2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какой суд избирает меру пресечения

Пленум ВС: как избирать меру пресечения

Пленум внес изменения в несколько своих «уголовных» постановлений, в том числе в разъяснения от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». С тех пор как эти разъяснения были приняты, в УПК случилось несколько важных изменений. Например, появилась новая мера пресечения в виде запрета определенных действий. Это нашло свое отражение в изменениях, которые подготовил Пленум.

Пленум ВС уже привычно прошел в формате видеоконференции. Мы опубликуем запись заседания, как только она станет доступна. А пока – к обновленным разъяснениям:

Согласно новым разъяснениям Верховного суда, ни одна из мер пресечения не может быть избрана подозреваемому или обвиняемому «по умолчанию». В ходе судебного заседания по мере пресечения нужно подтвердить, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда. Если он может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю или уничтожить доказательства по делу, то это тоже повод для ареста или другой меры пресечения.

Даже если следователю удастся доказать суду, что подозреваемый может скрыться от следствия или уничтожить улики, то это еще не значит, что его нужно сразу отправить в СИЗО. При разрешении вопроса об избрании меры пресечения и ее продлении суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения, чем арест. При этом такое обсуждение должно происходить всегда – вне зависимости от того, ходатайствовала ли об этом защита или нет. Также не влияет и стадия производства по уголовному делу.

А подозреваемых или обвиняемых по преступлениям небольшой тяжести (до трех лет лишения свободы) следует отправлять в СИЗО только «в исключительных случаях». ВС подчеркивает, что суды могут ограничиться более мягкой мерой, даже если фигурант дела до этого скрылся от органов следствия или суда (и вообще во всех случаях, прописанных в п. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК).

Уголовно-процессуальный кодекс содержит запрет на аресты по ряду «предпринимательских» статей (ч. 1.1 ст. 108 УПК). Но если индивидуальный предприниматель или руководитель коммерческой организации совершил преступление из перечня, а следователь хочет отправить его в СИЗО, то возможность найдется. Для этого нужно доказать, что инкриминируемое преступление не связано с бизнес-процессами. Если это не смогут доказать, то суд не вправе арестовать коммерсанта.

Верховный суд подчеркивает: чтобы отправить предпринимателя в СИЗО, следователю не хватит одного лишь указания на «корыстный мотив» подозреваемого. Не сработает и ссылка на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), потому что это не доказывает, что деяние было совершено вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Статья в тему:  Мировой суд как пишется

В отношении предпринимателей судам всегда следует обсуждать возможность применения меры пресечения в виде залога. При этом суд может вынести данный вопрос на обсуждение сторон и по своей инициативе, подчеркивает Пленум ВС. Если стороне обвинения удастся убедить судью в том, что залог невозможен, то он должен отразить эти причины в постановлении.

Пленум ВС предлагает засчитывать срок применения к подозреваемому или обвиняемому запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает. Такой период засчитывается в срок ареста из расчета два дня применения запрета за один день нахождения в СИЗО.

Зачастую следователи ходатайствуют перед судом о продлении ареста на том основании, что им необходимо производить некие «следственные действия». Пленум призывает суды быть внимательнее к таким ходатайствам.

Если следователь уже объяснил предыдущее продление ареста необходимостью провести какое-то следственное действие, а в этот раз опять указывает его в качестве основания для продления, то суду нужно выяснить причины, по которым это действие не произвели. «Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, то это может быть одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства», – отметил ВС.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может быть единственным и достаточным основанием для продления ареста. Решение суда о продлении срока содержания обвиняемого в СИЗО должно быть основано на фактических данных, которые подтверждают необходимость сохранения этой меры пресечения.

Пленум ВС подчеркивает: домашний арест может быть избран в качестве меры пресечения, но только если невозможно применение более мягкой меры пресечения, в том числе залога и запрета определенных действий. Во всех случаях, когда суд раздумывает над домашним арестом для подозреваемого или обвиняемого, ему сперва нужно обсудить именно возможность назначения более мягкой меры пресечения.

Если суд решит, что самого по себе залога не хватит «для достижения цели применения меры пресечения», то он может дополнительно возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанности по соблюдению одного или нескольких запретов. Например, вместе с залогом суд может запретить пользоваться интернетом (перечень возможных запретов закреплен в ч. 6 ст. 105.1 УПК).

Дополняет Пленум ВС и разъяснения о порядке рассмотрения апелляционных жалоб на постановление суда о мере пресечения. Апелляционный суд должен тщательно изучать и проверять доводы жалобы, а также всегда указывать на мотивы, по которым он принял то или иное решение по жалобе.

Как избирают меру пресечения

После задержания подозреваемого на срок до 48 часов по решению дознавателя или следователя приходит черед избрания меры пресечения. При этом должны учитываться тяжесть предполагаемого преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий (ст. 99 УПК РФ).

Статья в тему:  Как часто суд получает почту

В соответствии с кодексом, есть пять возможных мер пресечения: подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, залог, домашний арест и заключение под стражу. На практике же обычно применяются лишь первая и последняя.

Меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу избираются только по решению суда. Ведь речь идет о свободе человека — основной ценности социального государства. Внешне все идеально. А на самом деле? Иной раз профлидеру не помешает представить себя на месте подозреваемого и ощутить всю неповторимость момента: отправят домой или в “комфортабельные номера” СИЗО?

РОЛЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ В ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЯ

Решение принимает суд. Но ходатайствует о, допустим, заключении под стражу — следователь. И уж если он решит, что, кроме СИЗО, ничто не спасет общество от вас, то можете не сомневаться: суд примет решение, нужное следствию. Большинство судов по мере пресечения — пустая формальность, поэтому если хотите выйти из тюрьмы под подписку или залог, решайте этот вопрос со следователем. Будьте уверены, что “самый гуманный в мире” останется глух к вашим аргументам. Настоящий центр принятия этого решения — следователь, а не судья. Но отпускает домой он, как правило, только тех, кто признавался в преступлении или явился с повинной. А еще лучше — изобличал подельников. Но и это помогает не всегда.

Достаточно следователю лишь предположить, что вы можете скрыться, повлиять на ход расследования или воздействовать на свидетелей, и это почти наверняка суд примет без проверки. А если у вас есть такой магический документ, как загранпаспорт, то ваше намерение скрыться становится “несомненным”.

Как правило, суд по мере пресечения проходит каждые два месяца. И каждый раз следователь обосновывает необходимость оставить вас в тюрьме еще на тот же срок. А потом еще и еще, пока не передаст все дело в суд для рассмотрения по существу.

Частенько в течение очередного “двухмесячника” следователь вами вообще не занимается — у него есть другие дела или он в отпуске. Но по истечении срока вашего содержания под стражей он ходатайствует перед судом, выдумывая новые причины, чтобы оставить меру пресечения без изменения. Любимая фраза в таком случае — “основания для применения данной меры пресечения не изменились и не отпали”. Слыша эти слова, судья не оставляет вам никаких шансов. Ведь не отпали же!

Один из арестантов, обвиняемый по ст. 158 УК РФ (“Кража”), взмолился перед судьей:

— Ваша честь! За четыре месяца, что я нахожусь в СИЗО, следователь появился у меня лишь один раз — забрал мои ботинки на экспертизу, и больше я его не видел!

— То, что к вам не приходил следователь, еще не говорит о том, что он не вел процессуальных действий! — таков был суровый ответ отправляющего правосудие.

В другом случае судья устроил нешуточный нагоняй следователю: “Почему вы медлите с допросами? Почему волокитите с экспертизами? Что конкретно вы сделали за эти два месяца?” Арестант смотрел на судью с удивлением и надеялся уже вечером быть дома. Но чуда не произошло. Показательный концерт в суде закончился очередной “закрывашкой” подозреваемого.

Статья в тему:  Куда пойти после работы в суде

КАК ПОВЛИЯТЬ НА РЕШЕНИЕ СУДЬИ САМОСТОЯТЕЛЬНО

Многие арестанты серьезно готовятся к подобного рода судам — предоставляют документы о том, что имеют работу и постоянное место жительства, семью и престарелых родителей-инвалидов. Тем самым пытаясь обосновать свою позицию: скрываться они не намерены и готовы являться к следователю по первому зову. А также собирают различные положительные характеристики, подтверждая свою законопослушность и добропорядочность.

В одной из камер СИЗО сидел депутат. Явление нечастое. Сокамерник решил воспользоваться случаем и попросил ходатайствовать об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде. “Как ты себе это представляешь?” — вопрошал депутат. “Ты напишешь ходатайство на своем депутатском бланке. Будет круто выглядеть, когда в суде я зачитаю бумагу от депутата!” — “Хорошо. Мне нетрудно. Но учти, документ будет рукописный”. — “Пускай!”

Ходатайство было оформлено. В нем звучало много теплых слов об арестанте, о том, какой он хороший семьянин и что больше никогда не преступит закон. Сокамерник депутата бережно взял “документ”, стараясь не помять. Он возлагал на него нешуточные надежды. Как же? Ведь просит сам депутат! Но… не помогло.

— Судья удивился, увидев эту бумагу, — рассказывал он вечером, вернувшись в камеру. — Потом стал расспрашивать, как она появилась и откуда мы знакомы. Я рассказал. Он с трудом сдержал смех, сказав, что ходатайства от депутатов-сокамерников ему не встречались. Приобщил бумагу к делу и “закрыл” меня еще на два месяца.

А один из профсоюзных лидеров, обвинявшийся в нешуточном коррупционном преступлении, решил в борьбе за свободу пойти другим путем. Понимая тяжесть предъявленного обвинения и тщетность просьб о подписке или залоге, он ходатайствовал об изменении меры пресечения на связанную с лишением свободы — домашний арест с полной изоляцией от общества. В соответствии со ст. 107 УПК РФ. Без прогулок, телефона и интернета. С запрещением входить в квартиру всем, кроме близких родственников. Обосновал это тем, что, будучи ограниченным только своей квартирой, не сможет продолжать преступную деятельность, как того боится следствие. Не сможет повлиять на свидетелей или скрыться — на нем будет браслет. Не будет иметь возможности уничтожить доказательства по делу, так как обыск в квартире уже произведен. И вообще, все отличие от СИЗО лишь в более комфортном физическом существовании — еде, помывке, общении с семьей. Он просил суд обосновать, чем заключение под стражу в данном случае лучше домашнего ареста.

Судья слушала его речь внимательно. В судейской голове явно копошилась какая-то мысль. Возможно, о том, как правильно отказать, в общем-то, в обоснованной просьбе. Судя по решению, мысль так и не пришла.

Ибо решение звучало буднично: “Оставаясь на свободе, обвиняемый может скрыться от органа предварительного следствия, уничтожить доказательства по делу или продолжать заниматься преступной деятельностью”.

Статья в тему:  В чем специфика экспертизы в суде и у следователя

— Ваша честь! — вскричал профлидер. — Я же просил не о свободе, а о домашнем аресте с полной изоляцией!

Но “ее честь” уже собрала документы и спешно удалялась к себе в судейские апартаменты.

ОБВИНИТЕЛЬ “ИДЕТ НА ПОВЫШЕНИЕ”

Во время суда по мере пресечения обвиняемый с адвокатом сидят по одну сторону от судьи, а следователь, ходатайствующий о содержании под стражей, и всегда поддерживающий его прокурор — по другую.

В прошлой публикации мы рассказывали о пожилом руководителе из Питера, которого следователь долго вызывал на допрос в Мурманск в качестве свидетеля, а по приезде задержал как подозреваемого. Руководитель откладывал явку к следователю в том числе потому, что не с кем было оставить десятилетнего внука, врученного ему на попечение дочерью, которая долго и трудно разводилась. Об этом он говорил следователю и просил войти в положение. Так вот, чтобы полнее обосновать необходимость применить к руководителю содержание под стражей, прокурор эмоционально заявил в суде: “Ваша честь, чтобы не являться на допросы, обвиняемый взял на иждивение внука! Он готов пойти на все, чтобы скрыться от следствия!” Этот ли аргумент повлиял на судью или другой, но судьбой руководителя стал СИЗО.

Чтобы продлить срок содержания под стражей, следователи порою идут на хитрости. Директора филиала микрофинансовой организации, поименованного телевизионщиками “черным коллектором”, следствие обвиняло в преступлении по ч. 2 ст. 330 УК РФ (“Само- управство”). Дескать, он слишком рьяно выбивал долги из клиентов. Признавать вину директор отказывался, и кто был прав, неизвестно. Но суть в другом.

Статья 330 УК предполагает максимальный срок наказания — пять лет лишения свободы, это за преступление средней тяжести. Для справки: до трех лет — за преступление небольшой тяжести, до пяти — средней, до десяти — за тяжкое, свыше десяти — за особо тяжкое (ст. 15 УК). По ст. 109 УПК, при расследовании преступлений содержание под стражей свыше шести месяцев применимо только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Шестимесячный срок пребывания коллектора в СИЗО подходил к концу, чему он был рад, так как баланда успела порядком надоесть и хотелось домой. Но не тут-то было. Следствие было в самом разгаре, и в ходе очередного заседания суда по мере пресечения следователь доложил председательствующему, что в преступлении выявились новые обстоятельства. Они позволили вменяемую “черному коллектору” ст. 330 переквалифицировать на ч. 2 ст. 163 УК (“Вымогательство” — до семи лет). А поскольку это преступление относится к тяжким, то срок содержания под стражей нужно продлить. Судья почесал “котелок”, объявил перерыв на две минуты, после чего удовлетворил ходатайство следователя — к изумлению коллектора и ужасу его жены и дочери.

Справедливости ради добавим, что коллектор обжаловал это решение. И произошло чудо — апелляционная инстанция отменила избранную судом меру пресечения, что случается один раз из тысячи, а то и реже. Отрицательные ответы в таких случаях пачками штампуются областными и краевыми судами. Там даже не вникают в суть. А этим решением коллектор был удивлен еще больше, чем продлением срока содержания под стражей, что подтверждает “штучность” данного явления.

Статья в тему:  Можно ли проводить около зданий суда митинги

Согласно той же ст. 109 УПК, продление срока содержания под стражей после шестимесячной “отсидки” предусматривается только в случае особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения. Следователю же не составит труда обосновать, что ваше дело исключительно сложное, необходимо еще допросить множество свидетелей, провести экспертизы, очные ставки и прочие процессуальные действия. Судья внимательно выслушает его, а также ваши возражения и примет решение в интересах следствия.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, и только верховным судом республики, краевым или областным судом либо судом города федерального значения — до 18 месяцев. Дальнейшее продление не допускается. Хотя, опять же, есть и исключения (ч.ч. 3, 4 ст. 109 и ч. 3 ст. 31 УПК).

Следующая публикация будет посвящена допросу обвиняемого: как допрос должен проводиться и какую тактику следует избрать допрашиваемому.

Пленум ВС: арест возможен за любое преступление

Пленум Верховного суда России на очередном дистанционном заседании внес изменения в свои предыдущие постановления по уголовным делам. В частности, указал на необязательность арестов подозреваемых и обвиняемых, но допустил и прямо противоположные варианты. А также дал пояснения по применению нескольких норм УК и УПК .

Арест не обязателен, но возможен

Попытки сформулировать для судов более-менее четкие критерии при избрании меры пресечения предпринимаются ВС постоянно. На этот раз в его разъяснениях опять отмечается, что суды могут избирать меры пресечения фигурантам дел только при наличии достаточных оснований полагать, что они продолжат заниматься преступной деятельностью, либо станут угрожать свидетелям, или же уничтожат доказательства по делу. Но даже в этом случае суды имеют право не избирать строгие меры.

Однако какие основания считаются «достаточными», ВС не поясняет, что фактически сохраняет сложившееся положение вещей. Более того, ВС подтверждает возможность арестов и в отношении подозреваемых в преступлениях небольшой тяжести. Впрочем, если суд все-таки решит ограничиться более мягкой мерой, то этому не может помешать даже любое из обстоятельств статьи 108 УПК (подозреваемый не имеет постоянного места жительства в РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он скрылся от органов предварительного расследования или от суда).

Дисциплинировать следствие

Отдельно пленум коснулся рассмотрения судами ходатайств о продлении ареста, которые следователи нередко обосновывают доводами о невозможности своевременного окончания расследования. ВС указал на необходимость обращать внимание на соблюдение следователем (дознавателем) требований из статьи 109 УПК РФ. В ней, в частности, говорится, что ходатайство о продлении ареста должно быть подано не позднее чем за 7 суток до его истечения.

«В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства. В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений», — указал ВС.

Статья в тему:  Кто освобождается от уплаты госпошлины в суд рк

Домашний арест, залог или запрет определенных действий

Домашний арест, по мнению пленума, может быть избран в том случае, если невозможно применение более мягкой меры пресечения, в том числе залога и запрета определенных действий. Однако ВС считает и эту меру пресечения довольно жесткой, поэтому рекомендует судам применять ее в исключительных случаях.

При этом суды могут выносить на обсуждение участников заседания вопросы об избрании залога, даже если стороны по делу об этом не просили.

«Меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога или запрета определенных действий действуют до вступления в законную силу приговора независимо от того, обжалован ли он в апелляционном порядке», — отмечает ВС. Он также «обращает внимание» апелляционных судов на то, что они должны тщательным образом проверять решения об аресте. В их постановлениях должны содержаться конкретные мотивы, по которым принято то или иное решение.

Мошенничество и бизнес

Также пленум внес изменения в постановления, касающиеся рассмотрения судами конкретных категорий дел. ВС напомнил, что ряд «предпринимательских» дел из УК являются делами исключительно частного обвинения и не могут быть возбуждены без заявлений потерпевших. К ним относятся статьи УК: 159.1–159.3, 159.5, 159. 6 , 160, 165, ч. 1 ст. 176, ст. 177, 180, 185. 1 , ч. 1 ст. 201 УК РФ.

В свою очередь, уголовные дела по статьям 198–199. 1 , 199. 3 и 199. 4 УК РФ могут быть возбуждены только на основании материалов налогового органа или территориального органа страховщика, указывает ВС.

ВС также вернулся к проблеме арестов бизнесменов. Пленум обратил внимание, что УПК запрещает заключать их под стражу за преступления, совершенные в связи с предпринимательской деятельностью. По мнению ВС, судам следует проверять, есть ли в ходатайствах следствия конкретные сведения, свидетельствующие об обратном. «При отсутствии указанных сведений такое ходатайство удовлетворению не подлежит», — говорится в документе.

«Наличие в постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и приложенных к постановлению материалах указания на корыстный мотив подозреваемого или обвиняемого, а равно на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), не может служить основанием для признания деяния совершенным вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности», — также указал ВС.

Кроме того, пленум запретил верить на слово обвиняемым в уклонении от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ) в том, что они возместят ущерб. Это обстоятельство не дает оснований для освобождения их от уголовной ответственности.

При этом назначение наказаний предпринимателям не должно предопределяться тем, что они находятся под стражей, указывает ВС.

Статья в тему:  Что делает секретарь суда

Полный текст разъяснений Пленума ВС можно посмотреть здесь.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Московской области

Прокурор разъясняет

  • 15 февраля 2011, 00:00

В последнее время в уголовной политике Российской Федерации рассматриваются вопросы, связанные с разрешением проблем содержания лиц в условиях изоляции от общества. Ведется работа по изучению зарубежного опыта применения альтернативных видов наказаний. В частности, активно начинает применяться судами уголовное наказание в виде ограничения свободы, которое позволяет достичь целей наказания без изоляции виновного лица от общества.

Аналогичные тенденции наметились и в уголовно-процессуальном законодательстве. Количество лиц, в отношении которых на стадии предварительного и судебного следствия избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, достаточно велико. Одной из мер пресечения, которая позволит сократить число лиц, находящихся под стражей, является залог.

Согласно ст. 106 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) залог состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства — в суд, недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций в целях обеспечения явки подозреваемого либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений.

Залог может быть избран в любой момент производства по уголовному делу судом по месту производства предварительного расследования.

Ходатайствовать о применении залога вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо, а также следователь и дознаватель.

Вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого (обвиняемого) и имущественного положения залогодателя. При этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее 100 тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — менее 500 тысяч рублей. Не может приниматься в качестве залога имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ не может быть обращено взыскание.

Недвижимое имущество, а также допущенные к публичному обращению в Российской Федерации акции и облигации, ценности могут быть приняты в залог при условии предоставления подлинных экземпляров документов, подтверждающих право собственности залогодателя на передаваемое в залог имущество, и отсутствия ограничений (обременений) прав на такое имущество.

Деньги, являющиеся предметом залога, вносятся на депозитный счет соответствующего суда или органа, в производстве которого находится уголовное дело. О принятии залога судом или органом, в производстве которого находится уголовное дело, составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым либо обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, и связанные с ней обязательства и последствия их нарушения.

В постановлении (определении) суда о применении залога в качестве меры пресечения суд устанавливает срок внесения залога. Если подозреваемый (обвиняемый) задержан, то суд при условии признания задержания законным и обоснованным продлевает срок задержания до внесения залога, но не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения. В случае, если в установленный срок залог не внесен, суд по ходатайству, возбужденному в соответствии со ст. 108 УПК РФ, рассматривает вопрос об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) иной меры пресечения.

Статья в тему:  К чему швартуются суда

Если внесение залога применяется вместо ранее избранной меры пресечения, то эта мера пресечения действует до внесения залога.

В случае нарушения подозреваемым (обвиняемым) обязательств, связанных с внесенным залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению. В остальных случаях суд при постановлении приговора либо вынесении постановления о прекращении уголовного дела решает вопрос о возвращении залога залогодателю. При прекращении уголовного дела следователем, дознавателем залог возвращается залогодателю, о чем указывается в постановлении о прекращении уголовного дела.

Прокуратура
Московской области

Прокуратура Московской области

15 февраля 2011, 00:00

Мера пресечения – залог (ст. 106 УПК РФ)

В последнее время в уголовной политике Российской Федерации рассматриваются вопросы, связанные с разрешением проблем содержания лиц в условиях изоляции от общества. Ведется работа по изучению зарубежного опыта применения альтернативных видов наказаний. В частности, активно начинает применяться судами уголовное наказание в виде ограничения свободы, которое позволяет достичь целей наказания без изоляции виновного лица от общества.

Аналогичные тенденции наметились и в уголовно-процессуальном законодательстве. Количество лиц, в отношении которых на стадии предварительного и судебного следствия избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, достаточно велико. Одной из мер пресечения, которая позволит сократить число лиц, находящихся под стражей, является залог.

Согласно ст. 106 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) залог состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства — в суд, недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций в целях обеспечения явки подозреваемого либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений.

Залог может быть избран в любой момент производства по уголовному делу судом по месту производства предварительного расследования.

Ходатайствовать о применении залога вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо, а также следователь и дознаватель.

Вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого (обвиняемого) и имущественного положения залогодателя. При этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее 100 тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — менее 500 тысяч рублей. Не может приниматься в качестве залога имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ не может быть обращено взыскание.

Недвижимое имущество, а также допущенные к публичному обращению в Российской Федерации акции и облигации, ценности могут быть приняты в залог при условии предоставления подлинных экземпляров документов, подтверждающих право собственности залогодателя на передаваемое в залог имущество, и отсутствия ограничений (обременений) прав на такое имущество.

Статья в тему:  Товарный чек как доказательство в суде

Деньги, являющиеся предметом залога, вносятся на депозитный счет соответствующего суда или органа, в производстве которого находится уголовное дело. О принятии залога судом или органом, в производстве которого находится уголовное дело, составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым либо обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, и связанные с ней обязательства и последствия их нарушения.

В постановлении (определении) суда о применении залога в качестве меры пресечения суд устанавливает срок внесения залога. Если подозреваемый (обвиняемый) задержан, то суд при условии признания задержания законным и обоснованным продлевает срок задержания до внесения залога, но не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения. В случае, если в установленный срок залог не внесен, суд по ходатайству, возбужденному в соответствии со ст. 108 УПК РФ, рассматривает вопрос об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) иной меры пресечения.

Если внесение залога применяется вместо ранее избранной меры пресечения, то эта мера пресечения действует до внесения залога.

В случае нарушения подозреваемым (обвиняемым) обязательств, связанных с внесенным залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению. В остальных случаях суд при постановлении приговора либо вынесении постановления о прекращении уголовного дела решает вопрос о возвращении залога залогодателю. При прекращении уголовного дела следователем, дознавателем залог возвращается залогодателю, о чем указывается в постановлении о прекращении уголовного дела.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

ВС разъяснил, когда суды вправе заменить арест на более мягкую меру пресечения

«Судам следует иметь в виду, что наличие таких данных еще не свидетельствует о необходимости применения к лицу самой строгой меры пресечения в виде заключения под стражу. Решая вопрос об избрании меры пресечения и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления любой категории иной, более мягкой, чем заключение под стражу, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу», — следует из тексте постановления.

Кроме того, суды обязаны рассмотреть возможность применения к подозреваемому или обвиняемому более мягкой меры пресечения даже в том случае, если он скрылся от органов предварительного расследования или от суда, нарушил ранее избранную меру пресечения или не имеет постоянного места жительства на территории РФ, но при условии совершения им преступления небольшой тяжести.

Мера пресечения для предпринимателей

ВС напоминает судам о специфике избрания меры пресечения в отношении индивидуальных предпринимателей, а также членов органа управления коммерческой организации, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных частями 1–4 статьи 159, статьями 1591–1593, 1595, 1596, 160, 165 и 201 УК РФ.

Статья в тему:  Фильм где бог мёртвых проводит суд над грешницей

Так, при поступлении ходатайства о заключении под стражу указанных лиц, судам следует проверять, приведены ли в материалах конкретные сведения, подтверждающие выводы о том, что преступление совершено не в связи с осуществлением обвиняемым (подозреваемым) предпринимательской деятельности или управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также не в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией. При отсутствии указанных сведений такое ходатайство удовлетворению не подлежит, отмечает ВС.

Исчисление срока ареста

Высшая инстанция подчеркивает важность правильного установления даты окончания срока содержания под стражей. Для этого судам необходимо учитывать положения части 10 статьи 109 УПК РФ.

«В срок содержания под стражей засчитывается время: на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого; запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором оно проживает; домашнего ареста; принудительного нахождения в медицинских организациях, оказывающих медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда; в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 УПК РФ», — разъясняет пленум.

Проверка доводов следствия

При рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

«В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства», — говорится в тексте документа.

ВС также указывает, что сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока ареста должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

Применение залога

Пленум обращает внимание судов, что при рассмотрении ходатайств об избрании мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, а также о продлении данных мер следует обсуждать возможность применения к подозреваемому или обвиняемому залога при наличии к тому оснований. При этом суд вправе вынести данный вопрос на обсуждение сторон и по своей инициативе.

«Если суд придет к выводу, что назначение залога само по себе недостаточно для достижения цели применения меры пресечения, он вправе в соответствии с частью 81 статьи 106 УПК РФ дополнительно возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанности по соблюдению одного или нескольких запретов, предусмотренных частью 6 статьи 1051 УПК РФ, с приведением в своем решении мотивов, по которым он пришел к выводу о необходимости применения таких запретов», — поясняет ВС.

Источники:

http://pravo.ru/story/222812/

http://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Kak_izbirayut_meru_presecheniya.html

Пленум ВС: арест возможен за любое преступление

http://epp.genproc.gov.ru/ru/web/proc_50/activity/legal-education/explain?item=4999922

http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/28998/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector