0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как сейчас проходят суды в казахстане

Содержание

Дистанционное правосудие: как оно работает в Казахстане

ЧП как повод для развития

Отсутствие в процессуальном законодательстве регламентации работы судов в условиях коронавирусной пандемии и чрезвычайного положения не приостанавливает и тем более не отменяет конституционного права на судебную защиту, решили в Казахстане. Поэтому судебные власти попытались найти решение, как сохранить эти права и обезопасить здоровье всех участников процесса.

По словам руководителя департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде Казахстана Наиля Ахметзакирова, его ведомство нацелено на создание условий для отправления правосудия для всех участников процессов. Во главу угла поставлены доступность правосудия, высокий сервис, уважительное отношение к гражданам и их правам.

Верховный суд Казахстана рекомендовал нижестоящим инстанциям перенести рассмотрение дел на поздние сроки, если они не относятся к неотложным, либо проводить заседания дистанционно. Суды к рекомендациям прислушались и перевели в онлайн 96% всех судебных заседаний. Отличие дистанционного формата от очного заседания заключается лишь в способе проведения с использованием гаджетов для участия в процессе. Все остальное – «как в жизни». Например, онлайн-процессы также фиксируются в электронном протоколе судебного заседания.

В первую неделю режима ЧП (с 16 по 23 марта) суды ежедневно рассматривали дистанционно около 1000 дел, или 50% всех судебных заседаний. К концу первой декады апреля уже почти 2000 заседаний провели с помощью видео-конференц-связи. Технология применялась в судах Казахстана и до этого, но именно обстоятельства заставили суды резко увеличить рассмотрение дел в онлайн-режиме. Для сравнения, в 2018 году посредством ВКС в судах республики ежедневно проводилось 40 заседаний, в 2019 году – 110, в 2020 (до режима ЧП) – 150 заседаний.

Чтобы подобный режим стал возможен, власти через СМИ и соцсети разъяснили работу судов в условиях ЧП, преимущества и возможности электронного судопроизводства, работу IT-сервисов, а также нормы законодательства о продлении и восстановлении процессуальных сроков, включая сроки исковой давности и обжалования.

Чтобы выдержать незапланированное увеличение нагрузки на систему видео-конференц-связи, в судебной системе Казахстана резко увеличили количество серверов и пропускную способность системы, но без сбоев все равно не обошлось. Так, случаются потери связи, искажения изображений, задержки голосового потока и другие трудности. В Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана направлено обращение об увеличении пропускной способности каналов связи в два раза. Это поможет минимизировать имеющиеся технические трудности.

Нельзя списывать со счетов и другую проблему видеосвязи – навыки участников процесса, которые не всегда обращаются с гаджетами «на ты». Для таких случаев власти разработали специальную памятку по подготовке к дистанционному судебному разбирательству. Её опубликовали на сайте республиканского ВС.

Карантин «подстегнул» и рост электронного документооборота в судах. Сейчас суды переводят в электронный формат и все документы на бумаге, которые поступают к ним по почте.

Суды призывают сограждан к примирению, добровольному обращению к внесудебным способам разрешения споров. На сайтах судов реализован функционал «Онлайн-примирение» со списком действующих в регионе медиаторов. Юридическое сообщество поддержало инициативу Верховного суда (см. «Не время судиться, а время мириться»).

Инициативы судебных властей страны привели к тому, что пока доля приостановленных гражданских дел не превышает 13%, а уголовных – 14%. ВС Казахстана исходит из того, что массовое приостановление всех дел недопустимо, потому что это отрицательно скажется на нагрузке судов после снятия ограничений. Поэтому судам рекомендовали сначала разъяснять сторонам возможность дистанционного рассмотрения дел, а только после отказа принимать решение о приостановлении либо отложении.

Цифровизация правосудия

«Можем уверенно говорить, что в Казахстане цифровизация судов состоялась. 91% гражданских исков подается электронно. 6,5 млн судебных актов доступно через интернет», – отмечает Наиль Ахметзакиров. Участники судебных процессов могут «держать на цифровом контроле» весь процесс: от подачи заявления в суд до окончательного разрешения дела. В этом им помогает ряд сервисов.

Первый из них – «Судебный кабинет», казахстанский аналог системы «Мой Арбитр». Это единое электронное окно доступа ко всем судебным услугам. Через него можно с любого гаджета направить в суд более 90 видов электронных обращений, увидеть регистрацию обращения, узнать его статус и в конце получить судебный акт. Более того, достаточно подать соответствующее заявление, чтобы участие в заседании было без выезда в суд.

Сервис «Суды-Gis» позволяет найти контакты судов, адвокатов, медиаторов, нотариусов в конкретном регионе. Удобно. Через Telegram-бот «Smart-сот» можно получить ответы на многие вопросы. В Казахстане считают важным мнение каждого получателя судебных услуг.

Проект Digital Agent дает возможность оценить комфорт, сервис, судебные процедуры и работу персонала судов, оставить жалобы и предложения. Это мобильное приложение позволяет любому пользователю в режиме онлайн связаться с судом и на месте решить возникающие вопросы.

Сейчас Верховный суд республики совместно с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» разрабатывает IT-программу по судебной аналитике и прогнозированию исхода судебного дела. Цель – сделать правосудие предсказуемым и повысить инвестиционную привлекательность Казахстана.

В январе 2020 года ВС Казахстана опубликовал «Правосудие Казахстана: реалии, тренды, перспективы». Часть документа посвящена дальнейшим планам по развитию судебной системы – во многом в области цифровизации правосудия.

Подготовлено по материалам пресс-службы Верховного суда Республики Казахстан.

Об основных особенностях и трудностях онлайн правосудия в Казахстане

Бахыт Тукулов, Партнер
Tukulov & Kassilgov Litigation

С марта текущего года суды в Республике Казахстан («РК») полностью перешли в онлайн формат работы. Полагая, что можно подвести некоторые предварительные итоги перехода судов в новый формат, автор в качестве участника процесса решил поделиться своими наблюдениями и наблюдениями некоторых коллег, о том, какие изменения произошли в работе судов в РК.

  1. Новый формат

Следует сразу же заметить, что судьи не работают удаленно (из дома, например). Суды продолжают работать, как обычно, судьи и секретари присутствуют в залах судебных заседаний, однако без физического присутствия спорящих сторон. Стороны подключаются к судебному заседанию по аудио-видео связи (TrueConf, WhatsApp). В связи с чем, для целей настоящей статьи под «онлайн судопроизводством» подразумевается рассмотрение дел судом с удаленным участием сторон в судебном заседании.

Переход на новый формат судопроизводства в РК привел к некоторым особенностям/трудностям:

  1. Качество аудио-видео связи (прерывания, эхо, задержки сигнала, зависание) заставляет стороны задаваться вопросом о том, реализовано ли их право на судебную защиту (право полноценно высказать свою позицию, быть услышанным судом). В связи с чем возникают вопросы — что делать если связь была неустойчивой, можно ли просить суд перенести заседание, как избежать злоупотреблений на этом основании. По причине ненадежности связи, либо невозможности полноценно передать обстоятельства дела устно, увеличился фокус на письменные документы, их содержание и качество;
  2. Возникают трудности с ознакомлением сторонами с материалами дела. Как известно, для надлежащей подготовки к делу необходимо снять копии материалов дела. Для ознакомления с материалами дела стороны в настоящее время просят суд вынести материалы дела из здания суда, чтобы снять копии, и не все судьи позволяют это сделать вследствие эпидемиологической ситуации. В связи с чем назрела необходимость перевода материалов гражданских дел в электронный формат, чтобы стороны могли знакомиться с делами удаленно;
  3. Трудности, связанные с обеспечением полноты материалов дела. Данная проблема существовала и ранее, но с переходом судов в онлайн формат, она стала проявляться сильнее. При подаче документа через сервис «Судебный кабинет» (подача документов в суд через электронный портал) не всегда секретари распечатывают такой документ и приложения к нему (экономия бумаги). Это приводит к ситуации, когда достаточно часто поданные в электронном виде документы не приобщаются в дело или приобщаются в неполном виде. В итоге суд их может не учесть при рассмотрении дела;
  4. Повышается риск злоупотреблений с доказательствами. Направление доказательств через сервис — «Судебный кабинет» (посредством сканированных копий) создает предпосылки для фальсификации доказательств. К примеру, сторона не может проверить наличие подлинника документа, подлинность подписи, качество оформления документа и другие признаки подделки тех или иных доказательств, которые сторона могла бы выявить, присутствуя в судебном заседании. Последнее может вынуждать стороны просить суд отложить заседание для ознакомления с подлинником. Между тем, судьи не всегда способны отложить заседание, например, вследствие строгих ограничений по срокам рассмотрения дела;
  5. Страдает обеспечение открытости судебного разбирательства. Возникают вопросы, как обеспечить участие общественности в судебном заседании посредством формата онлайн? Как обеспечить конфиденциальность судебных заседаний, которые проводятся в закрытом формате (видео-звонок через программу WhatsApp, к примеру, можно записать). Как проводить допрос свидетелей онлайн, чтобы обеспечить отсутствие воздействия на них во время судебного заседания (как исключить вероятность подсказок свидетелю со стороны третьих лиц, которые могут находиться с ним в одном помещении)?
  6. Коллеги говорят, что встречаются случаи отключения сторон от связи в ходе судебного заседания, либо случаи проведения судебных заседаний без участия сторон и т.д.

За эти месяцы мы также слышали о случаях, когда свидетель во время судебного заседания онлайн играл в гольф, адвокат курил или ехал за рулем, судья направил камеру в потолок и на протяжении всего заседания стороны смотрели в потолок. Допускаем, что это не исчерпывающий список того, что нового мы узнали о правосудии онлайн в РК.

  1. Готовы ли мы к правосудию онлайн?

Мы не можем говорить за судей, но те судьи, с которыми мы говорили, утверждают, что судопроизводство в текущем формате является временной вынужденной мерой. Насколько мы понимаем, судьи признают, что очный порядок рассмотрения дел предпочтителен, т.к. в таком формате проще разобраться в сути, проще прочитать намерения и мимику сторон, проще объяснить сторонам и донести до них те или иные обстоятельства.

Судьи, с которыми мы говорили, также утверждают, что у них уходит больше времени на удаленный формат, т.к. много времени занимает настройка связи, устранение неполадок, хотя допускаем, что по мере привыкания к формату онлайн, временные затраты могут сократиться.

У судопроизводства в формате онлайн есть бесспорные преимущества: удобство для сторон и относительная дешевизна. Судопроизводство в удаленном формате может серьезным образом увеличить доступность правосудия для населения, позволив избежать длительных и недешевых командировок, а также сэкономить время юристов, что благоприятно отразится на стоимости услуг представителя.

Полагаем, что можно рассмотреть перенесение в удаленный формат на постоянной основе некоторых категорий дел, в которых отсутствует спор в отношении подлинности доказательств, не требуется допрос свидетеля и не возникают иные вопросы, которые могут потребовать очного присутствия сторон. Можно было бы предусмотреть верхний денежный предел для таких дел.

Внедрение подобного формата в отношении менее спорной категории дел могло бы позволить в перспективе пересмотреть правила подсудности гражданских дел: к примеру, можно было бы распределять такие дела в суды, которые менее загружены в тот или иной момент времени (чтобы перенаправление дел, к примеру, из Алматы в Тараз было реально случайным и вне контроля председателей судов, не так как это в некоторых случаях происходит на местах). Это также позволило бы снизить фактор коррупции.

  1. Что надо сделать?

Очевидно, что ни текущий процессуальный закон, ни администрирование судопроизводства недостаточно готовы к удаленному формату работы. Полагаем, что первоочередным является завершение перехода в полноценный онлайн формат – электронное дело: чтобы оно было доступно на сервере суда для доступа сторонами. Это разрешило бы вопросы, связанные с ознакомлением с делом, исключило бы необходимость допечатывать и приобщать к делу те или иные документы, поступившие в суд в электронном формате, исключило бы движение бумажных дел из районного суда в вышестоящие и т.д.

Требуются изменения в процессуальный закон, которые отразили бы особенности судопроизводства в удаленном формате. Например, можно предусмотреть право стороны просить суд отложить судебное заседание, если качество связи было ниже определенных стандартов (за исключением случаев, когда качество связи относится к ответственности такой стороны).

Можно предусмотреть процессуальные ограничения в отношении представления новых доказательств при онлайн судопроизводстве, что обеспечило бы большую предсказуемость процесса (в настоящее время стороны обязаны представлять доказательства до завершения подготовки к делу, между тем, это требование не всегда четко соблюдается).

Можно предусмотреть методы фиксации того, была ли сторона отключена от процесса, пытался ли секретарь связаться со стороной, сколько раз пытался и т.д. – для минимизации злоупотреблений. Можно регламентировать правила участия общественности в открытых судебных заседаниях, а также обеспечения тайны судебных заседаний, проводимых в закрытом формате.

Полагаем, что для разрешения текущих трудностей онлайн судопроизводства Верховный Суд РК мог бы принять временную инструкцию, которая отражала бы наиболее часто возникающие трудности сторон при осуществлении правосудия в формате онлайн. Мы не сомневаемся, что юридическое сообщество окажет любую поддержку подобным инициативам Верховного Суда РК.

Правосудие на удалёнке

В условиях чрезвычайного положения и карантина в стране, как и многие государственные органы и частные компании, суды перешли на удаленный режим работы. Часть заседаний проходит в онлайн-формате, когда через видео-конференц-связь стороны принимают участие в процессе. Адвокаты и их подопечные с одной точки, прокуроры — с другой, свидетели — с третьей, судьи — в оборудованных у себя кабинетах или залах. Однако вынужденный переход на современные технологии вызвал определенное недовольство среди адвокатской общественности. Не все защитники успевают найти нужную точку доступа к интернету с хорошим качеством звука и изображения. О том, как сейчас в таких условиях принимать участие в правосудии, нашему изданию в эксклюзивном интервью рассказали в Верховном суде.

На наши вопросы по организации дистанционной работы судей ответил руководитель департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде Наиль АХМЕТЗАКИРОВ. По его словам, Верховный суд в последние несколько лет активно внедряет цифровые технологии; для удобства граждан сокращается бумажная волокита и другие барьеры, которые ранее присутствовали в судопроизводстве.

— Начну с того, что основной целью нашего департамента является создание условий для осуществления правосудия. Мы это видим не только в создании условий для судебного корпуса, но и для других участников процесса. Что важно для людей? Доступность правосудия, сервис высокого качества, уважительное отношение к ним и их правам.

Мы повсеместно открываем фронт-офисы, соответствующие новому уровню комфорта и сервиса с единым дизайном. Уже открыто 94 фронт-офиса, до конца года планируется открыть еще 43. Фронт-офисы в 137 зданиях будут обслуживать 174 суда. На ближайшие два года запланировано строительство 11 зданий судов, из которых только три областного звена.

Конечно, красивая обертка не делает конфету слаще. Поэтому уделяем серьезное внимание тому, чтобы в фронт-офисах посетителей встречали грамотные и доброжелательные сотрудники, готовые помочь, подсказать, правильно сориентировать.

Что касается цифровизации, то это в первую очередь разумная логистика судопроизводства. Люди могут держать на цифровом контроле весь процесс — от подачи заявления в суд и до окончательного разрешения дела. Это также максимальная прозрачность судебных процессов, в том числе обеспечение снижения нагрузки на судей, экономия бюджета. Можем уверенно говорить, что в Казахстане цифровизация судов уже состоялась. IT-сервисы существенно облегчают судопроизводство. 91% гражданских исков подается электронно. 6,5 млн судебных актов доступно через интернет.

Особую популярность у людей набирает сервис «Судебный кабинет». Это единое электронное окно доступа ко всем судебным услугам. Можно с любого гаджета, из дома направить в суд более 90 видов электронных обращений. Достаточно скачать мобильное приложение. Вы сможете увидеть регистрацию обращения, узнать его статус и в конце получить судебный акт. Более того, достаточно подать соответствующее заявление, и вы будете участвовать в заседании без выезда в суд.

Внедрили такой сервис, как «Суды-Gis». Это карта, с помощью которой можно найти контакты судов, адвокатов, медиаторов, нотариусов в конкретном регионе. Удобно. Есть телеграмм-бот «Smart-сот», через который можно получить ответы на часто возникающие вопросы. Нам важно мнение каждого получателя судебных услуг. Это и есть механизм обратной связи с населением.

Возможность оценить комфорт, сервис, судебные процедуры и работу персонала судов, а также оставить жалобы и предложения предоставляет проект Digital Agent. Это мобильное приложение позволяет любому пользователю в режиме онлайн связаться с администратором судов и на месте решить возникающие вопросы. На местах определены ответственные сотрудники для обратной связи с гражданами.

Но и это еще не все. Верховный суд совместно с НПП «Атамекен» работает над IT-программой для судебной аналитики и прогнозированию исхода судебного дела. Цель — сделать правосудие предсказуемым. Это поможет людям лучше понимать правовую ситуацию, в которой они находятся. Предсказуемое правосудие также является важным фактором повышения инвестиционной привлекательности Казахстана.

— Это все хорошо. Но сейчас на дворе пандемия и тотальный карантин. В таких условиях как работать судам и как быть гражданам, кому пришлось столкнуться с правосудием?

— В истории Казахстана введение ЧП случилось впервые, и надеюсь, в последний раз. Этим и обусловлено отсутствие в процессуальном законодательстве регламентации работы судов в таких условиях. Но никакое ЧП не приостанавливает и тем более не отменяет конституционного права на судебную защиту. И нам надо было находить способы, чтобы в полной мере обеспечить это право с одной стороны и при этом максимально обезопасить здоровье всех вовлеченных в судебные процессы людей — с другой.

Только представьте, что в прошлом году в суды поступило 3,3 млн дел и материалов. Это при том, что мы уже два года как активно работали над тем, чтобы высвободить суды от дел, которые не требуют разбирательства. Для сравнения скажу, что в 2018 году мы получили 4,5 млн дел. Учитывая это, суды можно считать местами большого скопления людей.

Верховным судом были даны судам рекомендации перенести рассмотрение дел на поздние сроки, если они не относятся к неотложным, либо проводить заседания дистанционно. При этом с учетом постоянно меняющейся обстановки и поручений главы государства алгоритмы работы оперативно корректировались и доводились до судов.

Надо сказать, что судами на местах был обеспечен молниеносный переход на рассмотрение дел в дистанционном формате. Отличие от очного заседания лишь в способе проведения с использованием гаджетов для участия в процессе. Онлайн-процессы также фиксируются в электронном протоколе судебного заседания.

В первую неделю режима ЧП суды ежедневно рассматривали около 1 тыс. дел (или 50 процентов всех судебных заседаний) дистанционно. К концу первой декады апреля почти 2 тыс. заседаний проведены дистанционно, подчеркну, ежедневно, что составляет 99 процентов. Для сравнения: в 2018 году посредством видео-конференц-связи в судах ежедневно проводилось всего 40 заседаний, в 2019 году — 110, в 2020 до ЧП — 150 заседаний в день.

При этом через СМИ и социальные сети разъяснили работу судов в условиях ЧП, преимущества и возможности электронного судопроизводства, работу IT-сервисов, а также нормы законодательства о продлении и восстановлении процессуальных сроков включая сроки исковой давности и сроки обжалования. В связи с продлением режима ЧП потребуется продолжить рассмотрение дел в дистанционном формате.

Надо сказать, что карантин только подстегнул рост электронного документооборота в судах. Бумажные письма бессмысленны — после дезинфекции они обязательно переводятся в электронный формат.

— Но есть же проблемы с онлайн-заседаниями. Как работать в таких условиях?

— Конечно, все идеально пока не может работать. В основном проблемы кроются в технической возможности каналов связи. Как я уже отметил, количество ежедневных дистанционных судебных заседаний возросло со 150 (15 марта) до 2 тыс. (с 8 апреля), или в 13 раз. Чтобы выдержать такую незапланированную нагрузку, при поддержке правительства были приняты срочные меры. Во-первых. В первые дни карантина, 18-19 марта, было установлено 85 дополнительных серверов. За весь предыдущий период цифровизации судебной системы было установлено всего 67. То есть сейчас по республике функционируют 152 сервера мобильной видео-конференц-связи.

Во-вторых. Увеличена пропускная способность каналов связи. В результате суд смог 100% своих основных функций реализовать в е-формате, что, безусловно, сегодня является хорошим примером. Однако даже с учетом увеличения наших возможностей мы зачастую фиксируем сбои, потерю связи, искажение изображения, задержку голосового потока и т. д. Соответственно, растет количество жалоб от участвующих сторон.

Но при действующей пропускной способности связи и нагрузке на сервисы сетовать и обвинять суды нет оснований. Не стоит списывать со счетов и вторую сторону мобильной видеосвязи, в том числе владение навыками общения с гаджетами участниками процесса, качество интернета в месте их нахождения, а также умение общения посредством гаджетов.

Нужно готовиться к судебному заседанию. Обустроить место в зоне быстрого интернета. Исключить приборы, оказывающие помехи и создающие шумы, постороннее хождение в кадре. Продумать освещение. Проверить работоспособность устройств, посредством которых будете принимать участие в процессе, расположение от микрофона.

Отмечу, что правила поведения в суде действуют и когда процесс идет в режиме видеоконференции. Пользоваться своими процессуальными правами в суде нужно добросовестно и не злоупотреблять ими.

Надо помнить, что ведется запись процесса, и если кому-то не слышно, то это не исключает того, что их и слышно, и видно хорошо с другой стороны. Продумайте, что видно сторонам через объектив вашей камеры.

— Это понятно, но вы как-то пытаетесь решить проблемы с пропускной способностью интернет-связи, уведомляли ответственные госорганы, что у вас есть такая проблема?

— Да. Мы обратились в Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности с просьбой об увеличении пропускной способности каналов связи в два раза.

Кроме этого для участников процесса мы готовим памятку по подготовке к дистанционному судебному процессу, в которую включим все рекомендации. Также напомним участникам процесса, что еще в прошлом году мы утвердили правила применения технических средств связи, обеспечивающих участие в судебном заседании, и требования к ним. Они зарегистрированы в органах юстиции. В них как раз предусмотрены требования к гаджетам и связи.

Добавлю, что практически с начала объявления карантина и до сих пор суды призывают сограждан к примирению, добровольному обращению к внесудебным способам разрешения споров. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить тех, кто поддержал челлендж Верховного суда «Не время судиться, а время мириться». На время ЧП мы также отменили приемы граждан, семинары и «круглые столы».

Еще отмечу, что в период карантина суды обеспечены приборами измерения температуры, кварцевыми лампами, антисептиками, масками. Регулярно проводится санитарная обработка помещений, посетителям бесплатно раздаются маски. Мы стараемся сами соблюдать все требования и предписания санитарных служб. Максимально постарались обезопасить работу судов.

— Рано или поздно карантин закончится, и те дела, которые приостановлены либо отложены, должны будут рассматриваться судами. Понятно, что жизнь идет, и появятся новые обращения в суд. Нет ли угрозы того, что суды будут завалены делами и просто не разгребут все?

— Все данные о количестве дел, которые находятся в судах как первой, так и апелляционной инстанции, и сколько из них приостановлены, у нас имеются и постоянно мониторятся. На сегодня процент приостановленных гражданских дел не превышает 13, а уголовных дел — 14 процентов. При этом мы изначально понимали, что массовое приостановление всех дел недопустимо. Это отрицательно скажется на нагрузке после снятия ограничений.

Поэтому судам рекомендовалось сначала разъяснять сторонам возможность дистанционного рассмотрения дел и только после отказа принимать решение о приостановлении либо отложении. При этом во главе угла стоят конституционные права граждан.

В связи с этим особое внимание уделяется уголовным делам, и в первую очередь тем, по которым подсудимые находятся под стражей. Председателям судов поручено взять этот вопрос на контроль и не допустить нарушения конституционных прав граждан. В то же время опасения о большой нагрузке на судей в посткарантинный период небеспочвенны.

Одним из последствий карантина может стать рост брачно-семейных, трудовых и договорных споров.

Генеральный секретарь ООН Антониу ГУТЕРРИШ заявил о вспышке домашнего насилия в условиях карантина, которое приводит к разводам во всем мире. Подтверждением этому служит опыт Китая, где началась эпидемия, а после снятия режима карантина резко увеличилось число заявлений в суды о расторжении брака. Также ожидается рост исков по неисполнению договорных обязательств, по отсрочкам налоговых и банковских платежей, социальных выплат. Все эти обстоятельства и другие возможные сценарии возникновения споров нужно детально изучать с учетом специфики каждого региона.

В обращении к нации Елбасы Нурсултан НАЗАРБАЕВ отметил, что даже государства, которые устраивали друг другу взаимные барьеры, вступали в «санкционные» войны, сейчас протягивают друг другу руку помощи. Елбасы призвал к миру и взаимовыручке. Символично и название «Когда мы едины — мы непобедимы».

Поэтому сейчас, думаю, самое время организовать тесное взаимодействие с местными исполнительными органами для принятия мер по профилактике либо внесудебному разрешению конфликтов.

Добавлю, что с учетом уже достаточно предсказуемой нагрузки на суды в посткарантинный период мы понимаем, как своевременно была проведена работа по снижению на четверть количества дел и материалов, поступающих в суды. 3,3 млн в 2019 году против 4,5 млн в 2018 году.

Был разработан целый ряд законодательных поправок, часть из которых уже вступила в силу. Велась и ведется работа по исключению излишней бюрократии, развитию альтернативных способов разрешения споров и судебной медиации. В Верховном суде создан проектный офис для разработки и реализации различных проектов, предназначенных для совершенствования работы и повышения качества правосудия.

Более подробно об этой и другой работе можно узнать из сборника «Правосудие Казахстана: реалии, тренды, перспективы» (http://sud.gov.kz/sites/default/files/pagefiles/sbornik3.pdf). Он предназначен для широкой аудитории и находится на сайте Верховного суда.

Аскар ДЖАЛДИНОВ, Нур-Султан

В Казахстане суды полностью перешли на дистанционный формат заседаний

НУР-СУЛТАН, 27 апреля. /Корр. ТАСС Дмитрий Караман/. Казахстанские суды в условиях режима чрезвычайного положения, введенного из-за пандемии коронавируса, полностью перешли на дистанционный формат судебных заседаний. Об этом рассказал в понедельник в беседе с корреспондентом ТАСС заместитель руководителя департамента по обеспечению деятельности судов Верховного суда Казахстана Ербол Умралиев.

«Последние две недели абсолютное большинство судебных заседаний проходит без физического присутствия участников в зданиях судов. Предположу, что это уникальный случай, когда все суды страны так быстро и одновременно стали работать удаленно. По крайней мере в информационном поле мы не обнаружили аналогичных данных из других государств. Если посмотреть с 16 марта, когда в стране ввели режим ЧП, то за шесть недель количество онлайн-заседаний составляет в среднем не менее 98%», — отметил он.

По его словам, в 2019 году по видеосвязи проходили не более 110 заседаний в день, а до середины марта этого года — 150. Уже в первую неделю режима ЧП суды ежедневно удаленно рассматривали около тысячи дел. Сейчас в день проходит порядка 4,5 тыс. процессов, все дистанционно. Собеседник агентства пояснил, что в 2015 году в национальном плане «100 конкретных шагов» была поставлена задача внедрить аудио- и видеофиксацию (АВФ) судебных процессов. «На данный момент все 1 452 судебных зала оснащены АВФ. Это позволило связать суды между собой и оснастить их оборудованием для внешних коммуникаций», — сказал он.

Умралиев также рассказал, что в конце 2017 года в Верховном суде был запущен ситуационный центр, который в режиме реального времени аккумулирует около 700 показателей работы судов.

Работа судей и обращения в суд

Говоря о переменах в работе судей, Умралиев отметил, что они по-прежнему проводят заседания из залов судов. «Как положено, в судейской мантии, на фоне государственных символов. Только вот в зале никого нет, кроме судьи и секретаря судебного заседания», — пояснил он.

Умралиев рассказал и о том, как граждане обращаются в суды в условиях самоизоляции и жестких ограничений на передвижение. «Пользователи могут подать документы в электронном виде из любой точки мира через IT-сервис «Судебный кабинет». Главное — иметь гаджет и доступ к интернету. «Судебный кабинет» — это единое электронное окно доступа к судебным услугам», — отметил заместитель руководителя департамента.

Как он уточнил, через данный сервис можно подать свыше 90 видов документов, суды реагируют на обращения в короткие сроки. Так, с момента введения режима ЧП было подано почти 63 тыс. заявлений, из которых более 58 тыс. — в электронном виде. Бумажные документы после приема переводятся в электронный формат после дезинфекции.

Меры безопасности

Он также обратил внимание, что казахстанские суды в связи с пандемией столкнулись с неординарной ситуацией, потребовавшей принятия оперативных мер. «С момента обнаружения вируса в стране и до сегодняшнего дня нет ни одного случая заражения в зданиях наших судов. Во всех судах, включая Верховный суд, 70% персонала и судей работают удаленно, остальные 30% выходят на работу по графику», — указал заместитель руководителя департамента.

«При этом мы регулярно проводим санобработку помещений. Обязательно на входе в здание суда делается замер температуры. При проявлении симптомов заболевания максимально готовы к экстренной изоляции», — добавил он.

Призыв суда

Умралиев также рассказал, что Верховный суд в социальных сетях выступил с призывом по возможности избежать судебных разбирательств и решать возникающие вопросы мирным путем. «В соцсетях мы запустили призыв «Не время судиться, время мириться». Это наш крохотный шаг на пути к истинной миссии правосудия», — указал он.

15 марта президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал указ о введении в республике режима чрезвычайного положения до 15 апреля в связи с распространением коронавируса. Дополнительно было принято решение с 19 марта ввести режим карантина в Нур-Султане и Алма-Ате. Позже глава государства поручил усилить карантинные меры во всех регионах страны. 27 апреля он сообщил о продлении режима ЧП до 11 мая.

К настоящему времени в Казахстане подтверждены 2 835 случаев инфицирования коронавирусом, 720 человек выздоровели, 25 умерли.

Взыскание задолженности с контрагента из Казахстана

В настоящее время российский бизнес активно развивается в Казахстане. Создаются совместные предприятия, заключаются внешнеэкономические контракты между контрагентами двух стран. Россия и Казахстан входят в Таможенный союз, тесные исторические и культурные связи позволяют быстро строить выгодные деловые отношения.

Однако время от времени между контрагентами (организациями) возникают споры по заключенным контрактам, что приводит к судебным разбирательствам. Часто это взыскание суммы долга за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств.

Григоренко Илья Владимирович

Чтобы решение такого арбитража, а равно и решение любого арбитражного суда субъекта Российской Федерации, вступившего в законную силу, заработало в Казахстане, кредитор, российская компания должна обратиться с заявлением в специализированный межрайонный экономический суд города (области) по месту нахождения ответчика с тем, чтобы он вынес определение о выдаче исполнительного листа.

В таком определении специализированный межрайонный экономический суд указывает на признание и приведение в исполнение решения российского суда, при этом в заявлении надо обязательно указать размер взыскиваемой суммы. После вынесения определения, которое вступает в силу немедленно, взыскатель получает в специализированном межрайонном экономическом суде исполнительный лист, и направляется к частному судебному исполнителю, с которым заключает договор на исполнительное производство, и отдает ему исполнительный лист.

Частный судебный исполнитель своим постановлением возбуждает исполнительное производство и начинает комплекс мероприятий по взысканию денег. В Казахстане взысканием долга по такой категории споров обязаны заниматься частные судебные исполнители , которые работают более эффективно, чем их коллеги — государственные судебные исполнители.

Сам механизм обращения в специализированный межрайонный экономический суд и затем к частному судебному исполнителю расписан в профильных казахстанских законах подробно и на практике проблем с его реализацией не возникает.

Однако российским компаниям необходимо обратить пристальное внимание на существенный момент:

Поэтому, если в исполнительном листе и в определении специализированного межрайонного экономического суда указано, что с должника подлежит взысканию сумма в российских рублях или в иной иностранной валюте, а частный судебный исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства укажет, что подлежит взысканию сумма долга в тенге, которую он сам определил, применяя курс тенге к рублю, установленный Национальным Банком Республики Казахстан на день возбуждения исполнительного производства, то действия частного судебного исполнителя по возбуждению исполнительного производства могут быть признаны судом незаконными.

Суд при этом возлагает обязанность на судебного исполнителя устранить допущенное нарушение – отменить постановление о возбуждении исполнительного производства. Одновременно с такой отменой отменяются и все меры обеспечения исполнительного производства. Наиболее болезненные из них для должника – это арест на имущество (особенно на банковские счета) и запрет на выезд за пределы Казахстана первого руководителя организации должника.

Удовлетворяя иски о признании незаконными их действий, суды руководствуются такой логикой – согласно статье 21 Гражданского процессуального кодекса Казахстана вступившие в законную силу судебные акты обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, юридических лиц, должностных лиц, граждан и подлежат исполнению на всей территории Республики Казахстан.

Поскольку в исполнительном листе, выданном судом, с должника взыскивается сумма в российских рублях, то есть в иностранной валюте, частный судебный исполнитель не вправе самостоятельно изменять содержание судебного акта и исполнительного листа, то есть указывать в постановлении сумму к взысканию в тенге. Сделав это, судебный исполнитель изменил судебный акт, что недопустимо.

Тогда казахстанский суд, вынося определение о признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитражного суда напишет:

  • Признать на территории Республики Казахстан решение международного коммерческого арбитражного суда или решение любого арбитражного суда субъекта Российской Федерации о взыскании в пользу кредитора такой-то суммы долга в российских рублях.
  • Взыскать с должника в пользу кредитора задолженность в российских рублях, что эквивалентно такой-то сумме в тенге по курсу Национального Банка Республики Казахстан на день вынесения определения.

В этом случае в исполнительном листе будет также указана сумма долга в российских рублях и ее эквивалент в тенге. Тогда частный судебный исполнитель в своем постановлении о возбуждении исполнительного производства укажет сумму в тенге. Взыщет ее с должника, деньги поступят на специальный счет судебного исполнителя, после чего переведет эту сумму на российский счет кредитора. Банк при таком переводе сам конвертирует сумму в тенге в сумму в рублях.

Источники:

http://pravo.ru/story/220810/

http://legalpro.kz/ob-osnovnykh-osobennostiakh-i-trudnostiakh-onlain-pravosudiia-v-kazakhstane/

http://time.kz/news/2020/04/17/pravosudie-na-udalyonke

http://tass.ru/obschestvo/8345175

http://pravorf.ru/blog/vzyskanie-zadolzhennosti-s-kontragenta-iz-kazahstana

Статья в тему:  Почему на бородину подали в суд
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector