0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие вопросы задают ребенку в суде

Допрос несовершеннолетнего — на что обратить внимание?

Содержание:

Вызвать на допрос несовершеннолетнего до 16 лет можно через родителей или образовательное учреждение. Оповещение о допросе может поступить в виде повестки или по телефону. В повестке будет отображено два имени: ребенка и взрослого.

Если вы считаете, что вашему ребенку может что-то угрожать, обязательно отправьте с ним на допрос квалифицированного защитника — адвоката по делам несовершеннолетних.

Нет времени читать статью?

Как проходит допрос

Чтобы допрос несовершеннолетнего прошел с наибольшей эффективностью, важно уделить внимание месту его проведения и подготовке. Перед следователем встает ряд вопросов:

  1. Где лучше провести допрос — в месте производства следствия или в знакомой ребенку обстановке. В решении такого вопроса отталкиваются от возраста несовершеннолетнего. Для малышей отдают предпочтение знакомой обстановке, а для подростков от 14 до 16 лет — наоборот. В некоторых ситуациях допустим допрос на месте происшествия: это делается по прошествии большого количества времени после события или чтобы установить точные детали.
  2. Выбрать день и время для допроса. В связи с особенностями детской психики, допрос следует провести как можно скорее. На впечатления от происшествия накладываются новые события, которые со временем вытесняют из памяти прошлые, а особенно, неприятные воспоминания. Также это важно, чтобы ребенок не поддался влиянию взрослого, который имеет выгоду от искажения события.
  3. Составить психологический портрет несовершеннолетнего. Для того чтобы установить психологический контакт с подростком, следователь может до допроса пообщаться с родителями, педагогами. Узнать круг общения, интересы.

В отношении подготовки к допросу несовершеннолетнего важно, чтобы следователь спланировал свое время. Для ребенка недопустимо ожидание в коридоре.

Законом установлены ограничения по времени допроса. Подростка с 14 лет нельзя допрашивать более 4 часов в день. Ребенка до семи лет нельзя допрашивать без перерыва более 30 минут, а в общей сложности — более одного часа. Ребенка в возрасте от семи до четырнадцати лет разрешено допрашивать в течение часа, а с перерывом — не более двух часов.

Сведения, которые получены в ходе допроса, фиксируют в протоколе. По окончании все участники допроса имеют право ознакомиться с документом, внести правки. Сама процедура должна фиксироваться на видео, но при отказе ребенка или родителя этого не произойдет.

Статья в тему:  Как узнать решение суда после дтп

Допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля

УПК РФ Статья 191 посвящена правилам, которые нужно соблюдать при допросе несовершеннолетнего. Требования закона:

  1. Присутствие педагога для несовершеннолетних до 14 лет, а с 14 лет — на усмотрение следователя.
  2. Присутствие родителей. Для детей до 14 лет это обязательное требование. При этом, если ребенок стал жертвой домашнего насилия, то присутствие родителей под запретом. Тогда вызывается другой родственник или представитель образовательного учреждения.

Пример. Мать-одиночка Галина Скворцова воспитывает свою девятилетнюю дочь Наталью. Учительница Нина Степановна часто замечала на теле девочки гематомы.

Нину Степановну настораживала замкнутость Натальи, постоянные круги под глазами, что говорило о недостатке сна. Мать девочки была замечена в употреблении алкоголя. Учительница обратилась в полицию, в отдел по делам несовершеннолетних.

Наталью вызвали на допрос в качестве потерпевшей, повестку передали через учительницу, а не родителя, который подозревается в причинении побоев.

Подростки до 16 лет не несут уголовную ответственность за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Перед началом сессии несовершеннолетнему должны разъяснить его права и причину его визита.

Допрос ребенка в суде по уголовному делу

УПК РФ Статья 280 посвящена допросу несовершеннолетнего на этапе судебного следствия. Большую роль играет участие педагога, в статье разъяснена его роль в деле.

Он имеет право задавать вопросы несовершеннолетнему с разрешения судьи. При этом подросток до начала допроса имеет право выбора педагога — знакомого или незнакомого. Это важный момент, потому что при некоторых людях ребенок будет чувствовать себя некомфортно.

Если ребенок стал жертвой насилия, то педагога может заменить психолог, который должен быть того же пола, что и потерпевший.

Участие в процессе родителей допустимо. При допросе несовершеннолетнего родители с разрешения судьи также могут задавать вопросы. При этом недопустимо порицание и давление.

Допрос несовершеннолетнего в целях безопасности по постановлению судьи может проводится в отсутствие подсудимого. То есть подсудимый будет временно удален из зала.

После подсудимого оповещают о показаниях свидетеля, дают возможность задать вопросы. После допроса ребенок и педагог могут уйти с заседания суда с разрешения судьи.

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

Если подросток подозревается в преступлении, то правила допроса регулирует УПК РФ, Статья 425. Несмотря на статус подростка в уголовном деле, работа должна проходить в мягкой форме. Допрос проводится в присутствии защиты — адвоката. Он имеет право задавать вопросы, вносить правки в протокол.

В работе с несовершеннолетними до 16 лет обязательно присутствие педагога или психолога. И после 16 лет при наличии психических заболеваний или задержки психического развития — тоже.

Кроме того, педагог может задавать вопросы. Особенно важно, если обвиняемый стесняется или не желает давать показания следователю.

Статья в тему:  Кодекс пирата как увеличить количество торговых судов

Педагог, который знаком ребенку, может быстро наладить контакт и положительно повлиять на беседу. После он имеет право ознакомиться с протоколом, делать письменные замечания.

Есть ограничения и по времени. Максимальный лимит в день — 4 часа. При этом через два часа должна быть сделана пауза.

Ребенок по расчету

Деление детей между родителями — один из самых болезненных и юридически сложных судебных процессов, даже несмотря на то, что рассматривают подобные дела наши суды очень часто. По закону, если взрослые не могут жить вместе и не в состоянии договориться, с кем из них останется ребенок, лишь суд имеет право решать, кому отдавать малыша. Но, как показывает отечественная судебная практика, в подобных спорах зачастую даже люди в мантии не всегда могут вынести юридически выверенное решение по столь острому вопросу. Поэтому толкование законов Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ может оказаться полезным не только для самих судей, но и для граждан.

Итак, в районный суд обратился гражданин и попросил оставить его маленькую дочь жить с ним, а не с матерью. Как аргумент в свою пользу истец рассказал свою житейскую ситуацию. Пять лет он жил с женщиной, не регистрируя отношения. У них за эти годы родилась дочь, которую прописали в его квартире. Когда родители расстались, девочка несколько месяцев в этой квартире жила. Потом мать забрала ребенка. Но истец настаивает, чтобы ребенок жил там, где прописан.

По мнению гражданина, девочке с отцом будет лучше. Так как у него стабильная работа и немалая зарплата. Мать же формально прописана в деревне, но там не живет, а обитает где-то в городе. Да и трудится она сутки через двое. Получает мало. А когда на дежурстве, за ребенком приглядывают чужие люди.

Опека отца поддержала и сказала, что у папы достойное жилье, а мать по месту регистрации не проживает. Против просьбы отца была лишь мама маленькой девочки. В итоге районный суд встал на сторону отца. Апелляция это решение не поменяла.

Мать вынуждена была дойти до Верховного суда РФ. Там возражения ответчицы перечитали, и Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что есть основания для отмены всех решений по этому делу, так как коллегия увидела в нем «существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами нижестоящих инстанций».

Вот как выглядели эти нарушения по мнению Верховного суда РФ.

Мать действительно прописана в деревне и там не живет. Но она, расставшись с отцом девочки, официально вышла замуж за другого и живет с мужем в его квартире, где есть все условия для нормальной жизни ребенка.

Это подтверждает заключение муниципалитета по месту жительства матери.

Статья в тему:  Что сказала савченко на суде

Райсуд, когда решал спор, где будет жить ребенок, исходил из заключения опеки по месту жительства отца и графика его работы. По мнению суда, у отца есть преимущество в жилищно-бытовых условиях. И апелляцию такое мнение устроило. Но — не Верховный суд.

Верховный суд сначала напомнил коллегам Конвенцию о правах ребенка. Там в статье 3 сказано, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимают их государственные или частные учреждения, суды или законодательные органы, первоочередное внимание уделяется обеспечению прав ребенка.

В нашем Семейном кодексе записано, что если родители не договорились о месте жительства ребенка, суд, решая этот вопрос, должен учитывать привязанность малыша к каждому из родителей, братьям или сестрам, личные качества папы и мамы, режим их работы и род деятельности.

По этому поводу прошло специальное заседание Пленума Верховного суда (N 10 от 27 мая 1998 года). Там было сказано следующее — при раздельном проживании родителей (при этом не важно, состояли они в браке или нет), место жительства ребенка определяется только исходя из его интересов и с обязательным учетом его мнения. Важны нравственные качества окружающих взрослых, условия для жизни и воспитания ребенка.

Верховный суд подчеркнул — юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством считается выяснение вопроса, проживание с кем — с папой или мамой — будет наиболее полно соответствовать интересам маленького человека. По закону (это Гражданский процессуальный кодекс, статьи 67, 71, 195-198) выводы суда о важных для дела фактах должны быть убедительными, со ссылками на правовые акты и не должны быть общими и абстрактными. В нашем деле они оказались именно такими.

Вот что заметил в этом споре Верховный суд. Оба нижестоящих суда сказали, что рабочий график и зарплата отца «наиболее благоприятны для воспитания ребенка». При этом о зарплате отца в деле ни слова. Вопрос, может ли он содержать дочь, не исследовался.

Мать девочки на момент суда жила с мужем в его квартире. И там, судя по акту обследования, которое сделали работники муниципалитета, есть все условия для жизни и воспитания. Почему суд отдал преимущество отцовским условиям по квартире перед материнскими — непонятно.

Верховный суд подчеркнул — сам факт, что мать не живет по месту прописки в деревне, «не свидетельствует о ненадлежащем выполнении ответчиком своих родительских обязанностей».

В Конвенции о правах ребенка (статья 12) говорится, что ребенку, способному сформулировать свои взгляды, должно быть обеспечено право свободно их выражать по всем вопросам, которые его затрагивают.

Ребенку предоставляется возможность высказать мнение в ходе любого судебного или административного разбирательства, если речь идет о вопросах, затрагивающих его интересы.

То же самое говорится и в национальном законодательстве — Семейном кодексе РФ. Мнение ребенка, с кем он хочет жить, спрашивает опека, когда составляет акты обследования жилищных условий. Эти же вопросы вправе задавать учителя или воспитатели детских садов, социальные педагоги, инспекторы по делам несовершеннолетних.

Статья в тему:  Как составить проект решения суда

В нашем случае суд опеке такие вопросы не задал. Как и не заинтересовался суд взаимоотношениями девочки с родителями, ее нравственным и психологическим развитием. В акте опеки по месту жительства отца ребенка сказано, что девочке лучше жить с отцом. Но это утверждение ничем не аргументировано.

Верховый суд процитировал Декларацию прав ребенка. В ней сказано, что малолетнего ребенка нельзя разлучать с матерью, кроме «исключительных обстоятельств». Наш суд, решая, где жить маленькой девочке, ни одного «исключительного обстоятельства» не привел.

Дело Верховный суд велел пересмотреть заново.

Тонкости допроса несовершеннолетнего в суде по искам об определении места жительства ребенка. Семейные споры.

Доброго времени суток, мои дорогие читатели, подписчики и все, мимо проходившие, ленту Дзен листавшие, на мой канал случайно заглянувшие.

В настоящее время иски об определении места жительства детей, иски об установлении порядка общения с детьми родителем, проживающим отдельно нередки. С каждым годом судами таких исков рассматривается все больше и больше, что позволяет и специалистам, и судам нарабатывать единую, обобщенную правоприменительную судебную практику.

И вот, автор канала «Сам себе юрист», продолжая тему семейных споров, сегодня предлагает вам поговорить о нюансах рассмотрения такой категории дел. Таких нюансов очень много, и в одной статье обо всех сразу рассказать не получится даже при самом большом желании.Поэтому настоящая публикация будет посвящена только одному моменту — допросу несовершеннолетнего ребенка в суде в рамках семейного спора между его родителями.

Внимание, важно! Допрос несовершеннолетнего ребенка, производимый судом в рамках семейного спора не следует путать с допросом несовершеннолетнего в рамках ГПК РФ, УПК РФ!

Чтобы не быть голословной, буду опираться на нормативную базу, в частности на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (редакций Постановления было много, я буду ссылаться на ту, что действует в настоящее время).

Пленум разъяснил Судам следующее:

«Решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам ( п.3 ст.65 , ст.57 СК РФ)

Если при разрешении спора, связанного с воспитанием детей, суд придет к выводу о необходим ости опрос а в судебном заседании несовершеннолетнего в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу ( ст.57 СК РФ), то следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде.

Опрос следует производить с учетом возраста и развития ребенка в присутствии педагога, в обстановке, исключающей влияние на него заинтересованных лиц.»

Обратите внимание на следующее:

Статья в тему:  Какое наказание может вынести суд за кражу

1.Учитывается мнение ребенка, достигшего возраста 10 — ти лет.

2.Перед тем, как пригласить ребенка для опроса, Суд должен выяснить мнение органов опеки и попечительства. Если суд вызвал несовершеннолетнего и опросил его без предварительного выяснения мнения органов опеки — это будет основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке.

3.Ребенок опрашивается судом в присутствии педагога/психолога. Если при опросе ребенка не присутствовал педагог/психолог — это так же будет являться нарушением норм процессуального права, что в итоге будет являться основанием для отмены решения суда.

4.Ребенок опрашивается судом в обстановке, исключающей влияние на него заинтересованных лиц. То есть на время опроса Суд удаляет из зала маму и папу несовершеннолетнего. Если ребенок был опрошен в присутствии хотя бы одного из родителей, это будет являться нарушением норм процессуального права, что в итоге будет являться основанием для отмены решения суда.

Кроме того, Пленум разъяснил:

«При опросе ребенка суду необходимо выяснять, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли он свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает, и тому подобные обстоятельства».

Однако, данное разъяснение является «не рабочим», а точнее — чисто формальным, поскольку суд не обладает специальными познаниями, чтобы действительно «выявить воздействие на ребенка одним из родителей», но вот попросить ребенка мотивировать и обосновать свое мнение (желание жить с тем или иным родителем) суд, конечно, может.

Влияние на ребенка одним из родителей может установить только специальная судебная комплексная психолого — педагогическая экспертиза, которая назначается при рассмотрении такой категории дел по инициативе одной из сторон или суда.

Отказ суда назначить экспертизу должен быть оформлен определением. Определение об отказе в назначении экспертизы не обжалуется, но может быть использован в суде апелляционной инстанции, как основание для отмены решения суда первой инстанции. О такой экспертизе я расскажу в одной из следующих своих публикаций.

Проблемы участия несовершеннолетних в гражданском процессе

При расторжении брака между родителями детей и разрешении сопутствующих вопросов в судебном порядке весьма актуальной является проблема участия несовершеннолетних в гражданском процессе – точнее, сложности, которые при этом возникают.

С одной стороны, государство предусматривает охрану и защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего, а также заботу о его здоровье. Конвенция о правах ребенка гарантирует ему право быть заслушанным в ходе любого судебного заседания, которое затрагивает его интересы. Семейный кодекс РФ также содержит положения, наделяющие ребенка правом быть заслушанным в ходе судебного разбирательства.

Статья в тему:  Как отменить суд приказ

С другой – на практике ребенку, как правило, предоставляется право высказать его мнение по вопросам, затрагивающим его интересы. Но действительно ли в заседании ребенок озвучивает именно свое мнение по интересующему суд вопросу?

Например, рассматривается вопрос об определении места жительства ребенка или о лишении отца родительских прав. Если ребенок достиг возраста 10 лет, то в обязательном порядке он приглашается в суд, который спрашивает его мнение по тому или иному вопросу. Хочет ли ребенок давать какие-либо пояснения в заседании, суд в принципе не интересует.

Здесь, конечно, сложно разграничить нежелание ребенка включаться в конфликт и нежелание одного из родителей, чтобы мнение ребенка было услышано, если оно не совпадает с мнением (желанием) этого родителя.

Не первый год занимаясь семейными спорами, я обратила внимание, что чаще всего страдает именно ребенок. Когда взрослые пытаются решить свои разногласия в судебном порядке, обвиняя друг друга «во всех смертных грехах», они забывают, что втягивают в «войну» ребенка. В таких спорах взрослые нередко не стесняются в приемах, а ребенок зачастую становится «разменной монетой»: родители и другие взрослые члены семьи забывают, что должны любить ребенка, заботиться о нем, не вмешивать его в подобные конфликты, чтобы не навредить формирующейся детской психике. По факту же получается, что «на войне все средства хороши».

Допрос в суде становится для несовершеннолетнего дополнительным стрессом. Даже взрослый человек, приходя в суд, ощущает волнение и тревогу. Что же в таком случае чувствует ребенок, оказавшись в незнакомом «пафосном» месте с большим числом незнакомых людей, которые задают ему вопросы и вообще – непонятно чего от него хотят? Ребенок начинает волноваться, теряется, не понимает сути происходящего и мечтает лишь об одном: чтобы все скорее закончилось и его оставили в покое. О каком четко сформулированном мнении именно самого ребенка в такой ситуации может идти речь?

С точки зрения психологов, ребенок уже в 10 лет может выразить свою позицию, дать оценку. Именно поэтому при регламентации допроса несовершеннолетнего законодатель использует данный возрастной критерий. Но, полагаю, не принято во внимание, что достижение ребенком определенного возраста еще не гарантирует его способность действительно сформулировать мнение по конкретному вопросу. Не учтены и второстепенные факторы, имеющие значение: это и психологические особенности развития ребенка, его социальная адаптация, восприимчивость к окружающим и множество других аспектов, влияющих на формирование волеизъявления. Может быть, у ребенка плохое настроение, он переволновался, заболел, а может – у него переходный возраст и он назло всем противопоставляет себя окружающим… Чье мнение в итоге слышит суд и насколько оно объективно? Нередко в итоге это фактически мнение одного из родителей, имеющего большее влияние на ребенка, либо мнение «всем наперекор», если речь идет о подростке. Насколько реализовано в таком случае право ребенка быть услышанным?

Статья в тему:  Что будет на страшном суде ткачев

Когда решается вопрос об определении места жительства ребенка, то, как правило, суд назначает психолого-педагогическую экспертизу, чтобы выяснить, с кем из родителей с психологической точки зрения предпочтительнее остаться ребенку. Идея экспертизы, на мой взгляд, очень хорошая, но и здесь существует ряд недостатков, на которые обращают внимание и сами эксперты.

Во-первых, эксперт чаще всего проводит психологическое исследование ребенка, не прибегая к изучению иных педагогических аспектов, связанных с его обучением и воспитанием. Также им не запрашиваются и не исследуются характеристики с места учебы ребенка и иная медицинская документация, что, безусловно, влияет на итоговые выводы.

Во-вторых, встреча ребенка с экспертом, как правило, всего одна, в ее ходе проводится ряд тестов, помогающих определить уровень развития ребенка, его отношение к окружающему миру, семье, родителям и пр. Одна встреча и ряд тестов, с моей точки зрения, не могут дать объективную оценку психологических особенностей несовершеннолетнего, определить уровень его тревожности, характер взаимоотношений в семье, отношение к каждому из родителей. Не все дети сразу могут раскрыться перед незнакомым человеком, даже профессиональным психологом. В результате это может привести к необъективности полученных данных.

В-третьих, нередко на таких встречах присутствует мать ребенка, что также влияет на объективность выводов, содержащихся в заключении.

В-четвертых, в некоторых случаях экспертное заключение необъективно. Адвокаты сторон спора, как и суд, не смогут сами оценить выводы эксперта по этому критерию, поскольку у суда не появится оснований для сомнений при наличии у эксперта надлежащих документов, лицензии и пр. Поэтому чаще всего установить необъективность заключения сложно. Но проблема существует, о чем говорят сами специалисты в данной области. Анализируя подобные экспертные заключения, они указывают на их низкий уровень, а порой – на неверную интерпретацию результатов обследования ребенка.

Законодательство также предусматривает необходимость присутствия педагогического работника при допросе несовершеннолетнего свидетеля в гражданском процессе. По моему мнению, педагог, участвующий в судебном заседании, как правило, не выполняет каких-либо функций в плане защиты интересов ребенка. Если говорить о том, что он должен оградить ребенка от агрессии со стороны одного из родителей или обоих, то с этим хорошо справляется суд. Если иметь в виду, что педагог должен помочь ребенку не бояться и сформулировать свое мнение, то на практике это не работает, так как ребенок видит данного человека впервые – непосредственно в судебном заседании – и относится к нему с недоверием. С точки зрения психологии ждать от ребенка обратной реакции непрофессионально. Таким образом, роль педагога в гражданском процессе на практике представляется номинальной.

Статья в тему:  Можно ли через суд обязать продать долю в квартире

Таким же номинальным будет и участие адвоката, если обсуждать предложение о предоставлении несовершеннолетним права на бесплатную юридическую помощь адвоката.

Тема внесения изменений в Семейный кодекс РФ, ГПК РФ и Закон об оказании бесплатной юридической помощи в части поправок, предусматривающих предоставление несовершеннолетним адвоката по назначению, периодически обсуждается в СМИ. Однако, на мой взгляд, предоставление адвоката несовершеннолетнему вряд ли достигнет цели, для достижения которой разрабатываются поправки. Что может узнать у ребенка адвокат в судебном заседании, какое мнение выскажет ребенок и действительно ли это его мнение? Те же самые вопросы задает и судья, получает ответы и, исходя из обстоятельств, выносит решение. Адвокат в данном случае будет лишь выполнять функцию наблюдателя и не сможет повлиять на ситуацию, так как не знает ее изнутри. Как в таком случае он будет защищать права и законные интересы ребенка, не представляя его истинного мнения? Адвокат – не профессиональный психолог. К тому же, чтобы ребенок раскрылся, нужно время, которого в судебном процессе нет.

Полагаю, если законодатель действительно беспокоится о здоровье детей, особенно психическом, и желает, чтобы суд, рассматривая подобные споры, услышал именно позицию самого ребенка, необходимо кардинально изменить подход к этому процессу.

В связи с этим представляется более правильным исключить непосредственное участие несовершеннолетнего в судебном заседании, чтобы снизить психологическое воздействие на него. Одновременно необходимо создание экспертных учреждений, которые будут заниматься психологическим обследованием семьи (не только ребенка, а именно семьи: психологической обстановки, отношения каждого из родителей к ребенку, психологического развития ребенка, его отношения к каждому из родителей, насколько развитие ребенка позволяет сделать выводы по поставленным судом вопросам, а также прочих аспектов, которые помогут выявить уровень психологической готовности ребенка оценивать ситуацию и формировать именно собственное, а не навязанное мнение по интересующему суд вопросу). Подобная оценка должна проводиться со всей тщательностью, и приоритетными должны быть интересы ребенка, его психологическое состояние.

Такое обследование должно занимать не меньше месяца – в зависимости от того, как быстро ребенок раскрылся перед экспертом. Эксперт, в свою очередь, должен подходить к этому вопросу не формально, а работать с ребенком, быть заинтересованным в нем, беседовать в игровой форме, а не только проводить тесты, которые покажут уровень развития, социальной адаптивности и прочие психологические характеристики. По итогам обследования эксперт представляет заключение в суд, которое и будет учитываться с точки зрения позиции несовершеннолетнего. Таким образом, уменьшится психологическая нагрузка на неокрепший детский организм.

Проблема создания подобных экспертных учреждений состоит в том, что, во-первых, для этого требуются вложения государства. Во-вторых, необходимо подбирать экспертов, которые будут подходить к этой работе с энтузиазмом, а не просто ставить «галочки» в опроснике, на основании которого будет составлено заключение. Должна быть исключена заинтересованность эксперта при проведении обследования.

Статья в тему:  Сколько стоит днк экспертиза на отцовство через суд

Считаю, что создание названной экспертной службы и проведение обследования помогут выявить психологически неблагополучные семьи, а также семьи, в которых может быть применено физическое или психологическое насилие в отношении несовершеннолетнего.

Безусловно, экспертное заключение не должно рассматриваться как основополагающее при решении конкретного вопроса, его следует учитывать в совокупности с другими доказательствами и по возможности исключать непосредственное участие ребенка в судебном заседании.

«Судебный допрос – навык, о котором вы не знали, как правильно спросить»

О новом интерактивном курсе Санкт-Петербургского Института адвокатуры

Санкт-Петербургский Институт адвокатуры старается регулярно создавать новые прикладные и востребованные учебные программы. Еще год назад трое наших коллег и по совместительству – ведущих нескольких тренинговых программ в Институте – озадачились вопросами: какой из практических навыков работы адвоката всегда востребован и цивилистами, и адвокатами-криминалистами? Что в судебном процессе всегда отличает профессионала от новичка?

Это умение грамотно задавать вопросы. Свидетелю, потерпевшему, эксперту. В условиях современного состязательного процесса – это инструмент, дающий его обладателю неоспоримые преимущества. Но где обзавестись этим инструментом? В юридических вузах этому не учат, и умение качественно провести допрос в суде обычно нарабатывается годами – путем собственных проб и ошибок, наблюдений за коллегами, многочасовой работы над делами. Однако и это не гарантирует овладение данным навыком на высоком профессиональном уровне.

«Скажите, свидетель, испытывала ли Иванова нравственные страдания в связи с длительностью лечения в больнице?» – один из многих примеров ошибки адвоката, не слишком-то понимающего как постановкой вопроса подтвердить те обстоятельства, которые позволят суду сделать юридические выводы на их основе.

Но для того чтобы не допускать ошибок, необходимо знать и «матчасть», к примеру, чем хороши «узкие открытые вопросы», что такое «вопросы на продолжение» или как правильно пояснить суду, что ваш вопрос свидетелю не «наводящий», а «уточняющий». Как составить эффективный план допроса свидетеля защиты и избежать фиаско в допросе свидетеля обвинения? Какую опасность содержат в себе краткие ответы «да-нет» на вопросы с отрицанием?

Это лишь незначительная часть собранного авторами материала по теории судебного допроса, которую слушатели интерактивного учебного курса Санкт-Петербургского Института адвокатуры «Судебный допрос – навык, о котором вы не знали, как правильно спросить» получат дистанционно, изучая онлайн-модули в комфортной обстановке в любое удобное время.

В этом курсе не будет скучной лекции или учебного видео с «говорящей головой». Весь учебный медиа-контент подготовлен с учетом интерактивных методик, отлично зарекомендовавших себя в последние годы при организации профессиональных тренингов для практикующих юристов в Институте адвокатуры.

Но, пожалуй, главная ценность курса – в возможности практической тренировки навыков в рамках учебных игровых кейсов, сформированных на основе реальных гражданских и уголовных дел. Немного приоткроем занавес и сообщим, что участников тренинга на первой встрече ждут упражнения по прямому допросу специально приглашенных актеров! Более того, процесс допроса снимается на камеру и практически сразу становится доступным соответствующим мини-группам для дальнейшей работы над ошибками. А на второй очной встрече с тренерами участники будут практиковаться уже в отработке навыка перекрестного допроса.

Статья в тему:  Как доказать побои в суде

Этот курс по отработке навыка грамотного ведения судебного допроса наши коллеги кропотливо готовили больше года: собирали материал, анализировали скудные теоретические выкладки, выводили закономерности, опрашивали судей и консультировались с психологами.

Но почему избран такой формат, почему курс является очно-дистанционным, а не очередным семинаром или тренингом? Потому что для формирования профессионального навыка необходимы три составляющие: изучить некоторую часть теории – матчасть, затем отработать свои знания до уровня «умение» и только после этого то, что вы делаете, выйдет на уровень автоматических действий – уровень профессионального навыка. Для этого необходимо время. Адвокаты – люди занятые, выделить неделю на прохождение всех этих трех этапов трудно. Но ведь первые два можно выполнить дистанционно, в свободное время. А вот для формирования профессионального навыка нам и необходима очная встреча, где участники не будут отвлекаться на базовые вещи и тратить свое время на теорию, где ведущие смогут ответить на вопросы, скорректировать ошибки, поделиться некоторыми «лайфхаками».

Запись на курс уже открыта на сайте Института адвокатуры, он стартует совсем скоро. Зарегистрироваться можно до 15 марта.

Курс состоит из двух дистанционных модулей, которые включают видеоуроки, дополнительные материалы, учебные задания и тесты. Эти материалы размещены на образовательной интернет-платформе и предназначены для самостоятельного прохождения.

16 марта участникам будет открыт доступ к дистанционным урокам, материалам и тестам (1-й учебный модуль).

Помимо этого, курс включает два очных однодневных занятия в Институте адвокатуры в Санкт-Петербурге. Они необходимы для совместной отработки участниками навыков судебного допроса, анализа основных ошибок и выработки способов их устранения, получения обратной связи и практических рекомендаций преподавателей.

4 апреля (группа А) и 5 апреля (группа Б) по итогам успешного прохождения первого учебного модуля будет проведено первое тренинговое очное занятие.

25 апреля (группа А) и 26 апреля (группа Б) – после успешного прохождения второго учебного модуля будет проведено второе итоговое тренинговое очное занятие.

Мы уверены, что авторам удалось подготовить уникальный практико-ориентированный курс, который принесет реальную пользу адвокатам и юристам. Участники научатся грамотно формулировать вопросы и эффективно противостоять процессуальным нарушениям и злоупотреблениям оппонента или председательствующего; усвоят основные психотипы допрашиваемых и специфику психологических моделей проведения допроса; научатся выявлять элементы манипуляций и давления на допрашиваемого и смогут самостоятельно подбирать и корректировать тактику ведения судебного допроса.

Источники:

http://rtiger.com/ru/journal/dopros-nesovershennoletnego-na-chto-obratit-vnimanie/

http://rg.ru/2018/01/22/verhovnyj-sud-raziasnil-kak-reshat-s-kem-zhit-detiam.html

http://zen.yandex.ru/media/urist13ru/tonkosti-doprosa-nesovershennoletnego-v-sude-po-iskam-ob-opredelenii-mesta-jitelstva-rebenka-semeinye-spory-5f4f84ad4fdf443f2e22b1e5

http://www.advgazeta.ru/mneniya/problemy-uchastiya-nesovershennoletnikh-v-grazhdanskom-protsesse/

http://fparf.ru/polemic/opinions/sudebnyy-dopros-/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector