0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конституционный суд как источник права

Содержание

Решения Конституционного суда Российской Федерации как источник права Текст научной статьи по специальности « Право»

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Бастен И.С.

Текст научной работы на тему «Решения Конституционного суда Российской Федерации как источник права»

РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ИСТОЧНИК ПРАВА

Вопрос о месте решений Конституционного Суда в системе права Российской Федерации неоднозначно решается специалистами. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В. А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева). Эти разногласия вызваны прежде всего сложившейся правовой доктриной. Закон и другие правовые акты не являются единственной формой выражения норм права, хотя для всех государств континентальной правовой системы они имеют определяющее значение. Судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права. Однако в практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права — общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой ‘.

По мнению В. А. Савицкого правовые нормы могут возникать из самых разных источников. Важно, чтобы они по своей сущности были именно правовыми нормами. Поэтому правовая традиция, по нашему мнению, не всегда может служить мерилом определения подлинных источников права. Правовая система каждой конкретной страны является динамично развивающейся системой, постоянно изменяющейся и приобретающей новые черты и сущностные свойства 2. В современный период социально-экономических и политических преобразований, отказа от идеологических и юридических догм и стереотипов все большую поддержку приобретает позиция, рассматривающая значение судебного прецедента как источника права, хотя доктрина прецедентно -го права все еще не создана. Введение института конституционного правосудия — весьма важный фактор в изменении правовой системы, что позволяет поставить вопрос о роли решений органов конституционного правосудия как источника права.

Особое положение решений Конституционного суда РФ в системе судебной практики связано, прежде всего, с тем, что в соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном суде Российской Федерации» лишь он один обладает полномочием толковать Конституцию РФ. Кроме того, в полномочия Конституционного суда РФ входит разрешение дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Правительства РФ и палат Федерального Собрания РФ, а также регионального законодательства и иных видов нормативно-правовых актов. Столь обширные полномочия, в сочетании с правом разрешать споры о компетенции между любыми органами государственной власти и рассматривать жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан, делает Конституционный суд уникальным институтом, важность решений которого тем более высока, что они не могут быть пересмотрены ни одним другим органом государственной власти и обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности

Конституции приобретает новое качество — конституционного законодательствования. Осуществляя толкование Основного закона, Конституционный суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

Статья в тему:  Как пройти собеседование на секретаря суда

Вопрос о нормативности официального судебного толкования поднимался в юридической литературе задолго до появления Конституционного суда РФ, применительно к постановлениям Пленума Верховного суда РФ, содержащим руководящие разъяснения по применению законов. Эти разъяснения признавались общеобязательными для всех правоприменителей, что породило споры по поводу их нормативности. Содержащиеся в таких разъяснениях подходы к толкованию норм законодательства часто учитывались судами общей юрисдикции при разрешении других дел, в которых применяются те же нормы законодательства. Суды и иные правоприменители вынуждены были в определенной мере «сверяться» с решениями Верховного Суда РФ в силу его особого статуса: ведь он является одновременно и высшей кассационной, и высшей надзорной инстанцией и полномочен пересматривать решения судов общей юрисдикции.

Какова же юридическая сила решений, принимаемых Конституционным судом? В силу принципа разделения властей Конституционный суд, как и другие органы правосудия, является правоприменительным органом, он не может творить право. Это прерогатива законодательной власти. Вместе с тем существуют такие решения Конституционного суда о толковании Конституции Российской Федерации, в которых с очевидностью усматриваются новые правовые нормы. Так, в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 28 ноября 1995 г. № 15-п по делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции Российской Федерации устанавливается, что изменения наименований субъектов РФ включаются в текст ст. 65 Конституции Российской Федерации указом президента Российской Федерации на основании решения субъекта Российской Федерации, принятого в установленном им порядке 3. Этим постановлением Конституционный суд устанавливает новые нормы права.

Наиболее часто рассматриваемые Конституционным судом дела — это дела о проверке конституционности нормативных правовых актов. В порядке Конституции и Федерального Конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные Судом неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры не подлежат введению в действие и применению. Таким образом, при объявлении неконституционным какого-либо акта в целом он попросту выпадает из ряда нормативных регуляторов, хотя и не был отменен органом, его издавшим. В случае же признания неконституционности какой-либо части акта мы получаем, по сути, новый акт, так как старый акт теряет свою целостность. Содержание данных актов различно. В этом случае, по нашему мнению, появляется новый нормативно-правовой акт, полученный в результате трансформации первого в ходе проверки его конституционности. Иначе говоря, Суд «творит право». Так, впервые на законодательном уровне фактически признается не просто существование, но и юридическое значение прецедента в российской правовой системе. По мнению М.С Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам 4.

Мы считаем, что следует согласиться с мнением В.А. Кряжкова о том, что Конституционный суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы 5. Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

Однако данной форме правотворчества присущ большой недостаток — решения Конституционного суда о проверке конституционности нормативных правовых актов имеют конкретный характер, то есть отменяют или устанавливают пределы действия конкретного нормативного правового акта. Согласно ч. 2 ст. 87 Закона о Конституционном суде «признание нормативного акта или договора либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных правовых актов, содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. На практике данное правило, к сожалению, не рассматривается как влекущее прекращение действия всех правовых актов, так или иначе содержащих нормы, аналогичные признанным неконституционными.

Возникает вопрос: для кого же будет обязательным решение Конституционного суда, принятое по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан? Прежде всего, решение Конституционного суда обязательно для самих участников спора. Однако оно будет обязательно и для других субъектов правоотношений, которым придется столкнуться с этим решением. Иными словами, субъекты, не участвовавшие в рассмотрении дела, обязаны будут ссылаться на решение Конституционного суда в процессе своей правоприменительной деятельности. Так, после признания той или иной нормы уголовно-процессуального законодательства не соответствующей Конституции Российской Федерации, органы дознания, предварительного следствия, а также судебные органы не вправе применять ее в своей работе. При этом они каждый раз вынуждены ссылаться на решение Конституционного суда, которым данная норма признана неконсти-туционной6. (См. например, постановление от 3.05.1995г по делу о проверке конституционности ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина Аветяна В. А.7)

Статья в тему:  Кто объявляет состав суда

Хотелось бы обратить внимание на следующий момент. Теоретически возможен вариант, что Суд изменит свою правовую позицию по тому или иному вопросу (например, это может быть вызвано изменением состава Конституционного суда). Тогда он примет новое решение, однако это не означает отмены ранее принятого решения. Оно сохраняет свою силу, хотя и не может рассматриваться более в качестве прецедента. В данном случае следует согласиться с тем, что такая ситуация недопустима, поскольку позволяет противоречиво толковать одну и ту же конституционную норму. В то же время, согласно ст. 73 закона «О Конституционном суде» в заседаниях палат Конституционного суда не может быть принято решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях. Это возможно лишь в пленарных заседаниях. Этим гарантируется стабильность позиции Конституционного суда.

Таким образом, постановления Конституционного Суда, по нашему мнению, являются источником конституционного права по следующим основаниям:

— могут содержать и отменять правовые нормы;

— имеют во многих случаях силу закона;

— выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;

— обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

— подлежат официальному опубликованию;

— обладают большим моральным авторитетом.

Решения Конституционного суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права. Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого Суда, но и соответствующие государственные институты.

1 См.: Юридический энциклопедический словарь. М., 1997. С. 187.

2 См.: Савицкий В.А. Решения Конституционного суда Российской Федерации как источники конституционного права Российской Федерации//Ведомости Конституционного суда РФ. 1997. № 3.

3 См.: Конституционное право Российской Федерации: Сб. судебных решений. СПб., 1997. С. 127;

5 См.: Кряжков В. А., Лазарев Л .В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 1998. С. 242.

6 См.: Гаджиев Х. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации как источник права // Право и жизнь. 2000. № 26.

7 См.: Конституционное право Российской Федерации .

УЧАСТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В ФОРМИРОВАНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ) ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Важнейшим шагом в развитии и укреплении российской демократической государственности являются выборы в законодательные органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Безусловно, в общероссийском масштабе они взывают гораздо меньший общественный резонанс, чем выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания. Однако в плане укрепления стабильности в обществе, повышения эффективности работы властных структур, усиления роли субъектов Федерации в проходящих политических и социально-экономических преобразованиях значение региональных выборов трудно переоценить.

Постановления Конституционного суда как источник права

  • Виды определений и решений Конституционного суда
  • Содержание постановления КС РФ
  • Юридическая сила постановлений пленума КС РФ
  • Отличие итоговых решений КС от судебного прецедента
  • Что общего у актов КС и норм права. Является ли постановление КС источником права
  • Место и роль постановления КС РФ в системе источников права
  • Особое мнение судьи Конституционного суда

Виды определений и решений Конституционного суда

Обратите внимание! Постановления Конституционного суда — решения, принимаемые КС по итогам рассмотрения дел о соответствии Конституции норм права, а также содержащие толкования норм права (абз. 2 ст. 71 закона «О Конституционном суде РФ» от 21.07.1994 № 1-ФКЗ, далее — закон о КС).

Статья в тему:  Как пишется характеристика для суда

Конституционный суд РФ (далее — КС) является уникальным органом судебной власти. Его основная задача заключается в решении вопросов о соответствии Конституции РФ спорных норм права, а также в толковании сложных для правоприменителей норм, допускающих двойные или неверные трактовки. Кроме того, им рассматриваются споры о компетенции между различными органами государственной власти (ст. 125 Конституции РФ).

К исключительной компетенции КС также относится решение вопроса о соблюдении порядка выдвижения обвинения в совершении тяжкого преступления против Президента РФ. Итоговое решение по такому вопросу называется заключением (абз. 2 ст. 71 закона о КС).

Еще один вид решений Конституционного суда Российской Федерации — определения. Это решения по всем иным делам, не относящимся к вышеперечисленным категориям (абз. 3 ст. 71 закона о КС). Подробнее об этом читайте в наших материалах:

Из всех принимаемых решений — заключений, постановлений и определений Конституционного суда Российской Федерации — наиболее значимую роль в системе источников права играют постановления. Поэтому далее, говоря о решениях КС, мы будем иметь в виду именно их.

Содержание постановления КС РФ

Постановления КС по своему содержанию должны соответствовать ряду требований:

  1. Предметность. Постановление КС не должно выходить за рамки предмета обращения. Если речь идет о признании неконституционной какой-либо нормы права, то суд не вправе принимать решения по иным нормам, кроме этой (абз. 3 ст. 74 закона о КС). Однако оценивать ее необходимо во взаимосвязи с другими нормами, учитывая ее место в системе источников права. Кроме того, КС должен проанализировать весь спектр смысловых значений оспариваемой нормы — от изначального замысла законодателя до смысла, придаваемого ей правоприменительной и судебной практикой (абз. 2 ст. 74 закона о КС).
  2. Оценочный характер. Изучив конкретные обстоятельства дела, на которых заявитель основывает свою позицию, вынесенные решения судов, уже рассмотревших данное дело, КС излагает свою правовую позицию относительно возможности применения оспариваемой нормы к этим и другим подобным правоотношениям именно с точки зрения ее соответствия Конституции РФ и правомерности ее существования в правовой системе.
  3. Мотивированность. Позиция КС должна быть не просто изложена, а очень четко обоснована. Именно в мотивировочной части итоговых решений КС, как правило, содержатся наиболее ценные умозаключения, которые в дальнейшем служат основой для правоприменителей и судебной практики (абз. 4 ст. 74 закона о КС).

Юридическая сила постановлений пленума КС РФ

Юридическая сила постановлений КС характеризуется следующими особенностями их действия (ст. 79 закона о КС):

  1. Окончательность. Для постановлений КС нет высшей инстанции. Они не могут быть отменены, пересмотрены или обжалованы. В этом заключается уникальность данных актов. Любые иные решения судов, а также нормативные акты могут быть пересмотрены в установленном законом порядке, итоговые же решения КС — нет. Их юридическая сила не может быть преодолена даже изданием вновь акта, содержащего оспариваемую норму (абз. 2 ст. 79 закона о КС).
  2. Немедленность. Акты КС вступают в силу немедленно после их провозглашения, для этого не требуется совершение никаких дополнительных действий (абз. 1 ст. 79 закона о КС).
  3. Непосредственность и общеобязательность. Постановления КС распространяются непосредственно на всех субъектов права и не требуют их признания с чьей бы то ни было стороны. Они обязательны для всех органов государственной власти, включая судебные, исполнительные, законодательные. Так, суд любой инстанции не вправе применять оспоренную и признанную неконституционной норму права при рассмотрении дел.

Важно! Органы законодательной власти в течение 6 месяцев со дня принятия постановления КС должны предпринять необходимые действия для исключения «бракованной» нормы из нормативного акта или ее изменения должным образом (абз. 4, 5 ст. 79 закона о КС).

Рекомендуем к прочтению статью в системе КонсультантПлюс «Обратная сила решений Конституционного Суда и исполненность судебных актов». Если у вас еще нет доступа к системе КонсультантПлюс, вы можете оформить его бесплатно на 2 дня.

Статья в тему:  Сколько зарабатывают суд мед эксперты

Отличие итоговых решений КС от судебного прецедента

Относясь к судебным органам, КС принимает именно судебное решение, в связи с чем в юридической доктрине ряд авторов делают вывод о том, что оно по своей правовой природе является судебным прецедентом.

Однако на сегодняшний день доминирующей является иная точка зрения, которая представляется более обоснованной: решение КС не равно судебному прецеденту, хотя и обладает прецедентными свойствами. В российской системе права судебный прецедент официально не является источником права. Судебные акты, вынесенные судами, не предопределяют решения других судов по схожим ситуациям. Руководствуясь собственным мнением, каждый судья вправе вынести абсолютно противоположное решение по аналогичному вопросу.

В судебной практике нередко можно встретить противоречивые выводы различных судов по одним и тем же вопросам. Это не исключает и обратных явлений: достаточно часто суды, напротив, вырабатывают единообразную практику, что особенно ярко проявляется при вынесении постановлений Пленумом Верховного суда РФ.

Важное отличие постановления КС от судебного прецедента также заключается в его более общем характере, в то время как прецедент разрешает конкретный спор.

О судебном прецеденте рекомендуем к прочтению статью КонсультантПлюс. Если у вас еще нет доступа к системе КонсультантПлюс, вы можете оформить его бесплатно на 2 дня.

Что общего у актов КС и норм права. Является ли постановление КС источником права

В отличие от иных значимых судебных решений, например от актов пленума ВС РФ, постановление Конституционного суда РФ является обязательным для применения всеми субъектами права без исключения, что роднит его с правовыми нормами. Суды обязаны руководствоваться выводами КС при принятии решений. Законодательные органы обязаны приводить нормы права в соответствие с позицией КС.

Несмотря на то, что постановления КС не содержат норм права как таковых, правоведы единогласно признают их источником права, так как роль постановлений Конституционного суда РФ в формировании законодательства очень велика. Они оказывают значительное влияние на законодательство, удаляя из него несовершенные нормы, противоречащие Конституции. Схожесть с нормами права также заключается в непосредственном действии содержащихся в постановлениях КС выводов.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что, обладая чертами как прецедента, так и нормы права, решения КС относятся к важнейшему источнику права.

Место и роль постановления КС РФ в системе источников права

Сложным является вопрос о том, какое именно место занимают постановления и решения Конституционного суда в иерархии источников права. На этот счет сложилось две позиции:

  1. Постановления КС обладают более высокой юридической силой, чем федеральные конституционные и федеральные законы, а также подзаконные нормативные акты. Они стоят в одном ряду с Конституцией, так как содержат итоги проверки соответствия всех остальных норм законодательства Основному закону, а также толкование конституционных норм. Постановления КС не подлежат обжалованию, отмене, пересмотру, что также возвышает их над остальными источниками права.
  2. Постановления и определения Конституционного суда РФ являются правоприменительными актами органов власти, так как деятельность КС не относится к нормотворчеству. Следовательно, и место их в системе источников права — рядом с решениями органов власти, то есть ниже по юридической силе ФКЗ, ФЗ, Указов Президента.

Особое мнение судьи Конституционного суда

Чрезвычайно интересным явлением представляется институт особого мнения судьи КС. В процессе рассмотрения дела каждый судья по своему внутреннему убеждению вправе не согласиться с мнением большинства судей. Ст. 76 закона о КС дает судье право выразить в письменной форме мнение, не совпадающее с итоговым совместным решением всех судей, участвующих в разрешении дела. Причем мнение судьи может не совпадать как по существу решения, так и только в части мотивировки.

Особое мнение судьи обязательно оформляется в письменном виде, однако не приравнивается к постановлениям КС, следовательно, не относится к источникам права. Однако позиции отдельных судей по тем или иным вопросам заслуживают отдельного внимания, так как представляют собой образцы чрезвычайно глубокого правового анализа, в которых учитываются малейшие нюансы воздействия правовых норм на общественные отношения.

Таким образом, в нашей статье мы постарались ответить на вопрос, является ли постановление Конституционного суда источником права. Ответить на данный вопрос, безусловно, стоит положительно. Обладая схожими чертами с судебным прецедентом и нормами права, акты КС РФ образуют самостоятельный источник права и оказывают значительное влияние на развитие российского законодательства.

Статья в тему:  Какие сделки с недвижимостью подлежат государственной регистрации суда

По данной тематике вам также будут интересны наши статьи:

Акты Конституционного Суда РФ: сила, ловкость, интеллект

«Акты Конституционного Суда РФ: сила, ловкость, интеллект»

Акты Конституционного Суда РФ последнее время всё больше и больше ставят серьезные акценты в правоприменительной практике. Проверке подвергаются: законы субъектов, подзаконные акты федеральных органов власти, федеральные законы, кодексы и даже федеральные конституционные законы!

Высокий суд пересиливает презумпцию конституционности законов — признаёт их отдельные положения неконституционными, как следствие, многие нормы, на основании ч. 6 ст. 125 Конституции РФ, утрачивают юридическую силу.

Конституционный Суд — законодатель или правоприменитель?!

Уже без сомнений признаётся нормативная сила постановлений Коснтитуционного Суда, выражающаяся:

1) в негативном нормотворчестве

2) в позитивном нормотворчестве

Итак, 1 посылка: «Нормативен — значит источник права!» В этой связи, возникает вопрос каким из источников права является постановление КС. На этот счет в доктрине есть 4 мнения:

1. Нормативным правовым актом

2. Судебным прецедентом

3. Правовым обычаем

4. Особым самостоятельным источником права.

Каждая из позиций имеет серьёзное обоснование на урове кандидантских и докторских диссертаций по специальностям 02 (конституционное право) и по 01 (теория права).

Выбирая категорию источника права, к которой мы относим акты КС, зависит и решение вопроса об их юридической силе. Как правило, их место по критерию юридической силы соотносится лишь в системе нормативных правовых актов. Гадают, что выше Постановление КС или Конституция? или Закон о поправке? или ФКЗ? или ФЗ? или решение ЕСПЧ? .

Какой позиции придерживаетесь Вы?

Далее, рассмотрим 2 посылку. Известную мыслительную цепь юриста в разивите поставленных выше вопросов:

а) России есть принцип разделения властей (ст. 10 Конституции) > нормы права создает законодательная власть > значит КС нарушает этот принцип, когда придумывает правила поведения > судебная власть вторгается в сферу законодательной!

б) Абсурд! По такой логике и исполнительная власть вторгается в законодательную, но почему-то все юристы без проблем относят Постановления Правительства и приказы ведомств к НПА — источникам права — наряду с законами.
в) Оправдание. Подзаконные акты издаются только в силу закона: они являются вторичным делегированным правотворчеством. Ведь сам законодатель наделяет исполнительную власть такой функцией.

г) Double-абсурд, потому что подзаконные акты нередко регулируют сверх положенного, а значит как и суд выходят за пределы своей власти и нарушают принцип разделения властей.

д) Наоборот. Такая позиция есть обоснование судебного правотворчества. Ведь функция «негативного» и «позитивного» правотворчества установлена в Конституции (ст. 125) и в ФКЗ (ст. 6, ст. 79, ст. 106).

Обоснование. Принцип разделения властей не заключается в изолировании властей друг от друга; он обеспечивает их согласованность и взаимное сдерживание. Конституционно-судебный нормоконтроль — чем не сдерживание? Значит эта глубокая теория всё же не запрещает КС творить право.

В заключение, 3 посылка. Прецедент не источник российского права. Не источник? Тогда все судебные решения, где имеют место сылки не только на нормативные решения Конституционного Суда, но и на квазинормативные постановления Пленума Верховного Суда, являются неправосудными?! незаконными!? Вопрос.

Призываю к обсуждению, коллеги. А свой развернутый ответ на поставленные вопросы, ненашедшие пояснения здесь, несколько позже.

  • 3416
  • рейтинг 0

Составление и толкование договоров, подчиненных английскому праву (вечерняя форма обучения).

Закон №44-ФЗ и №223-ФЗ о закупках

Юриспруденция: гражданское и предпринимательское право

Комментарии (3)

Владислав, Вы очень точно подметили правовые коллизии, являющиеся следствием антиконституционной деятельности представителей всех ветвей власти.
Я не могу однозначно утверждать, является ли эта деятельность следствием дремучего правосознания представителей власти, или злонамеренного умысла, полагаю, что имеет место быть и то и другое. Однако могу с уверенностью утверждать, что эта деятельность носит именно
антиконституционный характер. Для многих уже стало очевидным, что российская власть живёт не по Конституции, и даже не по антиконституционным законам, а по понятиям, по понятиям уголовного мира. Представители власти настолько уверовали в свою неподсудность, что пускаются во все тяжкие, дабы сохранить себя во власти.
Пойду по пунктам вашей статьи.
«Конституционный Суд — законодатель или правоприменитель?!»
Ответ: Конституционный Суд — и законодатель и правоприменитель и высший экспертный орган в области права.
Конституционный Суд является высшим законодательным органом в части полномочий, закреплённых в ч.5 и 6 ст. 125 Конституции, но этим и ограничиваются его законодательные функции. Причём полномочие, предусмотренное ч.6 ст.125 распространяется исключительно на правовые акты, принятые до принятия Конституции. Именно поэтому в часть 2 ст. 125 внесены Верховный Суд и Высший арбитражный Суд, как субъекты обращения в Конституционный суд с запросом о проверке на соответствие Толкованию Конституции правовых актов принятых и действовавших до принятия Конституции (ч. 2 Заключительных и переходных положений Конституции). Указанные правовые акты, подлежат предварительной проверки на соответствие Толкованию Конституции в порядке абстрактного нормоконтроля в Верховном Суде и Высшем арбитражном Суде, с последующим их направлением в Конституционны Суд для принятия окончательного решения.
Причём надо понимать, что Толкование Конституции — это не процесс, а правовой акт, который Конституционный Суд был обязан принять сразу после принятия Конституции, поскольку проверка правовых актов, упомянутых в ч.2 и 4 ст.125 и ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции, должна осуществляться не на соответствие Конституции, как это записано в действующем законе о Конституционном Суде, а на соответствие Толкованию Конституции, как это следует из предназначения этого правового акта. Более того, Толкование Конституции необходимо и законотворческому органу, дабы минимизировать огрехи в разрабатываемом правовом акте.
Необходимость принятия всеобъемлющего Толкования Конституции возникает потому, что Конституция содержит немало противоречий, если каждое её положение рассматривать в отрыве от других, взаимосвязанных с ним положений Конституции. Очевидно, что недопустимо проверять нормы права на соответствие правовому акту, содержащему противоречивые
положения. И именно Толкование Конституции призвано эти противоречия устранить.

Статья в тему:  Какова подсудность мирового окружного судов

Поскольку ч.1 ст.15 Конституции запрещает принимать законы и иные правовые акты противоречащие Конституции ( Толкованию Конституции), то все они должны проходить проверку в Конституционном Суде на соответствие Толкованию Конституции в полном объёме до их принятия, это касается и закона о Конституционном Суде.
Как Вам известно, действующим законом о Конституционном Суде установлен иной порядок проверки правовых актов на соответствие Конституции, именно Конституции, а не её толкованию.
Игнорирование судьями Конституционного Суда требований Конституции в части полномочий по принятию Толкования Конституции и проверки правовых актов на соответствие Толкованию Конституции, позволило законодательной и исполнительной ветвям власти принимать и вводить в действие антиконституционные законы и иные правовые акты.
Далее, о какой правотворческой деятельности судов общей юрисдикции может идти речь, если суды не наделены Конституцией таким полномочием. Укоренившаяся в сознании людей в судейских мантиях убеждённость в том, что норме закона можно давать официальное толкование, является одним из проявлений дремучего правосознания. И этой болезнью поражены судьи всех уровней судебной системы России.
Если ВС и ВАС напрямую, в своих постановлениях, принимают толкования нормам законов, то судьи иных судов дают толкования нормам законов в своих решениях, в формулировках примерно такого содержания; — доводы истца не могут быть приняты в качестве доказательств, поскольку основаны на ином толковании норм законов. Тем самым суд говорит, что истец не правильно понимает нормы законов, а вот он — суд понимает их правильно.
Причём суд, в своём решении, даже не удосуживается привести нормы законов , которые он имеет ввиду, тем самым уже нарушая процессуальный кодекс.
А чем, по сути, является официальное толкование норм законов и иных правовых актов, принимаемое судами? Да ничем иным, как присвоением полномочия законодателя, или должностного лица, принявшего правовой акт. А это является тягчайшим уголовно наказуемым деянием согласно ч.4 ст.3 Конституции. И нет ничего странного, что данная статья, прямо указанная в Конституции, отсутствует в УК РФ.
Что-же на самом деле имел ввиду разработчик Конституции, наделяя ВС и ВАС полномочием по даче разъяснений по вопросам судебной практик (ст.126 Конституции)? Исходя из изложенного выше, только одно — давать разъяснение о том, какой закон и какая норма закона должна быть применена в том, или ином конкретном деле и не более того.
К тому же, ч.2 ст.15 ст.18 Конституции устанавливают требования, которым должны соответствовать принимаемые законы и иные правовые акты. Главными из них являются требования, касающиеся определённости и доступности в понимании смысла норм законов и иных правовых актов, что означает:
1) запрещается вносить неопределённости в нормы законов и иных правовых актов;
2) нормы законов и иных правовых актов должны быть изложены таким образом, чтобы их смысл одинаково понимали все дееспособные люди.
При таких условиях отпадает всякая необходимость в толковании норм правовых актов.

Статья в тему:  За что навальный подал в суд на путина

У нас осталась последняя ветвь власти — исполнительная.
Что же говорит о ней Конституция в части правотворчества?
Ст. 90
1. Президент Российской Федерации издает указы и распоряжения.
Ст. 115
1. На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.

Таким образом на федеральном уровне в качестве источников права, исходящих от исполнительной власти, являются указы и распоряжения Президента Российской Федерации и постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации. А это означает, что правотворческая вакханалия структурных подразделений правительства противоречит Конституции. Структурные подразделения Правительства РФ не наделены полномочием от своего имени принимать и издавать правовые акты затрагивающие права и обязанности неопределённого круга лиц.
То же касается и судов общей юрисдикции и судебного департамента.
Этот же запрет относится и к Конституционному Суду, за исключением полномочия по принятию Толкования Конституции. По всем остальным полномочиям Конституционный суд принимает документы ненормативного характера в виде заключений в части полномочий предусмотренных ч.2, 4, 7 ст.125, ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции и решений в ч.3 ст.125 Конституции, адресованные конкретным органам власти — субъектам обращения в Конституционный Суд.

Таким образом, при соблюдении требований Конституции, на федеральном уровне источником права являются: Конституция, Толкование Конституции (ч.5 ст.125), федеральные конституционные законы, федеральные законы, нормы и правила международных договоров в части не противоречащие Конституции (ч.1 ст.15, ч.2 и 6 ст.125, ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции), указы и распоряжения Президента РФ (ст.90), постановления и распоряжения Правительства РФ (ст.115).
При этом нужно помнить, что Конституция, в условиях когда она требует для себя толкования, становится источником права только в том случае, когда будет выявлено неверное толкование её положения, чего исключать нельзя.
Я затронул в комментарии только те моменты, связанные с Конституцией, которые вы затронули в своей статье.
А по большому счёту требуется восстановление конституционного строя России через приведение антиконституционного законодательства в соответствие с Толкованием Конституции, которое ещё нужно принять и конечно не нынешним составом Конституционного Суда.
Конечно было бы логичным разработать и принять новую Конституцию на всенародном референдуме, но не при нынешней преступной власти.

Судебная практика как источник российского права

Правотворчество органов судебной власти традиционно является предметом научных споров в рамках романо-германской правовой традиции. При этом обычно обсуждаются такие вопросы, как понятие судебной практики, обязательность выработанных ею правоположений, возможность осуществления правотворческой деятельности судами разного уровня, признание судебной практики, пусть и с рядом оговорок, источником права.В странах романо-германской правовой системы относительно судебной практики придерживаются иных установок, чем в странах общего права. В основном они сводятся к следующему:

— формально все суды наделены равными полномочиями и не связаны решениями друг друга;

— решения одного суда не является обязательными для другого суда, в том числе в рамках одной подсистемы судебных органов;

— решения вышестоящих судов, не являются обязательными для нижестоящих судов при рассмотрении аналогичных дел;

— использование судом и сторонами по делу ссылок на позиции вышестоящих судебных инстанций не является обязательным и осуществляется в силу их убедительности;

— судьи не формулируют право, а лишь корректируют его, давая то или иное толкование закона.

В России, в общем и целом относящейся к романо-германской правовой семье, доминирующая правовая доктрина отрицает судебное правотворчество. Компетенция суда сводится исключительно к применению права.

Статья в тему:  32. сколько судей входят в состав конституционного суда рф

Советская теория права всегда исходила из постулата, что судебная практика не является источником права. С.Л. Зивс подчеркивал, что обратное противоречило бы «принципу подзаконности судебной деятельности. Правотворческая деятельность суда с неизбежностью умаляет значение закона» . По мнению И.Б. Новицкого, «в советском государстве не может быть места для судебного прецедента.

Советский суд является проводником и стражем законности, он должен строго следить за тем, чтобы общие нормы закона (и подзаконных актов) неукоснительно соблюдались всеми гражданами, должностными лицами, учреждениями и прежде всего самим судом» . Считалось, что в законодательного процесса при формировании правовых норм есть возможность учесть гораздо больше факторов, чем это способен сделать суд при рассмотрении конкретного дела, а высшие судебные органы осуществляют исключительно надзор за деятельностью нижестоящих судов, обеспечивая единство применения законов.

В современных условиях данный подход сохраняет свои доминирующие позиции, подкрепляясь новым доводом: судебная практика не может являться источником права, ибо это противоречит принципу разделения властей. Однако, представляется, что правотворческая функция судов вполне совместима с конституционным принципом разделения властей. Судебная власть формирует правоприменительную практику (соответствующие правила) в процессе разрешения конкретных спорных ситуаций, рассматриваемых в рамках общих норм закона, и не претендует на узурпацию прерогатив законодательной власти по установлению абстрактных общеобязательных норм. Напротив, признание за отдельными органами судебной власти правотворческой функции способно обеспечить большую «эластичность» и эффективность законодательных предписаний.

Однако статус источника права не может признаваться за решение суда любой инстанции (содержащимися в нем правоположениями). Правотворческой функцией должны обладать только высшие суды Российской Федерации.

В последние годы российская судебная практика демонстрирует функционирование актов высших судебных органов в качестве источников права. Суды нижестоящих инстанций в своих решениях постоянно ссылаются на судебные акты, разъяснения и постановления пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Е.Б. Абросимова отмечает, что «…постановления Пленума Верховного Суда РФ обладают признаками источника права:

1) являются способом внешнего выражения права;

2) выступают способом закрепления нормы;

3) принимаются уполномоченным на то органом Российского государства;

4) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному числу лиц;

5) рассчитаны на многократное применение;

6) подлежат обязательному опубликованию, иными словами обладают признаками нормативного акта, подзаконного характера».

В связи с этим целесообразно законодательно признать правотворческие функции за высшими судебными органами, в частности за Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным судом РФ. Такое правотворчество уже фактически существует. Косвенно нормотворческая функция судов закреплена в АПК, где указано, что судебное решение может быть отменено судом надзорной инстанции в случае нарушения единообразия толкования и применения норм права . Кроме того, в соответствии ФЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

Разъяснения и постановления высших судов является вторичным или производным источником права; они основываются на законе, конкретизируют и дополняют его с учетом реальных гражданско-правовых отношений. Придание постановлениям и разъяснениям Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ статуса источника права не будет противоречить принципу разделения властей, умалять роль Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных законов в системе источников права Российской Федерации. Высшие суды не могут иметь право непосредственно изменять закон, но функция толкования, предполагающая в случае необходимости возможность корректировки и конкретизации правовых норм, должна быть за ними признана.

Судебная практика неизбежно сопряжена с расширительным или ограничительным толкованием высшими судами Российской Федерации неясных законодательных положений, преодоление пробелов в законодательстве. В рамках требования единообразия судебной практики в качестве источника права должны рассматриваться только разъяснения и постановления пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, представляющие собой, в том числе, консолидированное мнение высших судов, в отношении однотипных решений, принятых судами низших инстанций по конкретным делам.

© 2012 А.В. Корнев

Любое копирование материалов с сайта запрещено.

Конституционный Суд РФ напомнил о правовой определенности

Принцип формальной определенности закона является одной из основополагающих конституционных ценностей, смысл которой заключается в том, что участник правоотношений при применении того или иного нормативного акта должен не только однозначно понимать норму права, но и предвидеть последствия своего поведения.

Статья в тему:  Суд аудиторів як інститут єс

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал законодателю на необходимость соблюдать принцип правовой определенности, однако в силу объективных причин избавить весь законодательный массив от нарушения этого принципа – задача практически недостижимая.

Нарушен ли режим?
С правовой неопределенностью закона столкнулся и наш доверитель. При проведении проверки соблюдения иностранными гражданами режима пребывания на территории РФ (микрорайон Кучино городского округа Балашиха) ему вменили состав правонарушения, предусмотренный ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ.

Нарушение указанного режима заключалось в том, что он находился без разрешительных документов на территории с регламентированным посещением, то есть в местности, на которой иностранное лицо может находиться только при наличии у него специального документально подтвержденного разрешения. Следует обратить внимание на то, что действующее законодательство не содержит положений, которые уточняли бы, где иностранный гражданин может получить такое разрешение, в каком порядке и что является основанием для его получения.

Нашему доверителю, в соответствии с санкцией ч. 3 ст. 18 КоАП РФ, был назначен административный штраф в размере 5000 руб. с административным выдворением за пределы территории РФ.

Перечень территорий с регламентированным посещением для иностранных граждан утвержден Постановлением Правительства РФ от 4 июля 1992 г. № 470. В п. 13 названы районы Московской области. Стоит отметить, что данный пункт Перечня с момента издания нормативного акта не изменялся, несмотря на то, что либо некоторых населенных пунктов уже не существует, либо они сменили свое название.

«Район …, ограниченный линией» – именно так обозначаются территории, на которых запрещено находиться иностранным гражданам без специального разрешения. Для наглядности приводим выдержку из постановления: «часть района Мытищинского, ограниченная с юга Московской кольцевой автодорогой и линией совхоз Нагорное – Бородино – Волково – Перловка». В идеале, прочитав данную норму, мы должны четко понять, где иностранному гражданину нельзя находиться без специального разрешения, а где можно. Однако, согласитесь, сделать это весьма затруднительно.

Необходим лицензионный договор
Во исполнение указанного постановления Комитету по геодезии и картографии Министерства экологии и природных ресурсов РФ (правопреемник – Росреестр) было поручено издать в необходимом количестве административные карты территории РФ и Московской области с отображением территорий с регламентированным посещением для иностранных граждан.

Задавшись целью узнать судьбу таких карт и изучить их содержание, мы в интересах доверителя направили запрос в Росреестр, который в своем ответе указал, что для ознакомления с административными картами необходимо заключить лицензионный договор, поскольку таковые являются объектами авторских прав, а также уплатить вознаграждение. Таким образом, единственной возможностью понять, где и как проходят территории с регламентированным посещением, является заключение лицензионного договора.

Ради эксперимента мы попробовали, используя карту Московской области и следуя территориальным обозначениям, содержащимся в Перечне территорий с регламентированным посещением, самостоятельно изобразить такие территории, однако получилось это только применительно к Одинцовскому району, поскольку в других районах многие указатели, названные в Перечне, либо вовсе отсутствуют на современной карте, как, например, Перловка Мытищинского района, либо являются устаревшими, как, например, совхоз Нагорное.

Соединяя населенные пункты между собой, мы использовали прямые линии, а потому есть вероятность того, что некоторые территории, не попавшие внутрь трапеции, в частности д. Крюково, п. ВНИИССОК Одинцовского района, являются территориями с регламентированным посещением. Более точно ответить на этот вопрос можно, только обратившись к административным картам, хранящимся в Росреестре.

Усмотрев в таком положении дел несоблюдение принципа правовой определенности закона, мы обратились с жалобой в Конституционный Суд РФ.

Перечень не содержит точного обозначения территорий
В своей жалобе мы просили признать п. 1 ст. 11 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ, п. 13 Перечня территорий РФ с регламентированным посещением для иностранных граждан не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они, не позволяя с необходимой точностью определить границы территорий с регламентированным посещением для иностранных граждан и затрудняя тем самым исполнение такими гражданами правил передвижения в Российской Федерации, допускают привлечение их к административной ответственности за нарушение режима пребывания на соответствующей территории.

Статья в тему:  Какой подход к рассмотрению дел в суде

По заключению судьи К.В. Арановского, проводившего предварительное изучение нашей жалобы, несмотря на то, что физические лица не поименованы в перечне лиц, обладающих правом на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности нормативных актов Правительства РФ, жалоба нашего доверителя является допустимой, поскольку имеется прямая нормативная связь постановления Правительства РФ с оспариваемым в том числе Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ и указанные акты подлежат применению в неразрывном единстве.

Конституционный Суд РФ в своем определении обратил внимание на то, что любые ограничения прав и свобод человека и гражданина, о которых говорится в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в том числе касающиеся правового режима пребывания на территории РФ иностранных граждан, должны быть конституционно обоснованы и ясно установлены, чтобы обеспечить не только правовую определенность в регламентации обязательных условий пребывания таких лиц в России, но и предсказуемость ответственности за нарушение такого режима.

По поводу оспариваемого постановления Правительства РФ, устанавливающего Перечень территорий с регламентированным посещением, Конституционный Суд РФ указал, что данный Перечень действительно не содержит точного обозначения территорий, а потому не позволяет участникам правоотношений реально представить, пребывание в какой конкретно местности требует получения специального разрешения.

Но в силу того, что нашему доверителю вменялось нахождение в микрорайоне Кучино городского округа Балашиха, наименование которого включено в Перечень («часть района Балашихинского, ограниченная с запада линией Никольское – Трубецкое – Балашиха – Кучино – Томилино (за исключением Горьковского шоссе)»), то это, по мнению Конституционного Суда РФ, давало возможность иностранному лицу отнести такую территорию к территории с регламентированным посещением независимо от проведенных по ним границ и от их изображения на карте, а потому предполагаемое заявителем нарушение конституционных прав нельзя связать непосредственно с недоступностью картографической информации или с неясностью обозначения территории на карте и на местности.

Значимость выводов Конституционного Суда РФ
Считаем, что определение КС РФ, вынесенное по делу нашего доверителя, является очень важным в силу следующего.

Во-первых, Конституционный Суд РФ признал то обстоятельство, что Перечень территорий с регламентированным посещением, утвержденный постановлением Правительства РФ, не обладает достаточной правовой определенностью и может повлечь за собой при определенных условиях наступление непредсказуемой для иностранного гражданина административной ответственности, что является недопустимым с точки зрения принципа формальной определенности закона.

Во-вторых, Конституционный Суд РФ, комментируя довод заявителя о недоступности картографической информации, признал такой факт, однако при этом указал на вступивший 1 января 2017 г. в законную силу Федеральный закон от 30 декабря 2015 г. № 431-ФЗ «О геодезии, картографии и пространственных данных и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который предусматривает не только установление требований в отношении картографических работ и их результатов, но и меры по информационному обеспечению в области геодезии и картографии. По мнению судей КС РФ, новый закон дает иностранным гражданам надежду на внесение большей точности в описание территорий с регламентированным посещением и на доступность карт.

В-третьих, Конституционный Суд РФ дал понять, что в случае если иностранному гражданину будет вменяться административное правонарушение в виде нахождения на территории с регламентированным посещением, но при этом такая территория не будет конкретно поименована в Перечне (например, лицу будет вменяться правонарушение, связанное с пересечением линий), то такое лицо будет иметь большие шансы в КС РФ.

Закончить свою статью хотелось бы словами великого цивилиста Иосифа Алексеевича Покровского, который писал: «Одно из первых и самых существенных требований, которые предъявляются к праву развивающейся человеческой личностью, является требование определенности правовых норм. Всякая неясность в этом отношении противоречит самому понятию правопорядка и ставит человека в весьма затруднительное положение: неизвестно, что исполнять и к чему приспособляться. Логически это право на определенность правовых норм есть одно из самых неотъемлемых прав человеческой личности…»

Источники:

http://cyberleninka.ru/article/n/resheniya-konstitutsionnogo-suda-rossiyskoy-federatsii-kak-istochnik-prava

http://rusjurist.ru/sudebnye_dela/vysshie_sudy_rf/postanovleniya_konstitucionnogo_suda_kak_istochnik_prava-rj/

http://zakon.ru/blog/2020/2/17/akty_konstitucionnogo_suda_rf_sila_lovkost_intellekt

http://www.kapartner.ru/sudebnaya_praktika_kak_istochnik_rossiiskogo_prava/

http://www.advgazeta.ru/mneniya/konstitutsionnyy-sud-rf-napomnil-o-pravovoy-opredelennosti/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector