0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Акты конституционного суда как источник избирательного права

Барашева Е.В., Бутырина К. А., Краснова А. С. Судебные акты Конституционного суда как источник права

Судебные акты Конституционного суда как источник права

Judicial acts of the Constitutional Court as a source of law

Барашева Елена Викторовна

Barasheva Elena Victorovna

К.э.н, доцент ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

Бутырина Кристина Алексеевна

Butyrina Kristina Alexeyevna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

Краснова Алена Сергеевна

Krasnova Alena Sergeevna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

Аннотация. В данной статье приведены результаты исследования на тему: «Являются ли акты конституционного суда источниками права». В ходе работы были рассмотрены источники права, значимость актов Конституционного суда. В итоге мы подошли к главному вопросу являются решения конституционного суда источниками права.

Annotation. This article presents the results of a study on «whether acts of the constitutional court are sources of law». In the course of the work the sources of law, the significance of the acts of the constitutional court were considered. As a result, we came to the main issue are the decisions of the constitutional court as sources of law.

Ключевые слова: Конституционный суд, источник права, акты Конституционного суда, разделение властей, Конституция Российской Федерации, судебный орган конституционного контроля, юридические нормы, административное право, нормативный акт, прецедентная система права.

Keywords: Constitutional court, source of law, acts of the constitutional court, separation of powers, Constitution of the Russian Federation, judicial body of constitutional control, legal norms, administrative law, normative act, case law system.

Для начала нужно разобраться, что такое «источник конституционного права». Источник конституционного права – это нормативно-правовые акты регулирующие конституционные отношения. Источникам права, в том числе и конституционного, присущи следующие качества: определённость, общеобязательность и общеизвестность. [1] До сих пор вопрос определения источника права остаётся дискуссионный. По данному поводу высказывается большое количество учёных, таких как Жилин Г. А. [2], Белкин А.А. [3] и другие. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы. Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделение властей». Источник права – это результат правотворческой деятельности государства, либо прямого волеизъявления. В юридической литературе выделяются следующие виды источников конституционного права: Конституция Российской Федерации, содержащие нормы конституционного права федеральные законы, подзаконных актов (актов Президента РФ и постановлений Правительства РФ), акты Федерального Собрания, международные и внутригосударственные договора, акты субъектов РФ, сохраняющих свое действие актов бывшего СССР и РСФСР.

Ещё возникает вопрос о значении актов Конституционного суда. С юридической точки зрения акты Конституционного суда считаются выше федеральных нормативных актов. Если акт отменяется частично, то он становится частью содержания. Акты Конституционного суда выступают, как источники административного права. Акты имеют признаки, которые позволяют отнести их к источникам права:

1) Решения являются обязательными по всей территории Российской Федерации;

2) Акт, который признали не конституционным, утрачивает силу и не может использоваться;

3) Если субъект принял нормативный акт, который не соответствует Конституции, то необходимо обеспечить его правовое регулирование;

4) Решение суда нельзя обжаловать. [4]

Прежде чем разобраться с этим вопросам, нам нужно сказать несколько слов о самом суде. Конституционный суд Российской Федерации – это судебный орган конституционного контроля, осуществляющий судебную власть посредствам конституционного судопроизводства на основе Конституции Российской Федерации на основании статьи 125. [5], Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июня 1994 года. [6] Конституционный Суд РФ состоит из 19 судей и вправе осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее трех четвертей от общего числа судей. Полномочия Конституционного Суда не ограничены сроком. Судья Конституционного Суда назначается на должность сроком на 12 лет. Предельный возраст для пребывания в должности судьи 70 лет. Назначение на должность судьи на второй срок не допускается. Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы конституционного права. При осуществлении конституционного судопроизводства он воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов и иных органов. [7]

Статья в тему:  Люберецкий городской суд как добраться

Конституционный Суд рассматривает и разрешает дела в пленарных заседаниях и заседаниях палат Конституционного Суда. Он состоит из двух палат, включающих в себя соответственно 10 и 9 судей Конституционного Суда. Персональный состав палат определяется путем жеребьевки. В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда, в заседаниях палат судьи, входящие в состав соответствующей палаты. [8]

Теперь мы подошли к главному «Судебные акты Конституционного суда как источники права». Возникает вопрос о том, являются ли акты Конституционного Суда РФ источником конституционного права. Это очень сложный вопрос. Поэтому мнения разделяются. Одни авторы считают, что судебные акты являются источниками права, другие против этой точки зрения.

Профессор В.Д. Зорькин отмечает: «В российской юриспруденции существует взгляд на решения Конституционного Суда как на решения прецедентного характера. Действительно, некоторые существенные свойства решений Конституционного Суда, содержащих правовые позиции, сближают их с прецедентами. Так, его решения распространяются не только на конкретный случай, но и на все аналогичные случаи и имеют официальный характер, делающий их реализацию обязательной на всей территории страны. Поскольку можно говорить о самостоятельной правотворческой функции Конституционного Суда следует признать, что его решения приобретают прецедентный характер и становятся источниками права». [9]

Так, например, академик В.С. Нерсесянц считает, что решение Конституционного Суда Российской Федерации о признании закона несоответствующим Конституции, является правоприменительным актом. [10] Действие признанного неконституционным положения отменяется не решением Конституционного Суда, а законодателем, в данном случае в силу прямого действия Конституции, установившей такое правило. Решение судебного органа о несоответствии рассматриваемого нормативного акта Конституции – лишь основание для отмены этого акта компетентным правотворческим органом, а не сама отмена.

Профессор В.А. Кряжков пытается примирить авторов различных позиций о правовой природе решений конституционных судов. По его мнению, «решения Конституционного Суда занимают специфическое место в системе правовых актов. Они не могут быть отнесены ни к правоприменительным, ни к нормоустанавливающим актам, в них сочетаются качества того и другого». [11]

Конституционный суд Российской Федерации осуществляет правотворческую функцию, но с определенными особенностями. А именно:

1) правотворчество является не главной целью суда, а «дополнительным продуктом функционирования правосудия»;

2) оно осуществляется на основе конституции и не должно ей противоречить;

3) оно связано чаще всего с толкованием права и восполнением пробелов в праве;

4) существуют пределы судебного правотворчества;

5) сами правоположения вырабатываются судом на основе правовых принципов и юридических норм;

6) они не могут сами по себе отменить или изменить закон.

В настоящее время в науке конституционного права утвердилось мнение о том, что решение конституционного суда – источник права.

В заключении хотим выразить своё мнение на эту тему. Мы больше склоняемся к точке зрения людей, которые считают, что судебные акты Конституционного суда являются источниками права, потому что признание судебных актов источниками права обязывает регулировать судейское нормотворчество и в первую очередь следует установить обязательность рассмотрения дел в порядке надзора при каждом выявленном факте разного применения норм права.

Библиографический список:

  1. Конституционное право в Российской Федерации: Курс лекций в 9т. Т.1 Основы конституционного права. / Авдеенко М.П., Дмитриев Ю.А. – М.: Весь мир. – 2005. – с.780
  2. Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права // Журнал конституционного правосудия. – 2008. – № 1.
  3. 3. Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. – 1997. – №2. – С. 20.
  4. Акты Конституционного Суда России // Информационный проект buhonline24.ru – [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://buhonline24.ru/buhgalterskij-uchet/pervichnye-dokumenty-buhgalterskij-uchet/akty/sudebnye-akty/akty-konstitucionnogo-suda-rf.html – [Дата обращения: 17.02.2018].
  5. Конституция Российской Федерации. – М.: Юридическая литература, 1993 г. –125 с.
  6. Федеральный конституционный закон от 21.06.1994 г. №1 (ред. от 28.12.2016) «О Конституционном Суде Российской Федерации» – ст.1.
  7. Файловый архив студентов // studfiles.net – [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://studfiles.net/preview/6385978/page:16 – [Дата обращения: 17.02.2018].
  8. О Конституционном Суде Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 21.06.1994 г. №1 (ред. от 28.12.2016)
Статья в тему:  Как доехать до дорогомиловского суда

9.Зорькин В.Д. Россия и Конституция в XXI веке. Взгляд с Ильинки / В.Д. Зорькин. – М.: Норма, 2007. – С. 116-117.

  1. Нерсесянц В.С. Суд не законодательствует и не управляет, а применят право (О правоприменительной природе судебных органов) /В. С. Нерсесянц // Судебная практика как источник права. – М., 1997. – С. 34-41.
  2. Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации / В.А. Кряжков, А.В. Лазарев. – М.: БЕК, 1998. – С. 227.

—>

Международный журнал

гуманитарных и естественных наук

Диденко Ю.М. Влияние правовых позиций Конституционного суда на законодательство в области избирательного права // Международный журнал социальных и гуманитарных наук. – 2016. – Т. 7. №1. – С. 6-9.

ВЛИЯНИЕ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА НА

ЗАК О НОДАТЕЛЬСТВО В ОБЛАСТИ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА

Ю.М. Диденко, студент

Алтайский государственный университет

( Россия , г . Барнаул )

Аннотация. Влияние правовых позиций Конституционного Суда Российской Федер а ции на законодательство в области избирательного права можно назвать, по меньшей м е ре, существенным. Оно имеет совершенно различные формы, которые далеко не всегда с о ответствуют посылу Суда. Официально правовые позиции, выраженные в решениях Конституционного Суда, в качестве источников права не признаны. Тем не менее, они представляют собой движущую силу, которая способствует совершенствованию эле к торальн о го законодательства.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, правовые позиции, источник права, избирательное право, предвыборная агитация, избирательный ценз.

Категория правовая позиция утверд и лась в отечественной юридической науке сравнительно недавно, в начале 90-х гг. прошлого века. Среди первых исследов а телей правовой позиции в общей теории права следует назвать В.М. Баранова и В.Г. Степанкова . Как отмечают авторы: « Правовая позиция относится к разряду общете о ретических понятий, которое не только может, но и должно быть распр о странено на г о раздо более широкий круг юридических явлений» [1 , с. 25 ] . Следует признать, что наибольшей научной прор а ботке и осмыслению в юридической лит е ратуре подверглось все-таки понятие «правовая позиция Конституционного С у да», а сама категория, бесспорно, вышла далеко за рамки общетеоретических пон я тий.

Сегодня с уверенностью можно гов о рить о влиянии правовых позиций Конст и туционного Суда РФ на все отрасли права, в том числе и право избирательное, и ра с сматривать позиции Суда как мощную движущую силу на пути совершенствов а ния российского законодательства.

В качестве ответа на закономерный в о прос о юридической природе данного пр а вового явления высказаны диаметрально противоположные точки зрения, свод я щиеся к пр и знанию либо непризнанию за правовыми позициями Конституционного Суда статуса источника права. Для нас большую ценность в этом вопросе пре д ставляет не попытка поставить точку в многолетней дискуссии именитых ученых, а выход на проблематику с позиций доп у щения возможности признания правовых позиций источником права.

Так, за годы существования Констит у ционного Суда РФ накоплена значител ь ная практика, в поле зрения исследователя и правоприменителя находятся несколько десятков решений, определяющих прав о вые рамки избирательного процесса. В связи с этим справедливо утверждение М.В. Баглая о том, что «становится все труднее при принятии и применении изб и рательного законодательства находить и учитывать позиции Конституционного Суда РФ » [ 2, с. 6 ].

Статья в тему:  Сколько третейских судов в россии

Анализ решений Конституционного Суда в области избирательного права п о каз ы вает, что правовые позиции данного органа определяют многие вопросы эле к торальных отношений. Так, з начительная часть правовых позиций касается неко н ституционности различных избирательных «цензов» [ 3 ]. Р ассматриваются важнейшие вопросы утверждения и функциониров а ния принципов избирательного права [ 4 ]. Большое внимание в практике Констит у ционного Суда РФ уделяется проблемам предвыборной агитации [ 5 ] .

В каждом конкретном случае влияние правовых позиций Суда на законодател ь ство проявляется по-разному. Так, имеет место приведение норм актов субъекта в соответствие с Конституцией РФ , внес е ние соответствующих изменений в исто ч ники права федерал ь ными законами и т.д. Порою же применяются весьма специф и ческие способы реагирования, когда зак о нодатель идет по пути банального искл ю чения положений, требующих законод а тельной регламентации.

Так, в Постановлении от 14 ноября 2005 г. № 10-П суд сформулировал прав о вую позицию, согласно которой избират е ли вправе осуществлять деятельность, н а правленную на активное отстаивание св о ей предвыборной позиции и склонение других избирателей к г о лосованию за или против конкретных кандидатов либо к в ы ражению негативного отн о шения ко всем кандидатам. Однако, признав нормы н е конституционными и провозгласив право граждан агитировать против всех, дейс т вуя лично и за счет собственных средств [5]. Суд не указал, каким должен быть правовой механизм осуществления прав граждан на проведение такого рода агит а ции, что поставило перед законодателем весьма непростую задачу.

Н а момент принятия решения были возможны как минимум два варианта ра з вития событий. Первый вариант мог осн о вываться на стремлении законодателя обеспечить св о бодное участие граждан в предвыборной агитации. Вторым вариа н том стало бы проведение линии на огр а ничение числа субъектов предвыборной агитации. Как показала практика, закон о датель пошел по второму пути развития и исключил из законодательства любые п о ложения, касающиеся голосования против всех и, соответственно, агитацию по этому вопросу .

В рамках данного исследования для нас примечательны не столько нестандартные действия законодателя , сколько сам факт его прямо противоположной реакции на посыл Конституционного Суда .

При анализе решений Конституционн о го Суда, изданных после Президентских в ы боров 4 марта 2012 года, обращает на себя внимание большое количество Опр е делений, в которых заявителям отказыв а ется в принятии жалобы к рассмотрению. Суд оперирует т а кими формулировками как « для разрешения поставленного заяв и телями вопроса не тр е буется вынесение предусмотренного ст. 71 ФКЗ « О Конст и туци онном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления» или «жалоба не отвечает требованиям Ф е дерального конституционного закона « О Конституционном Суде Российской Фед е рации» , в соответствии с которыми она признается допустимой» [ 6, 7 ] .

Следует отметить , что достаточно большое количество обращений в Конст и туционный Суд выявляет активную гра ж данскую позицию многих граждан Ро с сийской Федерации, что (если рассматр и вать в отрыве от их подавляющей прав о вой неграмотности) явл я ется тенденцией положительной. В большинстве п остано в лений Конституционного Суда рассматр и ваемого периода мы обнаруживаем пр и знание тех или иных положений, вынос и мых на рассмотрение данного органа, с о ответствующими Конституции Российской Ф е дерации [ 8 ]. По нашему мнению, это, безусловно, является признаком довольно высокого уровня законодательной прор а ботанности проблемных моментов избир а тельного права на момент Президентских выборов 2012 года и весьма трудоемкой подготовки этого мероприятия, что, одн а ко, не исключает обнажения истинно пр о тиворечивых ситуаций [ 9 ].

Статья в тему:  Сколько экономических судов в рб

В целом же Постановления Констит у ционного Суда Российской Федерации реш а ют важные теоретические вопросы. Основные проблемы, так или иначе затр а гивающ ие избирательное право, получают разработку в рамках производс тва в Ко н ституционном Суде: даются мотивирова н ные правовые решения Конституци онного Суда РФ , что в п о давляющем большинстве случаев влечет за собой законодательные решения проблем и з бирательного права.

Несмотря на очевидную значимость правовых позиций Конституци онного С у да РФ и тот факт, что число ученых, пр и знающих постановления Конституционн о го Суда Российской Федерации источн и ком конституционного права непреклонно увеличивается , точка в многолетней ди с кусс ии о ю ридической природе правовых позиций Конституционного Суда не п о ставлена. Однако можно констатировать их возрастающую роль в конституцион а лизации российского законодательства, в частности законодательства в области и з бирательного права.

Таким образом, можно сделать вывод, что ценность правовых позиций Конст и туционного Суда Российской Федерации заключается, во-первых, в их влиянии на законодательство в области избирательн о го права, имеющее, как следует из работы, различные формы выражения (несмотря на то, что порою данные формы сложно ох а рактеризовать как следующие посылу Конституционного Суда, выраженного в его правовых позициях), а, во-вторых, в определении развития этого законодател ь ства в русле конституционализ а ции .

1. Баранов , В.М., Степанков , В.Г. Правовая позиция как общетеоретический феномен. – Н. Новгород , 2003. – 132 с .

2. Избирательное право и избирательный процесс в решениях Конституционного Суда Российской Федерации ( 1992-1999) / Отв. Ред. А.А. Вишняков. – М. : НОРМА, 2000. – 717 с .

3. По делу о проверке конституционности положений статей 74 (часть первая) и 90 Ко н ституции Республики Хакасия: п остановление Конституционного Суда РФ от 24 июня 1997 № 9-П // Собрание Законодательства РФ. – 1997. – №26. – Ст. 3145.

4. По делу о проверке конституционности части второй статьи 69, части второй статьи 70 и статьи 90 Конституции Республики Татарстан, а также пункта 2 статьи 4 и пункта 8 статьи 21 Закона Республики Татарстан « О выборах народных депутатов Республики Т а тар стан» в связи с жалобой гражданина М.М. Салямова : п остановление Конституционн о го Суда РФ от 22 января 2002 № 2-П // Собрание Законодательства РФ. – 2002 . – №6. – Ст. 627.

5. По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 48 и статьи 58 Федерального закона « Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референду ме граждан Российской Федерации» , пункта 7 статьи 63 и статьи 66 Федерал ь ного закона « О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Ро с сийской Феде рации» в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Росси й ской Федерации: п остановление Конституционного Суда РФ от 14 ноября 2005 № 10-П // С о б рание З аконодательства РФ. – 2005. – №47. – Ст. 4968.

6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Буркова Антона Леон и довича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 30 Федерального зак о на « Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме гра ж дан Российской Федерации: о пределение Конституционного Суда РФ от 04 февраля 2014 » № 223-О // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2014.

7. По жалобе граждан Лабутина Василия Германовича и Тетерина Вячеслава Ник о лаевича на нарушение их конституционных прав положением пункта 13 статьи 28 Фед е рального закона « Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в реф е рендуме граждан Российской Федерации: о пределение К онституционного С уда РФ от 05 марта 2013 № 322-О » // Собрание Законодательства РФ. – 2013. – №13. – Ст. 1636.

Статья в тему:  Рішення суду як юридичний факт

8. По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 33 Федерального закона « Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Ро с сийской Федерации» и части 8 статьи 32 Избирательного кодекса города Москвы в связи с жалобой гражданина К.С. Янкаускаса: п остановление Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 № 34-П // Собрание Законодательства РФ. – 2015. – №52 (часть I). – Ст. 7683.

9. По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 65 Федерального закона « Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Ро с сийской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Владимирской о б ласти: п остановление Конституционного Суда РФ от 15 апреля 2014 № 11-П // Собрание З а конодательства РФ. – 2014. – № 16. – Ст. 1922.

THE INFLUENCE OF LEGAL POSITIONS OF THE CONSTITUTIONAL COURT ON LEGISLATION IN THE FIELD OF ELECTORAL LAW

Yu .M . Didenko , student

Altai state university

Abstract. Impact of legal positions of the Constitutional Court of the Russian Federation on development of legislation of elective franchise is at least significant. There are various forms of such infl u ence and they do not always correspond to the idea of the court. The legal position is not recognized as sources of law, but they represent impellent when contributes to the improv e ment of electoral law.

Keywords: Constitutional Court of the Russian Federation, legal positions, source of law, elective franchise, election campaign, electoral qualification.

Акты конституционного суда как источник избирательного права

Вопрос о правовой природе постановлений Конституционного Суда решается в юридической литературе неоднозначно. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С.Эбзеев, М.С. Саликов и др.), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева и др.).

Рассмотрим подробнее оценочные суждения юристов-правоведов, проанализируем некоторые постановления Конституционного Суда и попробуем дать ответ на вопрос: являются ли постановления Конституционного Суда РФ источниками права?

Согласно ч.5 ст. 125 Конституции РФ и п.4 ч.1 ст.3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” [1] (далее — Закон о Конституционном Суде) Конституционному Суду РФ предоставлено право толкования Конституции. Это полномочие он осуществляет по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов Федерации.

Толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом, является обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 106 Закона о Конституционном Суде).

В компетенцию Конституционного Суда входит также проверка конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (п. 3 ч. 1 ст. 3 Закона о Конституционном Суде). Исходя из общей нормы, закрепленной в его ст. 6, решения по таким жалобам обязательны для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений на всей территории Российской Федерации.

Для кого же будет обязательным решение Конституционного Суда, принятое по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан? Прежде всего для сторон конкретного спора. Однако оно будет обязательно и для других субъектов правоотношений, которым придется столкнуться с этим решением [2] . Иными словами, субъекты, не участвовавшие в рассмотрении дела, обязаны будут ссылаться на решение Конституционного Суда в процессе своей правоприменительной деятельности. Так, после признания той или иной нормы уголовно-процессуального законодательства не соответствующей Конституции РФ органы дознания, предварительного следствия, а также судебные органы не вправе применять ее в своей работе (см., например, постановление от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 220 1 и 220 2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна [3] , постановление от 13 ноября 1995 г. по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигулиной и А.А.Апанасенко [4] и др.). При этом каждый раз они вынуждены ссылаться на решение Конституционного Суда, которым данная норма признана неконституционной.

Статья в тему:  Дело в суде как называется

Таким образом, впервые на законодательном уровне фактически признается не просто существование, но и юридическое значение прецедента в российской правовой системе. На это обращали внимание в своих докладах В.А. Туманов и Б.А. Эбзеев на научно-практической конференции “Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы, перспективы”, посвященной пятилетней деятельности Конституционого Суда РФ, проходившей в Москве 14-15 ноября 1996 г. [5] Правда, и тот, и другой указали, что это не прецеденты в собственном смысле этого слова. Справедливости ради стоит заметить, что несколько позднее В.А. Туманов более четко определил свою позицию, указав, что решения Конституционного Суда носят характер прецедента, поскольку содержат правило, которому в дальнейшем должны следовать законодательные и иные органы [6] . Тем не менее оба придерживаются мнения о том, что решения Конституционного Суда являются источниками права.

В свою очередь, Т.Г. Морщакова считает, что для характеристики юридического значения решений Конституционного Суда РФ более подходящим является понятие преюдиции, поскольку “прецедент есть применение правовых выводов одного суда при рассмотрении дела другим судом в ситуации, сходной по фактическим обстоятельствам дела” [7] . В данном же случае “Конституционный Суд устанавливает факт соответствия или несоответствия какого-либо закона Конституции, который может рассматриваться как особый факт, имеющий преюдициальное значение. Преюдициальное значение неконституционности нормативного правила влечет за собой невозможность применения другими судами таких же правил, закрепленных в других актах, и обязывает издавшие их органы внести в них соответствующие изменения” [8] . Таким образом, Т.Г.Морщакова не признает за решениями Конституционного Суда значения прецедентов и источников права.

Отрицает правовую природу решений Конституционного Суда как прецедентов и Н.А. Богданов. По его мнению, указанные решения не являются источниками права, поскольку в них отсутствует такой квалифицирующий признак как нормативность. Вместе с тем они являются источниками науки [9] .

На наш взгляд, более правильной является позиция тех авторов, которые признают прецедентное значение решений Конституционного Суда. Правовым прецедентом признается такое решение по конкретному делу, которое принимается за образец при рассмотрении аналогичных дел [10] . Другими словами, рассматривая все последующие дела, Конституционный Суд должен исходить из презумпции истинности ранее высказанной им позиции. Об этом свидетельствует практика Конституционного Суда. Его решения служат судебными прецедентами при разрешении им аналогичных дел в будущем. Во всех таких случаях Конституционный Суд отказывает в рассмотрении жалобы по существу и прекращает производство по делу [11] .

Здесь хотелось бы обратить внимание на один момент. Статья 73 Закона о Конституционном Суде позволяет Суду изменять правовую позицию, высказанную им ранее. Однако это “не означает отмены ранее принятого решения. Оно сохраняет свою силу, хотя и не может рассматриваться более в качестве прецедента” [12] . В данном случае следует согласиться с тем, что такая ситуация недопустима, поскольку позволяет противоречиво толковать одну и ту же конституционную норму [13] .

Представляется, что имеются достаточные основания для признания решений Конституционного Суда источниками права.

Следует согласиться с мнением В.А. Кряжкова о том, что Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, “негативного”: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы [14] . Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юро. Однако де-факто закон отменяется.

В силу принципа разделения властей Конституционный Суд, как и другие органы правосудия, является правоприменительным органом, он не может творить право, это прерогатива законодательной власти.

Вместе с тем необходимо признать, что в случае толкования Конституции Конституционный Суд фактически выступает в роли второго законодателя [15] .

Статья в тему:  Можно ли ускорить суд

Так, примечательно в этом отношении постановление Конституционного Суда от 16 января 1996 г. по делу о проверке конституционности ч.1 и 2 ст. 560 ГК РСФСР в связи с жалобой гражданина А.Б. Наумова [16] . Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.Б. Наумова на нарушение его конституционного права наследования ч. 1 ст. 560 ГК РСФСР, примененной при разрешении его исковых требований. Основанием к рассмотрению дела послужила обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ положения ч. 1 и 2 ст. 560 ГК РСФСР, устанавливающие особый порядок наследования в имуществе колхозного двора.

Истцы А.Б. Наумов и Л.Б. Кудашева обратились в Раменский городской народный суд Московской области с иском к Н.Б. Дрожжиной и В.Б. Щетинину о признании права собственности на часть дома в деревне Никулино Раменского района. Суд отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что этот дом является частью имущества колхозного двора и, следовательно, на него распространяется правило ч. 1 ст. 560 ГК РСФСР, согласно которой в случае смерти члена колхозного двора наследование в имуществе колхозного двора не возникает.

А.Б. Наумов обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой о проверке конституционности этой нормы, поскольку полагал, что ею нарушается его конституционное право наследования, гарантируемое ч. 4 ст. 35 Конституции РФ.

Конституционный Суд признал, что ст. 560 ГК РСФСР, хотя формально и не была признана утратившей силу, не подлежит применению, поскольку законодательством, принятым после вступления в действие Конституции РФ, правовой режим колхозного двора не определен. Однако, как показывает практика, положения статьи продолжают применяться, затрагивая конституционные права граждан, в том числе, право наследования. По мнению Конституционного Суда, законодатель вправе учитывать специфику отношений, возникающих в области сельскохозяйственного производства, и в целях защиты законных интересов его участников вводить на основании федерального закона соразмерные ограничения конституционного права наследования. Подобный характер имеет правило ст. 258 ГК РФ, в соответствии с которым земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе какого-либо его члена из хозяйства, разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество.

Аналогичный способ защиты интересов может использоваться по отношению к подсобным хозяйствам, занявшим место существовавших ранее колхозных дворов. Правила же ст. 560 ГК РСФСР ограничивают конституционные права наследодателей и наследников, не соразмерны указанным в Конституции целям и, соответственно, противоречат ей.

Здесь следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Несмотря на то, что Конституционный Суд видит задачи законодателя и полагал бы необходимым формальную отмену им ст. 560 ГК РСФСР, он тем не менее постановил признать ч. 1 и 2 ст. 560 ГК РСФСР не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 35 (ч. 2 и 4) и 55 (ч. 3) [17] .

Таким образом, не признав колхозный двор в качестве самостоятельного субъекта российского права, Конституционный Суд фактически выполнил функции законодателя [18] .

Проявлением правотворческой функции Конституционного Суда может служить и постановление от 31 октября 1995 г. по делу о толковании ст. 136 Конституции РФ.

По данному делу Конституционный Суд установил следующее. Конституция РФ, регламентируя порядок внесения поправок в Основной Закон, определяет в ст. 136, что поправки к гл. 3—8 Конституции РФ принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем 2/3 субъектов Федерации.

Конституционный Суд пришел к выводу о том, что процедура принятия данных поправок существенно отличается от процедуры принятия как федерального закона, так и федерального конституционного закона. В связи с этим положения ст. 136 Конституции РФ могут быть реализованы только в форме специального правового акта — закона Российской Федерации о поправке к Конституции РФ [19] . Как известно, в тексте Конституции РФ такой закон не упоминается.

Статья в тему:  К какой категории вещей относятся морские суда

В постановлении от 28 ноября 1995 г. по делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции РФ Конституционный Суд определил субъекта, полномочного решать вопрос о включении в текст Конституции нового наименования субъекта РФ и акта, опосредующего это включение. Так, в п. 1 резолютивной части постановления устанавливается, что изменения наименования республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа включаются в текст ст .65 Конституции РФ указом Президента РФ на основании решения субъекта Федерации, принятого в установленном им порядке. В спорных случаях Президент использует полномочия, предусмотренные ч. 1 ст. 85 Конституции РФ [20] .

Как видим, во всех изложенных выше случаях Конституционный Суд предлагает такие решения, “которые связаны с дословным текстом Конституции весьма тонкими нитями” [21] , что позволяет характеризовать их как правотворческие акты.

Изложенное позволяет сделать однозначный вывод о том, что постановления Конституционного Суда РФ по вопросам толкования Конституции РФ, а также по делам о проверке конституционности того или иного закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, выступают в качестве источников права. При этом они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

[1] СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

[2] См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 1995. № 6.

Решения и постановления Конституционного Суда РФ как источники конституционного права

Аннотация. В статье рассматривается место решений и постановлений КС РФ в системе конституционного права, а именно: поднимается вопрос, являются ли указанные акты КС РФ источником права? Автор исследует нормы законодательства, закрепляющие полномочия Конституционного Суда РФ, и на их основе делает вывод о значении решений и постановлений данного органа власти.

Если мы обратимся к научной юридической литературе, то увидим, что вопрос о том, какое место отведено решениям Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) в российской правовой системе, имеет множество неоднозначных трактовок. Так, ряд авторов (Б.С. Морщакова, Т.Я. Хабриева, В.А. Туманов и др.)[1], полагает, что данные нормативные акты следует рассматривать в качестве полноценных источников конституционного права. И это несмотря на то, что в отечественной правовой системе судебные прецеденты принято не относить к источникам права – они могут носить лишь рекомендательный характер. Однако стоит учитывать, что законы и другие правовые акты – не единственная форма выражения права, хотя и играют решающую роль в континентальной (или романо-германской) правовой системе. Конечно, судебные решения в нашей стране не относят к источникам права, тем не менее, повседневная практика показывает, что в некоторых случаях правоприменитель вынужден принимать их во внимание.

Как считает В.А. Савицкий, самые разные источники могут способствовать возникновению норм права, здесь важна лишь их сущность – т.е. чтобы возникшие нормы были именно правовыми[2].

Следует учитывать, что в каждой стране правовая система подвержена постоянным изменениям – т.е. источники и нормы права постоянно обновляются, приобретая новые свойства и черты. Отметим, что на современном этапе развития общества, с постоянными преобразованиями в сфере политики и экономики, происходит отказ от прежних устоявшихся стереотипов. Это способствует тому, что государства все больше стараются придерживаться позиции, которая признает судебный прецедент в качестве источника права, но до сих пор официальной доктрины прецедентного права так и не выработано. Наиболее важным фактором преобразования правовой системы является институт конституционного правосудия. Указанное обстоятельство позволяет, в свою очередь, утверждать, что решения КС РФ должны стать полноценным источником права.

При толковании Конституции КС РФ принимаются решения такого масштаба, отсутствие которых уже делает текст Основного закона неполным. Не допускается интерпретировать конституционную норму какому-либо иному органу власти, если ее толкование уже было дано КС РФ.

Обращает на себя внимание один интересный факт: еще задолго до того, как в России был создан Конституционный Суд, в юридической литературе затрагивался вопрос о том, признать ли нормативным официальное судебное толкование или нет. Проявлялось это в том, что в постановлениях Пленума Верховного суда РФ содержались руководящие разъяснения по применению законов, которые считались обязательными для правоприменителей[5]. Указанное обстоятельство породило множество дискуссий относительно вопроса об их нормативности. Поскольку Верховный Суд РФ имеет особый статус, являясь высшей кассационной и одновременно – надзорной инстанцией, уполномоченной пересматривать решения всех судов общей юрисдикции, то всем правоприменителям необходимо было обязательно учитывать решения данного судебного органа, «сверяясь» с ними.

Статья в тему:  Что должен делать свидетель в суде

Но каков же статус КС РФ? Если взять за основу конституционный принцип разделения властей, то КС, как и все суды – правоприменительный орган, соответственно, не наделен правотворческой функцией. Однако далеко не все решения КС РФ однотипны по своей структуре: в практике толкования норм Конституции часто встречаются такие, в которых четко прослеживаются новые нормы права. Ярким примером является постановление КС РФ от 28 ноября 1995 г. № 15-п по делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции[6]. В нем установлено положение об изменениях текста Конституции (а именно – в ст. 65): такие изменения могут быть внесены только на основании указа Президента РФ, который, в свою очередь, издан на основе решения субъекта РФ, принятого в установленном порядке. Такое постановление наглядно подтверждает правотворчество КС РФ.

Как уже упоминалось выше – КС РФ рассматривает большую часть дел, связанную с проверкой соответствия принятых нормативных актов Конституции. Законом установлено, что те нормативные акты, которые КС РФ признает несоответствующими Конституции, подлежат отмене, таким образом, они утрачивают силу. Если речь идет о международном договоре, который не соответствует Конституции, то он не вводится в действие и также не применяется в РФ. Это означает, что акт, признанный неконституционным, перестает быть источником права, хотя орган, его принявший, не отменил его действие. Если речь идет о признании не соответствующим основному закону какого-либо акта в части, то перед нами уже будет новый правовой акт, поскольку прежний теряет свое значение и смысл. Учитывая вышеизложенное, становится наиболее очевидна правотворческая функция суда: иначе говоря, прецедент становится значимым юридически в системе российского права. Как считает М.С. Саликов, решения КС РФ и законы равны по своей юридической силе: решения КС даже в большей степени защищены с точки зрения права, поскольку решения КС не подлежат отмене или пересмотру никаким иным органом власти, тогда как законы могут быть отменены или пересмотрены.

Справедливой представляется и позиция, которой придерживается В.А. Кряжков[7]. Автор полагает, что роль КС РФ в законотворчестве довольно значительна: он избавляет правовую систему от ненужных, засоряющих ее норм. Однако при этом роль КС РФ – не законодательная, так как он отменяет несоответствующую норму только формально, т.е. «на бумаге» но вместе с тем, отмена закона происходит фактически.

Но такая форма осуществления правосудия имеет серьезный минус: КС РФ выносит решения, отменяющие конкретные нормативные акты, т.е. имеют отношение не ко всем правовым актам, содержащим аналогичные нормы (акту, который был отменен). Это не согласуется с нормой, закрепленной в ч. 2 ст. 87 Закона о Конституционном суде[3], исходя из которой, если тот или иной нормативный акт был признан несоответствующим Конституции, полностью, либо в части, то отмене подлежат также и положения других нормативных правовых актов, в которых присутствуют аналогичные положения. Однако на практике, увы, данное положение не соблюдается.

Вполне закономерным и логичным будет вопрос о том, для каких субъектов обязательно решение КС РФ, если предметом рассмотрения была жалоба на нарушение конституционных прав граждан? Стоит отметить, что в первую очередь, вынесенное решение обязательно для исполнения участникам спора, но если иные субъекты правоотношений в какой-либо ситуации столкнутся с данным решением, то оно приобретет обязательную силу и для них. Приведем пример: если конкретная норма (полностью или в части), содержащаяся в уголовном или уголовно-процессуальном законе, была отменена по решению КС РФ, то правоприменители в лице органа следствия, дознания и т.д. не могут применять такую норму при осуществлении предварительного расследования, всякий раз делая ссылку на решение КС РФ, согласно которому, конкретная норма признана не соответствующей Конституции.

Статья в тему:  Кто входит в состав районного суда

Выше мы рассмотрели решения КС РФ в качестве источника права. Но какую роль играют постановления КС РФ? Здесь нельзя дать однозначного ответа. Безусловно, любые правовые акты, вынесенные судом данной инстанции, имеют огромное значение и обязательны к исполнению. Но опять же, учитывая особенность романо-германской (континентальной) правовой системы, мы видим, что в ней суд не рассматривается в качестве правотворческого органа. Вместе с тем, как уже было выяснено ранее, КС РФ не творит право, но оказывает на него существенное влияние, очищая правовую систему от неконституционных норм и осуществляя толкование существующих норм Конституции.

Обратим внимание на то, что постановления, выносимые КС РФ на основании ч. 5 ст. 125 Основного закона[4], рассматриваются как источники конституционного права, поскольку в них содержатся нормы, носящие конституционный характер. Учитывая данное обстоятельство, полагаем, что основаниями для причисления к источникам права постановлений КС РФ являются:

— содержание в данных постановлениях конституционных норм, а также способность отменять те или иные нормы;

— постановления КС наделены в определенных случаях силой закона, они также выносятся именем Российской Федерации, и аналогично решениям КС, являются окончательными, не подлежат пересмотру никаким другим органом власти;

— постановления КС носят обязательный характер на всей территории РФ для всех субъектов права – органов власти, предприятий, организаций, граждан и т.д.;

— постановления КС РФ официально публикуются;

— сильный моральный авторитет.

Однако стоит заметить, что толкование Конституции КС РФ осуществляет не только тогда, когда разрешает дела по специальным запросам уполномоченных органов о даче такого толкования. В компетенции КС РФ могут находиться и другие дела, которые связаны с проверкой соответствия Конституции нормативных актов, исходя из ч. 2 и 4 ст. 125 Конституции[4]. И в данном случае КС РФ формирует собственную правовую позицию по данным вопросам, которая отчасти является особой формой конституционного толкования. Тем не менее, такую правовую позицию считать нормой права нельзя, поскольку она в данной ситуации содержится лишь в мотивировочной части постановления КС РФ.

На основании вышеизложенного мы пришли к выводу, что все источники конституционного права вносят огромнейший вклад в становление и укрепление правового государства. Одним из таких источников все же следует признать решения и постановления Конституционного Суда РФ, поскольку данный судебный орган является толкователем Конституции, а его решения не подлежат отмене и обязательны для исполнения всеми субъектами правоотношений. Важно, чтобы в юридической науке своевременно появлялись качественные рекомендации, касающиеся совершенствования правовых конституционных норм, а на практике правоприменителями активно реализовывались подобные предложения, с целью формирования в государстве гибкой и эффективной, отвечающей современным потребностям общества, системы источников конституционного права.

Список литературы

1. Теория современной конституции / Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин. — М.: НОРМА, 2007. — 320 с.

2. Савицкий В.А. Решения Конституционного суда Российской Федерации как источники конституционного права Российской Федерации//Ведомости Конституционного суда РФ. 1997. № 3.

3. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) «О Конституционном Суде Российской Федерации».

4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).

5. Герасименко, Т.В. Источники конституционного права Российской Федерации: понятие и классификация / Вестник Алтайской академии экономики и права. 2018. № 1 (43). С. 13-16.

6. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.1995 N 15-П «По делу о толковании части 2 статьи 137 Конституции Российской Федерации». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8550/

7. Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 1998. С. 242.

Источники:

Барашева Е.В., Бутырина К. А., Краснова А. С. Судебные акты Конституционного суда как источник права

ВЛИЯНИЕ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА НА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В ОБЛАСТИ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА

http://uf.kgsu.ru/lib/doc.php?path=Kafedra+TIGP/TGP/Stat%60i/H.+Gadjiev+-+Postanovleniya+KS+RF+kak+istochnik+prava.htm&name=%D5.+%C3%E0%E4%E6%E8%E5%E2+-+%CF%EE%F1%F2%E0%ED%EE%E2%EB%E5%ED%E8%FF+%CA%D1+%D0%D4+%EA%E0%EA+%E8%F1%F2%EE%F7%ED%E8%EA+%EF%F0%E0%E2%E0

http://legalbook.ru/konstitucionnoe-pravo/164-reshenija-i-postanovlenija-konstitucionnogo-suda-rf-kak-istochniki-konstitucionnogo-prava.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector