0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иностранное право в английском суде воспринимается как

Добро пожаловать в Англию, или Признание и приведение в исполнение решений российских судов в Англии

Материал подготовлен совместно с Робертом Дугансом.

Время, когда российские юристы с серьезным видом спорили, а могут ли английские суды признать и привести в исполнение решение российского суда при отсутствии международного договора между этими странами, ушло, надеемся, в далекое прошлое. Факт налицо – английские суды признают и приводят в исполнение решения российских судов. Но не все решения… Поэтому в данной статье Роберт Дуганс и Марина Агальцова обсудят исключения из этого (уже ставшего жизненной нормой) правила.

I. Российские (и другие иностранные) решения в Англии

То, что London is the capital of Great Britain, мы узнаем в классе эдак пятом. Немного позже мы понимаем, что Лондон также является финансовым центром, в котором многие счастливчики (как физические лица, так и юридические) имеют собственность. Постигнув эту мудрость, мы начинам задумываться – раз там есть имущество, то почему бы именно там не взыскать сумму задолженности?

В Англии имеется две установленные законом процедуры для приведения в исполнение решений иностранных судов:

1. Закон о судоустройстве 1920 г. (по российским меркам акт чрезвычайно древний и даже касается некоторых британских колоний и стран Содружества); а также

2. Закон об иностранных судебных решениях (взаимное исполнение) 1933 г. (охватывает страны Содружества).

Различные положения законодательства ЕС предусматривают также взаимное исполнение решений судов других государств-членов ЕС /Европейской экономической зоны.

Вышеуказанные законы не затрагивают вопросов признания решений судов большинства стран мира. Важные торговые партнеры Великобритании, такие как Япония и США, ими не охватываются. Крупнейшие развивающиеся рынки (Россия и СНГ) также находятся за пределами этих инструментов. Тем не менее, признать и привести в исполнение решение иностранного суда можно привести в действие в Англии по общему праву. Это правило также распространяется на суды России и стран СНГ.

1. Приведение в исполнение по общему праву

В отсутствии международного соглашения процедура приведения в исполнение решения иностранного суда заключается в подаче отдельного заявления в английский суд. Английские суды рассматриваются решение иностранного суда как акт, создающий долг между сторонами, а не как дело, которое требует пересмотра по существу.

Если ответчик находится не в Англии или Уэльсе, то необходимо пройти еще дополнительную стадию — обратиться в суд для получения разрешения вручить заявление о признании и приведении в исполнение ответчику за пределами юрисдикции. Хотя такое разрешение всегда остается на усмотрение суда, суд, скорее всего, такое разрешение выдаст, если должник, например, имеет активы, которые находятся в юрисдикции суда.

Если условия для признания и приведения в исполнение (мы их рассмотрим ниже) соблюдены, то обычная процедура для признания и приведения в исполнение включает в себя подачу заявления на рассмотрение дела в порядке упрощенного производства, что обычно является достаточно простой и дешевой процедурой.

2. Требования, которым должно соответствовать решение иностранного суда

Английские суды обычно не вглядываться пристально в существо судебного решения. Решение не может быть пересмотрено по существу по мотивам неправильного установления или применения фактических обстоятельств или права. Для признания иностранного решения необходимо следующее:

· Решение стало окончательным и должно разрешать спор по существу;

· Решением накладывается обязанность выплатить определенную и окончательную сумму денег, включая сумму судебных расходов, а не выполнить конкретное действие.

· Иностранный суд должен иметь юрисдикцию рассматривать дело согласно английским коллизионным нормам.

а. Решение должно быть окончательным

Решение должно стать окончательным и разрешать спор по существу. Это означает, что решение суда не должно быть промежуточным, и что суд, который решение вынес, не должен иметь возможности изменить решение, возобновить производство по делу или отменить решение.

Вышесказанное не означает, что необходимо исчерпать все опции по пересмотру решения. Например, решение станет для английского суда окончательным, если пересмотр возможен только в вышестоящем суде (а дальнейшее рассмотрение нижестоящим судом), а процесс обжалования не приостановил действия решения нижестоящего суда до момента вынесения вышестоящим судом решения. Применяя эти правила к российскому процессу, получаем, что обжалование в кассации (если, конечно, кассационный суд не приостановил исполнение решения суда первой инстанции) не повлияет на возможность считать этот акт окончательным.

Статья в тему:  Мінімальний розмір аліментів що встановлюється судом

В этом деле Аэрофлот подал заявление в Англии с требованием признать и привести в исполнение решение российского суда. Требование было отклонено в порядке упрощенного производства, так как английский суд признал, что решение российского суда не является окончательным. Апелляционный выработал следующий тест в выяснении того, какое решение является окончательным имеющим обязывающий характер: а может ли вынесенное ранее решение помешать проигравшей стороне инициировать новое производство в данной юрисдикции.

б. Монетарная природа решения иностранного суда

Иск должен четко определять сумму к уплате должником. Сумма считается достаточно четкой, если ее можно определить путем простейших арифметических операций, таких как расчет процентов на присужденную сумму.

Английские суды, как правило, признают за иностранными судами юрисдикцию, в случае если:

· На момент подачи заявления в иностранный суд, ответчик находился в стране иностранного суда; или

· Если ответчик признал юрисдикцию иностранного суда по соглашению или посредством участия в судебных разбирательствах этого суда.

Считается, что компания находится в иностранной юрисдикции в следующих случаях:

· Если имеется коммерческое предприятие, существующее за счет компании, которое в течение определенного срока (который должен длиннее какого-то номинально-минимального) осуществляла коммерческую активность в этом предприятии; или

· Представитель этой компании вел бизнес в этой стране в течение периода, который длиннее все того же номинально-минимального.

Другими словами, если представитель компании прибыл в страну, чтобы провести пару бизнес-встреч, это будет номинально-минимально, а значит, компания не находится в юрисдикции.

А вот аргумент, что компания присутствует в юрисдикции только в силу того, что она входит в группу компаний, а эта группа имеет другую компанию, которая находится в иностранной юрисдикции, однозначно не сработает. Истец должен будет искать другие «зацепки». Например, что ответчик согласился с юрисдикцией.

Будет считаться, что ответчик согласиться с юрисдикцией иностранного суда при следующих обстоятельствах:

· Ответчик выбрал иностранный суд путем подачи иска в данном иностранном суде в качестве истца;

· Ответчик участвовал в судебном разбирательстве (если его участие не сводилось к представлению возражений относительно юрисдикции иностранного суда или для защиты или освобождения его активов, на которые был наложен арест, или относительно которых есть опасность наложения ареста); или

· Если стороны согласились, что любой спор между ними будет разрешаться в зарубежной юрисдикции, английские суды будут считать, что стороны согласились с юрисдикцией иностранных судов. Пророгационная оговорка в хозяйственном договоре приведет к такому результату. Однако оговорка должна быть явной, а не подразумеваемой.

Первое основание, вроде бы, достаточно понятное. Второе и третье вызывает несколько вопросов. Итак, ответчик не должен участвовать в судебных заседаниях, дабы его не сочли «согласившимся на юрисдикцию иностранного суда». Это не означает тотальный запрет на участие, но его участие должно иметь ограниченный характер. А именно оно должно сводится к возражениям относительно юрисдикции иностранного суда и к защите своего имущества от ареста. Поэтому даже если ответчик и заявлял возражения по существу, защищая имущество от ареста, то впоследствии он может заявить (и английский суд с этим может согласиться), что он не согласился с юрисдикцией иностранного суда. Однако если ответчик заявляет возражения по существу, когда это не было обязательным для представления возражений относительно юрисдикции, то английские суды, скорее всего, придут к выводу, что ответчик согласился с юрисдикцией иностранного суда.

II. Обстоятельства, которые могут помещать признанию и приведению в исполнение

В целом, логика английских судов такая, что если решение иностранного суда является окончательным, а иностранный суд имел право (юрисдикцию) спор рассматривать, то избежать приведения в исполнения будет очень сложно. Есть лишь небольшой круг обстоятельств, которые стать помехой для приведения в исполнение. На них и остановимся.

1. Мошенничество

Решение иностранного суда, которое получено обманным путем (посредством мошенничества), не будет признаваться в Англии вне зависимости от того, было ли совершено мошенничество судом или стороной разбирательства.

Commercial Innovation Bank Alfa Bank v Kozeny [2002] UK PC 66

В данном деле был подан иск с требованием о выплате задолженности по кредитному договору. Иск был подан в Москве о взыскании задолженности по договору. Московский суд вынес решение против ответчика. Истец пытался признать и привести в исполнение решение московского суда на Багамах, где у ответчика находились активы, подав заявление о вынесении решения в порядке упрощённого производства. Ответчик настаивал, что решение российского суда было получено мошенническим путем, так как истцы укрывали документы от него. Дело в конечном итоге дошло до Тайного Совета, который отказался выносить решение в порядке упрощенного производства. Приведение в исполнение было отложено до вынесения решения в полном объеме по делу о мошенничестве.

Статья в тему:  Пуси райт суд сколько дали

Gelley v Shephard [2013] EWCA Civ 1172

После получения решения судом на Британских Виргинских островах, во время признания и приведение в исполнение в английском суде было заявлено, что решение суда основывалось на мошенничестве в силу того, что мистер Гелей предоставил искаженные факты. Апелляционный суд рассмотрел жалобу на решение нижестоящего суда, который отказался признавать решение иностранного суда, так как оно было запятнано мошенничеством. Рассматривая подход судов к объему понятия «мошенничество» как исключения в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, судья Сейлс обозначил более точные границы этого исключения, пояснив, что для того, чтобы это исключение было применимо, необходимо, чтобы мошенничество было “решающим фактором в получении решения или приказа». Это означает, что исключение применимо в том случае, если решение и приказ не были бы вынесены (или была реальная возможность этого) без мошенничества.

2. Публичный порядок

Решение иностранного суда нельзя привести в исполнение, если исполнение будет противоречить публичному порядку в Англии. Если будет доказано, что противоречие решения публичному порядку рассматривалось иностранным судом (или если публичный порядок в иностранной стране такой же, как в английском праве), выводы иностранного суда относительно публичного порядка могут помешать английским судам рассматривать эти аргументы.

«Публичный порядок» очень плохо поддается точному определению – ранее судья арбитражного (хозяйственного) суда сказал, что «точно определить содержание этого понятия не представляется умным шагом». Однозначно то, что данное понятие не относится к политике какого-то конкретного государства или к защите национальных коммерческих или стратегических интересов. Оно относится к морали и нацелено, прежде всего на то, чтобы не допустить вмешательство в отправление правосудия, не допустить взяточничество или покровительство, а также противодействовать исполнению договоров, целью заключения которых была незаконная деятельность.

3. Естественное право (natural justice)

Решение иностранного суда не будет признаваться и проводиться в Англии, если оно противоречит естественному праву. При этом данное возражение может быть заявлено в английском суде, даже если этот аргумент не был поднят при рассмотрении дела в иностранном суде.

Merchant Int. Co. Ltd v Natsionalna Aktsionerna Kompaniya Naftogaz [2010] EWCA Civ 196

В Англии был подан иск для приведения в исполнение решения украинского суда и было получено решение в упрощенном порядке. После этого, решение украинского суда было отменено Высшим Хозяйственным судом Украины, а должник обратился в английский суд для отмены заочного решения. Судья Стил отказал в отмене решения английского решения о признании на том основании, что решение украинского Высшего Хозяйственного суда противоречило статье 6 Европейской конвенции по правам человека. Апелляционный суд поддержал решение судьи Стила младшего, но по более узким основаниям. Апелляционный суд уточнил, что для того, чтобы воспользоваться полномочиями по отмене решения, английский суд должен был решить, что является справедливым. Результатом этого более узкого подхода суда апелляционный инстанции оставляет открытым вопрос, а признал бы английский суд решение иностранного суда, который по сути ведет к отсутствию решения иностранного суда, подлежащего приведению в исполнение, если бы решение Высшего хозяйственного суда Украины не противоречило статье 6 Европейской конвенции.

4. Иностранное публичное/уголовное право

Английские суды не будут приводить в исполнение решения иностранных судов, которые основаны на иске о взыскании налогов, штрафа или взысканий в бюджет иностранного государства.

JSC VTB Bank v Skurikhin and others [2014] EWHC 271 (Comm)

Дело иллюстрирует продолжающуюся неясность относительно окончательности решений иностранных судов по вопросам штрафов и пени. Судья Симон заключил, публичный порядок может вызвать сомнения в возможности взыскать пени. Поэтому решением, вынесенным в порядке упрощённого производства, было приведено в исполнение решение иностранного суда по взысканию основного долга и предусмотренной договором неустойки, однако во взыскании пени было отказано.

III. Вывод

Вышеприведенные исключения очень сложно установить. Несмотря на то, что нет международных актов, которые бы предусматривали взаимное признание, признать и привести в исполнение решение суда СНГ (и России, в частности) относительно взыскания задолженности в денежной форме не представляет особой сложности, если решение иностранного суда стало окончательным, а иностранный суд имел юрисдикцию разрешать спор.

Английские суды, как правило, достаточно охотно признают и приводят в исполнение решение иностранных судов. Более того, процедура (исходя из английских стандартов отправления правосудия) достаточно быстрая и сравнительно не затратная. Поэтому получив решение суда СНГ на руки, стоит задуматься, а имеет ли ответчик в Англии имущество, а если имеет, то добро пожаловать в Англию для исполнения решения иностранного суда.

Статья в тему:  Как через суд восстановить свидетельство о браке

Иностранное право в российском суде

Ирина Дубровская, юрист, г. Санкт-Петербург.

В настоящее время российские арбитражные суды сталкиваются с трудностями при применении иностранного законодательства для разрешения споров. В частности, какое право применять и в каком суде рассматривать спор, возникающий из правоотношений, подчиненных иностранному праву, при указании подсудности российского арбитражного суда.

Связь обязательства с государством

По общему правилу в соответствии со ст. 1211 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. При этом правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Зачастую, если ответчиком по иску является юридическое лицо, находящееся на территории Российской Федерации, иск иностранная компания предъявляет в российский арбитражный суд, так как в силу ч. 1 ст. 247 АПК РФ арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, в случае если ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика. При этом суды исходят из такого критерия: связь обязательства с территорией страны.

Так, ФАС ДО указал, что суд учитывает, что ответчики находятся на территории Российской Федерации, спор касается исполнения договорных обязательств, которые неразрывно связаны с территорией России.

Кроме того, обращение в российский суд в данном деле последовало, несмотря на третейскую оговорку, содержащуюся в кредитном договоре.

Суд отметил: «Правоотношения сторон имеют сложную структуру, отягощенную обеспечениями, реализация которых в рамках настоящего спора наряду с заявлением требования об исполнении основного обязательства способствует достижению наилучшего правового эффекта для кредитора. Поэтому настоящий спор правомерно инициирован банком в Арбитражном суде Сахалинской области с соблюдением правил подсудности, определенных нормами части 1 статьи 247 АПК РФ. Ссылка ООО «ЛЭКС Ко., ЛТД» на то, что обращение в российский арбитражный суд вопреки третейской оговорке в кредитном договоре от 04.04.2007 преследовало цель безнаказанной фальсификации фактов по делу, бездоказательна, поэтому кассационной инстанцией не принимается. При этом ни одна из сторон не возражала против разрешения спора в части, касающейся исполнения кредитных обязательств, в российском арбитражном суде» (Постановление ФАС ДО от 13.02.2013 N Ф03-7186/2011 по делу N А59-987/2010).

Трудности перевода

В случае если кредитором является иностранная компания, а должником — российское юридическое лицо, то при предъявлении требований иностранный кредитор также обращается в российский арбитражный суд, где инициировано дело о несостоятельности (банкротстве) должника.

Однако нередко в условиях договора, из которого возникает обязательство, стороны подчиняют правоотношения праву какой-либо страны, отличному от права Российской Федерации. И здесь усложняется понимание того, что означают нормы иностранного права, особенно если речь идет о прецедентном праве.

В таких случаях доказательствами могут являться заключения профессионалов определенного государства в области иностранного правопорядка, в котором раскрывается содержание норм иностранного права, ведь согласно п. 2 ст. 1191 ГК РФ лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм.

Кроме того, в силу ч. 1 ст. 14 АПК РФ при применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

Согласно ч. 1 ст. 75 АПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Например, в Постановлении ФАС СЗО от 13.05.2013 по делу N А56-70903/2010 указано: «Действующее арбитражное процессуальное законодательство позволяет лицам, участвующим в деле, представлять в качестве доказательств по делу аффидевит, то есть заключение профессионалов определенного государства в области иностранного правопорядка, в котором раскрывается содержание норм иностранного права.

При этом согласно части 2 статьи 255 АПК РФ документы, составленные на иностранном языке, при представлении в арбитражный суд в Российской Федерации должны сопровождаться надлежащим образом заверенным переводом на русский язык.

С целью установления содержания норм английского права относительно гарантии компанией FG Wilson в материалы дела представлены: юридическое заключение от 16.09.2011, подготовленное компанией «Бервин Лейтон Пейзнер ЛЛП» за подписью Сегун Осунтокун (Segun Osuntokun) с приложениями N 1 — Допущения и N 2 — Ограничения); юридическое заключение от 13.09.2012, подготовленное барристером Английской адвокатуры Кристофером Гаррисом; заключение специалиста по английскому праву Иена Эллета Айвори с приложениями N 1 — Допущения и N 2 — Оговорки, дополнениями N 1 — 3 прецеденты — решения судов по конкретным делам).

Статья в тему:  Когда откроют суд в станице луганской

. Представленное компанией FG Wilson заключение Иена Эллета Айвори, составленное по нормам иностранного права и оформленное надлежащим образом (переведено с английского языка на русский переводчиком Морозовой Анастасией Алексеевной и нотариально удостоверено подписью и печатью временно исполняющей обязанности нотариуса Пушкарук Александрой Витальевной), правомерно принято судом первой инстанции как надлежащее и допустимое доказательство по делу, устанавливающее содержание норм применения английского права в соответствии с положениями части 2 статьи 1191 ГК РФ.

Такое заключение рассматривается судом как доказательство, представленное в материалы дела в порядке статьи 75 АПК РФ наравне с другими доказательствами.

В соответствии со статьями 55.1 и 87.1 АПК РФ арбитражный суд в целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лиц, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спора, может привлекать специалиста.

В качестве специалистов могут привлекаться любые лица, обладающие необходимыми арбитражному суду познаниями по соответствующей специальности и осуществляющие консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам.

У суда первой инстанции отсутствовали основания не доверять выводам, сформулированным в заключении специалиста по английскому праву Иена Эллета Айвори, которое раскрывает нормы английского права касательно гарантии и содержит подтверждающие обоснованность разъяснений ссылки и выдержки из судебных актов английских судов (носящих прецедентный характер)».

А в Определении Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.08.2012 по делу N А56-70026/2010/з20 указано: «Кредитором с целью установления содержания норм английского права о поручительстве (гарантии) было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела юридического заключения от 24.07.2012, подготовленного компанией «Гольцблат БЛП ЛЛП» от имени «Эф-Джи Вильсон (инжиниринг) Лимитед» в отношении платежной гарантии, подписанного партнером — Иеном Эллетом Айвори с приложением N 1 — Допущения; приложением N 2 — Оговорки; дополнениями N 1 — 3 (прецедентов — решений суда по конкретным делам).

Английское право состоит из статутного права (общего) и права справедливости. При этом одним из источников права является прецедент — решение суда по конкретному делу, обоснование которого становится обязательным для всех судов той же инстанции или при рассмотрении аналогичных дел. Таким образом, судебная практика — основной источник права, используется при применении как общего права, так и права справедливости. В части (2) заключения прямо указано, что гарантия соответствует английскому праву. В качестве «норм права» в заключении при признании гарантии действительной и законной по праву справедливости приведены ссылки на конкретные дела по аналогичным спорам, которые являются свидетельством о праве, но не представляют собой правовых норм, а служат руководством при рассмотрении последующих дел.

Заключение, представленное кредитором, признано арбитражным судом достаточным, позволяющим достоверно установить содержание норм английского права, подлежащих применению к спорным правоотношениям. В конкретном случае — норм о гарантии со ссылкой на источники английского права в отношении гарантий, а также на решения по аналогичным делам (прецедент).

В соответствии со ст. 55.1 АПК РФ (введена Федеральным законом от 08.12.2011 N 422-ФЗ) специалистом в арбитражном суде является лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам.

Арбитражным судом удовлетворено ходатайство представителя компании FG Wilson (Engineering) Limited о вызове в качестве специалиста Иена Эллета Айвори — гражданина Соединенного Королевства.

Иен Эллет Айвори является практикующим юристом, участвующим в разрешении споров в Великобритании, членом саморегулируемой организации адвокатов Великобритании, его резюме содержится в деле. Согласно удостоверению Иен Эллет Айвори имеет право заниматься адвокатской практикой в Англии, следовательно, давать заключения по английскому праву».

Применимое право и подсудность не совпадают

Еще одним распространенным вопросом является вопрос о том, какое право применить и в какой суд обратиться, если в договоре стороны подчинили правоотношения иностранному законодательству, а подсудность определили российского арбитражного суда.

В соответствии с п. 1 ст. 1210 ГК РФ стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц.

В силу ч. 3 ст. 247 АПК РФ арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также дела в соответствии с соглашением сторон, заключенным по правилам, установленным ст. 249 АПК РФ.

В соответствии со ст. 249 АПК РФ, если стороны, хотя бы одна из которых является иностранным лицом, заключили соглашение, в котором определили, что арбитражный суд в Российской Федерации обладает компетенцией по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть спора, связанного с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, арбитражный суд в Российской Федерации будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению данного спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда. В силу ст. 37 АПК РФ подсудность, установленная ст. ст. 35 и 36 АПК РФ, может быть изменена по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему производству.

Статья в тему:  Сколько представителей может допустить суд

Следовательно, в таком случае спор подлежит рассмотрению в российском арбитражном суде с применением иностранного права, определенного в договоре.

Так, в Постановлении ФАС МО от 21.06.2011 N КГ-А40/4932-11-П указано: «Поскольку сторонами достигнуто соглашение о применении в отдельной части договора законодательства ФРГ, учитывая обстоятельства того, что истец в лице исполнителя по договору находится на территории ФРГ и исполнение данной сделки осуществлялось также на территории указанного государства, выводы судов о применимом праве суд кассационной инстанции полагает ошибочными и противоречащими положениям статей 1210, 1211 Гражданского кодекса Российской Федерации и условиями договора (пункт 4.9).

Кроме того, определение сторонами подсудности спора не заменяет условия о применении права иностранного государства».

Однако надо иметь в виду, что в соответствии с п. 5 ст. 1210 ГК РФ, если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действия императивных норм страны, с которой договор реально связан.

Таким образом, очевидно, что по общему правилу превалирующее значение имеют договор и воля сторон, определивших применяемое к отношениям право, а к возникшему спору — подсудность. При этом выбранное право и подсудность могут не совпадать. Кроме того, стороны вправе предусмотреть в договоре применение нескольких разных законодательств к тем или иным частям договора. Однако императивные нормы права той страны, с которой договор реально связан, имеют наибольшее значение, если вступают в противоречие с нормами права, содержащимися в выбранном законодательстве, которому стороны подчинили действие договора.

В случае отсутствия указания на право, подлежащее применению к отношениям сторон, применяется право той страны, с которой договор наиболее тесно связан.

Почему английская система права более справедливая?

Английская система права, имеет богатую историю и базируется на сочетании законодательства и судебных прецедентов. Все правовые институты в английском праве рассматриваются через призму прецедента, но законодательные акты тоже понемногу начинают усиливать свои позиции, тем самым ослабляя силу прецедента.

Многовековая история судебной практики сделала английскую правовую систему наиболее привлекательной для бизнес-сообщества. С каждым годом все больше российских компаний стремятся любым способом вывести возможные споры за пределы РФ и добиться рассмотрения в международных судах, несмотря на негативную оценку такой тенденции со стороны российского правосудия. При этом, чем строже российская система правосудия относится к различным способам оптимизации бизнеса, тем сильнее российские компании пытаются найти альтернативную систему, зачастую выбирая английское право.

Свои истоки английское право берет того с момента, когда Вильгельм Завоеватель начал править Англией. К моменту завоевания в Англии не существовало единой правовой организации: не было общеобязательных для всего населения источников права, единой судебной системы, а также централизованной власти, которая могла бы принудительно обеспечить принудительное исполнение правовых предписаний. Единое английское «общее право» (common law) стало образовываться лишь начиная с XII в., когда королевские суды получили преобладание над судами графств, сотен и феодалов.

Своей уникальностью английское право обязано судьям, которые веками выявляя недостатки в правовом регулировании, совершенствовали эту систему права.

Источниками права в английской правовой системе, помимо наднационального законодательства, являются законы, издаваемые Парламентом Великобритании (acts of Parliament), судебный прецедент (case law), а также право справедливости (equity). На сегодняшний день, развитие источников английского права представляет собой борьбу закона и прецедента за верховенство в иерархии.

Нормативную основу английской системы права образуют не нормы закона общего характера, а судебные решения, которые разрешают конкретную ситуацию и, при наличии определенных условий, приобретают силу прецедента, являющегося источником права. При этом, законы (статуты), за редким исключением, несут дополняющее значение по отношению к прецедентному праву. В связи с главенствующим значением индивидуальных судебных актов, важное значение в процессе правового регулирования занимают правовые идеи и принципы права.

Структуру английского права составляют общее право, право справедливости и статуты.

Общее право формировалось и развивалось не учеными-юристами в научной среде, а профессиональными юристами – судьями. Судьи, в отличие от законодателя, не создают решений общего характера, в отношении случаев, которые могут произойти в будущем, а сосредотачивают свое внимание на правильном разрешении конкретного судебного спора. В отличие от представителей законодательной власти, судьи и суды не подчиняются и не контролируются партийной политикой или идеологией. Благодаря этому суды могут проводить реформы законодательства, которые являются спорными или непопулярными.

Статья в тему:  Кого оправдал суд в лозанне

Общее право представляет собой единую для всей Великобритании систему прецедентов, которая, наряду с правом справедливости (law of equity), является одной из составных частей прецедентного права, имеющего главенствующее значение в странах англо-американской правовой системы.

Право справедливости представляет собой тесно связанные с «живым правом» английского общества морально-правовые нормы-принципы, которые применяются английскими судьями в частноправовой сфере для дополнения и корректировки норм общего права с целью получения наиболее справедливого решения.

Право справедливости состоит из максим, применяются только тогда, когда судьи придут к выводу о разумности и целесообразности их применения в отношении конкретного дела.

Максимы права справедливости носят естественно-правовой характер и основываются на нормах морали и нравственности. Их морально-правовой характер исторически противопоставляется формализму общего права и применяется для достижения наиболее справедливого результата.

Нормы права справедливости выражаются в судебных прецедентах, а не в официальных законах государства (статутах), то есть не являются частью позитивного права (законодательства). При этом они не носят самостоятельного характера, а лишь дополняют нормы общего и статутного права. В английской системе права считается недопустимым анализировать содержание норм права справедливости вне контекста общего права.

Важной особенностью применения права справедливости является тот факт, что обращение к нему не является правом истца, а относится к прерогативе суда.

Статутное право составляет законодательство, издаваемое Парламентом.

Процесс толкования статутов английскими судами регламентируется специальными правилами, то есть совокупностью специальных приемов, основное назначение которых состоит в определении тех границ, в рамках которых английские судьи могут чувствовать себя свободно и делать то, что они считают правильным. Не опасаясь при этом, возможных противоречий с законодательной властью.

Применяемые правила толкования оказывают большое влияние на выводы, которые будут сделаны в результате толкования законодательного акта. При этом выбор правила толкования зависит от усмотрения судей, в связи с чем, сложно предвидеть, какой из приемов будет использован по конкретному делу.

Отсутствие замкнутой системы нормативных актов законодательных и правительственных органов, многочисленные пробелы в регулировании ими общественных отношений заполняется судебными решениями.

Таким образом, английское прецедентное право ближе к требованиям общественной морали и справедливости, нежели правовые системы государств романо-германской семьи.

Судьи фактически наделены правотворческой функцией. Это проявляется в том, что с помощью прецедента могут устанавливаться новые положения права, а старые положения с помощью расширительного толкования (ratio) и возможности отклонения прецедента могут быть адаптированы к новым обстоятельствам дела и изменившимся социальным условиям.

Наличие нескольких сотен тысяч прецедентов позволяет сторонам найти наиболее подходящий к их ситуации судебный прецедент и, проанализировав правовое обоснование, сформировать наиболее весомую позицию по делу.

В случае конфликта между общим правом и правом справедливости предпочтение отдается праву справедливости. Таким образом, суд в первую очередь, концентрирует свое внимание на намерениях сторон, а не на формальном применении норм закона.

Все это ведет к стабильности и определенности правовых позиций, которые формируются в результате постепенных эволюционных изменений, что имеет большое значение для участников гражданского оборота.

Одной из важнейших причин притягательности английских судов для иностранных истцов является наличие такого правового института как «всемирный арест активов» ответчика (worldwide freezing order). Запрет отчуждения активов адресован самому ответчику и, что чрезвычайно важно, обычно сопровождается приказом ответчику о раскрытии информации о его активах по всему миру. За нарушение приказа может последовать суровое наказание: штраф, конфискация активов или даже тюремное заключение ответчика за неуважение к суду (contempt).

Необходимо отметить, что английские суды могут выпускать такие приказы в связи с судебными разбирательствами, проходящими не только в самой Англии, но и в других юрисдикциях. Кроме того, суд может наложить арест не только на активы самого ответчика, но и на активы контролируемых им компаний, в том числе офшорных.

Таким образом, английское право является одним из наиболее успешных продуктов, экспортируемых Великобританией на внешние рынки. Английская система права воспринимается во всем мире как справедливая и такое восприятие оправдано. Помимо ценности, связанной с качеством правосудия, английская система права предоставляет широкие возможности по приведению к исполнению своих решений в любой точке мира. Все эти преимущества, помноженные на недоверие бизнес-сообщества к российскому правосудию, ведет к увеличению числа российских компаний среди участников споров, рассматриваемых английскими судами.

«Английская ясность» в правовых вопросах

Английское право и правосудие сейчас являются основными конкурентами российской правовой системы в среде российского же бизнеса. Несмотря на сопротивление налоговых органов и нежелание российских судов применять решения международного арбитража, предприниматели все сильнее стремятся вывести любые правовые отношения за рубеж.

Статья в тему:  Кто лишает прав гаи или суд

Возникающие в связи с этим проблемы обсудили участники семинара «Правовые решения с использованием британской юрисдикции: на стыке российского и английского права», организованного ИД «Коммерсантъ».

Сотни лет судебной практики сделали правовую систему Англии наиболее привлекательной для бизнес-среды. Все больше российских компаний стремятся любым способом вывести возможные споры за пределы РФ и добиться рассмотрения в международных судах, несмотря на явно негативную оценку подобных действий со стороны российского правосудия. Партнер и руководитель практики «Международные инвестиции и международное частное право» юридической фирмы «Максима — Консалтинг и право» Владимир Килинкаров заявляет, что английское право и правосудие — основные конкуренты российской правовой системы в среде российского бизнеса. Право этой страны предусматривает эффективные инструменты обслуживания финансово-экономических интересов, в том числе корпоративное и контрактное право, а также эффективные гарантии их защиты.

Чаще всего английское право применяется в рамках экспорта английских товаров в Россию. Это может быть как купля-продажа, так и агентские контракты, лицензионные соглашения на предоставление права использования товарного знака, любой франчайзинг также зачастую заключается по английскому праву. Еще один распространенный случай — реализация инвестпроектов в России, если в них участвует инвестор из Туманного Альбиона.

Английская система, как известно, стара и основана на сочетании законодательства и судебных прецедентов. «И интерпретации законодательных актов. Очень часто у них обтекаемые формулировки, и законодатель полагается на суды в определении норм в каждом конкретном случае», — говорит солиситор Field Fisher Waterhouse LLP Михаил Басистый. Вместе с тем английскую систему отличают гибкость и способность к адаптации. Несмотря на то, что практика постоянно обращается к многовековым принципам, суд готов изменить их, если экономические или технологические перемены требуют посмотреть на дело с иной точки зрения.

Если компания хочет оформлять договоры по английскому праву, в сделках должен присутствовать очевидный «иностранный элемент». Только при его наличии стороны могут избрать компетентное правоприменение. Часто фирмы прибегают к созданию офшорных компаний на Кипре или Британских Виргинских островах, если другой возможности найти этот элемент не представляется. Необходимо отметить, что понятие «иностранный элемент гражданского правоотношения» в российском законодательстве в полной мере не раскрывается. В пункте 1 статьи 1186 Гражданского кодекса упоминаются две его разновидности: наличие в правоотношении иностранного субъекта или нахождение объекта правоотношения за пределами РФ. При этом перечень видов иностранного элемента в законе сформулирован неисчерпывающим образом. Им может считаться и частичное исполнение обязательства на территории иностранного государства или наличие акций (долей) иностранной компании, даже в случае если сторонами контракта являются российские субъекты. А вот наличие иностранного элемента во взаимоотношениях между филиалом английской компании и российской компанией остается дискуссионным.

Разумеется, у использования английского права в отношениях с участием российского бизнеса есть свои пределы. Российский суд в большинстве случаев избирает право, выбранное сторонами, но при отсутствии выбора — согласно статье 1211 ГК РФ — право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Скорее всего, это будет право страны основного места деятельности, скажем, если англичане товары продают, а российская сторона покупает, то право будет выбрано английское.

Однако суд в России может не только применить сверхимперативные нормы российского права или ограничения о публичном порядке, но и доказать, что договор реально связан лишь с правом России, или вовсе посчитать невозможным толкование английского права в конкретном случае. Поэтому каждый раз компания должна тщательно продумывать все аспекты заключения договоров и обращаться за юридической поддержкой на самых ранних этапах.

«Если выбираете английское право, то целесообразно выбирать английский суд, если решение можно исполнить в Англии, или международный арбитраж, если необходима возможность исполнения в России», — говорит Владимир Килинкаров. В принципе можно выбрать и российский суд, но это чревато применением всего спектра императивных норм и оговорки о публичном порядке. Кроме того, советует господин Килинкаров, пристальное внимание следует уделять российским тенденциям относительно арбитрабильности споров и того же публичного порядка.

Впрочем, возможные сложности взаимоотношений с российскими судами не останавливают бизнес. Причина тому — яркие преимущества английской системы: суд всегда в первую очередь обращает внимание на намерения сторон, а не на сухую букву закона. «Судебная система — это большая статья в экспорте Великобритании, во всем мире она воспринимается как справедливая. Судьи, которые там работают, обладают огромным опытом и очень часто специализируются на рассмотрении определенных типов дел», — говорит Михаил Басистый. Речь идет как о классических коммерческих спорах, так и о спорах об интеллектуальной или бенефициарной собственности, и многих других типах. Спорщики в английском суде чаще всего уверены в качественном результате. Кроме того, суд Англии обязан четко формулировать причины своего решения, что, конечно, тоже нравится сторонам.

Статья в тему:  Какие документы нужны для устройства на работу в суд

«Недавно мы работали с крупной сделкой, заключенной по английскому праву. Стороны договаривались о земле, поделив ее на пять разных участков, но в договоре не было указано, кому какой участок достается. Мы смогли защитить интересы клиента в Англии, доказав, что в документе нет четкости и он является недействительным», — рассказал партнер Field Fisher Waterhouse LLP Арик Асланян.

Эта самая четкость, пожалуй, наиболее всего импонирует предпринимательству. «Бизнес хочет ясности. Ясности того, в какую сторону пойдут суды, чего потребует контракт. В Англии коммерческая структура работает довольно-таки прозрачно. Дай бог, чтобы в Россию в какой-то момент ясность пришла, но пока все еще существуют коммерчески противоположные решения судов в России», — говорит Арик Асланян.

Право дополнительных возможностей

Подписание договоров по английскому праву позволяет предусмотреть намного больше условий его исполнения, нежели российская система. Большинство договоров в Англии вообще могут быть заключены в устной форме, в том числе и о купле-продаже акций, но это ни в коей мере не мешает суду работать. В подобном случае он разберется, какие из заявлений сторон стали условиями договоренности, принимая доказательства в любой форме. В случае с письменной формой все намного проще: если договор составлен грамотно, то все условия содержатся в данном документе. Но стороны также имеют право сослаться на некие преддоговорные заявления, не отраженные в документе.

Практикуется и согласование предварительных условий — если они не соблюдены, то договор считается недействительным, причем условия могут быть абсолютно любыми. В российском же праве не допускаются предварительные условия, если стороны могут их каким-то образом контролировать. «Негативные обязательства» также довольно распространены в Англии: это условия, при которых сторона обязуется чего-либо не делать. «В Англии это очень важный инструмент в сделках о слиянии и поглощении, чтобы не дать продавцу опустошить компанию до ее полного перехода продавцу. В российском праве с такими условиями договора могут возникнуть проблемы», — отмечает Михаил Басистый.

Бюрократическая составляющая в английской правовой системе тоже сведена к минимуму. Там даже практикуется виртуальное подписание договоров через факс или e-mail, а оригиналы документов могут вообще никогда не понадобиться, в то время как в российских судах оригиналы договоров очень любят.

Распространенная ошибка при заключении договоров по английскому праву — непродуманное подписание так называемого «меморандума о намерениях». Без него в суде у спорщиков есть шанс доказать, что у них не было воли заключать договор. Если у компании нет возможности проконсультироваться с юристами заранее, советуют в Field Fisher Waterhouse LLP, то как минимум стоит в самом документе одной строкой прописать, что он «не является юридически обязательным и не предполагает создание правоотношений между сторонами».

Штрафные санкции тоже доставляют головную боль юристам, так как в Англии запрещены неустойки. Вместо них взыскать можно лишь так называемые «заранее оцененные убытки», но и то лишь в том случае, если понятно, откуда взялась конкретная сумма. Единственное, чего может добиться суд, — это восстановить невиновную сторону в том положении, в каком она была бы, если бы обязательства были выполнены без нарушений. При этом убытки должны быть «разумно предсказуемыми». Эта «концепция разумного человека» вообще довольно любима английскими судами и активно применяется, поэтому представление клиента о том, что он может получить при нарушении его прав, и что он в итоге получает в английском суде, чаще всего не совпадают.

«Например, у фермера есть рыбная ферма, он огораживает эту рыбу, а я поставщик сетей. Я знаю, что если сеть будет дырявая, то рыба уплывет. Она уплыла, но я, скажем, не знал, что рыба была предназначена богатому клиенту, готовому заплатить втридорога. Тогда неполученные деньги за счет несостоявшейся продажи не являются разумно предсказуемыми издержками, и я не обязан их возмещать», — приводит простой пример Михаил Басистый.

Еще одна деталь: договорное право Англии основано на принципе взаимности. Но суд не вмешивается в адекватность встречного удовлетворения, благодаря чему получила распространение формулировка продажи активов «за перечное зерно». Конечно, последствия могут быть непредсказуемыми, так как взыскать убытки, заплатив «перечное зерно» за актив, практически невозможно.

Россию вылечит время

Эксперты сходятся во мнении, что гибкость контракта, заключенного по английскому праву, позволяет договариваться о больших возможностях, чем предлагает российская система. У отечественного права юристы видят две основные проблемы. «Первое — суды часто противоречат друг другу в своих решениях, второе — нет базы прецедентов, со многими ситуациями суд сталкивается впервые, и бизнес не представляет, в какую сторону пойдет суд, — говорит Арик Асланян. — Но вторая проблема в России решится со временем».

Статья в тему:  Кто оплачивает проезд в суд

«Это вопрос предсказуемости. Насколько стороны доверяют системе и судам здесь?» — задает вопрос Михаил Басистый. Хотя четкой статистики не существует, но, судя по тенденциям, которые замечают специалисты, все больше предпринимателей стараются вывести свои правовые отношения за границы родины. По словам Владимира Килинкарова, темп оттока капитала за рубеж нисколько не снижается, чему активно сопротивляется налоговая служба, но стороны уже осторожнее подходят к организации правового процесса.

«Чем жестче относятся наш Высший арбитражный суд (в лице господина Иванова) и наш президент к всевозможным схемам оптимизации, тем сильнее российский бизнес пытается найти альтернативную систему», — говорит Килинкаров. Выбирать английский суд или международный арбитраж, заключать сделки по английскому праву стоит компаниям, занимающимся любыми поставками: в их случае несложно выстроить агентскую схему через офшорную компанию, хотя проследить эту схему также достаточно просто. «Система работает, но российские суды негативно относятся к этому. Потому что все же видно, насколько поставщик реален. Поэтому наилучшим образом это работает, когда есть хотя бы какой-то реальный бизнес в Англии», — предупреждает Владимир Килинкаров.

С чем едят английские суды? Или почему россияне бегут в английские суды?

Сложно преувеличить популярность английского правосудия среди российских граждан. Согласно данным британского консалтингового агентства Portland, россияне заняли 3-е место по количеству исков, рассмотренных в Коммерческом суде Англии и Уэльса в 2018 году.

Но с чем связана такая популярность: с низким уровнем доверия к нашей судебной системе или с преимуществами судов Великобритании? Попробуем разобраться в данном вопросе.

Английская правовая система (система общего права) одна из самых старинных и традиционных в мире. До сих пор историки и правоведы расходятся во мнении относительно причин и даты ее формирования. Одни ученые связывают ее возникновение с созданием Генри де Брактоном первой книги, обобщившей существующие на тот момент все судебные решения (прецеденты) — «О законах и обычаях Англии» (1254г.–1256 г.). Другие убеждены, что английская система права берет свое начало в 12 веке, когда королем Генрихом II были созданы разъездные суды.

Стоит сказать, что Генри де Брактон (английский священник и королевский судья) проделал огромную работу: он создал фундамент английского права, обобщил и сопоставил около двух тысяч судебных решений. Формально судебные прецеденты того времени могут быть использованы и сейчас при рассмотрении аналогичных дел, хотя в реальной судебной практике цитируются решения, принятые не раньше 19-го века.

Главенство судебного прецедента (судебного решения)— основное отличие системы общего права от российской правовой системы. Это означает, что однажды принятое решение суда, должно учитываться во всех последующих судебных процессах.

Основой доктрины прецедентного права является концепция равенства граждан перед судом. То есть если при определенных обстоятельствах за совершение преступления гражданину было назначен штраф, то при рассмотрении иного дела с аналогичными обстоятельствами суд уже не сможет назначить наказание в виде заключения под стражу. Иначе — судом будет нарушен принцип равенствах всех перед законом.

Именно поэтому английским юристам приходится «зубрить» отдельные кейсы наизусть. Те, кто хоть раз смотрели фильмы про английских или американских юристов, знают, что цитирование прецедентов на заседании является одним из показателей профессионализма защитника и неотъемлемой частью самого судебного процесса в Англии.

Основным преимуществом прецедентного права является максимальная не подконтрольность судебной системы иным ветвям власти в стране. И иностранные граждане, понимая это, выбирают английскую юрисдикцию именно потому, что считают ее справедливой и независимой.

Широкая юрисдикция английских судов — следующая причина, почему наши соотечественники предпочитают судиться именно в Великобритании.

Наверное, покажется необычным тот факт, что в Англии отсутствуют правила, устанавливающие юрисдикцию национальных судов. Конечно, не следует понимать это буквально и думать, что абсолютно любой спор может быть рассмотрен английским государственным судом. Безусловно, существуют некоторые исключения: например, суд не станет рассматривать спор, касающийся зарубежного публичного права (налоговое, уголовное и др.); имущественный спор с иностранным государством без его согласия (доктрина «суверенного иммунитета») и пр.

Английские правоведы пишут так: «согласно нормам общего права любое лицо на земном шаре может воспользоваться юрисдикцией английского суда или подпасть под его юрисдикцию при одном лишь условии, что ответчик надлежащим образом вызван в суд». Получается, если ответчика возможно уведомить в Англии, спор может быть рассмотрен английским судом. На первый взгляд, такое правило может показаться немного необычным, особенно для иностранных юристов, но оно на самом деле работает.

Статья в тему:  Как образуется третейский суд

Так, в деле Березовский v. Абрамович — Березовский нашёл Абрамовича в магазине Hermes и кинул ему под ноги судебную повестку. По британскому законодательству в такой ситуации повестка считается врученной, а дело — подсудным английскому суду.

В другом деле Черной v. Дерипаска английский суд пришёл к выводу, что данный спор ему подсуден, потому если дело будет рассматриваться в России — истец не получит доступ к справедливости из-за коррупции в этой стране, а значит, рассмотрение дела английским судом — единственный выход.

Следующая причина выбора английской юрисдикции иностранными гражданами – возможность исполнить решение английского суда практически во всем мире. Предположим, у вашего оппонента находятся активы в оффшорных зонах или в самой Англии, а значит, и исполнять решение необходимо именно там. То есть, даже если вы выиграете дело в России, исполнить решение за рубежом практически не будет шансов, так как у Российской Федерации крайне мало международных двусторонних соглашений. Другое дело — широкое признание большинством стран по всему миру решений английских судов.

Благодаря членству Великобритании в Европейском Союзе, а также в соответствии с брюссельским регламентом и Брюссельской конвенцией отсутствуют препятствия для признания и исполнения решений английских судов в странах Европейского союза, а также в Исландии, Норвегии и Швейцарии.

Также, со многими государствами Англия подписала двусторонние соглашения о взаимном признании и исполнены судебных решений. Список таких стран достаточно большой, среди них: Австралия, Канада (кроме Квебека), Пакистан, Индия, Израиль, Новая Зеландия, Малайзия, офшорные зоны: Гернси, Джерси, Остров Мэн, Багамские острова, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, Гибралтар, Белиз, Сейшельские острова и т.д.

В том случае, если двустороннего соглашения с какой-либо страной нет — английские судебные решения все равно могут исполняться согласно принципу «международной вежливости» (Япония, США (большинство штатов), Квебек, Корея).

Следующий плюс судебного производства в английских судах — активное применение процедуры заморозки активов (freezing injunction), что невозможно в российском суде.

Предписание о всемирной заморозке активов (WFO) — это судебный приказ, ограничивающий одну из сторон процесса в правах распоряжения имуществом независимо от места его нахождения и возлагающий определенные обязанности в целях содействия отправлению правосудия (подробнее про процедуру заморозки активов читайте в нашей статье «Обеспечительные меры иностранных судов как возможный способ рейдерства»).

Как мы видим, плюсов рассматривать споры в английском суде достаточно. Но было бы неправильно совсем не сказать о минусах, которые, безусловно, имеются.

При обращении в суд Англии необходимо знать, что представителями сторон в Высоком суде могут быть лишь сертифицированные специалисты. Ежегодно лицензии выдаются в строго определенном количестве, следовательно, в Англии существует достаточно узкий круг лиц, допущенных к адвокатской практике в Высоком суде.

Следующий минус – стоимость юридических услуг в Великобритании. В среднем, процессы, в которых участвуют иностранные корпорации и частные лица других государств, длятся от года до двух с половиной лет, а стоимость 1 часа консультации юриста примерно составляет 1,500 фунтов стерлингов, работа по составлению комплекта документов для предоставления в Канцелярию Высокого Суда может доходить до 200 000 фунтов стерлингов. Высококвалифицированные барристеры возьмут 1-2 миллиона фунтов за одно судебное заседание.

Согласно последней статистике, в 32% судебный процесс Высокого Суда оказывается дороже суммы самого иска. Поэтому, если вы не уверены, что шанс выиграть дело велик, лучше вообще не начинать судебное разбирательство в Великобритании.

Хочется отметить, что, несмотря на все плюсы английской судебной системы, кажется совсем неправильным, когда российские граждане и российские компании едут в другую страну за правосудием. Согласно статистике британского консалтингового агентства Portland, о которой мы говорили в самом начале нашей статьи, второе место по количеству рассмотренных дел в Высоком суде Англии и Уэльса занял Казахстан, их опередили только сами англичане.

Большинство исков с участием граждан этой страны связаны с взысканием активов с бывшего владельца казахстанского БТА Банка и его приближенных. Реакцией Правительства Казахстана на многочисленные процессы соотечественников в Англии стало создание собственного суда (в рамках международного финансового центра в Астане), правосудие в котором осуществляется по английскому праву английскими арбитрами.

В России также имеются специальные административные районы, на базе которых возможно создание такого суда, однако остается неясным, сколько еще значимых судебных процессов должно быть рассмотрено в английских судах, прежде чем в нашей стране будут предприняты реальные шаги по созданию подобной судебной инстанции.

Источники:

http://zakon.ru/blog/2016/01/29/dobro_pozhalovat_v_angliyu_ili_priznanie_i_privedenie_v_ispolnenie_reshenij_rossijskix_sudov_v_angli

http://wiselawyer.ru/poleznoe/67509-inostrannoe-pravo-rossijskom-sude

http://echo.msk.ru/blog/advokat_sazonov/2528075-echo/

http://www.kommersant.ru/doc/2114458

http://echo.msk.ru/blog/advokat_sazonov/2535909-echo/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector