0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конституционный суд рф как правоприменительный орган

Содержание

КС указал, что правоприменительная практика сама по себе не является предметом его рассмотрения

Конституционный Суд вынес Определение № 1095-О от 23 апреля, в котором указал заявителю на неподведомственность ему вопроса о признании практики Верховного Суда неконституционной.

Как ранее писала «АГ», бывший судья Владимир Дорофеев жаловался в Конституционный Суд на то, что ст. 295 и 298 УПК не соответствуют Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, запрещают судье в установленные законом периоды отдыха выезжать за пределы места своего проживания (пребывания), а ч. 1 ст. 401.2 и ч. 1 ст. 412.1 Кодекса противоречат Конституции в той мере, в какой позволяют отказывать судьям, чьи полномочия были досрочно прекращены, в доступе к правосудию, что выражается в непризнании их права обжаловать решения об отмене принятых ими судебных актов. Тогда КС Определением от 6 декабря 2018 г. № 3105-О отказал в принятии жалобы к рассмотрению.

Во вновь поданной в Конституционный Суд жалобе Владимир Дорофеев попросил признать правоприменительную практику ВС по истолкованию и применению ст. 298 УПК, по бездействию в части неисполнения определений Конституционного Суда от 25 октября 2018 г. № 2741-О и от 6 декабря 2018 г. № 3105-О не соответствующей Конституции и ст. 6 Закона о Конституционном Суде. Также бывший судья попросил обязать Верховный Суд возбудить надзорное производство по его жалобе, признать незаконными и отменить решения Дисциплинарной и Апелляционной коллегий ВС, принять решение в соответствии с КАС РФ, на основании чего отменить решение квалификационной коллегии судей Ростовской области, оставленное в силе решением Высшей квалификационной коллегии судей при Верховном Суде, о привлечении его к дисциплинарной ответственности с досрочным прекращением полномочий судьи и лишением шестого квалификационного чина, мотивированные тем, что Владимир Дорофеев после объявления перерыва для отдыха при вынесении им приговора выезжал за пределы месторасположения суда и при этом высказывал свое мнение по данному делу третьим лицам, чем нарушил тайну совещательной комнаты.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению. Он напомнил, что своим Определением № 3105-О/2018 отказал в принятии к рассмотрению жалоб Владимира Дорофеева на нарушение его конституционных прав ст. 295 и 298, ч. 1 ст. 401.2 и ч. 1 ст. 412.1 УПК, поскольку они не отвечали требованиям Закона о Конституционном Суде, в соответствии с которыми жалоба признается допустимой. При этом КС пришел к выводу, что оспариваемые законоположения конституционных прав бывшего судьи не нарушают, а проверка правильности их применения в его конкретном деле требует исследования фактических обстоятельств и не относится к компетенции Конституционного Суда.

Статья в тему:  Сколько судей участвует в гражданском суде

КС заметил, что действует в пределах своей компетенции и по смыслу п. 3 ч. 1 ст. 3 и ст. 96, 97 Закона о Конституционном Суде по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле. При этом Конституционный Суд принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов (ч. 2 ст. 74 Закона).

«Вместе с тем правоприменительная практика сама по себе не является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, а служит лишь одним из подтверждений наличия или отсутствия правовой неопределенности оспариваемых норм, обусловливающих данную практику», – подчеркнуто в определении. Таким образом, подчеркнул КС, рассмотрение вопроса о соответствии Конституции правоприменительной практики ВС РФ как таковой в части истолкования и применения им ст. 298 УПК в его подведомственность не входит.

Суд отметил, что Владимир Дорофеев оспаривает законность и обоснованность решений Верховного Суда, а также квалификационных коллегий судей, настаивая на их пересмотре. Однако, указал КС, исходя их положений ч. 1 ст. 120, ст. 125 Конституции и ст. 3 Закона о Конституционном Суде, он не является вышестоящей инстанцией по отношению к другим судам судебной системы РФ, в том числе к Верховному Суду, и не уполномочен оценивать их решения с точки зрения фактической обоснованности, тем более предопределяя их отмену и конкретное содержание.

В комментарии «АГ» профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин назвал определение КС «удручающе логичным». «Действительно, между Конституционным и Верховным судами РФ установлен баланс, который позволяет этим органам считать себя равновеликими, не поднадзорными друг другу. В 2016 г. КС РФ даже оказал Верховному Суду любезность за счет граждан, позволив председателю ВС не вносить в Президиум представления о новых обстоятельствах, если признанные ЕСПЧ нарушения принципов справедливого правосудия не помешали вынесению законного приговора (Определение КС РФ от 14 января 2016 г. № 14-О и др.). КС может освободить партнера по правосудию от исполнения обязанностей, но не вправе обязать Верховный Суд возбудить надзорное производство и пересмотреть какие-либо решения», – указал Сергей Пашин.

Он отметил, что Конституционный Суд не вдается в вопросы факта и использует данные о неконституционной правоприменительной практике не для ее непосредственного пресечения, а лишь как одно «из подтверждений наличия или отсутствия правовой неопределенности оспариваемых норм». «В этой цитате из Определения № 1095-О заключен глубокий смысл, позволяющий сохранить равновесие и приязнь между конституционным и прочим судопроизводством. В России “законы святы, да судьи – супостаты”, поэтому важны не столько слова, написанные на бумаге, сколько то понимание, которое придают им исполнители, ссылаясь на узаконения. КС РФ же предпочитает ограничиваться сопоставлением текстов. Видимость вместо сути, камень вместо хлеба. Поэтому у Владимира Дорофеева, к несчастью, не было ни малейшего шанса добиться удовлетворения своего обращения», – указал федеральный судья в отставке.

Он добавил, что закон РСФСР 1991 г. о КС позволял рассматривать жалобы, если права заявителя нарушались неконституционными «обыкновениями правоприменительной практики», в том числе основанной на постановлениях Пленума ВС. «К этой разумной норме стоило бы вернуться в процессе реформирования конституционного судопроизводства», – посчитал Сергей Пашин.

Старший юрист INTELLECT Анатолий Зазулин указал, что в данном случае у заявителя не было иного способа защиты своих прав, кроме как просить признать правоприменительную практику Верховного Суда неконституционной. «Бывший судья уже обращался в Конституционный Суд с просьбами о признании неконституционными самих ст. 295, 298 и иных норм УПК РФ. Заявления не были приняты к рассмотрению в том числе потому, что они предполагают гарантии правовой защиты не для суда, а сторон уголовного процесса, следовательно, права судьи ими не нарушаются, – отметил эксперт. – Более того, позиция квалификационной коллегии, лишившей заявителя статуса судьи, основывалась на апелляционном определении, которым был отменен вынесенный им приговор. При этом сам судья не мог опровергнуть доводы о нарушении им тайны совещательной комнаты в апелляции, так как не являлся стороной уголовного дела. На этом же основании суды отказались пересматривать акт апелляции. Таким образом, возник сбой судебной машины: суды вынуждены были ориентироваться на преюдициальное апелляционное определение, обжаловать которое сам судья не мог».

Статья в тему:  Как называется бумага попавшая в суд

Анатолий Зазулин заметил, что ГПК и АПК предусмотрена возможность обжалования акта апелляции любыми лицами, чьи права были затронуты судебным актом, в том числе судьей. По его мнению, отсутствие аналогичной нормы в УПК должно было стать основанием для рассмотрения жалобы Конституционным Судом и стимулировать законотворческую инициативу.

Конституционный Суд РФ как особый орган конституционного контроля Текст научной статьи по специальности « Право»

  • Право

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шабанов Хабил Магомедрасулович, Омарова Лиана Асхабалиевна

Конституционный Суд Российской Федерации на сегодняшний день является специализированным органом конституционного судебного контроля. В статье рассматриваются основные полномочия Конституционного Суда РФ и проблемы, с которыми сталкивается Суд при их непосредственной реализации. Осуществлен анализ правоприменительной практики Суда, посредством которого авторы приходят к выводу, что в Российской Федерации на сегодняшний день остро стоит проблема неисполнения решений Конституционного Суда.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Шабанов Хабил Магомедрасулович, Омарова Лиана Асхабалиевна

Constitutional Court of the Russian Federation as a special body of constitutional review

The Constitutional Court of the Russian Federation today is a specialized body of constitutional judicial review. The article discusses the main powers of the Constitutional Court and the problems faced by the Court in their direct implementation. The analysis of the law enforcement practice of the court, through which the authors come to the conclusion that in the Russian Federation today there is an acute problem of nonexecution of the decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation .

Текст научной работы на тему «Конституционный Суд РФ как особый орган конституционного контроля»

УДК 342.565 ББК 67

КОНСТИТУЦИОННЫМ СУД РФ КАК ОСОБЫЙ ОРГАН КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ

Хабил Магомедрасулович ШАБАНОВ, доцент кафедры конституционного и международного права Дагестанского государственного университета, кандидат юридических наук

Лиана Асхабалиевна ОМАРОВА, магистрант Юридического института Дагестанского государственного университета E-mail: ayushamagomedova@mail.ru

Научная специальность по публикуемому материалу: 12.00.02 — конституционное право;

конституционный судебный процесс; муниципальное право

Аннотация. Конституционный Суд Российской Федерации на сегодняшний день является специализированным органом конституционного судебного контроля.

В статье рассматриваются основные полномочия Конституционного Суда РФ и проблемы, с которыми сталкивается Суд при их непосредственной реализации. Осуществлен анализ правоприменительной практики Суда, посредством которого авторы приходят к выводу, что в Российской Федерации на сегодняшний день остро стоит проблема неисполнения решений Конституционного Суда.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, конституционный контроль, конституционное правосудие, нормотворчество, судебная власть.

Annotation. The Constitutional Court of the Russian Federation today is a specialized body of constitutional judicial review.

Статья в тему:  Сколько судей в конституционном суде рд

The article discusses the main powers of the Constitutional Court and the problems faced by the Court in their direct implementation. The analysis of the law enforcement practice of the court, through which the authors come to the conclusion that in the Russian Federation today there is an acute problem of non-execution of the decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation.

Keywords: Constitutional Court of the Russian Federation, constitutional control, constitutional justice, rule-making, judicial power.

Конституционный Суд РФ (далее — КС РФ, Суд), являющийся специализированным органом, осуществляющим судебный конституционный контроль, был создан в целях обеспечения неукоснительного соблюдения Конституции РФ. Правовая регламентация деятельности КС РФ закреплена в ст. 125 Конституции нашего государства и в соответствующем Федеральном конституционном законе [1].

Конституционное правосудие является самостоятельной формой осуществления судебной власти [2]. Решения Конституционного Суда являются непосредственно действующими и не требуют подтверждения какими-либо органами государственной власти. После принятия КС РФ

решения о не конституционности нормативно-правового акта его повторное принятие не может преодолеть юридическую силу постановления Конституционного Суда.

Принципиально важным отличием Конституционного Суда РФ от других судов является то, что он не только применяет конституционные нормы, но и интерпретирует их в процессе своей правотворческой деятельности.

В отличие от моделей конституционного контроля зарубежных стран, Конституционный Суд Российской Федерации не занимается правотворчеством в прямом смысле этого слова: в деятельности Конституционного Суда традиционные положения о законотворчестве получают специфическое воплощение, которое обуслов-

ЗАКОН И ПРАВО • 08-2019

лено особым статусом Суда как органа конституционного контроля.

При проверке нормативно-правового акта на конституционность Суд учитывает не только буквальный смысл, но и смысл, который придается через официальное толкование и через правоприменительную практику. Выводы, которые сделаны Конституционным Судом при проверке конституционности норм закона, могут быть распространены и на аналогичные нормы, которые содержатся в других нормативно-правовых актах.

Позицией Конституционного Суда РФ должны руководствоваться все органы государственной власти, и, в частности, законодательные органы, применительно к аналогичным по содержанию нормам [3].

Правовые позиции Конституционного Суда РФ играют, несомненно, важную роль в обеспечении единого правового пространства Российской Федерации.

В современных реалиях из-за огромного количества вынесенных Конституционным Судом решений (свыше 23 тыс.) возникает проблема исполнения его решений.

Причем проблема исполнения решений близко связана с проблемой соблюдения законов на территории РФ.

Конституционный Суд посредством своих решений обеспечивает упрочение основ конституционного строя РФ и политической стабильности в стране; развитию федерализма и гарантированию деятельности местного самоуправления, а также обеспечивает функционирование принципа разделения властей.

В юридической литературе указывались следующие причины неисполнения решений КС РФ:

■ заторможенность правотворческой деятельности;

■ субъективное нежелание государственных структур вносить изменения в изданные ими нормативные акты;

■ незавершенность механизма правореали-зации решений Суда.

Совокупность вышеуказанных причин способствует тому, что государственные органы перестали воспринимать Конституционный Суд в качестве контролера, имеющего право на отмену нормативно-правовых актов.

В связи с этим на сегодняшний день существует острая необходимость в принятии федерального конституционного закона, закрепляющего механизм привлечения к ответственности за неисполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации.

В истории российского законодательства в 1992 г. был составлен законопроект о порядке исполнения решений Конституционного Суда. Проект закона был принят в первом чтении Верховным Советом России и отправлен на доработку в связи с изменениями.

Однако, как мы видим, данный закон принят не был, поскольку проблема перестала быть сугубо юридической.

В данном вопросе интересен опыт Австрии, где исполнение решений конституционного суда осуществляется уполномоченными органами федерации на основании указа главы, иногда даже с привлечением армии.

Статья в тему:  Что делать если не исполняется решение суда украина

1. О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный конституционный закон РФ от 21.07.1994 г. № 1-ФКЗ (в ред. от 29.07.2018 г.) // СПС «Консультант Плюс»

2. Магомедов Ш.Б., Гаджиалиева Ш.С. К вопросу о полномочиях конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.// Юрид. вестник ДГУ. 2015. № 4. С. 64.

3. Остапович И.Ю. Особенности законотворческих полномочий Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Омского унта. 2014. № 4.С.102.

Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2018 N 1688-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голина Вадима Геннадьевича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 29.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и положениями подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 1 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 июля 2018 г. N 1688-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ГОЛИНА

ВАДИМА ГЕННАДЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 29.6 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ И ПОЛОЖЕНИЯМИ ПОДПУНКТА

«А» ПУНКТА 6 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«О ВАЛЮТНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ И ВАЛЮТНОМ КОНТРОЛЕ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.Г. Голина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Г. Голин оспаривает конституционность следующих законоположений:

подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 1 Федерального закона от 10 декабря 2003 года N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 406-ФЗ), в соответствии с которым резидентами признаются физические лица, являющиеся гражданами Российской Федерации, за исключением граждан Российской Федерации, постоянно проживающих в иностранном государстве не менее одного года, в том числе имеющих выданный уполномоченным государственным органом соответствующего иностранного государства вид на жительство, либо временно пребывающих в иностранном государстве не менее одного года на основании рабочей визы или учебной визы со сроком действия не менее одного года или на основании совокупности таких виз с общим сроком действия не менее одного года;

части 1 статьи 29.6 КоАП Российской Федерации, согласно которой дело об административном правонарушении рассматривается в пятнадцатидневный срок со дня получения органом, должностным лицом, правомочными рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела либо материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи.

Как следует из представленных материалов, постановлениями судов общей юрисдикции заявителю отказано в удовлетворении жалобы на постановление об административном правонарушении, в соответствии с которым он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 15.25 КоАП Российской Федерации (непредставление в уполномоченный орган отчета о движении средств по счету в банке за пределами территории Российской Федерации и уведомления о закрытии счета). При этом суды пришли к выводу о том, что В.Г. Голин являлся резидентом для целей Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле», поскольку соответствовал критериям, указанным в данном Федеральном законе, в том числе прерывал период нахождения за пределами Российской Федерации, въезжая на территорию Российской Федерации. Кроме того, суды отметили, что срок рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренный частью 1 статьи 29.6 КоАП Российской Федерации, не является пресекательным, в связи с чем его нарушение не может служить основанием для признания незаконным постановления о привлечении заявителя к административной ответственности.

Статья в тему:  Яндекс карты как доказательство в суде

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» не соответствует Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, предполагает необходимость исчисления периода нахождения лица в иностранном государстве не с момента его выезда за пределы Российской Федерации, а с момента получения того или иного документа как основания нахождения в иностранном государстве (в частности, вида на жительство), а также поскольку предполагает необходимость учитывать кратковременные въезды такого лица на территорию Российской Федерации для возникновения у него обязанностей, предусмотренных валютным законодательством. В свою очередь, часть 1 статьи 29.6 КоАП Российской Федерации, как полагает заявитель, не соответствует Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет правоприменительным органам нарушать срок, отведенный им для рассмотрения дела об административном правонарушении.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, а также признание и защита всех форм собственности (статьи 8 и 35 Конституции Российской Федерации). Данные конституционные предписания не препятствуют законодателю устанавливать — с учетом публично-правового характера валютного регулирования в целях обеспечения реализации единой государственной валютной политики, устойчивости национальной валюты и стабильности внутреннего валютного рынка Российской Федерации — в том числе правила предоставления резидентами отчетности о движении средств по счетам (вкладам) в банках за пределами территории Российской Федерации и (или) подтверждающих банковских документов, а также предусматривать за их неисполнение соответствующую ответственность. При этом федеральный законодатель самостоятелен в выборе критериев для целей определения лиц, подлежащих такому контролю.

В частности, пунктом 6 части 1 статьи 1 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» определяется круг лиц, признаваемых резидентами с распространением на них соответствующих обязанностей. В том числе к ним были отнесены физические лица, являющиеся гражданами Российской Федерации, за исключением граждан Российской Федерации, постоянно проживающих в иностранном государстве не менее одного года, в том числе имеющих выданный уполномоченным государственным органом соответствующего иностранного государства вид на жительство, либо временно пребывающих в иностранном государстве не менее одного года на основании рабочей визы или учебной визы со сроком действия не менее одного года или на основании совокупности таких виз с общим сроком действия не менее одного года (подпункт «а» в редакции Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 406-ФЗ). В настоящее время данные критерии федеральным законодателем изменены, а указанное законоположение в оспариваемой редакции утратило силу.

С учетом изложенного оспариваемое положение Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле», определяющее круг лиц, которые признаются резидентами, в том числе исходя из выбранных федеральным законодателем критериев — основания пребывания (проживания) в иностранном государстве, а также непрерывности нахождения гражданина за пределами Российской Федерации в течение определенного времени, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан.

Что же касается части 1 статьи 29.6 КоАП Российской Федерации, то, устанавливая срок на рассмотрение дела об административном правонарушении, она не признает данный срок пресекательным. Вместе с тем с учетом наличия срока давности привлечения к административной ответственности (статья 4.5 этого же Кодекса), определяющего временные пределы вынесения постановления по делу об административном правонарушении, данное регулирование не может рассматриваться как нарушающее конституционные права лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Проверка же обоснованности решений правоприменительных органов в части соответствия того или иного лица критериям, установленным Федеральным законом «О валютном регулировании и валютном контроле», как связанная с исследованием фактических обстоятельств конкретного дела, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Статья в тему:  Суд присяжных состоит из 12 человек которые должны решить чей адвокат лучше

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голина Вадима Геннадьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Акты Конституционного Суда РФ: сила, ловкость, интеллект

«Акты Конституционного Суда РФ: сила, ловкость, интеллект»

Акты Конституционного Суда РФ последнее время всё больше и больше ставят серьезные акценты в правоприменительной практике. Проверке подвергаются: законы субъектов, подзаконные акты федеральных органов власти, федеральные законы, кодексы и даже федеральные конституционные законы!

Высокий суд пересиливает презумпцию конституционности законов — признаёт их отдельные положения неконституционными, как следствие, многие нормы, на основании ч. 6 ст. 125 Конституции РФ, утрачивают юридическую силу.

Конституционный Суд — законодатель или правоприменитель?!

Уже без сомнений признаётся нормативная сила постановлений Коснтитуционного Суда, выражающаяся:

1) в негативном нормотворчестве

2) в позитивном нормотворчестве

Итак, 1 посылка: «Нормативен — значит источник права!» В этой связи, возникает вопрос каким из источников права является постановление КС. На этот счет в доктрине есть 4 мнения:

1. Нормативным правовым актом

2. Судебным прецедентом

3. Правовым обычаем

4. Особым самостоятельным источником права.

Каждая из позиций имеет серьёзное обоснование на урове кандидантских и докторских диссертаций по специальностям 02 (конституционное право) и по 01 (теория права).

Выбирая категорию источника права, к которой мы относим акты КС, зависит и решение вопроса об их юридической силе. Как правило, их место по критерию юридической силы соотносится лишь в системе нормативных правовых актов. Гадают, что выше Постановление КС или Конституция? или Закон о поправке? или ФКЗ? или ФЗ? или решение ЕСПЧ? .

Какой позиции придерживаетесь Вы?

Далее, рассмотрим 2 посылку. Известную мыслительную цепь юриста в разивите поставленных выше вопросов:

а) России есть принцип разделения властей (ст. 10 Конституции) > нормы права создает законодательная власть > значит КС нарушает этот принцип, когда придумывает правила поведения > судебная власть вторгается в сферу законодательной!

б) Абсурд! По такой логике и исполнительная власть вторгается в законодательную, но почему-то все юристы без проблем относят Постановления Правительства и приказы ведомств к НПА — источникам права — наряду с законами.
в) Оправдание. Подзаконные акты издаются только в силу закона: они являются вторичным делегированным правотворчеством. Ведь сам законодатель наделяет исполнительную власть такой функцией.

г) Double-абсурд, потому что подзаконные акты нередко регулируют сверх положенного, а значит как и суд выходят за пределы своей власти и нарушают принцип разделения властей.

д) Наоборот. Такая позиция есть обоснование судебного правотворчества. Ведь функция «негативного» и «позитивного» правотворчества установлена в Конституции (ст. 125) и в ФКЗ (ст. 6, ст. 79, ст. 106).

Обоснование. Принцип разделения властей не заключается в изолировании властей друг от друга; он обеспечивает их согласованность и взаимное сдерживание. Конституционно-судебный нормоконтроль — чем не сдерживание? Значит эта глубокая теория всё же не запрещает КС творить право.

В заключение, 3 посылка. Прецедент не источник российского права. Не источник? Тогда все судебные решения, где имеют место сылки не только на нормативные решения Конституционного Суда, но и на квазинормативные постановления Пленума Верховного Суда, являются неправосудными?! незаконными!? Вопрос.

Статья в тему:  Як говорити в суді

Призываю к обсуждению, коллеги. А свой развернутый ответ на поставленные вопросы, ненашедшие пояснения здесь, несколько позже.

  • 3416
  • рейтинг 0

Составление и толкование договоров, подчиненных английскому праву (вечерняя форма обучения).

Интеллектуальная собственность

Юриспруденция: гражданское и предпринимательское право

Комментарии (3)

Владислав, Вы очень точно подметили правовые коллизии, являющиеся следствием антиконституционной деятельности представителей всех ветвей власти.
Я не могу однозначно утверждать, является ли эта деятельность следствием дремучего правосознания представителей власти, или злонамеренного умысла, полагаю, что имеет место быть и то и другое. Однако могу с уверенностью утверждать, что эта деятельность носит именно
антиконституционный характер. Для многих уже стало очевидным, что российская власть живёт не по Конституции, и даже не по антиконституционным законам, а по понятиям, по понятиям уголовного мира. Представители власти настолько уверовали в свою неподсудность, что пускаются во все тяжкие, дабы сохранить себя во власти.
Пойду по пунктам вашей статьи.
«Конституционный Суд — законодатель или правоприменитель?!»
Ответ: Конституционный Суд — и законодатель и правоприменитель и высший экспертный орган в области права.
Конституционный Суд является высшим законодательным органом в части полномочий, закреплённых в ч.5 и 6 ст. 125 Конституции, но этим и ограничиваются его законодательные функции. Причём полномочие, предусмотренное ч.6 ст.125 распространяется исключительно на правовые акты, принятые до принятия Конституции. Именно поэтому в часть 2 ст. 125 внесены Верховный Суд и Высший арбитражный Суд, как субъекты обращения в Конституционный суд с запросом о проверке на соответствие Толкованию Конституции правовых актов принятых и действовавших до принятия Конституции (ч. 2 Заключительных и переходных положений Конституции). Указанные правовые акты, подлежат предварительной проверки на соответствие Толкованию Конституции в порядке абстрактного нормоконтроля в Верховном Суде и Высшем арбитражном Суде, с последующим их направлением в Конституционны Суд для принятия окончательного решения.
Причём надо понимать, что Толкование Конституции — это не процесс, а правовой акт, который Конституционный Суд был обязан принять сразу после принятия Конституции, поскольку проверка правовых актов, упомянутых в ч.2 и 4 ст.125 и ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции, должна осуществляться не на соответствие Конституции, как это записано в действующем законе о Конституционном Суде, а на соответствие Толкованию Конституции, как это следует из предназначения этого правового акта. Более того, Толкование Конституции необходимо и законотворческому органу, дабы минимизировать огрехи в разрабатываемом правовом акте.
Необходимость принятия всеобъемлющего Толкования Конституции возникает потому, что Конституция содержит немало противоречий, если каждое её положение рассматривать в отрыве от других, взаимосвязанных с ним положений Конституции. Очевидно, что недопустимо проверять нормы права на соответствие правовому акту, содержащему противоречивые
положения. И именно Толкование Конституции призвано эти противоречия устранить.

Поскольку ч.1 ст.15 Конституции запрещает принимать законы и иные правовые акты противоречащие Конституции ( Толкованию Конституции), то все они должны проходить проверку в Конституционном Суде на соответствие Толкованию Конституции в полном объёме до их принятия, это касается и закона о Конституционном Суде.
Как Вам известно, действующим законом о Конституционном Суде установлен иной порядок проверки правовых актов на соответствие Конституции, именно Конституции, а не её толкованию.
Игнорирование судьями Конституционного Суда требований Конституции в части полномочий по принятию Толкования Конституции и проверки правовых актов на соответствие Толкованию Конституции, позволило законодательной и исполнительной ветвям власти принимать и вводить в действие антиконституционные законы и иные правовые акты.
Далее, о какой правотворческой деятельности судов общей юрисдикции может идти речь, если суды не наделены Конституцией таким полномочием. Укоренившаяся в сознании людей в судейских мантиях убеждённость в том, что норме закона можно давать официальное толкование, является одним из проявлений дремучего правосознания. И этой болезнью поражены судьи всех уровней судебной системы России.
Если ВС и ВАС напрямую, в своих постановлениях, принимают толкования нормам законов, то судьи иных судов дают толкования нормам законов в своих решениях, в формулировках примерно такого содержания; — доводы истца не могут быть приняты в качестве доказательств, поскольку основаны на ином толковании норм законов. Тем самым суд говорит, что истец не правильно понимает нормы законов, а вот он — суд понимает их правильно.
Причём суд, в своём решении, даже не удосуживается привести нормы законов , которые он имеет ввиду, тем самым уже нарушая процессуальный кодекс.
А чем, по сути, является официальное толкование норм законов и иных правовых актов, принимаемое судами? Да ничем иным, как присвоением полномочия законодателя, или должностного лица, принявшего правовой акт. А это является тягчайшим уголовно наказуемым деянием согласно ч.4 ст.3 Конституции. И нет ничего странного, что данная статья, прямо указанная в Конституции, отсутствует в УК РФ.
Что-же на самом деле имел ввиду разработчик Конституции, наделяя ВС и ВАС полномочием по даче разъяснений по вопросам судебной практик (ст.126 Конституции)? Исходя из изложенного выше, только одно — давать разъяснение о том, какой закон и какая норма закона должна быть применена в том, или ином конкретном деле и не более того.
К тому же, ч.2 ст.15 ст.18 Конституции устанавливают требования, которым должны соответствовать принимаемые законы и иные правовые акты. Главными из них являются требования, касающиеся определённости и доступности в понимании смысла норм законов и иных правовых актов, что означает:
1) запрещается вносить неопределённости в нормы законов и иных правовых актов;
2) нормы законов и иных правовых актов должны быть изложены таким образом, чтобы их смысл одинаково понимали все дееспособные люди.
При таких условиях отпадает всякая необходимость в толковании норм правовых актов.

Статья в тему:  Как отправить ходатайство в суд по почте

У нас осталась последняя ветвь власти — исполнительная.
Что же говорит о ней Конституция в части правотворчества?
Ст. 90
1. Президент Российской Федерации издает указы и распоряжения.
Ст. 115
1. На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.

Таким образом на федеральном уровне в качестве источников права, исходящих от исполнительной власти, являются указы и распоряжения Президента Российской Федерации и постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации. А это означает, что правотворческая вакханалия структурных подразделений правительства противоречит Конституции. Структурные подразделения Правительства РФ не наделены полномочием от своего имени принимать и издавать правовые акты затрагивающие права и обязанности неопределённого круга лиц.
То же касается и судов общей юрисдикции и судебного департамента.
Этот же запрет относится и к Конституционному Суду, за исключением полномочия по принятию Толкования Конституции. По всем остальным полномочиям Конституционный суд принимает документы ненормативного характера в виде заключений в части полномочий предусмотренных ч.2, 4, 7 ст.125, ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции и решений в ч.3 ст.125 Конституции, адресованные конкретным органам власти — субъектам обращения в Конституционный Суд.

Таким образом, при соблюдении требований Конституции, на федеральном уровне источником права являются: Конституция, Толкование Конституции (ч.5 ст.125), федеральные конституционные законы, федеральные законы, нормы и правила международных договоров в части не противоречащие Конституции (ч.1 ст.15, ч.2 и 6 ст.125, ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции), указы и распоряжения Президента РФ (ст.90), постановления и распоряжения Правительства РФ (ст.115).
При этом нужно помнить, что Конституция, в условиях когда она требует для себя толкования, становится источником права только в том случае, когда будет выявлено неверное толкование её положения, чего исключать нельзя.
Я затронул в комментарии только те моменты, связанные с Конституцией, которые вы затронули в своей статье.
А по большому счёту требуется восстановление конституционного строя России через приведение антиконституционного законодательства в соответствие с Толкованием Конституции, которое ещё нужно принять и конечно не нынешним составом Конституционного Суда.
Конечно было бы логичным разработать и принять новую Конституцию на всенародном референдуме, но не при нынешней преступной власти.

Статья в тему:  Куда круизные суда причаливаются в марселе

Судебная практика в России: правоприменение или правотворчество?

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 02.04.2018 2018-04-02

Статья просмотрена: 1400 раз

Библиографическое описание:

Челпан, В. И. Судебная практика в России: правоприменение или правотворчество? / В. И. Челпан. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 13 (199). — С. 213-215. — URL: https://moluch.ru/archive/199/49139/ (дата обращения: 27.09.2021).

Научная полемика о том, следует ли признавать судебную практику в качестве самостоятельного источника права российской правовой системы, длятся десятилетиями. Единого мнения нет на сегодняшний день ни в юридической доктрине, ни в юридической практике. Это связано в первую очередь с тем, что на современном этапе развития права, как в России, так и в зарубежных странах, идет процесс глобализации, который влечет за собой унификацию видов формальных юридических источников во всех правовых семьях мира. По мнению В. В. Богатырева, центральное место в мировом праве займут закон, судебный прецедент и международно-правовой договор, второстепенными же станут правовая доктрина и правовой обычай [1]. Уже сейчас наметились тенденции смены акцентов среди источников права, так в англо-саксонской правовой семье возрастает роль законов (статутов), в романо-германской акцент смещается в сторону судебных прецедентов, а в религиозных правовых семьях все большее значение придается законам и подзаконным актам, при этом главенствующее место занимают среди них международные акты.

В современной юридической науке существует два основных подхода к восприятию судебной практики. Одна группа ученых, среди которых российский юрист В. С. Белых, утверждает, что судебная практика не является официальным источником отечественного права. Вторая группа, в том числе и Н. А. Баринов, придерживаются той точки зрения, что судебная практика наряду с правовыми обычаями должна быть официально закреплена в качестве источника российского права, так как фактически она таковой и является.

На мой взгляд, целесообразно разбить для начала всю судебную практику России на категории. Так в число судебных решений, которые могут содержать в себе правотворческие элементы следует отнести акты высших судебных инстанций, так как в решениях судов низших инстанций главным образом отражается специфика конкретного судебного спора без возможности выявления тенденции применения норм права, которая бы позволила определить концептуальные направления правового регулирования общественных отношений в разных сферах общественной жизни. При этом не исключается и субъективный фактор при единоличном рассмотрении дела судьей. Решения судов низших инстанций являются исключительно правоприменительными актами, так как они не создают новые нормы, а применяют уже существующие.

В деятельности судов высшей инстанции, в первую очередь Верховного Суда РФ и Конституционного Суда России, проявляются правотворческие элементы. Правотворческая функция Верховного Суда Российской Федерации реализуется через принятие им документов, которые содержат положения, направленные на восполнение допущенных законодателем пробелов и приведение правоприменительной деятельности судов нижестоящих инстанций к единообразию. Примерами таких актов могут послужить постановление Пленума Верхового Суда РФ от 22 ноября 2016 года № 54 [2] и постановление Пленум Верховного Суда РФ от 27 декабря 2016 года № 63 [3]. Данные акты содержат анализ результатов применения норм судами нижестоящих инстанций, основанные на данном анализе рекомендации о том, как следует понимать и применять ту или иную норму закона, в целях обеспечения конституционного принципа судопроизводства в России — единообразие судебной практики. Судебные акты Верховного Суда РФ наиболее важную роль играют в случаях, когда правовая норма, призванная урегулировать правоотношение, отсутствует или допускает двоякое толкование. Таким образом, в случае отсутствия нормы разъяснения направлены на порядок применения существующего законодательства по аналогии, но судебный орган не создает новую норму.

Статья в тему:  Як оформити спадщину через суд

Особый интерес представляют собой судебные акты Конституционного Суда Российской Федерации, как судебного органа, который не разрешает споры по существу, а рассматривает дела о нормативном соответствии правовых актов Конституции РФ, иным федеральным законам. Тем самым, если Конституционный Суд России выявляет противоречащие положения, то он выносит судебный акт, который влечет отмену действия данного нормативно-правового акта или его части. Решения данного судебного органа обязательны для исполнения на всей территории России для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, их объединений. На основании данного признака можно сделать вывод о сходстве с правовой нормой, которая имеет такие же пределы действия в пространстве и по кругу лиц. Однако стоит отметить, что Конституционный Суд Российской Федерации все-таки определяет содержание существующей нормы, а не создает ее, что свидетельствует лишь о косвенном сходстве с судебным правотворчеством. Примером такого уяснения может служить постановление Конституционного Суда России от 27 октября 2015 года № 28-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И. С. Билера, П. А. Гурьянова, С. И. Каминской, А. М. Савенкова, Л. И. Савенковой и И. П. Степанюгиной» [4].

Также Конституционный Суд РФ осуществляет толкование Конституции России с целью избежание двоякого толкования ее норм и приведения правоприменительной деятельности органов государственной власти, в том числе и судов. Так 27 января 1999 года российский Конституционный Суд вынес постановление № 2-П «По делу о толковании статей 71 (пункт «г»), 76 (часть 1) и 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации» [5].

Проведя анализ судебной практики российских судов, можно сделать вывод о том, что вся масса судебной практики делится на две основные категории: акты содержащие элементы судебного правотворчества, к ним в первую очередь относятся решения Верховного и Конституционного судов Российской Федерации, и акты правоприменения, как правила, решения остальных судов. При этом Верховный и Конституционный суды России осуществляют свою правотворческую функцию лишь как второстепенную, через реализацию своих основных полномочий, таких как разъяснения содержащихся норм действующего законодательства. При этом не происходит создание новых норм, а осуществляется лишь уяснение существующих с целью приведения к единообразному их применению. Также при осуществлении судебного правотворчества не происходит подмены законодателя судебным органом. Так как разъяснения носят, как правило, локальный характер и направлены в первую очередь на судебные органы. Исключением являются акты Конституционного Суда России, которые действуют так же, как и законы, но они служат лишь инструментом регулирования четкого и единообразного восприятия правовых норм, обеспечивают единство в законодательном процессе, не допуская действия противоречивых норм на территории государства.

Таким образом, судебная практика — это преимущественно правоприменительный процесс с отдельными элементами судебного правотворчества.

Источники:

http://www.advgazeta.ru/novosti/ks-ukazal-chto-pravoprimenitelnaya-praktika-sama-po-sebe-ne-yavlyaetsya-predmetom-ego-rassmotreniya/

http://cyberleninka.ru/article/n/konstitutsionnyy-sud-rf-kak-osobyy-organ-konstitutsionnogo-kontrolya

http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-17072018-n-1688-o/

http://zakon.ru/blog/2020/2/17/akty_konstitucionnogo_suda_rf_sila_lovkost_intellekt

http://moluch.ru/archive/199/49139/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector