0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем определяется особая роль суда

Особая роль суда в гражданском процессе Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Суетина А. В.

Цель исследования выделить процессуально-правовую особенность суда как субъекта гражданских процессуальных правоотношений. Определено положение суда в системе субъектов гражданского процессуального права, исследованы исключительные обязанности суда .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Суетина А. В.

Текст научной работы на тему «Особая роль суда в гражданском процессе»

Помощник судьи Нагатинского районного суда г. Москвы

ОСОБАЯ РОЛЬ СУДА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Цель исследования — выделить процессуально-правовую особенность суда как субъекта гражданских процессуальных правоотношений. Определено положение суда в системе субъектов гражданского процессуального права, исследованы исключительные обязанности суда.

Ключевые слова: суд, гражданский процесс, субъект

Суд это орган власти, наделенный компетенцией по осуществлению правосудия путем разрешения гражданских и уголовных дел. Поэтому суд является не только обязательным, но и решающим субъектом гражданского процессуального правоотношения. Суд является главным участником процесса, в качестве одного из органов управления он призван осуществлять правосудие по гражданским делам. Наделенный властными полномочиями, суд в ходе процесса организует и контролирует действия его участников, оказывает им помощь в реализации прав и обязанностей. Властные полномочия суда проявляются одновременно как его права и обязанности, для выполнения которых суды совершают многочисленные процессуальные действия.

Правовое положение суда среди субъектов гражданского процессуального права характеризуется рядом особенностей. Суд занимает главное место в их системе. Процессуальные действия суда являются основными юридическими фактами, влияющими на динамику процессуальных отношений. Его указания обязательны для исполнения всеми остальными субъектами гражданского процессуального права. Таким образом, правовое положение суда в гражданском процессе характеризуется соединением в его лице двух качеств: с одной стороны, суд является участником процессуальных отношений, а с другой стороны, он выступает в качестве органа, наделенного правомочием разрешать все вопросы, которые могут возникнуть в связи с рассмотрением конкретного дела[4, 231].

Особое положение суда как субъекта гражданских процессуальных правоотношений определяется конституционными принципами правосудия и статусом судей. Статья 1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»[3] гласит, что судебная власть в Российской Федерации принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа. Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судьями являются лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе. Законом закреплена независимость судей, ответственность за вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия, а также, за проявление неуважения и неисполнения требований и распоряжений судей, которые обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, других юридических лиц и физических лиц.

Суд является главным участником процесса. Все остальные участники процесса совершают действия под контролем суда, конечно, суд как участник правоотношения имеет не только процессуальные права, но и несет процессуальные обязанности перед другими участниками процесса[5,17].

Статья в тему:  Военные суды чем занимаются

Учитывая особую роль суда в гражданском процессе, закон предъявляет к нему целый ряд требований как качественного, так и количественного характера. Количественные требования выражены в ст. 14 ГПК РФ[2], где указано, что дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, и коллегиально в составе трех профессиональных судей. Закон устанавливает запреты для лиц, которые не могут входить в состав суда. Процессуальным средством обеспечения надлежащего состава суда служит процессуальный институт отводов. При наличии оснований для отвода, судья, согласно ст. 19 ГПК РФ, обязан заявить самоотвод. Право на заявление отвода судье принадлежит лицам, участвующим в деле.

Судебная власть в гражданском судопроизводстве, направленная на разрешение возникшего между сторонами правового конфликта или иного юридического дела, проявляется в следующем:

а) суд управляет ходом процесса по каждому рассматриваемому делу, его действия направлены на соблюдение правомерности и развитие процесса осуществления правосудия;

б) в ходе рассмотрения гражданских дел суд осуществляет правоприменительную деятельность, реализуя нормы процессуального и материального права.

Суд, будучи органом власти, в то же время является органом, призванным защищать права и свободы граждан, обслуживать их интересы. Судьи, как носители судебной власти, обладают властными полномочиями и в том случае, когда исполняют обязанности, возложенные на них законом, так как процессуальным правом участников судопроизводства исполняют не только процессуальные обязанности суда в конкретных правоотношениях, но и обязанности суда как органа власти, осуществляющего правосудие. В современном судопроизводстве господствующее положение в процессе принадлежит суду, потому, что он является представителем государственной власти, воле которой подчинены все остальные участники судопроизводства, все действия сторон сводятся к тому, чтобы возбудить деятельность суда и дать ему материалы для правильного разрешения дела.

Закон возлагает на суд гражданские процессуальные обязанности, исполнение которых достаточно обеспечено мерами государственного принуждения путем отмены, изменения неправосудного решения или определения вышестоящими судебными инстанциями. Лица, участвующие.в деле, не могут сами своими действиями принудить суд к исполнению процессуальной обязанности, но имеют право путем подачи кассационной жалобы призвать суд к ответственности. Надлежащее исполнение судом процессуальных обязанностей обеспечено мерами гражданского процессуального принуждения в виде отмены, или изменения неправосудного судебного решения вышестоящей судебной инстанцией. Тот факт, что процессуальные обязанности суд песет перед лицами, участвующими в деле, нисколько не нарушает конструкцию гражданских процессуальных правоотношений, в которых суд играет ведущую роль. Право лиц, участвующих в деле, на обжалование неправосудных постановлений суда, с одной стороны, является гарантией своевременного и правильного исполнения судом своих обязанностей, а с другой, обозначает известные пределы судебной власти.

Таким образом, можно сказать, что главная особенность гражданских процессуальных правоотношений заключается в соединении в лице суда двух качеств — участника этих отношений и органа, наделенного полномочием разрешать все правовые вопросы, которые могут возникнуть в связи с осуществлением правосудия[6, 104-109]. Процессуально-правовое положение или гражданская процессуальная компетенция суда как субъекта гражданских процессуальных правоотношений органа

государственной власти представляет совокупность властных правомочий суда и его обязанностей, направленных на реализацию судебной власти при осуществлении правосудия путем руководства процессуальными действиями всех участников судопроизводства, направления их деятельности, сотрудничества с ними с целью своевременного, правильного и справедливого рассмотрения и разрешения гражданских дел.

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. — 25 декабря 1993 г.

2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации № 138-Ф3 от 14 ноября 2002 года (принят ГД ФС РФ 23.10.2002) (ред. от 02.10.2007, с изм. от 18.10.2007) // Российская газета, № 220, 20.11.2002

Статья в тему:  Какой характер носили суды в дагестане

3. Закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1(ред. от 24.07.2007)»0 статусе судей в Российской Федерации // Российская газета, № 170, 29.07.1992

4. Гражданский процесс. Учебник/ отв. Ред. Проф. В.В. Ярков — 4-е изд., перераб. и доб. -М.: Издательство БЕК, 2001. с. 231

5. Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов, 1991. С.17 и др.

6. Денисова Е.И. В делах особого производства нет спора о праве // Вестник Омского университета. — Омск; Изд-во ОмГУ, 2005. — № 2 (3). — с.104-109.

Об активной роли суда в процессе

Истица обратилась в суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и применении последствий недействительности сделки как мнимой. В обоснование исковых требований она указала, что между ней и ответчиком был заключен договор займа на сумму 2 млн рублей сроком на 1 год с условием уплаты 5% от суммы займа ежемесячно и гарантией возврата в виде залога квартиры, принадлежащей истице на праве собственности.

При этом договор залога не регистрировался – вместо этого заимодавец предложил оформить договор купли-продажи этой квартиры с письменным обязательством не отчуждать ее до окончания срока займа при условии соблюдения обязательств его погашения. Договор купли-продажи был оформлен при передаче истице половины суммы займа, вторая половина была передана месяц спустя, после чего была составлена расписка на всю сумму долга. Уплата процентов по договору займа осуществлялась до июля 2015 г., после чего в связи с отсутствием денежных средств истица платежи вносить перестала, тем самым нарушив свои обязательства.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал. Он исходил из того, что доказательства заключения истицей договора займа с ответчиком ранее 5 января 2015 г. в материалах дела отсутствуют. Действия истицы при заключении с супругой ответчика договора купли-продажи спорной квартиры суд оценил как направленные на возникновение правовых последствий, предусмотренных сделкой купли-продажи. В связи с этим суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной по мотиву ее мнимости. Суд апелляционной инстанции согласился с этим решением.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу истицы, нашла ее подлежащей удовлетворению.

В обоснование своего решения Верховный Суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 56, ст. 148 ГПК РФ при рассмотрении дела суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, и вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Также Суд напомнил, что в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 24 июня 2008 г. № 11 разъяснено, что, определяя закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и устанавливая правоотношения сторон, суду следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, а также иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Таким образом, отметил ВС РФ, несмотря на заявленные требования о признании мнимым договора купли-продажи квартиры, обосновывая которые истица указывала, что при его заключении стороны имели в виду договор займа с залогом спорной квартиры, суды первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора должны были самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям. Они должны были разрешить вопрос о наличии или отсутствии оснований для признания договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога. Однако суды оценки данным обстоятельствам не дали и ограничились выводом об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки мнимой.

Статья в тему:  Где найти цефалон суда

С учетом изложенного Судебная коллегия направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Комментируя позицию ВС РФ, адвокат АП Московской области Екатерина Давыдова пояснила, что на сегодняшний день имеется широкая судебная практика по оспариванию сделок купли-продажи недвижимого имущества, в том числе по основанию притворности. При этом она отметила, что, как правило, суды общей юрисдикции не обосновывают в своих решениях применение тех или иных норм права, принимая за истину отношения, положенные в фабулу искового заявления истцом, часто злоупотребляющим своим правом.

По мнению Екатерины Давыдовой, одним из ключевых моментов в определении ВС РФ является указание на обязанность судов самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных п. 2 ст. 170 ГК РФ оснований для признания данного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договор займа и залога.

«Полагаю, что данным выводом Верховный Суд справедливо напомнил нижестоящим судам о своей роли в судебном разбирательстве, недопустимости халатной пассивности в процессе, необходимости более четко следовать процессуальному закону, не связывать себя с доводами жалобы, а, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществлять надлежащее руководство процессом», – сказала Екатерина Давыдова.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский придерживается аналогичной позиции. Вместе с тем он отметил, что своим определением Верховный Суд развязывает нижестоящим судам руки в плане применения норм права, на которые истец не ссылался в иске, но которые являются смежными в конкретной ситуации. «С одной стороны, это позволяет суду поправить сторону, правую по сути, но двигавшуюся не совсем в правильном направлении. С другой стороны, суд в таком случае за истца меняет основание иска, что может привести к слишком вольному толкованию процессуального закона», – считает Владимир Старинский.

Судейское усмотрение в уголовном и гражданском судопроизводстве

Участники заседания Клуба им. Д.Н. Замятнина проанализировали особенности судейского усмотрения и его роль в формировании правоприменительной практики

Как ранее писала «АГ», 5 июня состоялось шестое заседание Клуба им. Д.Н. Замятнина, посвященное теме судейского усмотрения в судопроизводстве. Открывая мероприятие, председатель Совета судей РФ Виктор Момотов выступил с лекцией «Судейское усмотрение: благо или зло, возможность или необходимость в контексте применения права». В ходе доклада он подчеркнул, что расширение сферы судейского усмотрения – это свойство развитых правопорядков. При этом эффективность его использования напрямую зависит от качества проработки нормативно-правовых актов и уровня юридического образования. Представители судейского и научного сообществ отметили, что судейское усмотрение будет восприниматься обществом положительно только тогда, когда оно убедится в его справедливом применении. Член Совета ФПА РФ Елена Авакян также высказалась за судебное усмотрение, но с условием, что такие судебные акты должны быть понятны участникам судопроизводства.

О важности судейского активизма в формировании практики

Как сообщает «АГ», заведующий Центра правовых проблем интеграции и международного сотрудничества Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Анатолий Ковлер, бывший судья ЕСПЧ от РФ, в своем выступлении отметил, что право является системой мифов, созданных человечеством и выступающих в качестве ориентиров. По его словам, смысл «нормопараметров и нормоориентиров» уясняется только благодаря их трактованию судьями либо применению прецедентов. «Мы стоим перед дилеммой: насколько опасен и необходим судейский активизм? В частности, он позволяет заполнять определенные законодательные лакуны, и такой активизм можно приветствовать», – отметил он.

Статья в тему:  Можно ли отправить возражение в суд по почте

В качестве примера Анатолий Ковлер привел постановление ЕСПЧ по делу «Калашников против России» об условиях и длительности содержания под стражей, а также продолжительности производства по уголовному делу. В данном постановлении было представлено его отдельно совпадающее особое мнение, в котором Анатолий Ковлер не согласился с выводами Суда о разумности срока содержания заявителя под стражей до судебного заседания, который в данном случае составил более 4,5 лет.

В другом постановлении ЕСПЧ – по делу «Канаев против России» – также было представлено особое мнение Анатолия Ковлера, касающееся прав военнослужащих на обжалование действий государства. Данные примеры, по словам спикера, иллюстрируют, как судейский активизм помогает продвигать вперед представление о современных реалиях. «Например, в сфере биологического права национальное законодательство консервативно, и судьи – как национальные, так и международные, – часто вынуждены лавировать и решать очень сложные вопросы, на которые законодательство не дает ответа», – подчеркнул он.

При этом спикер упомянул о важности оборотной стороны судейского активизма – самоограничении, также важном для каждого судьи.

Судейское усмотрение в гражданском судопроизводстве

Судья Верховного Суда РФ Сергей Асташов отметил, что справедливость – оценочная категория, базирующаяся на морально-нравственной основе. «Оперирование такими оценочными категориями, имеющими морально-нравственные характеристики, невозможно без усмотрения субъекта, принимающего соответствующее решение», – пояснил он.

Рассуждая о том, является ли судейское усмотрение благом или нет, спикер сравнил его с лекарством, которое по определению – благо, но все зависит от дозы, превышение которой вызывает негативные последствия.

По словам Сергея Асташова, гражданское судопроизводство невозможно без судейского усмотрения, особенно с учетом тенденции отхода от формального применения норм материального и гражданского права в связи с усложнением и дифференциацией правоотношений. Так, например, признание сделки недействительной в связи с нарушением законодательного запрета на недобросовестность влечет ничтожность такой сделки, и разрешение таких споров (определение факта добросовестности или недобросовестности применительно к заключению этих сделок) полностью основано на судейском усмотрении.

В качестве минуса судейского усмотрения применительно к гражданским правоотношениям судья ВС назвал снижение возможности участников гражданских правоотношений прогнозировать результаты своих юридически значимых действий. Для преодоления этого отрицательного эффекта необходимо более детальное законодательное регулирование. «Несмотря на определенную эмоциональную и мифологическую подоплеку оценки судейского усмотрения, при его детальном анализе можно сказать, что это безусловно благо, которым нужно пользоваться в разумных пределах», – резюмировал судья.

Судейское усмотрение в уголовном судопроизводстве

Судья Верховного Суда РФ в почетной отставке Михаил Шалумов в своем выступлении обозначил роль судейского усмотрения в уголовном судопроизводстве как крайне ограниченную. «Процедура рассмотрения уголовного дела четко определена законом, и судья должен ею руководствоваться, – пояснил он. – Судья исследует те доказательства, которые представляют стороны, на основании этого исследования он определяет фактическую сторону дела, и если приходит к выводу, что преступление имело место, то должен дать юридическую квалификацию содеянному, а если преступления не было, – решить вопрос о вынесении оправдательного приговора. На мой взгляд, во всех этих вопросах у судьи нет вариативности в принятии соответствующего решения».

После того как судья квалифицировал преступление, добавил спикер, он обращается к санкции уголовного закона, где также законодатель уже определил пределы мер наказания. «Эти пределы могут корректироваться, – отметил Михаил Шалумов. – Казалось бы, в этом случае судья может выбрать предел по своему усмотрению. Но нет».

В качестве примера узости пределов судейского усмотрения Михаил Шалумов привел квартирную кражу. Так, УК РФ предусматривает за данное деяние максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет, минимальное – 2 месяца. Если имело место покушение на кражу, верхний предел снижается до 4,5 лет. Если при этом обвиняемый явился с повинной, он снижается до 3 лет. В случае рецидива преступления законодатель ограничивает и минимальный срок наказания – не менее 1,5 лет. «Вот в этих пределах судья может проявить усмотрение при определении наказания. Но при этом он должен учесть отягчающие и смягчающие обстоятельства, личность подсудимого, другие обстоятельства. Для судейского усмотрения остается очень немного места. И если оно остается, то здесь единственным критерием можно назвать принцип справедливости», – подчеркнул он.

Статья в тему:  Как написать возражение в суд по кредиту

Спикер добавил, что принцип справедливости в данном случае предусматривает, что наказание должно соответствовать степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Кроме того, необходимо учитывать цели наказания – восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Еще одним случаем возможного применения судебного усмотрения в уголовном судопроизводстве, но с оговорками, спикер назвал разрешение вопроса об освобождении от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. «В законе указано, что судья вправе принять такое решение. Тем не менее данное право судьи, по сути, является его обязанностью. Судья должен установить наличие всех условий для принятия такого решения и мотивировать его. Таким образом, усмотрение здесь тоже очень ограничено», – пояснил он.

В заключение Михаил Шалумов отметил, что судейское усмотрение будет восприниматься обществом положительно только тогда, когда общество убедится в его справедливом применении. «Кроме того, в обществе должно быть правильное понимание справедливости – не обывательское, а именно правовое», – подчеркнул он.

Адвокатам важна предсказуемость судебных решений

По мнению члена Совета Федеральной палаты адвокатов РФ Елены Авакян, с точки зрения адвоката говорить о судейском усмотрении сложно. «Адвокату в судебном процессе нужна предсказуемость решений: он должен осознавать, какое решение с той или иной долей вероятности примет суд», – пояснила она.

Елена Авакян отметила, что в России, к сожалению, институт судейского усмотрения пока весьма гибок: в тех аспектах, где хотелось бы иметь больше определенности (оценка допустимости и относимости доказательств, возможности или невозможности привлечения свидетелей, активизма адвоката в судебном процессе и т.д.), судейское усмотрение чрезвычайно широко. При этом в вопросах назначения наказания и оправдательных вердиктов оно чрезвычайно узко. «Я абсолютно согласна с судьями, которые говорили, что судейское усмотрение базируется в первую очередь на принципах справедливости, морали, нравственности. К сожалению, далеко не всегда мы имеем единое представление о том, что морально, нравственно и справедливо с точки зрения защитника обвиняемого и судьи», – подчеркнула она.

Кроме того, добавила спикер, степень судейского усмотрения во многом ограничивается постановлениями вышестоящих инстанций: «Что, как не прецедент, создает суд в тот момент, когда законодатель решает, что ему необходимо перенести в закон ту или иную норму? Высший Арбитражный Суд РФ в свое время пошел по этому пути, признав наличие прецедента, и таким образом сформировал тренд обязательности решения вышестоящей инстанции по вопросам применения права. К сожалению, это не всегда давало положительный эффект».

Адвокат подчеркнула, что выработка единообразного подхода должна осуществляться с разумной и осознанной позиции: «Нам хотелось бы, чтобы судьи нижестоящих инстанций не пытались “притянуть” позицию вышестоящих инстанций к любым фактическим обстоятельствам, а применяли ее в тех обстоятельствах, где она применима».

В своем выступлении Елена Авакян также затронула тему развития рынка legal tech применительно к судейскому усмотрению. «Я убеждена, что не должно быть ситуаций, когда граждане говорят, что пусть их лучше судит робот, чем судья-человек, – отметила она. – Судейское усмотрение происходит от нравственности и справедливости, от милосердия, от возможности обратиться к человеку, а не к машине. К сожалению, технологии legal tech, предполагающие возможность создания проектов судебных актов со всеми ссылками и оценкой доказательств, атрофируют у людей желание разобраться в деле».

Статья в тему:  На каком счете учитывается госпошлина в суд

«К сожалению, когда мы говорим о судейском усмотрении, мы нередко говорим о сформированной внутренней предубежденности. Усмотрение хорошо там и тогда, где и когда стороны свободны в своих суждениях, относятся друг к другу как равные», – подчеркнула член Совета ФПА РФ. При этом она добавила, что адвокаты очень редко сталкиваются с тем, что оценка доказательств, предоставляемых стороной защиты, производится с той же тщательностью и степенью доверия, с которыми оцениваются доказательства, представленные обвинением.

Для адвокатов, добавила Елена Авакян, судейское усмотрение – это в первую очередь возможность на равных вести диалог с судом, доказывать, формировать судейское усмотрение в том числе и ожидать, что все положения, которые будут вынесены в судебное решение, будут обоснованы и доказаны. «Без адвокатуры нет уголовного судопроизводства. Мы такие же участники процесса, а не дополнение, прилагаемое к обвиняемому, – резюмировала она. – Я за судейское усмотрение, но чтобы каждый такой акт был понятен сторонам. Тогда будет обеспечено полное доверие всех участников судебного процесса».

Особая роль суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 08.12.2020 2020-12-08

Статья просмотрена: 160 раз

Библиографическое описание:

Громова, А. В. Особая роль суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве / А. В. Громова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 181-184. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76270/ (дата обращения: 27.09.2021).

В статье исследованы актуальные вопросы субъектов доказывания в современном уголовном процессе, правового положения суда, как субъекта доказывания на стадии судебного разбирательства. Проведен анализ Конституционных принципов, уголовно-процессуального законодательства, фундаментальных трудов ряда ученых, посвященных как в целом институту доказывания, его структурным элементам, субъектам доказывания.

Ключевые слова: уголовный процесс, доказывание, состязательность, участники уголовного процесса, субъекты доказывания, субъекты обязанности доказывания, суд как субъект доказывания.

В статье 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закреплен конституционный принцип состязательности и равенства сторон, согласно конституционно-правовому смыслу которого, уголовное судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равенства прав сторон, как обвинения, так и защиты [1, 2].

Такие диспозитивные начала современного уголовного судопроизводства послужили поводом к изменению процессуального положения и круга субъектов доказывания, которые в силу прямой нормативной обязанности или права участвуют в защите прав и свобод участников уголовного процесса, установлении обстоятельств преступления, или же в рассмотрении по существу уголовного дела в суде.

При этом, проблемы доказывания свойственны всем субъектам такой процессуальной деятельности.

Если обратиться к Большому энциклопедическому словарю, то под «субъектом» следует понимать — носителя предметно-практической деятельности и познания (индивид или социальная группа) — источник активности, направленной на объект [3, с. 1159].

В познании сущности уголовно-наказуемого деяния, участвует широкий круг участников соответствующих правоотношений, однако не все они могут быть отнесены к субъектам доказывания.

Дискуссии относительно понятия сущности субъектов доказывания, их классификации, процессуальных полномочий, особенностей удостоверения юридически значимых обстоятельств уголовного дела продолжаются в науке уголовного процесса и по настоящее время.

Многие ученые, например такие как: Зверев И. В., Авилов А. В., Сысков В. Л., Андрюшенко Т. И., Давыдова Н. Н., Лазарева В. А. и другие, так или иначе, обращались в своих научных трудах, публикациях к определению и классификации субъектов доказывания.

Традиционно в науке «субъект доказывания» трактуется через анализ таких понятий как: субъект уголовно-процессуальной деятельности, участник уголовно-процессуальной деятельности и лица, участвующего в уголовно-процессуальной деятельности.

Статья в тему:  Сколько длится развод через суд по обоюдному согласию

К числу первых, как правило относят лиц, на которых в силу уголовно-процессуального закона возложена обязанность доказывания, обладающие не только соответствующими правами, но процессуальными и служебными обязанностями.

Так, Авилов А. В. анализируя общественные отношения, складывающиеся в сфере доказывания по уголовным делам, деятельность субъектов обязанности доказывания в уголовном процессе в целях установления значимых по делу обстоятельств и фактов, пришел к выводу, что именно суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, начальник подразделения дознания, дознаватель наделены Уголовно-процессуальным законом полномочиями по доказыванию в силу их процессуальной компетенции, и только на них законодателем возложена обязанность собирания, проверки и оценки доказательства [4] [5, с. 13].

Вторую группу субъектов доказывания по мнению ученых, в том числе Сысков В. Л., представляют лица, которым предоставляется право доказывания и заявления ходатайств, к ней относятся: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, которым предоставляется право собирать, представлять предметы, документы в целях признания таких в последующем в качестве доказательств; а также защитник, обладающий более широкими правами по собиранию доказательств, чем указанные субъекты второй группы [10, с. 48].

Стоит обратить внимание на то, что для каждого субъекта доказывания характерна своя форма участия в доказательной деятельности.

В этой связи рассмотрим более подробно субъекты обязанности доказывания.

Обязанность, согласно С. И. Ожегова, определяется как круг действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения [4, с.440].

По мнению В. А. Лазаревой «обязанность доказывания — это обязанность доказать виновность лица в совершении преступления», также, «обязанность доказывания можно определить и как обязанность собирания, проверки и оценки доказательств в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» [9, с. 77].

Как указал Авилов А. В. «обязанность доказывания означает предусмотренное УПК РФ требование определенным субъектам осуществлять с использованием мер процессуального принуждения действия по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления всех обстоятельств и фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела» [5, с. 12].

Анализируя правовой статус субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве, классификацию субъектов доказывания, Зверев И. В. предложил признать обязанность доказывания, как самостоятельный принцип уголовного процесса. При этом, согласно мнения автора, обязанность доказывания возлагалась на суд, а также стороны, не обладающие иммунитетом свидетеля и привилегий от самоизобличения, осуществляющие функции обвинения или защиты [8, с. 14].

Таким образом, отличительными особенностями в целом субъекта доказывания и субъекта обязанности доказывания заключается: в функции таких субъектов, возложении на них обязанности доказывания; законные интересы, преследуемые ими в процессе доказывания.

Сысков В. Л. обратившись к научному анализу правоотношений, складывающихся при осуществлении доказательной деятельности суда первой инстанции, справедливо отмечает, что субъекты обязанности доказывания следует разграничивать «в зависимости от стадии процесса».

По мнению автора, на стадии предварительного расследования, субъектами обязанности доказывания являются следователь, дознаватель, прокурор, тогда как на стадии судебного разбирательства им будет исключительно суд, где прокурору отводится роль лишь участника процесса доказывания на стадии судебного разбирательства [10, с. 48].

В этой связи остановимся подробнее на правовом статусе суда в процессе доказывания на стадии судебного разбирательства.

Говоря о правовом статусе суда, его роли как субъекта доказывания, стоит отменить, что на сегодняшний день среди ученых нет единого мнения относительно содержания данного вопроса, т. к. в системе государственных органов, суду в силу его конституционного принципа, принадлежит исключительное право по рассмотрению и разрешению уголовного дела по существу [1].

Так, в настоящее время существуют полярные точки зрения о правовом статусе и роли суда в процессе доказывания. Одна группа ученых придерживается мнения об активной роли суда в доказательной деятельности. Иные же утверждая, что в силу конституционных принципов, процессуального положения и юрисдикции, суд не может принимать активное участие в процессе доказывания, говорят о пассивном положении суда на стадии судебного разбирательства по уголовному делу.

Статья в тему:  Как через суд выделить долю в квартире

Действительно, в силу ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав [2].

Именно такие положения приведенной нормы УПК РФ являются источником дезориентации ученых, судебной практики относительно процессуального положения суда в процессе доказывания.

При этом, не смотря на отдельные суждения авторов, законодатель все же указывает суд в качестве одного из субъектов всех процессуальных этапов доказывания, цель которого заключается в установлении обстоятельств, именуемых предметом доказывания при разрешении уголовного дела по существу.

В этой связи нам представляется справедливой позиция Андрющенко Т. И. о том, что суд выполняет функцию важнейшего субъекта доказывания в уголовном процессе [6, с. 15].

Считаем, что отдельные мнения ученых, участников правоприменительной практики о пассивной роли суда в процессе доказывания не основаны на законе, иррациональны в силу следующего.

Процесс доказывания, согласно действующего законодательства, не ограничивается собираем доказательств по уголовному делу.

Несомненно, такие процессуальные элементы доказывания, как проверка и оценка доказательств, являются для суда обязанностью, поскольку каждое доказательство, положенное в основу приговора должно быть проверено и оценено судом [7, с. 36].

В целях вынесения справедливого, законного, обоснованного оправдательного или же обвинительного приговора, суд может по собственной инициативе дополнительно истребовать, исследовать новые доказательства, иное же противоречило бы положениям ст. 6 УПК РФ.

Так, например, суд в праве по собственной инициативе производить ряд таких следственные действия как: при наличии противоречий между заключениями экспертов назначать судебную экспертизу; назначать повторную или дополнительную экспертизу, если возникшие в ходе судебного разбирательства противоречия невозможно преодолеть допросом экспертов; вызывать и допросить эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, разъяснения или дополнения данного им заключения; задавать вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелю после того как его допросят стороны; в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ, оглашать показания потерпевшего и свидетеля в случае неявки в судебное заседание.

Согласно УПК РФ суд, как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон может совершать иные процессуальные действия, необходимые для определения обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела.

Таким образом, суд осуществляя доказательную деятельность не отступает от принципа состязательности сторон, поскольку такая деятельность суда направлена на достижение целей доказывания: установлении истины, необходимой для принятия безошибочного решения по уголовному делу.

Процессуальное решение суда о получении доказательств не препятствует лицам, участвующим в деле в предусмотренном законом порядке заявлять возражения относительно получения, исследования, допустимости, достоверности таких доказательств.

Таким образом, мы приходим к выводу, что суд, соблюдая принципы состязательности, независимости и беспристрастности, руководствуясь законом и совестью, осуществляет доказывание в целях разрешения уголовного дела по существу и установления объективной истины по делу.

  1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс] — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/, доступ СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 28.09.2020). — Загл. с экрана.

2. Российская Федерация. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] федер. закон.: от 18 декабря 2001 года, № 174-ФЗ (действ. ред. 2020). Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/, доступ СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 28.09.2020). — Загл. с экрана.

  1. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. / гл. ред. А. М. Прохоров. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 1456 с.
Статья в тему:  В чем разница решения суда от определения

4. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70000 слов. перераб. и доп. / под ред. Н. Ю. Шведовой. — М.: Рус. яз., 1989. — 924 с.

Активная роль суда как движущее начало в уголовном процессе

Специфика каждого из видов судопроизводства определяет особенности применения, казалось бы, одинаковых инструментов процесса, которые в сущности совершенно разные. Основанием к гражданскому процессу является частно-правовой спор, где заинтересованность в исходе дела лишь у истца и ответчика, суд абсолютно пассивен; административное судопроизводство отличается спецификой в силу публичных властных полномочий одной из сторон по делу, проявляется дисбаланс сил, вследствие чего судья реализует предоставленные полномочия активной роли суда (п. 7 ст. 6 КАС). Уголовный процесс обладает иными особенностями.

Во-первых, активная роль суда может проявляться только на стадии судебного расследования. В досудебном следствии суд принимает решения по некоторым процессуальным вопросам, однако виды решений строго определены законом.

Во-вторых, одной из целей (назначением) уголовного процесса является защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п.2 ч.1 ст.6 УПК РФ).

Из этого следует, что суд обязан вынести обвинительный приговор только в том случае, если в судебном заседании при исследовании доказательств будет непосредственно доказана вина обвиняемого. Все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, «смещение вектора направления» данных доказательств осуществляет именно судья.

Принципы активной роли суда и состязательности сторон

Что же касается судебного следствия, вопрос о необходимости закрепления принципа активной роли суда в течении многих десятков лет остается дискуссионным. Общеправовым конституционным принципом является принцип состязательности процесса. В уголовном процессе состязательность понимается как строгое отграничение функций обвинения и защиты от функции разрешения дела.

Для понимания соотношения принципа состязательности и активной роли суда в уголовном процессе необходимо разобраться, на что направлен процесс. Здесь стоит сказать об объективной истине, понимание которой также является дискуссионным вопросом среди теоретиков-процессуалистов. Наиболее распространенным, общепризнанным определением является следующее: объективная истина в уголовном процессе — это результат установления всех фактических обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, в точном соответствии с действительностью и законом.

Достаточно сложно определить функциональное соотношение принципа состязательности и активной роли суда, поскольку оба аспекта предполагают различную форму судопроизводства. По мнению Е.А. Зайцевой, «принцип состязательности сторон в части размежевания уголовно-процессуальных функций является «отражением» идеи разделения властей̆ на микро-уровне уголовно-процессуальных отношений». Состязательность проявляется в следующих аспектах:

  • обвинение отделено от суда;
  • обвинение и защиту могут осуществлять только стороны;
  • стороны имеют равные права в представлении доказательств;
  • суд руководит процессом;
  • суд выносит приговор на основании оценки представленных ему доказательств.

Однако, говоря о равных правах сторон, стоит подчеркнуть, что субъекты обладают разным процессуальным статусом, а значит и разные фактические возможности в представлении доказательств. Опять же, актуальной остается проблема предоставления «государственного» защитника подсудимому, когда зачастую адвокат не прикладывает достаточно усилий для отстаивания позиции защиты, что препятствует осуществлению правосудия в полной мере, в частности становится невозможным установление объективной истины в процессе. В уголовном процессе наблюдается дисбаланс сил между стороной защиты и обвинения. В связи с чем суд вынужден «выравнивать положение». Это реализуется через активную роль суда. В российском уголовном процессе суд, например, наделен полномочиями по сбору доказательств. Так, в ходе рассмотрения дела судья может назначить экспертизу по собственной инициативе, допросить свидетеля, обвиняемого, потерпевшего, эксперта, а это есть не что иное, как формирование доказательств. Данный тезис подтверждает и Конституционный Суд РФ (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2003 г. № 104-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Бокситогорского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности части первой статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был).

Статья в тему:  Военные суды чем занимаются

Принцип объективной истины

Принцип объективной истины неразрывно связан с характером самого процесса инквизиционным или состязательным, поскольку состязательность рассматривается в позитивном смысле как механизм разрешения спора. В рамках состязательности используются такие инструменты и институты, которые присуще непосредственно процессу, а не сторонам в нем. Исходя из принципа состязательности, можно говорить о том, что полное установление объективной истины невозможно, поскольку могут возникать сложности в установлении достоверности сведений о фактах (фальсификация вещественных доказательств, ложные показания и прочее).

Процессуальная активность сторон с активным участием суда представляется гораздо более продуктивной для достижения цели суда защиты нарушенных прав и свобод человека и гражданина. «Чистая состязательность» допустима лишь в процессе, где единственной целью является объективное рассмотрение и разрешение дела на основе представленных доказательств, но законодательство, в первую очередь, делает акцент на защите прав, свобод и интересов, что сложно достичь без определенной активности суда. Само наличие состязательности в процессе оценивается учеными по-разному. Некоторые считают, что данный принцип ограничивает активность суда в исследовании доказательств в полной мере. Так, Т.М. Яблочков весьма категорично выразил свое отношение к состязательности: «Состязательный метод в раскрытии истины есть метод ложный, в нем скорее помеха правосудию, нежели его орудие. Чисто состязательный процесс может в иных делах, а именно публичного интереса, всегда угрожать материальной правде, то же самое может иметь место… и в делах частного интереса, при известной обстановке». Другие же настаивают на максимальном расширении состязательности, что позволит устранить различия процессуальных статусов сторон.

Кроме того, существует мнение, что дополнительные полномочия суда нарушают концепцию отправления правосудия в целом. Самостоятельно собирая доказательства, судья формирует доказательственную базу обвинения или защиты. Нарушается не только презумпция невиновности, но и независимость суда. Активность суда возможна лишь в том случае, если есть абсолютная гарантия непредвзятости судьи, отсутствия внешнего воздействия, давления и прочее. Очень распространенным примером косвенного влияния в публичном праве, особенно в уголовном процессе, является мнение общественности, а также освещение того или иного преступления в средствах массовой информации.

Однако действия суда направлены на достижение объективной истины, что невозможно без активного участия суда в рассмотрении дела. Анализ представленных доказательств формирует у судьи понимание картины лишь в рамках предложенных сторонами фактов и обстоятельств дела. Но этого не всегда полноценная картина, поскольку множество моментов могут упускаться по различным причинам.

Суд должен быть активным в судебном следствии. Наделение его такими полномочиями повышает эффективность рассмотрения дела, качество процесса доказывания. Правильно выбранное направление вопросов, задаваемых свидетелям, позволяет получить необходимую достоверную информацию. Таким образом, представляется необходимым закрепить в качестве самостоятельного принципа уголовного процесса активную роль суда. Это позволит расширить полномочия судьи и обосновать действия, которые направлены на установление всех обстоятельств дела и вынесения законного и обоснованного приговора обвинительного или оправдательного, а также определения размера наказания, которое отвечает критерию соразмерности и общественной опасности преступления и лица, его совершившего. Поскольку суд не зависит от стороны обвинения или защиты, его процессуальный статут не может содержать тот или иной уклон, однако возможность совершать процессуальные действия, направленные на собирание и проверку доказательств, будет ориентирована на достижения объективной истины, что будет являться основной для справедливого разрешения дела.

Источники:

http://cyberleninka.ru/article/n/osobaya-rol-suda-v-grazhdanskom-protsesse

http://www.advgazeta.ru/novosti/ob-aktivnoy-roli-suda-v-protsesse/

http://fparf.ru/news/fpa/sudeyskoe-usmotrenie-v-ugolovnom-i-grazhdanskom-sudoproizvodstve/

http://moluch.ru/archive/340/76270/

Активная роль суда как движущее начало в уголовном процессе

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector