая стала его женой, и он увидел испанских католиков, священников и инквизицию в первый раз.

А я достаю свою бумажку и бью вас так: — Пройдет ровно 60 лет, друзья мои, и под Львовом в поместье Константина Константиновича Острожского, сына нашего антигероя, на деньги Острожских убежавший от московской инквизиции монах Ванька Федоров будет денно и нощно печатать первую воистину русскую книжку — Букварь.

Жертвами инквизиции стали писатель Франсиско Мельо Франку, поэты Антониу Диниш и Мануэл Мария Барбоза де Бокаже.

Инквизиция Логроньо присуждает к галерам Хуана де Лонгаса, бельца из монастыря босых кармелитов, как молиносиста.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Источники:

http://pravoslavie.ru/36652.html

http://otvet.mail.ru/question/66432257

http://sci-book.com/gosudarstva-prava-istoriya-zarubejnyih/tserkovnyie-sudyi-54953.html

http://k-istine.ru/base_faith/church/church_tsipin.htm

http://xn--b1algemdcsb.xn--p1ai/crossword/1467714

Статья в тему:  Что такое божий суд в древней руси
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector