0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Где лучше работать в суде или прокуратуре

Как и куда юристу устроиться на работу?

Здравствуйте дорогие друзья! Хочу вам рассказать, как юристу устроиться на работу по юридической специальности. Данная статья не ответит на все ваши вопросы, но будет содержать мое мнение и некоторые мои наблюдения по данной теме.

Статья написана мною для того, что бы помочь начинающим юристам, ведь в начале своего пути люди имеют много заблуждений относительно будущего трудоустройства. Все хотят стать судьями, следователями, знаменитыми адвокатами. У кого-то это получится.

Полюбите чтение

Если вы собираетесь работать по юридической специальности, то вам необходимо полюбить чтение , поскольку ваша будущая работа будет связана с чтением и письмом. Чтение сформирует у вас навык грамотного письма.

Один из моих преподавателей сказал, что юристы делятся на «китов» и «планктон». По прошествии нескольких лет юридической практики, я полностью могу подтвердить этот тезис.

Если вы хотите стать «китом» от юриспруденции, то вам совершенно необходимо поступать в хорошее учебное заведение. Высоко котируются ведущие ВУЗы крупных городов.

Особенностью юриспруденции является то, что чем ближе вы к науке, тем более крутым юристом вы являетесь. Как говорил другой мой преподаватель:

«Сначала мы занимаемся наукой, потом практикой, а потом, снова, возвращаемся к науке, имея определенный опыт».

Работа в правоохранительных органах

Ходят слухи, что сложно устроиться в Следственный Комитет, Прокуратуру. Но я сам не пытался устроиться, поэтому могу передать эту информацию в виде сплетни. В эти структуры просто так устроиться не получится. Особенно в крупных городах. В Следственном комитете работать очень трудно. Даже если вы попадете туда, то не факт, что задержитесь на долго, но зато получите огромный уникальный опыт. Если имеете железное намерение поступить в Прокуратуру или Следственный комитет, то попытайтесь еще, будучи студентом, устроиться туда стажером или помощником на общественных началах. Используйте другие возможности.

В полицию устроиться намного проще, но есть ли смысл окончить юрфак, что бы потом работать в полиции (кроме ОБЭП)? Не знаю.

В ФСБ устроиться сам не знаю как. Но говорят, что они сами пригласят. Вот и я жду приглашения. А если серьезно, то идите и пишите заявление в отдел кадров ФСБ.

Статья в тему:  Суд как обязательный субъект гражданских процессуальных правоотношений украина

Работа в судебной системе

С тех пор как с начала 21 века престиж должности судьи невероятно вырос, то и устроиться на эту должность, сами понимаете, сложно. Я очень надеюсь, что судьями у нас становятся достойные и уважаемые люди. Как правило, в судебных процессах такие и встречаются, но бывают очень некомпетентные экземпляры. Наверно списывали на экзамене на занятие должности судьи.

Устроиться в суд на позицию секретаря не представляет большой сложности. Но эта очень низкооплачиваемая работа. Помощником судьи работать более престижно, но также это низкооплачиваемая работа. С другой стороны, если у вас есть определенная «поддержка» и вы можете позволить себе несколько лет находиться на низкооплачиваемой работе, то у вас повышаются шансы стать судьей.

Отдельная тема это аппарат и судейский состав арбитражных судов. Там работают исключительно компетентные люди, причем и судьи, и помощники, и секретари. Арбитражные суды сильно контрастируют с судами общей юрисдикции. Работая в арбитражном суде, получите хороший опыт.

Стать судьей в арбитражном суде проще, чем стать судьей в суде общей юрисдикции (даже мировым судьей).

Органы исполнительной власти, администрация

В администрацию субъекта федерации устроиться сложно. Там своя номенклатура. В администрацию города устроиться проще. Естественно, речь идет только о юридическом отделе. У администрации много судебных дел. Опыт будет огромный, обрастете связями. Нагрузка будет колоссальная, не все выдерживают.

Федеральные государственные органы

Налоговая инспекция

Юридический отдел налоговой инспекции сделает вас прекрасным специалистом по налогам. Будете знать способы налоговых оптимизаций, как посчитать НДС и много других полезных вещей.

Попасть в налоговую сложно, но можно. Опыт получите огромный. Если покажете себя с хорошей стороны, будет карьерный рост. Зарплата средняя.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС)

Все, что сказано о налоговых инспекциях актуально для ФАС. Только специалистом вы будете не по налогам, а по законодательству о конкуренции, административном законодательстве. Работа интересная. Узнаете, что такое картельный сговор.

Роспотребнадзор и защита прав потребителей

Интересная работа в сфере защиты прав потребителей. В творческом плане быстро можно достигнуть потолка. С другой стороны можно продвинуться по карьерной лестнице. Мне кажется, что устроиться туда будет не самым сложным делом. Роспотребнадзор рассматривает интересные дела. Вот пример .

Органы юстиции

Органы юстиции много чем занимаются. Работая там, получите хороший опыт. Многие юристы начинают работать в отделах по делам некоммерческих организаций, юридических отделах регистрационной службы. Некоторые хотят стать регистраторами. Раньше мне казалось, что для начинающих юристов органы юстиции идеальный вариант получить первый опыт. Сейчас я немного другого мнения. Но опыт, действительно, будет хороший.

Другие органы государственной власти тоже подойдут для получения первого юридического опыта.

Нотариат и нотариусы

Нотариусы считаются отдельной кастой. Устроиться работать в нотариальную контору возможно. Вы можете иметь средний заработок, без карьерного роста. Опыт будет хороший, но специфический. Нотариусом стать невероятно сложно. Дело в том, что число нотариусов ограничено и что бы стать нотариусом необходимо получить лицензию нотариуса. А что бы получить лицензию необходимо быть стажером у действующего нотариуса. Поскольку нотариус – это очень доходная должность, то соответственно, если вы не являетесь родственником нотариуса, то и шансов нет получить лицензию. Вот поэтому нотариусов и называют отдельной кастой.

Статья в тему:  Суди какая часть речи

Адвокаты

Что касается адвокатуры, то получить статус адвоката можно после прохождения определенного квалификационного препятствия в виде экзамена. Адвокатом можно стать, только имея определенный юридический стаж, кажется – 2 года, либо год стажировки у адвоката.

Перед тем, как пытаться получить статус, советую поработать стажером или помощником адвоката. Стажером лучше.

Работа в адвокатуре повысит кругозор, вы станете матерым юристом годика через два. Через пять лет вы будете вспоминать, каким глупым вы были, когда начинали свою практику.

Кстати, вот статья про адвокатов .

Частная юридическая практика

Частной юридической практикой есть смысл заниматься только в том случае, если у вас есть опыт и клиенты, вы твердо стоите на ногах, знаете, чего хотите и намерены зарабатывать больше среднего. Эта деятельность может показаться похожей на деятельность адвоката. Это так и не так одновременно. Дело в том, что начинающий адвокат может заниматься уголовными делами, которые ему назначат, состоять в адвокатском филиале и получать дела от своего руководителя (если такой есть). Частная юридическая практика предполагает полную автономию.

Юрисконсульт в коммерческой структуре

Так я называю работу в любой коммерческой конторе. Если это юридическая контора (юридические услуги), то вас возьмут даже без опыта работу. Будете выполнять поручения руководителя, вести под его контролем дела либо выполнять однообразную функцию. Можно сразу выйти на средний уровень заработка и получить неплохой опыт юриста по гражданским делам.

Со временем можно вырасти в хорошего специалиста, и устроиться в крупную консалтинговую фирму или адвокатское бюро (филиал); хотя ни кто не мешает вам с этого и начать.

Юрисконсультом можно устроиться и в юридический отдел любой коммерческой фирмы. Опыт будете получать только по узкому перечню направлений: заключение договоров, претензионная работа, однообразная судебная практика. Можно выйти на средний уровень заработка.

Юристы узкой специализации

Это юристы, которые работают в адвокатуре, в частных конторах или сами на себя и специализируются на очень узких вопросах. Устраиваются туда случайным образом. Быстро можно вникнуть в дела и работать на объем. Можно неплохо зарабатывать, если будет объем работ. Это юристы по страховым делам, по регистрациям разным и т.п. Недостаток в том, что будет ограничен кругозор «своими» вопросами.

Вроде все сказал. Если что, то дополню статью.

Если проблемы с трудоустройством по юридической специальности, но вы чувствуете за собой потенциал, могу помочь . В том числе могу посоветовать куда и как устроиться на работу юристу без опыта работы.

Ученые рассказали, почему судьями становятся секретари и прокуроры, а не адвокаты

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге опубликовал аналитическую записку «Источники пополнения судейского корпуса РФ и роль аппарата судов». В работе представлен анализ профессионального и социального состава кандидатов на должность судьи, выявлены закономерности при рассмотрении кандидатур квалификационными коллегиями судей и дана оценка того, как модель назначения судей, сформировавшаяся в России, влияет на судебную систему. Источниками данных стали указы Президента о назначении судей, опросы судей, проведенные институтом, и заключения ККС о рассмотрении кандидатов на судебные должности в 2014–2015 гг.

Статья в тему:  Який суд розглядає адміністративні правопорушення

Согласно результатам анализа заключений, из 959 рассмотренных кандидатур рекомендации ККС получили 59,1%. Исследователи обращают внимание на то, что положительное решение коллегии тесно связано с поддержкой председателя суда. По их мнению, это объясняется тем, что, хотя согласно п. 7 ст. 11 Закона об органах судейского сообщества в состав квалификационных коллегий не могут быть избраны председатели судов и их заместители, ст. 21 этого закона позволяет председателям участвовать в заседаниях и влиять на решение ККС.

Было установлено, что почти все кандидаты, о назначении на должность которых ходатайствовал председатель, получили рекомендации на должность. Напротив, более половины из тех, кого не поддержал председатель суда, не получили рекомендации.

В записке отмечено, что на решение ККС влияет также опыт работы кандидата: преимущество в отборе имеют кандидаты с опытом работы в аппарате суда и прокуратуре. Шанс получить рекомендацию для кандидатов из полиции и других госорганов равен 50%, еще меньше шансов у представителей негосударственного сектора.

Исследователи выявили, что около половины кандидатов начали свою карьеру в аппарате суда, не имея другого профессионального опыта после вуза. Наиболее типичная карьера кандидата в судьи – работа в должности секретаря суда или секретаря судебного заседания, затем переход на должность помощника судьи и далее в судьи. Для значительного числа кандидатов в судьи, начинавших карьеру не в аппарате суда, работа в должности помощника судьи становится необходимым карьерным шагом перед подачей заявления на должность судьи. Доля кандидатов, подающих заявления на должность судьи напрямую из другой профессиональной сферы, невелика.

Адвокат АП Владимирской области

Преимущество при отборе отдается кандидатам из аппарата суда, поскольку, во-первых, секретари и помощники знают «кухню» судебного делопроизводства и обладают навыками работы по «типовым» делам. Во-вторых, при крайне низкой заработной плате секретарей и помощников кадровая политика, которая наглядно демонстрирует возможности сотруднику аппарата стать судьей,позволяет избежать дефицита «аппаратных» кадров и удерживает судебную систему в работоспособном состоянии. В-третьих, сотрудник аппарата знаком тем, кто подбирает кадры, в отличие от «человека с улицы». В-четвертых, сотрудники аппарата судов и правоохранительных органов скорее оцениваются теми, кто подбирает кадры, как «свои» и «системные», чем адвокаты и юристы из частного сектора.

Основной опыт работыЧисло кандидатовГруппировкаЧисло кандидатов%
Аппарат суда628Только аппарат суда46648,5
Преимущественно аппарат суда16217
Прокурор33Прокуратура11912,4
Следователь прокуратуры26
Аппарат прокурора60
Следователь МВД27Другие правоохранительные органы464,8
Полицейский4
Оперативный уполномоченный4
Сотрудник полиции3
Дознаватель3
Судебный пристав5
Адвокат21Негосударственный сектор10611
Юрисконсульт коммерческого предприятия71
Преподаватель вуза13
Юрисконсульт некоммерческой организации1
Юрист в органах государственной власти56Государственные органы606,3
Специалист в органах государственной власти4
ВСЕГО959100

«Преимущество трудового опыта в государственных организациях заключается в том, что кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе – то есть дисциплину и умение работать в иерархизированных структурах», – делают вывод исследователи. При этом, поясняя, почему опыт работы в негосударственном секторе является наименее желательным, они указали: «Адвокатский опыт скорее рассматривается как противопоказание к получению рекомендации ККС. В интервью судьи неоднократно говорили о том, что адвокаты в ходе своей профессиональной деятельности “обрастают нежелательными связями” и, следовательно, будучи назначенными на должность судьи, могут быть уязвимы к внешнему давлению».

Согласно результатам исследования, структура судейского корпуса претерпела существенные изменения за последние 20 лет.

Адвокат АП Владимирской области

Исследователи установили, что возраст кандидатов варьируется от 26 до 59 лет. Возраст 90% кандидатов не превышает 42 лет.

Кроме того, было выявлено, что качество продемонстрированных на экзамене знаний не влияет на результаты отбора: «и троечники, и отличники имеют примерно равные шансы получить рекомендацию ККС». Определяющим фактором будет выбор председателя.

Анализ заключений ККС позволил исследователям обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении. В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Указание на справедливость кандидата – три раза. Отсюда был сделан вывод: сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность.

В докладе указано, что профессиональный профиль типичного кандидата на должность судьи свидетельствует о том, что в России формируется карьерная модель судьи по континентальному образцу: молодой специалист, начав работу в судебной системе сразу после окончания вуза, постепенно продвигается к судейской должности и достигает ее по прошествии 9–10 лет работы в аппарате суда. Специфической чертой модели является то, что карьеру в аппарате суда может начать любой выпускник вуза независимо от качества полученного образования, а экзаменационный фильтр появляется только накануне назначения на должность.

Исследования института свидетельствуют о том, что состояние судейского корпуса катастрофично, хотя и упрощает задачи внешнего и внутреннего управления в судебной системе. Винить в этом судей нельзя, как и требовать от них героизма в защите ценностей справедливого правосудия.

Из результатов исследования следует, что идет явный отрицательный кадровый отбор, который обеспечивают реальные наниматели – члены ККС, зависящие от судейской бюрократии, и председатели судов. Притом что даже их благие кадровые пожелания при рекомендации кандидатов часто не проходят из-за засилья представителей исполнительной власти при решении вопроса в администрации Президента. Процесс рассмотрения там непрозрачен, а потому проходящие процедуру назначения судьей остаются неосведомленными и лишены возможностей возражения и обжалования.

СПЧ неоднократно представлял рекомендации по изменению этих процедур в соответствии с общемировыми практиками, чтобы был обеспечен профессиональный, а не бюрократический отбор на судейские должности. Пока же это исключено из-за отсутствия объективного конкурса на должность судьи, замены конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности – часто по надуманным основаниям, якобы направленным на борьбу с коррупцией, которые рождают запреты на профессию судьи не только из-за нежелательных родственных связей кандидата, но и, например, по причине осуществления в прошлом адвокатской деятельности. Такие явно неправовые практики к жизни вызывает стремление к управлению судейским корпусом. Для этого нужны послушные судьи, а не самостоятельно мыслящие и ориентированные на идеалы справедливого правосудия. Такой судья может забыть о своей главной функции – судебном контроле за правовым содержанием законов, соблюдением прав человека как высшей ценности, тем более в случаях, когда они нарушаются публичными инстанциями, в том числе правоохранительными органами. Такой судья не станет противоречить нормотворцу и правоприменителю, а будет одобрять, легитимировать получаемое от них и оспариваемое гражданами «давальческое сырье» – нарушающие закон и справедливость процедуры, решения и действия представителей власти. Это простой для судьи и судебной системы в целом способ самосохранения и развития судейской карьеры, получения финансовых ресурсов на оснащение судов и заработную плату сотрудников. Это важно не только для поддержания высокого уровня доходов судей – известно, что дешевое правосудие дорого обходится обществу. Вот только при сложившемся облике судейского сословия оказывается недостижимой конституционная задача правосудия – обеспечивать признание и защиту прав личности в ее взаимоотношениях с законодательными, исполнительными и правоохранительными структурами власти.

По просьбе «АГ» Арина Дмитриева, одна из авторов аналитической записки, суммировала статистические сведения для подготовки «портретов» кандидата на должность судьи.

Также на основе статистических данных, предоставленных Ариной Дмитриевой, был подготовлен «портрет» действующего судьи.

В завершение авторы исследования сделали вывод, что в целях повышения авторитета судьи необходимо привлекать кандидатов с широким профессиональным опытом, а для повышения независимости судей следует ограничить роль председателя в процессе отбора и назначения судей.

Отбор у нас зависит во многом от председателей судов, которые должны быть первыми среди равных, но на самом деле являются управляющими менеджерами. Рекомендация председателя является часто определяющей при выборе судей. При этом, понятно, он выбирает кадры из проверенных им людей, однако подобный отбор приводит к деградации профессии.

Судья – это человек, который может судить о жизни, опираясь не только на законы, но и на свой житейский опыт, поскольку знание норм позволяет квалифицировать отношения, а знание жизни помогает разобраться в их сути. Поэтому судья должен быть существенно старше 25 лет и обязательно должен иметь разносторонний опыт. В глазах подсудимого судья должен быть человеком, имеющим право выносить суждение о нем не только потому, что государство его управомочило, а в силу жизненного опыта и лимита уважения, заложенного при назначении его на должность. Тогда будет меньше обжалований, социального недовольства, пренебрежения и недоверия общества – и в этом цель, потому что наши судьи выносят решение именем Российской Федерации, сувереном которой является народ. Думаю, именно в этом русле должны быть изменены правила набора судей.

Судьи часто говорят, что повышение требований к кандидатам повлечет за собой проблему с комплектацией судейского корпуса. Но, на мой взгляд, людей, которые соответствуют этим требованиям, уже сейчас достаточно в адвокатуре и прокуратуре – необходимо лишь «открыть им двери», не опасаясь их привычки к самостоятельности и независимости, поскольку они всегда идут рука об руку с высокой квалификацией. Я убеждена, что это те качества, которые способны «оздоровить» отечественную судебную систему.

Текст: Оксана Оноприенко
Инфографика: Юлия Богатырева, Андрей Тронин

Заключения, жалобы, иски: один день из жизни прокурора

Илья Алексеевич* закончил юридический колледж, затем очное отделение одного из ведущих юрвузов страны, и вот уже семь лет работает помощником городского прокурора. Сейчас в его обязанности входит участие в гражданских и административных процессах. В судах помощник прокурора имеет те же процессуальные права, что и прокурор: подает заявления в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, России, ее субъектов и мунобразований, а также вступает в процесс для дачи заключения по определенным категориям дел (ст. 45 ГПК). Большая часть рабочего дня Ильи Алексеевича проходит в районном суде.

Рабочие обязанности

Дела, по которым прокурор должен дать заключение, поступают регулярно, за год их набирается порядка 400 штук, говорит он. Чаще всего это выселения, лишения родительских прав, взыскания вреда – полный перечень установлен законом. Прокурор изучает каждое дело, чтобы затем во время процесса высказать свою точку зрения по спору. «Заявить, «что я оставляю принятие решения на усмотрение суда», не получится – за такое могут наказать», – отмечает Илья Алексеевич. Заключение, которое высказал на процессе, оформляется письменно и сдается курирующему прокурору. «Если суд принял решение, которое противоречит моему заключению, я готовлю апелляционное представление и подаю его в вышестоящую инстанцию. Считаю, что незаконное решение суда надо отменять в любом случае, даже если стороны им довольны. Обычно я честно предупреждаю суд и участников процесса об обжаловании. Как-то даже поспорил с судьей на шоколадку, что вышестоящая инстанция отменит решение, и выиграл», – рассказал прокурор. После вынесения решения он получает его копию и формирует надзорное производство – папку, в которой подшиты все документы по делу. Надзорные производства хранятся в канцелярии прокуратуры.

Заявления, подаваемые в суд самим прокурором, чаще всего рождаются из жалоб граждан и прокурорских проверок. «Например, к нам недавно обратился пенсионер, чью квартиру затопили соседи. В силу возраста он сам не может подать иск и выступить в суде, и мы взяли это на себя. Или мы проводили очередную проверку, в ходе которой выяснилось, что несколько лет назад администрация города бесплатно предоставила участок гражданину из другого региона, который якобы является инвалидом, но ничем это не подтвердил. Естественно, мы подали иск о признании решения администрации незаконным, его отмене и возврате участка», – рассказал Илья Алексеевич. Таких исков около 200 в год. По словам прокурора, это примерно в два с половиной раза меньше, чем было два года назад. «Сейчас от нас требуют, чтобы перед обращением в суд был проведен весь комплекс по урегулированию спора: направлено предостережение, внесено представление, рассмотрено административное дело о невыполнении законных требований прокурора (ст. 17.7 КоАП). Из-за этого произошло такое резкое снижение. Это очень правильно: не гнаться за «палками», не изводить бумагу, не плодить десятки одинаковых заявлений, чтобы увеличить статистику и создать видимость работы», – считает Илья Алексеевич.

По таким делам прокурор не только выступает в суде, получает решение, формирует надзорное производство, пишет и подает апелляционное представление (если судья отказал в иске), но и контролирует фактическое исполнение. «Раз в две недели я хожу в ССП и проверяю работу по нашим делам. Сначала не очень получалось, но я подкупил приставов тем, что не стремился по каждому нарушению принимать меры реагирования. Наоборот, всегда давал время на исправление ошибок. Постепенно отношения наладились. Теперь за исполнение наших решений я спокоен», – сообщил прокурор.

«За мной закреплено только одно направление – обеспечение участия прокурора в административном и гражданском процессах. Думаю, это редкость, поскольку многие мои коллеги из других районов осуществляют сразу несколько надзоров. Зато такое разделение труда даёт хорошие результаты. Например, наша прокуратура входит в число лидеров по качеству работы».

Прокурор также минимум 4 часа в неделю ведет прием граждан («Бывает, никто не приходит, а бывает, что по 10 человек собирается»), рассматривает поступающие к нему жалобы («Мне отписывают только административные жалобы и жалобы на исполнительное производство, всего порядка 20 штук в месяц»), читает лекции по правовому просвещению в учреждениях и СМИ («У каждого сотрудника должно быть по два выступления в месяц») и выполняет задания вышестоящей прокуратуры («Это около трёх докладных и отчетов каждый месяц»).

Рабочий день

Сегодня у Ильи Алексеевича 15 процессов. «Вообще, это довольно много. В среднем у меня по 7–10 гражданских дел в день, из них примерно по 4–6 нужно дать заключение и по 3–4 я выступаю в качестве истца. В пятницу судов, как правило, нет», – рассказывает он. Первое дело назначено на 09:00, следующее – уже на 09:05. Мы бегаем из кабинета в кабинет, предупреждая секретарей, где и во сколько у нас заседание. «Обычно судьи идут навстречу и не начинают процесс, зная, что я в это время нахожусь на рассмотрении в соседнем кабинете. Хотя за семь лет работы бывало, что слушания проходили без меня. Руководитель не считает совпадение времени уважительной причиной, приходится каждый раз писать объяснительные», – рассказывает Илья Алексеевич.

В перерывах прокурор получает копии решений (как правило, по делам, рассмотренным 3–4 месяца назад – другие еще не готовы), а заодно и повестки на участие в новых делах для дачи прокурорского заключения. Несколько раз слышатся просьбы судей принести флешку с исковым заявлением. Спрашиваю, просят ли проекты решений. «Раньше просили, но я сразу определил для себя, что не буду делать чужую работу. Иск – пожалуйста, а вот решение пишите сами», – отрезал прокурор.

Из 15 назначенных дел только два были рассмотрены по существу и еще одно оставлено без рассмотрения, остальные отложены. Многие процессы начинаются позже, из-за чего все расписание сдвигается по времени. Тем не менее, к 14:50 все судебные дела заканчиваются, и мы отправляемся в прокуратуру – большое современное здание по соседству.

Во второй половине дня у прокурора прием граждан. Возле кабинета уже ждет заявитель – женщина средних лет. Она рассказывает, что увидела по «Восьмому каналу» выступление экстрасенса Елизаветы, которая обещала помочь наладить здоровье. После звонка экстрасенсу женщина перевела 19 000 руб., с ней провели ритуал, однако целительница рекомендовала еще купить магический кристалл за 120 000 руб. – иначе болезни снова вернутся. Тут клиентка заподозрила неладное и решила посоветоваться с сотрудником прокуратуры. Илья Алексеевич объявил, что очевидны признаки мошенничества, но женщина отказывалась в это верить: «Елизавета была так убедительна, она не могла обмануть меня!». Прокурор практически заставил написать обращение, принял его и перенаправил в полицию для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Интересуюсь, часто ли заявители и стороны процесса благодарят за работу. «Например, если я даю заключение о согласии на усыновление или необходимость взыскания компенсации вреда, благодарят. А если прошу выселить или лишить родительских прав – ругают, обвиняют в некомпетентности, жалуются руководителю», – рассказал прокурор. Спрашиваю про зарплаты: «У сотрудников прокуратуры оклад 12 000–15 000 руб. в месяц, всё остальное – премии, доплаты, надбавки. Во время кризиса в 2014–2015 годах нам снизили все эти выплаты, начали чаще депремировать, некоторых сократили за счет объединения прокуратур. Но к 2016 году все нормализовалось. Сейчас я получаю порядка 60 000 руб. в месяц».

«Мне очень нравится моя работа. Это такой азарт – выйти на след нарушения, разобраться в нем, устранить. Я получаю удовольствие от самого процесса. Если при этом я кому-то помог, то всё не зря».

После приема заявителя прокурор занялся формированием надзорных производств, рассмотрением жалоб и составлением письменных заключений. На изучение дел, назначенных на завтра, осталось не больше часа. «К некоторым процессам можно подготовиться и за 10 минут, а на другие уходит несколько часов. Больше всего времени занимают споры о восстановлении на работе и возмещении вреда здоровью – по ним я всегда ищу, до чего докопаться», – отмечает прокурор.

«Я лет пять потратил на то, чтобы четко выстроить свою работу. И у меня получилось! Сейчас я уже практически не задерживаюсь после шести вечера. Исключения бывают во время выборов, сдачи отчетов или из-за срочного задания вышестоящей прокуратуры. А вот в первые годы заночевать в кабинете было привычным делом, раньше девяти я домой вообще не уходил», – вспоминает прокурор. После окончания вуза его поставили осуществлять надзор за несовершеннолетними: «Было очень сложно: опыта еще нет, работы много, функционал разнообразный: и рассмотрение обращений граждан, и проверки учебных заведений, и административные жалобы, и уголовные дела». Как раз в тот период Илья Алексеевич получил свое первое дисциплинарное взыскание: «Во время рассмотрения уголовного дела я заявил ходатайство об освобождении от ответственности в связи с изменением обстановки. Судья его отклонила и вынесла оправдательный приговор. Поскольку я не отказался от обвинения, пришлось написать массу объяснительных, спецдонесений, докладных, мне объявили замечание, заставили сдать тестирование на знания УК и УПК, депремировали, снизили надбавки за сложность и напряженность. Особенно забавно, что из-за этого я потерял за год порядка 60 000 руб. – это больше той суммы, из-за неуплаты которой и было возбуждено это уголовное дело».

За семь лет Илья Алексеевич сменил три направления работы, вырос из юриста 3 класса до юриста 1 класса (от лейтенанта до капитана), но в должности так и не продвинулся. «Мне несколько раз предлагали перейти в вышестоящую прокуратуру, но руководитель намекнул, что не хотел бы меня отпускать. На самом деле у меня нет какого-то сильного желания расти в этой системе, я просто получаю удовольствие от работы».

* – имя и отчество изменены редакцией.

Работа в прокуратуре – это счастье?

Бытует мнение, что работа в прокуратуре – это работа, о который мечтает каждый юрист, и что все, кто там работает, попали туда обязательно за деньги. Для того чтобы понять, насколько это правда, нужно сначала определиться, о каком уровне прокуратуры мы говорим.

Ближе реальности не счастье работы в Генеральной прокуратуре, а работа в какой-нибудь районной прокуратуре, какого-нибудь совершенно обычного города.

Некоторые полагают, что прокурор – это человек, который всеми повелевает и ни за что не отвечает, но если исходить из реальности, то на самом деле там не все так радужно.

По сути, сотрудник обычной районной прокуратуры – это просто винтик в огромной государственной машине. Да, он может быть чуть больше и значимее других, но он все равно винтик, который можно сломать, заменить, проверить и который можно крутить куда угодно.

Это «Царёвы люди», родина им дала задание, они взяли под козырек и пошли исполнять, нравится это им или нет, их мнение никто там никогда не спрашивал. В целом, это такая вечная бумажная рутинная работа, бесконечные отчеты, сроки, справки. Это суды, это постоянное получение по шее от руководства, это скандалы, конфликты, стрессы и постоянное пребывание на работе.

Конечно, там определенные полномочия и определенная власть, на чуть больше, чем у других органов, но все-таки, в целом, это вовсе не те масштабы власти и денег, о которых часто думают люди.

Можно идти в прокуратуру из-за того, что это госслужба с определенными бонусами, вытекающими из этого, за стабильной зарплатой, за хорошим социальным пакетом с возможностью сделать карьеру и реализовать себя как специалист, учитывая, что это достаточно ответственная интеллектуальная работа.

Но если идти туда с целью заработать как можно больше денег, то это, конечно, не то место, и легальным путем вы никогда этого там не сделаете. «Трудами праведными не наживешь палат каменных» – для прокуратуры это очень актуально.

Соблазн в плане коррупции там очень велик, потому что многие вопросы сводятся именно на прокуратуре, но поверьте, прокуратуру контролируют не меньше чем ту же полицию. Если начать направо и налево решать свои и чужие вопросы, то рано или поздно вычислят и хорошо, если не посадят в тюрьму.

Никаких неприкасаемых в этом плане там быть не может. К примеру, вполне возможно тихонько отмазать отца от какого-нибудь гаишника, это еще полбеды, но если об этом узнают, то за это можно моментально вылететь с работы.

Но, если уж сотрудник прокуратуры начал брать взятки и решать какие-то серьезные вопросы, то можно не сомневаться что рано или поздно помощь потребуется ему самому.

Добросовестные сотрудники стараются вести себя прилично и еще сто раз подумают, нужно ли в какой-то конфликтной ситуации говорить, что они сотрудники прокуратуры. Потому что они надзирают, и за ними надзирают, на самом деле не меньше, чем они. Может быть, от обычного гаишника сотрудник прокуратуры может отмахнуться удостоверением, но он может попасть на совершенно другого человека, и его удостоверение уже работать не будет.

Рядовой сотрудник прокуратуры это вовсе не тот человек, который вращает землю. Может быть, они могут больше, чем мы с вами, простые граждане, но это не в разы.

По поводу от мнения, что туда попадают только за деньги, это не совсем так. Коррупцию, конечно, никто не отменял, но все-таки большее количество рядовых помощников прокурора это просто люди от кого-то и люди по рекомендациям.

Прокурор сидит и думает, кого ему взять на работу, и у него есть на выбор отличник Вася и троечник Петя, но за Петю поручились определенные люди и его рекомендовали. Прокурор, естественно, выберет троечника Петю, потому что на Петю больше надежд, что он станет своим и пойдет в ногу, что он не наломает дров при случае. В прокуратуру, как и в судьи, боятся брать кого-то, кто может дать сбой работы всей системы, поэтому пытаются брать своих, или, так скажем, почти своих.

Бывает и так, что туда попадают обычные простые люди, такие случаи, кстати, не редки в последнее время. Это происходит потому, что «свои» просто не хотят работать, они понимают, что у них там дедушка какой-нибудь генерал или папа большой руководитель, и если что, то за них всегда есть, кому заступиться. И вот, прокуратура устала от таких «своих» и стала просто брать с улицы толковых ребят с отличными характеристиками, которые показали себя трудолюбивыми, ответственными и честными.

Источники:

http://igor-shibalkin.ru/kak-ustroitsya-na-rabotu-po-yuridicheskoj-specialnosti.html

http://www.advgazeta.ru/obzory-i-analitika/uchenye-rasskazali-pochemu-sudyami-stanovyatsya-sekretari-i-prokurory-a-ne-advokaty/

http://pravo.ru/story/209356/

http://www.9111.ru/questions/777777777904319/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector