2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как обратиться в церковный суд

Разъяснение Общецерковного суда Русской Православной Церкви о порядке подачи заявлений и рассмотрения дел

Москва, 4 февраля 2014 г.

1. Согласно Положению о церковном суде Русской Православной Церкви, «церковные суды предназначены для восстановления нарушенного порядка и строя церковной жизни и призваны способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви» (статья 2 Положения). Безоговорочно осуждая грех, Церковь определяет свое отношение к согрешившему в зависимости от наличия или отсутствия у него стремления к покаянию и исправлению совершенных поступков. При необходимости на грешника может быть наложена епитимия, а в некоторых случаях становится необходимым то суждение Церкви, о котором сказал Спаситель, поясняя, как следует поступать в отношении согрешающего и не поддающегося увещеваниям члена Церкви: «Скажи [о нем] церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 17). Дела по нарушениям нравственных норм или церковного порядка, влекущим за собой длительные или окончательные прещения, рассматриваются либо епископами, либо церковными судами различной инстанции. В частности, совершение некоторых грехов несовместимо с пребыванием человека в священном сане. В таких случаях каждый епископ обладает каноническим правом лишить сана подведомственного ему священнослужителя, а в отношении епископов таким правом обладают Архиерейский Собор и Священный Синод. Вместе с тем, в современной практике Русской Православной Церкви, закрепленной в Положении о церковном суде, дела о лишении сана рассматриваются в церковных судах, решения которых затем утверждаются в установленном Положением о церковном суде порядке.

2. Памятуя о несправедливых судах, которыми были подвергнуты Спаситель и апостолы, церковные судьи призваны с особой тщательностью исследовать рассматриваемые ими дела, дабы, вынося суждение о виновности или невиновности обвиняемого, избежать несправедливого осуждения. Канонические правила Православной Церкви, определяющие судебные процедуры (в частности, правила святых апостол 74 и 75, правила II Вселенского Собора 6 и IV Вселенского Собора 21, правила Карфагенского Собора 8, 19, 132-133 [147] и другие), направлены на обеспечение справедливости судебного процесса, в том числе посредством исключения ложных обвинений. В ходе изучения дела обвинители должны представить судьям доказательства, убедительно свидетельствующие о заявляемых фактах. Свидетельства очевидцев принимаются в том случае, если таковых будет двое или трое, дабы, по слову Спасителя, «устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Мф. 18, 16; сравн. правило святых апостол 75). Апостол Павел, последуя Пастыреначальнику, указывает Ефесскому епископу Тимофею: «Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях» (1 Тим. 5, 19).

3. Упомянутые каноны являются источником значительной части норм, установленных Положением о церковном суде с учетом современных реалий церковного бытия и направленных на создание условий для справедливого рассмотрения дел. В условиях становления системы церковных судов, реализуя в своей деятельности цель восстановления нарушенного порядка и строя церковной жизни, а также руководствуясь принципом справедливости, — Общецерковный суд расширительно толкует нормы, касающиеся определения его юрисдикционной подведомственности. Так, Общецерковный суд неоднократно рассматривал апелляции на решения епархиальных судов без удовлетворения предусмотренного Положением о церковном суде требования о рассмотрении такой апелляции на повторном заседании того же епархиального суда, который принял первое решение. В исключительных случаях, решением председателя Общецерковного суда по материалам проведенного расследования подобный подход может быть применен к решению вопроса о юрисдикционной подведомственности Общецерковному суду судебных дел по заявлениям от лиц, не обладающих правом на обращение в Общецерковный суд в соответствии с Положением о церковном суде.

Статья в тему:  Чому суди відмовляють у розгляді позовів до страховиків

4. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси прием и предварительное изучение поступающих на его имя или на имя председателя Общецерковного суда апелляций и заявлений о церковных правонарушениях, совершенных лицами, подсудными Общецерковному суду, осуществляется Управлением делами Московской Патриархии. Последнее уполномочено осуществлять сбор и предварительную оценку доказательств по делу, предоставляемых заявителем. После сбора материалов дело передается Управлением делами Московской Патриархии в Общецерковный суд согласно установленной процедуре.

Суд православный

Чем церковный суд отличается от обычного?

П оложение и состав Общецерковного суда были приняты еще на Архиерейском соборе летом 2008 года. Однако первое заседание суд провел только спустя два года. Председатель суда митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор и еще четверо судей: митрополит Черновицкий и Буковицкий Онуфрий, архиепископ Суздальский и Владимирский Евлогий, архиепископ Полоцкий и Глубокский Феодосий и епископ Дмитровский Александр — приняли присягу перед крестом и Евангелием.

Митрополит Исидор призвал следовать словам Его Святейшества Патриарха Кирилла, сказанным в ходе Архиерейского совещания: «Авторитет пастырей и архипастырей ослабляется несправедливыми действиями, а не их исправлением. По долгу Патриаршего служения скажу: произвола в жизни Церкви быть не должно. Никакой личный конфликт не должен приводить к необоснованным репрессиям клирика или, наоборот, личные симпатии — к тому, что нарушитель церковного порядка будет освобождаться от ответственности».

Также владыка Исидор напомнил, что со времени своего создания Общецерковный суд регулярно осуществлял консультативные функции в отношении епархиальных церковных судов.

На первом заседании Общецерковного суда было рассмотрено четыре дела. Ход судебного заседания и материалы дела не разглашаются. Все делопроизводство при подготовке заседания и во время заседания суда осуществляется Управлением делами Московской патриархии. Там пока не смогли сообщить «Огоньку» решения, которые вынесены, поскольку все они должны быть рассмотрены и утверждены Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Известно только, что все четыре дела не касались взаимоотношений служителей церкви с мирянами, а имели отношение исключительно к деликатным внутренним вопросам. Нам пообещали сразу же сообщить о вынесенных решениях, как только их утвердит Патриарх.

Мы обратились с просьбой рассказать о новом в истории Русской православной церкви институте к протоиерею Владиславу Цыпину, председателю историко-правовой комиссии РПЦ, которая несколько лет разрабатывала положение и другие необходимые документы, регламентирующие работу Общецерковного суда.

Чем было вызвано то, что Общецерковный суд провел свое первое заседание только спустя два года после образования?

— Здесь речь не идет о каких-то проблемах или трудностях. Общецерковный суд — это апелляционная инстанция по делам клириков и мирян, лишь для архиереев (высший чин в православной церкви) — это суд первой инстанции. Епархиальные суды уже работают давно, но очевидно дел, которые мог бы рассмотреть Общецерковный суд, пока немного и возникают они еще довольно редко.

Что касается апелляционных дел, тут есть следующая коллизия. Если клириков отлучают от служения, извергают из сана или запрещают служение пожизненно, то такие решения епархиальная власть принимает не окончательно и они утверждаются Патриархом. После утверждения такого решения Патриархом мало остается надежды на пересмотр дела Общецерковным судом. Отлучение же мирян от церкви — такие дела исключительно редки.

Епархиальные суды начали появляться после 2000 года. Вначале в отдельных епархиях, после Собора 2004 года — в большинстве епархий, сейчас, думаю, почти во всех епархиях есть суды. Только там, где мало священников и не хватает кадров, там дела рассматривает епархиальный совет. Но я не знаю, как много у епархиальных судов дел. Если дело ясное, то часто, ознакомившись с документами, архиерей принимает решение без созыва суда. Суд необходим тогда, когда надо установить факт.

— Каков был смысл в образовании Общецерковного суда, если есть суд Архиерейского собора, епархиальные суды?

— Архиерейский собор созывается раз в четыре года, а созывать его специально — очень затратно и избыточно. Поэтому если возникает вопрос по архиерею, почему бы не рассмотреть это дело на Общецерковном суде.

Статья в тему:  Когда суды твои совершаются на земле

— В какой степени обычные граждане, не служители церкви, могут быть вовлечены в рассмотрение дел Общецерковным судом?

— Крайне редко. Это могут быть апелляции в связи с отлучением от церкви. Есть дела о возможном временном отлучении от церкви. Они тоже применяются крайне редко, но в известных случаях применяются, особенно если речь идет о мирянах, которые занимают церковные должности и когда пребывание на этой должности становится нетерпимым.

— А, скажем, споры между служителями церкви и жителями деревни, где эта церковь расположена, могут рассматриваться церковным судом? Например, земельные споры.

— Для церковных судов предусмотрена возможность рассмотрения разного рода тяжебных дел, но не в буквальном смысле слова. Любой мирянин может обратиться в церковный суд. Но церковный суд не может вторгаться в юрисдикцию гражданских государственных судов. Он не может обязать священника или мирянина передать имущество, выплатить компенсацию и так далее. Это возможно только в порядке третейского суда для тех, кто сам хочет подчиниться воле церкви, но обязательной силы с точки зрения государства за решениями церковного суда быть не может. Поэтому если кто-то хочет взыскать с церковного учреждения или клирика какой-то долг, то он может написать что-то вроде иска и в церковный суд, но церковный суд не уполномочен и не имеет средств к принуждению в подобных вопросах, в отличие от суда государственного.

— Тогда какие тяжбы между мирянами и священнослужителями может рассматривать, регулировать Общецерковный суд?

— Это дела, связанные с какими-то внутрихрамовыми отношениями. Но главное, чтобы оба человека хотели и были готовы подчиниться решению церковного суда.

— Иногда в газетных публикациях создание церковного суда сравнивают с шариатским судом у мусульман. Насколько такое сравнение возможно?

— Такие сравнения безосновательны. Именно потому, что шариатские суды — это суды не по духовным делам, как мы бы их обозначили, а по вполне гражданским и уголовным делам. Такое невозможно в церковном суде не только из-за того, что церковь отделена от государства, но еще и потому, что церковные суды никогда такие дела не решали. Когда-то в России, в синодальный период, Святейший синод был еще и правительственным учреждением, какие-то его решения принимались им как правительственным учреждением и были обязательны для исполнения под принуждением со стороны государства. Но принципиально церковная власть не может быть властью уголовной и сама по себе, по своей природе гражданскими делами не занимается. Это суд религиозного характера.

— Если сравнивать с церковными судами других конфессий, например с Высшим судом католической церкви, насколько они сильно отличаются от Общецерковного суда РПЦ?

— В католической церкви совершенно другие масштабы. Там суд всей католической церкви, а у нас на уровне поместной церкви — Русской православной, а не Вселенской православной. И там существует давняя судебная традиция. В православной же церкви, включая и Русскую, до XX века нигде не существовало самостоятельных, отдельных судебных учреждений. Судебные дела в старой России в синодальную эпоху рассматривались на высшем уровне — в Святейшем синоде, на епархиальном уровне — в духовных консисториях, но не было отдельных судебных учреждений. Более половины всех дел, которые рассматривал Синод, по сути были судебными. Ведь и бракоразводный процесс — это тоже судебное дело, и все они проходили через Синод, в противном случае брак не расторгался. Но тогда все решал Синод, он же принимал и законодательные акты, регулировавшие церковную жизнь, занимался назначениями и перемещениями священнослужителей по церковной иерархии и административной структуре и еще принимал разные судебные решения. Теперь появилось отдельное судебное учреждение в рамках РПЦ.

— В старой России, как вы говорите, разводов было тысячекратно меньше, чем сейчас. Зато в современной России растет число венчаний — церковных браков. Расторжение таких браков тоже может рассматривать Общецерковный суд теперь?

Статья в тему:  Можно ли сделать земельную экспертизу после решения суда

— Сейчас такие решения принимает архиерей. В Положении о церковном суде есть упоминание прочих дел. К таким делам можно отнести и бракоразводные процессы. Если архиерей сочтет, что дело сложное, он может передать его для рассмотрения в епархиальный суд. Но по инерции, поскольку раньше таких судов не было, все решения по бракоразводным процессам принимает архиерей и, как правило, лично. Для современной России венчание сейчас не является экзотикой, я думаю, до половины молодоженов венчаются. Но, к сожалению, и прекращение церковного брака тоже уже не редкость. Дел таких много, возможно, их будут рассматривать церковные суды. Обязательно такие дела рассматривают, если речь идет о втором церковном браке. В этом случае необходимо расторгнуть первый брак, но архиерей рассмотрит этот вопрос только после того, как и в гражданском порядке первый брак фактически распадется. Если этого не произошло, то и дело рассматривать не будут.

— А каково число людей, которые фактически могут попасть под юрисдикцию церковного суда?

— Если говорить о священнослужителях, то сейчас их число приближается к 30 тысячам человек. Но это на всю Русскую церковь, ведь около половины от этого числа священнослужителей находится за пределами России — на Украине, в Белоруссии. Если же к этому добавить монахов, монахинь, послушников, церковных работников, церковнослужителей, в конце концов, певчих церковных хоров и так далее, то оценить общее количество людей, которые могут обратиться в церковный суд, трудно. Я думаю, не менее 100 тысяч человек, но это слишком приблизительная цифра. Ну и миряне теоретически подпадают под юрисдикции церковного суда, а мирян в нашей церкви десятки миллионов.

Беседовал Павел Шеремет
Журнал «Огонёк»
Фото: РИА НОВОСТИ

Церковный суд, милость и вера

Интервью с протоиереем Владиславом Цыпиным, заведующим церковно-практической кафедрой МДА

Члены святой, соборной и апостольской Церкви в той или иной степени подвержены греху, они могут совершать преступления против заповедей, нарушать церковные установления. Церковь должна выносить свой властный суд по отношению к этим поступкам. Этой цели служит и устанавливающаяся сегодня в России система церковных судов.

— Отец Владислав, в нашей Церкви в настоящее время складывается система судопроизводства. Всегда ли в Православной Церкви существовали церковные суды?

— Надо сказать, что как самостоятельные органы церковной власти церковные суды стали возникать в Православных Церквях лишь в XX столетии. В 1890 году в Сербской Церкви был образован Великий церковный суд, рассматривавший дела клириков и мирян, но не архиереев, чуть позже суд появился и в Элладской Церкви. Церковная власть всегда рассматривалась как неделимая, то есть правящему архиерею в своей епархии принадлежит высшая и судебная, и законодательная, и административная власть. На поместном уровне такой властью обладает архиерейский собор. Но возникла многими обстоятельствами обоснованная мысль о целесообразности выделения церковно-судебных учреждений как самостоятельных учреждений. При этом, естественно, канонический принцип сохранения полноты судебной власти за архиереем остается неизменным.

— Когда решение о создании церковных судов было принято в Русской Православной Церкви?

— Архиерейский собор 2000 года принял новый Устав Русской Православной Церкви, который предусматривает существование церковных судов на уровне как епархий, так и всей Церкви в целом. В то же время образование общецерковного суда было отложено до принятия положения о деятельности таких судов. В 2004 году Священный Синод принял только временное положение о церковном суде для судопроизводства на епархиальном уровне, а образование общецерковного суда было опять отложено. Итак, сложившаяся фактически система находится в некотором противоречии с Уставом 2000 года, который предусматривает существование общецерковного суда. Вероятно, предстоящий Архиерейский собор эту проблему должен решить: либо образовать общецерковный суд, либо принять иное решение, зафиксировав его в Уставе.

Временное положение предоставляет архиереям возможность выбора: либо образовывать специальный орган церковного суда в своей епархии, либо, в соответствии с более ранним Уставом 1988 года, сохранить судебные полномочия за епархиальным советом.

Епархиальный суд

— Что находится в компетенции епархиального суда?

Статья в тему:  Как затянуть развод в суде украина

— В таком суде рассматриваются дела по обвинению клириков и мирян епархии. Правящий архиерей решает, рассматривать ли дело единолично или передать его для рассмотрения церковному суду. Как правило, он рассматривает его сам, когда оно предельно ясное. Например, клирик вступил во второй брак: здесь не требуется исследования, достаточно документального подтверждения факта, чтобы лишить такого клирика сана. Если же все-таки требуется выяснение факта совершения церковного преступления, то дело рассматривается в судебном порядке епархиальным судом или епархиальным советом.

Епархиальный церковный суд не выносит приговора по делу. Он устанавливает факт совершения церковного преступления и лицо, совершившее это преступление, а также дает каноническую справку по делу. На основании принятого епархиальным судом или епархиальным советом постановления решение принимает правящий архиерей. Иногда окончательное решение по делу принимает Святейший Патриарх – в тех случаях, когда речь идет об отлучении мирянина от Церкви, пожизненном запрещении клирика в служении или извержении его из сана.

— Если дело передается в епархиальный суд, то правящий архиерей все равно участвует в судебных заседаниях?

— Правящий архиерей может сам возглавить епархиальный суд, либо назначить председателем такого суда викарного архиерея или пресвитера. Архиерей также назначает его заместителя и секретаря суда из пресвитеров. Двух других членов суда, также из пресвитеров, выбирает епархиальное собрание. Конечно, желательно, чтобы члены суда, включая и председателя, имели юридическое образование, высшее богословское образование, были канонистами, но прямым, непременным условием это не является. Таким образом, правящий архиерей участвует в судебном заседании, если он берет на себя должность председателя. Он, естественно, может участвовать в заседании и в том случае, если сочтет такое участие целесообразным.

— Отец Владислав, в материалах Поместного собора 1917-1918 годов встречаются положения о том, что и миряне также могут участвовать в составе церковного суда. Почему это не предусмотрено сейчас?

— Я бы тут сделал такое уточнение: прямо о церковном суде Собор постановления не вынес. Материалы, выработанные соответствующим отделом, не были приняты на пленарном заседании Собора, и тогда церковных судов как самостоятельных отдельных органов образовано не было. Возможность существования отдельных церковных судебных учреждений поддерживалась большинством, но не всеми членами Собора. Это были лишь идеи Собора, но не окончательное соборное решение.

На последних Соборах было сочтено, что иерархический церковный порядок не совсем совместим с возможностью рассмотрения обвинений клириков мирянами. По действующему Уставу Русской Православной Церкви архиереи могут быть судимы лишь коллегией архиереев. Стоит ли полагать другой принцип для пресвитеров? Поэтому и клирики, и миряне предстают перед коллегией, включающей пресвитеров под председательством, возможно, архиерея.

На настоящий момент положение об общецерковном суде не разработано и не принято. В соответствии с Уставом РПЦ от 1988 года функции этого судебного органа исполняет Священный Синод.

Правящий архиерей принимает решение об образовании церковного суда в своей епархии. Если такой суд не образован, то судебные дела рассматриваются епархиальным советом в соответствии с более ранним Уставом РПЦ от 1988 года и временным положением.

В вопросах об апелляции по делам пресвитеров, диаконов и мирян дело может быть передано на рассмотрение Архиерейскому собору, но только в том случае, если общецерковный суд (сейчас Священный Синод) сочтет это необходимым.

Рассматриваемые дела

— Какие вопросы сейчас преимущественно рассматриваются в епархиальных судах?

— Это в основном дела клириков, потому что практика совершенного отлучения мирян от Церкви или даже отлучения от причастия на длительные сроки сравнительно редка. Клириков же извергают из сана, либо, что чаще бывает, запрещают в служении на определенный срок или пожизненно. За что? Как за деяния, совершенные умышленно, так и за неумышленные – например, за неумышленное убийство. В наше время такое чаще всего случается на дорогах. По канонам, это влечет за собой десятилетнее отлучение от причастия мирянина или извержение из сана клирика.

Другое дело, что практика церковных судов гораздо более снисходительна, икономична, чем это предусматривают каноны и по отношению к клирикам и, в особенности, по отношению к мирянам. Во многих случаях вместо извержения из сана практика ограничивается пожизненным или только временным запрещением в служении.

Статья в тему:  Как определить районный суд москвы

— Входят ли бракоразводные дела в компетенцию епархиальных судов?

— Этот вопрос широко обсуждался, но во временном положении бракоразводные дела не обозначены. Все-таки, при настоящей сфере компетенции, церковные суды созываются при экстренных обстоятельствах. Если бы через них проходили бракоразводные дела, они бы работали непрерывно и были бы перегружены. Бракоразводные дела рассматриваются лично правящим архиереем на основании подаваемых прошений.

— Кто может обращаться в церковный суд? Зависит ли это от его вероисповедования?

— Это вопрос решен определенно: по делам, связанным с вероисповедованием, свидетелями, а значит и обвинителями, возбуждающими дело, могут быть лишь лица православного исповедования, не замешанные в церковных преступлениях сами, не обвинявшиеся ранее в расколах и в расколах не участвующие, то есть безукоризненного исповедования православные христиане. Если же речь идет о преступлениях нравственного характера, то тогда свидетелем может быть любой человек, независимо от вероисповедования. Скажем, речь идет об уголовном преступлении, которое вменяется клирику, или же о дорожно-транспортном происшествии, в котором виновен клирик – свидетелем здесь может быть любое лицо без ограничений.

Гражданский и церковный суд

— Каково соотношение гражданского и церковного суда? Скажем, в Дании заявляющий о своем неверии священник не может быть лишен сана из-за апелляций к гражданским государственным законам. Возможно ли такое в России?

— Невозможно. Дело в том, что в Дании Церковь не отделена от государства, и поэтому государственная компетенция распространяется на внутрицерковные отношения. У нас же Церковь от государства отделена. Церковное наказание в России не лишает наказанного никаких гражданских прав, и у него нет основания обращаться в светский суд. Хотя казусы подобного рода случались. Миряне подавали жалобы в гражданские суды в связи с отлучением их от причастия, и даже принимались решения на этот счет, но, разумеется, это было грубой ошибкой, не имеющей канонических и юридических оснований. Другое дело, что совершение уголовных преступлений во многих случаях является совершением и церковных преступлений, и церковные суды на основании вынесенных гражданскими судами обвинительных заключений, но не автоматически, а все-таки через рассмотрение дел, могут принимать решение о лишении сана. Но в данном случае приговор гражданского суда является просто отправной точкой для рассмотрения дела. Он не связывает церковный суд.

— Почему, в отличие от гражданского, заседания церковного суда носят закрытый характер?

— Для церковных судов публичность неуместна, потому что предметом исследования на таких судах являются часто поступки, имеющие особенно сильный нравственный аспект. Надо сказать, что некоторые дела уголовного характера, но связанные с семейными отношениями, с личной нравственностью, в порядке исключения гражданскими судами рассматриваются также закрыто. Если делать суд открытым, кто на него придет? И православные, и неправославные, и враждебно относящиеся к Церкви. Не будем же мы, пропуская в помещение, где происходят судебные заседания, требовать: «Предъявите свидетельство Вашего православия». Есть и другие соображения, которые делают нецелесообразным открытое публичное рассмотрение дел.

— Чем вызвано отсутствие в церковных судах института адвокатов?

— Из самой природы Церкви вытекает, что член Церкви не нуждается в какой-то массированной защите своих интересов. Церковь его скорее побуждает к покаянию, чем к тому, чтобы отстаивать свои права. Все-таки адвокаты часто защищают обвиняемых, действительно совершивших преступление, но имеющих шансы довести дело до такой ситуации, когда обвинение остается недоказанным. В Церкви подобный исход дела крайне нежелателен. Именно на доверительных, откровенных отношениях, уместных между христианами, должна основываться деятельность церковного суда.

Владислав Цыпин, протоиерей
беседовал Сергей Казаринов,
«Встреча» — журнал Московской Духовной Академии — 21.04.2008.

О Церковном суде

Добавлено на 22.07.2016 в Беседа, Публикации

19 июля Указом Высокопреосвященнейшего Исидора, митрополита Смоленского и Рославльского, утвержден новый состав епархиального Церковного суда. О деятельности этого органа епархии мы беседуем с его председателем игуменом Тарасием (Ланге).


– Отец Тарасий, в начале нашей беседы поясните, пожалуйста, что находится в компетенции епархиального суда?

Статья в тему:  Сколько районных судов в рб

– В статье 2 Положения о церковном суде говориться, что «церковные суды предназначены для восстановления нарушенного порядка и строя церковной жизни и призваны способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви». Итак, церковный суд имеет дело с нарушениями церковных установлений и главной своей целью имеет восстановление нарушенного порядка.

– Как подбирается состав епархиального суда? Кто может стать его членом? Обязательно ли председателем становится монашествующий иерей?

– Согласно Положению о церковном суде «Епархиальные суды создаются по решению епархиального архиерея (глава VII Устава Русской Православной Церкви). Епархиальный суд состоит не менее чем из пяти человек, имеющих епископский или священнический сан. Председателя, заместителя председателя и секретаря епархиального суда назначает епархиальный архиерей. Остальные судьи епархиального суда избираются Епархиальным собранием по представлению епархиального архиерея» (статья 23, п. 1; статья 25, п. 1,2). Конечно, желательно, чтобы члены суда, включая председателя, имели высшее богословское образование, были канонистами, но прямым, непременным условием это не является. Председателем может быть как монашествующий, так и женатый священник, это не имеет значения. Важным является пастырский опыт, преданность Церкви и приверженность ее каноническому строю, отсутствие канонических прещений, авторитет среди собратьев-священников.

– Расскажите о новых членах суда, утвержденных Указом правящего архиерея…

– Изменение состава епархиального суда произошло с целью актуализации его деятельности, с тем, чтобы сделать работу суда регулярной и обстоятельной. Согласно Положению о церковном суде председатель, заместитель председателя и секретарь суда назначаются указом правящего архиерея. Согласно указу № 042 от 19.07.2016 г. председателем суда назначен игумен Тарасий (Ланге), заместителем председателя – протоиерей Андрей Мельничук, секретарем суда – иерей Андрей Попов. Протоиерей Николай Морозов был избран членом суда епархиальным собранием, и его полномочия остаются неизменными, также членом суда стал благочинный церквей города Смоленска протоиерей Павел Петровский.

В Положении о церковном суде четко определены обязанности всех членов суда: «Председатель церковного суда назначает время заседаний церковного суда и ведет эти заседания; осуществляет иные полномочия, необходимые для церковного судопроизводства. Заместитель председателя церковного суда по поручению председателя церковного суда проводит заседания церковного суда; выполняет иные необходимые для церковного судопроизводства поручения председателя церковного суда. Секретарь церковного суда осуществляет прием, регистрацию и представление соответствующему церковному суду заявлений о церковном правонарушении и иных документов, адресованных церковному суду; ведет протоколы заседаний церковного суда; рассылает вызовы в церковный суд; несет ответственность за ведение и хранение архива церковного суда; осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящим Положением. Члены церковного суда участвуют в судебных заседаниях и иных действиях церковного суда в составе и порядке, предусмотренном настоящим Положением» (статья 7, пп. 1-4). Правящий архиерей, митрополит Смоленский и Рославльский Исидор, выразил надежду, что работа суда в новом составе будет более эффективной.

– Какие вопросы сейчас преимущественно рассматриваются в епархиальных судах? Касаются ли рассматриваемые дела клириков или мирян тоже?

– Как уже было сказано, церковный суд может рассматривать дела, переданные ему правящим архиереем, как в отношении клириков, так и в отношении мирян. В отношении клириков рассматриваются дела о нарушении ими канонов Церкви, влекущее запрещение в священническом служении на определенный срок или пожизненно, а в некоторых случаях – извержение из священного сана.

Миряне подпадают под церковный суд либо относясь к разряду церковно-должностных лиц, либо являясь монашествующими. И те и другие, посвятив свою жизнь служению Церкви, добровольно принимают на себя обязанности и обеты, нарушение которых недопустимо. Отлучение же мирян от Церкви или даже отлучение их от причастия на длительные сроки по суду практически отсутствует.

Но есть ряд крайне сложных и печальных дел в отношении мирян. Это судебные решения о возможности отпевания самоубийц. Церковный суд не судит человека, самовольно ушедшего из жизни, но решает вопрос о возможности его отпевания и церковного поминовения. Сюда же следует отнести и дела о расторжении церковного брака.

Статья в тему:  Кто подавал в суд на скб банк

– Бракоразводные дела тоже входят в компетенцию епархиальных судов?

– Этот вопрос широко обсуждался и в результате был оставлен на усмотрение правящих архиереев. В Положении о церковном суде Русской Православной Церкви (статья 24) перечислены дела, находящиеся в ведении церковного суда, также указано, что в его ведении могут находиться и «иные дела, которые по усмотрению епархиального архиерея требуют исследования». В некоторых епархиях бракоразводные дела рассматривает дисциплинарная комиссия. В нашей епархии бракоразводные дела отнесены к ведению церковного суда. Причиной такого решения стала тяжесть греха расторжения брака, необходимость выяснения причин развода, решение о назначении епитимии, так как лицам, по вине которых расторгнут брак, разрешается вступление во второй брак только при условии «покаяния и выполнения епитимии, наложенной в соответствии с каноническими правилами» (Социальная концепция Русской Православной Церкви, X.3).

– Кто может обращаться в церковный суд? Зависит ли это от его вероисповедования?

– В Положении о церковном суде сказано: «Церковным судам Русской Православной Церкви, именуемым в дальнейшем тексте настоящего Положения “церковные суды”, подсудны дела в отношении лиц, находящихся в юрисдикции Русской Православной Церкви» (статья 1, п. 4). Это значит, что церковное судопроизводство может совершаться только в отношении христиан, членов Русской Православной Церкви. По делам, связанным с исповедованием веры, совершением Таинств, исполнением пастырских обязанностей, свидетелями и обвинителями могут быть только христиане православного исповедования, не замешанные в церковных преступлениях и не участвующие в расколах, не находящиеся под судом или церковным отлучением. Но в отношении преступлений нравственного характера, совершенным лицом православного исповедания, свидетелем и даже обвинителем может быть любой человек, независимо от вероисповедования. Так апостол Павел в послании к Тимофею пишет, что клирик должен «иметь доброе свидетельство от внешних [т.е. не христиан – прим.], чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую» (1Тим.3:7).

– Всегда ли заседания церковного суда, в отличие от гражданского, носят закрытый характер? Возможно ли присутствие на суде представителя православной прессы?

– В Положении о церковном суде (статья 5, п. 2) сказано: «Рассмотрение дел в церковном суде является закрытым». Если сделать заседание церковного суда открытым, есть опасность, что на него могут прийти как православные, так и не православные, а также люди, по разным причинам враждебно относящиеся к Церкви. Указывая на неуместность такой ситуации, апостол Павел пишет: «брат с братом судится, и притом перед неверными» (1Кор.6:6). Для церковных судов публичность неуместна, потому что предметом исследования на таких судах являются вопросы сугубо церковные, которые часто не укладываются в представления о преступлении нецерковных людей. Например, нецерковным людям будет трудно понять состав преступления клирика, отказавшегося, вопреки указу правящего архиерея, перейти с одного места служения на другое, или, напротив, самовольно оставившим свое служение. Или понять состав преступления монаха, давшего обеты, но в последствие разочаровавшегося в своем выборе и оставившего монастырь.

– Чем вызвано отсутствие в церковных судах института адвокатов?

– Церковный суд ищет не осуждения христианина, члена Церкви, а его исцеления. Сам Господь, обращаясь к недоумевающим иудеям, сказал: «Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Матф.9:13). Так и церковный суд, даже лишая клирика возможности служить, тем самым призывает его к покаянию, ограждает Церковь и самого нарушителя от большего греха. В этом смысле сам церковный суд и осуществляет защиту, скорее побуждая грешника к покаянию, чем к тому, чтобы он отстаивал свои права. Чаще всего обвинение строится на добровольном признании нарушителем канонов своей вины. Именно на доверительных, откровенных отношениях, уместных между христианами, основывается деятельность церковного суда.

– Благодарю Вас, отец Тарасий, за уделенное время! Помощи Божией Вам на нелегком поприще!

Беседовал Владислав Благовестов

Из «Положения о церковном суде»

«Епархиальный суд рассматривает:

  • в отношении клириков – дела по обвинению в совершении церковных правонарушений, предусмотренных утвержденным Священным Синодом перечнем и влекущих за собой канонические прещения (наказания) в виде освобождения от должности, увольнения за штат, временного или пожизненного запрещения в священнослужении, извержения из сана, отлучения от Церкви;
  • в отношении мирян, относящихся к разряду церковно-должностных лиц, а также монашествующих – дела по обвинению в совершении церковных правонарушений, предусмотренных утвержденным Священным Синодом перечнем и влекущих за собой канонические прещения (наказания) в виде освобождения от должности, временного отлучения от церковного общения или отлучения от Церкви;
  • иные дела, которые по усмотрению епархиального архиерея требуют исследования, включая дела по наиболее существенным спорам и разногласиям между клириками, предусмотренным статьей 2 настоящего Положения».

Как работает церковный суд, которому предадут схиигумена Сергия, и какое наказание ему грозит

Бывший милиционер и бывший заключенный тагильской колонии № 13 «Красная утка», затем первый настоятель монастыря на Ганиной Яме в честь семьи последнего российского императора Николая II, главный экзорцист Екатеринбургской епархии и «духовник депутата Госдумы Натальи Поклонской» схиигумен Сергий (Николай Романов) будет отдан под церковный суд. Такое решение принял митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл из-за очередного публичного и крайне радикального заявления отца Сергия, появившегося на YouTube вопреки запрету на публичные проповеди. Znak.com решил выяснить, что такое церковный суд, как он может наказать схиигумена Сергия и имел ли митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл возможность применять такие меры к священнослужителю за выражение мнения в проповедях.

Статья в тему:  Когда можно подавать ходатайство в суд

«Вы давали обещание исправиться»

«Я неоднократно имел с вами пастырскую доверительную беседу и с глазу на глаз, и в присутствии других людей относительно содержания Ваших публичных проповедей и выступлений. Вы давали мне обещание исправиться, но преступили данную мне клятву. Теперь я вынужден обратиться к Вам перед лицом всей церкви, в надежде быть услышанным хотя бы на этот раз, — объяснил митрополит Кирилл в тексте указа причину своего решения. — Как ваш епископ я благословляю вам послужить святой церкви безмолвием, затвором и молитвой, чего так не хватает современному бурному и многомятущемуся миру и что вы сами избрали для себя, принимая Великую Схиму».

До решения епархиального суда схиигумену Сергию запрещено совершать богослужения, совершать таинства, он лишен права ношения наперсного креста, а также отправлен в затвор на территорию Иоанно-Богословского мужского скита монастыря Царственных страстотерпцев. Кроме того, священнослужителю запретили принимать исповедь, совершать таинства и требы, «включая чин экзорцизма», постригать в монахи, а также покидать территорию скита без письменного благословения митрополита.

О том, что такая реакция со стороны церковного руководства возможна, говорили уже давно. Отец Сергий был слишком непримирим и высказывался на грани экстремизма в своих проповедях на YouTube.

Отец Сергий впервые обратился к пастве после запрета проповедовать за COVID-диссидентство

Накануне на канале представителя «Народного движения „За возрождение России“» Всеволода Могучева в 22-минутном ролике он вновь заявил о том, что во время пандемии не нужно закрывать храмы, и утверждал, что вся ситуация с распространением COVID-19 специально срежиссирована для «чипизации населения». Настаивал на том, что управлять всем будет «искусственный интеллект без жалости и сострадания», который будет действовать через «чистые чипы» «руководителей армии, флота, ФСБ, прокуратуры, милиции и Росгвардии».

Пять судей

О том, кто входит в церковный суд, действующий в зоне ответственности Екатеринбургской епархии, информации пока нет. На сайте епархии указано, что с 2011 года председателем епархиального суда является отец Николай Милета, настоятель Свято-Троицкого кафедрального собора. Именно оттуда в ночь на 19 апреля едва ли не впервые в истории священники вели праздничное Пасхальное богослужение в режиме онлайн, так как посещение храмов из-за коронавируса в этом году пришлось ограничить.

В пресс-службе Екатеринбургской епархии сообщили, что церковный суд сможет собраться не ранее даты отмены ограничений, введенных в связи с ситуацией распространения коронавирусной инфекции.

«Происходящее участники Церковного суда воспринимают с глубоким прискорбием, молятся о разрешении ситуации, — заявил отец Николай Малета. — Схима — внутреннее желание посвятить себя сугубому подвигу монашеского делания — посту и молитве. Отцы-схимники во все времена своей любовию и молитвой приводили мир к согласию. Являясь умиротворяющим началом, стяжали великую добродетель — духовною рассудительностью по отношению к Церкви и миру».

Статья в тему:  Как попасть в суд без паспорта

Епархиальный суд состоит из пяти судей. Послушание секретаря суда исполняет секретарь Епархиального совета игумен Вениамин (Райников). Также в состав церковного суда входят протоиерей Петр Мангилев, проректор по научной работе Екатеринбургской духовной семинарии; протоиерей Сергий Алексеев, заведующий кафедрой церковно-практических дисциплин ЕДС и игумен Иероним (Миронов), наместник Верхотурского Свято-Николаевского мужского монастыря.

«Правящий архиерей не имеет права что-либо диктовать суду»

Разобраться с тем, как устроена работа церковного суда и чем он отличается от более привычных нам гражданских судов, Znak.com помог секретарь челябинской митрополии отец Игорь Шестаков. По просьбе корреспондента нашего издания он изложил суть вопроса в десяти доступных пунктах.

«Во-первых, церковный суд существовал всегда и не является каким-то нововведением. Да, в советские годы он не функционировал, впрочем, как и многие другие церковные институты. Причина была проста — церковь в эти годы находилась под жестким диктатом советского государства.

Во-вторых, мы, священнослужители, живем и существуем сообразно с каноническими правилами. Каждый священник перед вступлением в сан приносит присягу и подписывает соглашение о следовании каноническим правилам. Принцип „может быть как-нибудь договоримся“ здесь не действует.

Свердловский фермер, который 13 лет борется с РПЦ за свои земли, приглянувшиеся духовнику Поклонской, выиграл очередной суд. Епархия: „Это затрудняет монашескую жизнь общины“

В-третьих, церковный суд — это не то же самое, что суд светский. Если проводить аналогии, то это, скорее, что-то вроде офицерского суда чести. Церковный суд рассматривает только дела, касающиеся нарушения священниками обетов и монашеских обязательств либо случаи нарушения канонических правил.

В-четвертых, церковный суд существует при епархиях и в каждой епархии он свой. В него входят несколько наиболее авторитетных священников, состав которых определяется на заседании епархиального совета. Председателем церковного суда, как правило, выбирается самый опытный священнослужитель, обладающий беспрекословным уважением как среди собратьев, так и среди мирян.

В-пятых, ядро суда составляют его председатель, заместитель председателя и два священника. Также к участию в заседаниях они могут привлекать и других священников епархии, но при условии, что те не имеют каких-либо должностей. Привлекаемые священники не могут быть секретарями, благочинными и так далее.

В-шестых, правящий архиерей (то есть митрополит) не имеет права что-либо диктовать суду. Он даже не имеет права присутствовать на его заседаниях. Сделано это для того, чтобы исключить вопросы церковной иерархии и, как следствие, возможное давление на принимаемые судом решения. Проще говоря, таким образом поддерживается независимость церковного суда.

В-седьмых, священник, о котором идет речь, в данном случае отец Сергий, по всем признакам действительно нарушил каноническое правило. Грубо говоря, он просто нарвался. Его отлучили от права на публичное проповедование, но он этим пренебрег. В этом случае действующее каноническое правило говорит, что правящий архиерей может наказать его лично — отца Сергия запретили в служении. Кроме того, архиерей вправе предать его церковному суду.

В-восьмых, задача церковного суда — не наказать провинившегося. Задача церковного суда, как говорил товарищ Саахов в „Кавказской пленнице“, вернуть коллективу здорового человека. Между тем надо понимать, что меры более умеренного характера, вроде порицания, — это полномочия правящего архиерея. Если дело доходит до церковного суда, то проступок действительно очень серьезный. В данном случае возможны два варианта. Чаще всего церковный суд выносит решение о запрете к священнослужению человека на определенный срок. Либо, и это крайняя мера, выходит к правящему архиерею с ходатайством об извержении из священников. В этом случае правящий архиерей ставит вопрос перед святейшим патриархом Кириллом, так как вопрос о лишении сана — сугубо его прерогатива.

В-девятых, заседания церковного суда, в отличие от заседаний судов гражданских, не публичны. Это тот случай, когда священники судят священников. Допуск мирян не разрешается. Как правило, суд проходит в одно или два заседания, на которых провинившемуся дают право выступить в свою защиту, после чего принимается решение.

Статья в тему:  Какое решение должен принять суд по иску крамаренко
„Духовник Поклонской“ планирует построить на Урале самый большой в мире христианский храм

В-десятых, преданный церковному суду священник имеет право на защиту, но его защитником может быть также священник. Если священник не согласен с решением епархиального суда, то он имеет право на апелляционную жалобу в верховную инстанцию — это суд Московской патриархии. До вынесения решения там вердикт епархиального суда считается не вступившим в законную силу. Примеры, когда провинившиеся не подчиняются решению суда и продолжают отправлять церковные таинства и службы, тоже есть. Недавний случай — Владимир Головин (лишенный сана священник из Татарстана). И, как на данный момент кажется, отец Сергий может оказаться из таких же. В этом случае ослушник может быть обвинен уже в учинении церковного раскола».

«Это свидетельство о жутком кризисе церковного учительства»

Еще один вопрос — как получилось, что действия схиигумена Сергия (Николая Романова), который некогда был основателем и первым настоятелем самого известного на Урале монастыря в честь семьи последнего российского императора Николая II на Ганиной Яме, будут рассматривать на суде.

Духовник Поклонской раскритиковал закон о домашнем насилии и его авторов

В этой части ситуацию разъяснил отец Андрей Кураев, которого в конце апреля по решению патриарха Кирилла самого отдали под церковный суд. «У меня нет ни малейших симпатий к словесам этого псевдосхимника. Но в указе митрополита [Кирилла] пугает чисто католическая теория „делегирования“, причем примененная даже не к „власти“ совершения таинства, а к проповеди: „учительная власть в Святой Церкви принадлежит епископам, которую те делегируют пресвитерам… отныне прекращаю делегировать Вам право учить, проповедовать и назидать в рамках публичной проповеди и частных духовных советов“», — написал Кураев на своей страничке в соцсети Livejournal.

Кураев обратил внимание на то, что функции контроля за словом пастыря и делегирование этого права не являются одним и тем же. И указ митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла о временном отлучении от священнослужения отца Сергия, а также о предании его церковному суду «возможен только в рамках латинской концепции разделения на „церковь учащую“ и „церковь учимую“». В этой части Кураев отсылает читателей своей страницы к «Пидалиону» (сборнику церковных правил — прим. Znak.com). «В указе № 58 говорится: „Если епископ и пресвитеры — люди неученые и не могут поучать, то необходимо по общему решению приглашать учителей из других мест, выделяя тем средства на содержание и воздавая подобающую честь, и через этих учителей исполнять долг учительства, который остается их долгом перед народом“. Есть разница между „долгом“ и „властью“?» — задается вопросом Кураев.

По его мнению, принимать в таких условиях «судебное решение на основании не самого закона, а чьего-то персонального толкования этого закона» будет означать явный «выход за рамки даже „прецедентного права“».

При этом Кураев вспоминает о толковании Федора Вальсамона, византийского канониста православной Греческой церкви, пытавшегося уравнять в праве вести проповеди епископа и рядового священника-пресвитера. «Толкование Вальсамона — это просто свидетельство о жутком кризисе церковного учительства при многовековом сочетании трех факторов: а) потребность в массовом духовенстве при множестве открытых приходов; б) отсутствие семинарий и в) нарастающее усложнение церковного богословия и рост числа квалифицированных „ересей“», — пояснил Кураев.

По его мнению, в Русской православной церкви «манера говорить проповеди от себя введена Никоном» — патриархом Московским, жившим в XVII веке и ставшим одним из авторов церковного раскола, породившего старообрядчество. «Заводите вы, ханжи, ересь новую, людей в церкви учите, а людей преж сего в церкви не учивали. Беса де, вы, имеете в себе и все ханжи», — привел Кураев цитату из книги «Святой Дмитрий Ростовский и его время». И резюмировал свой пост, касающийся истории с отцом Сергием: «Ясно, что столь суровое осуждение личной проповеди вызвано печальной практикой — проповедники-самоучки несли в народ любительское „богословие“ весьма сомнительного качества».

Источники:

http://pravoslavie.ru/68141.html

http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=1710

http://k-istine.ru/base_faith/church/church_tsipin.htm

http://smoleparh.ru/beseda/2016/07/o-tserkovnom-sude/

http://www.znak.com/2020-05-27/kak_rabotaet_cerkovnyy_sud_kotoromu_predadut_eks_duhovnika_poklonskoy_i_kakoe_nakazanie_emu_grozit

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector