0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли акты судов рф считать прецедентами

Наказать примерно

Сегодня «Российская газета» публикует два постановления пленума Верховного суда, которые юристы уже назвали прорывными. По сути у нас закрепляются элементы прецедентного права.

Документы разъясняют тонкости рассмотрения дел в апелляционных и кассационных инстанциях. В постановлении, касающемся кассационных судов, дано четкое указание: проверять выводы первой и апелляционной инстанции на предмет соответствия правовым позициям Верховного суда России. Если нижестоящие инстанции рассудили как-то по-своему, вынесенные решения надо отменить.

Судебная практика должна быть единой по всей стране. Не может быть каких-то особенных — рязанских или уральских — трактовок закона. Мы должны понимать, что по типовому делу сюрпризов не будет, судьи решат, как положено, а не как им заблагорассудится.

Иногда на практике, действительно, возникают спорные вопросы и поначалу единого подхода нет. Например, в одном из регионов налоговая инспекция стала требовать с граждан так называемые налоги с покупок. Допустим, купил фермер дорогой автомобиль. А налоговая выставила счет: мол, мы не видели, как вы заработали эти деньги, но раз откуда-то они у вас появились, вы должны заплатить с них налог. Машина стоила миллион? Прекрасно, говорила налоговая, вы должны заплатить в казну 130 тысяч рублей. Все честно.

Некоторые суды соглашались с такой логикой, некоторые нет. Все ждали, когда первое такое дело дойдет до Верховного суда России.

Высокая инстанция четко сказала: нет, такой налог незаконен. Права граждан были защищены отныне и впредь. Как только Верховный суд высказался и отменил «налог с покупки» по конкретному делу, все остальные подобные дела решились сами собой. Где налоговая сняла сама претензии, где суды отклонили ее требования. Само же прецедентное решение было включено в обзор судебной практики Верховного суда России. Если у кого-то возникнут проблемы, можно будет сослаться на этот документ. Но проблемы не возникнут, налоговая инспеция действуют законопослушно: раз нельзя, так не делается. Именно так все и работает. Однако, как рассказывает адвокат Вячеслав Голенев, на практике иногда суды делают вид, что не замечают правовых позиций высокой инстанции.

Поэтому принятые постановления он назвал существенным шагом вперед. Публикуемые в сегодняшнем номере «РГ» постановления пленума дают разъяснения арбитражным судам. Однако, по мнению экспертов, аналогичные подходы могут и должны быть закреплены в отношении кассационных судов общей юрисдикции — как по делам, рассматриваемым по ГПК, так и рассматриваемым по Кодексу административного судопроизводства.

«Кассационная практика арбитражных кассационных судов нарабатывалась почти 30 лет, — говорит Вячеслав Голенев. — Нормы ГПК и Кодекса административного судопроизводства по «новой кассации» во многом заимствованы из положений АПК РФ об арбитражном кассационном судопроизводстве».

Статья в тему:  Как устроены морские суда

Так что суды общей юрисдикции тоже не вправе игнорировать правовые позиции Верховного суда страны.

«Поэтому обоснованным является распространение положительного опыта арбитражных кассационных судов и в кассационных судах общей юрисдикции, — говорит адвокат Вячеслав Голенев. — Но крайне важно, что принятые постановления сейчас позволят усовершенствовать практику именно в арбитражных судах».

Он привел пример из своей практики. Бывает, крупная компания искусственно дробится на несколько мелких организаций, чтобы каждая из них платила налог по упрощенной системе. В принципе это нарушение, так как является типичной схемой ухода от налогов. Когда налоговая инспекция ловит предпринимателей на этом, то предъявляет обоснованные претензии. Но возникает вопрос, по какой формуле рассчитывать НДС в данном случае. Есть два варианта, в одном случае выходит больше, в другом — меньше.

По словам адвоката, Верховный суд России не раз высказывал позицию, что в таких делах применяться должна гуманная формула. Но некоторые арбитражные суды продолжают выносить решения, противоречащие правовым подходам высокой инстанции. Теперь же они будут обязаны принять во внимание обзор судебной практики Верховного суда России и определения по конкретным делам. И объяснить, почему они не подходят в данном случае, если, по мнению суда, случай совершенно иной.

В свою очередь адвокат Алексей Сикайло обратил внимание, что оба постановления интересны в первую очередь в части уточнения такой категории жалобщиков, как «иные лица, о правах и обязанностях которых принят оспариваемый судебный акт». Проще говоря, тех, кто не участвовал в ходе разбирательства дела в первой инстанции, не являлся стороной процесса, но все-таки не может оставаться в стороне. «Предлагается толковать эту категорию лиц достаточно широко», — подчеркивает адвокат.

Прецедентное право берет свое начало в Британии и лежит в основе судебных систем многих бывших колоний британской империи. В США во время судебных процессов разворачиваются настоящие баталии между защитниками и обвинителями, каждая сторона приводит свои примеры того, как поступали во время рассмотрения схожих дел. Дело в том, что еще в колониальный период судьи использовали английские сборники судебных отчетов, чтобы вынести вердикт по тому или иному спору, учитывая при этом и местные обычаи. Примечательно, что нижестоящие суды должны следовать решениям вышестоящих (вплоть до Верховного), однако могут и не руководствоваться ранее вынесенным вердиктом, создав новый прецедент. Сложность системы заключается еще в том, что в каждом американском штате действует своя правовая система со своими прецедентами.

Во Франции на практике все более значимую роль играют прецеденты, и этому есть вполне логичное объяснение. Дело в том, что при толковании законов то и дело возникают пробелы, а обязанность заполнять их на основе имеющихся прецедентов закреплена за Кассационным судом, что обозначено в статье 4 Гражданского кодекса Франции. Причем решения по этим вопросам публикуются в особых сборниках, что позволяет судьям знакомиться с новыми прецедентами, и применять их в схожих случаях. Более того, судебные прецеденты широко используются в административной юстиции, где высшей судебной инстанцией является Государственный совет. Именно отталкиваясь от прецедентов, он выносит многие свои вердикты. Тем не менее строгой обязанности нижестоящих судебных инстанций равняться на прецедентные решения вышестоящих во Франции нет.

Статья в тему:  Как снять арест с квартиры после решения суда

Судебные решения Верховного Кассационного суда Италии являются обязательными лишь для каждого отдельного представленного случая, но при этом не всегда являются прецедентом в отношении других будущих случаев. Тем не менее судебное решение, пройдя кассационную фазу, может восприниматься другими судами в качестве прецедента. «При подготовке к любому процессу мы в обязательном порядке изучаем прецедентные вердикты, вынесенные кассационной инстанцией. Тем не менее решение остается за конкретным судом первой инстанции или апелляционным судом, который может принять к сведению вердикт Кассационного суда», — рассказала «РГ» магистр международного и европейского права, юрист-международник «Адвокатского бюро Грассо» Наталия Грассо.

Прецедент

От автора. Легальное толкование очень редко использует термин «П.». Активно используется близкое (но не аналогичное) понятие «сложившаяся правоприменительная практика». Впрочем, «П.» и «сложившаяся правоприменительная практика» часто смешиваются; см., напр., в Особое мнение судьи Ю.М.Данилова к Постановлению КС РФ № 39-П/2018 от 09.11.2018 (Суд, основывая свое решение также на сложившейся правоприменительной практике, по существу признал (в отсутствие нормы) допустимость существования в российской правовой системе судебного прецедента как источника права, что по меньшей мере дискуссионно, учитывая конституционные положения о разделении властей и компетенции судебных органов).

Исторически в России первое упоминание КС РФ самого слова «П.» мы обнаружили в Постановлении КС РФ от 2 апреля 1993 года: Конституция не раскрывает понятия «общие принципы», но и не наделяет законодателя прерогативой устанавливать какие-либо рамки и путем создания прецедентов формировать его смысловое значение. В этом тексте, по-видимому, слово «П.» употреблено не в научном или техническом, а в бытовом значении. Наиболее важное научное значение для понимания термина «П.» содержится во Мнении судьи Конституционного Суда Российской Федерации К.В.Арановского к Постановлению КС РФ № 12-П/2016 от 19.04.2016: В прецедентном праве (case-law), которое упоминают Конвенция о защите прав человека и основных свобод (подпункт «b» пункта 1 статьи 28) и сам Суд (пункт 108 постановления по делу «Анчугов и Гладков против России»), принято различать два вида правовых суждений с разной степенью обязательности. «Попутно сказанное» пользуется уважением, но не сообщает о праве, обязательном для применения в деле и в предстоящих таких же делах. Стороны и сам Суд вряд ли согласны закрепощать себя на будущее каждым записанным словом и видеть в каждом из них неизменное право или бесспорный, твердый стандарт. Принципы и стилистика прецедента, на которые пробует опираться Суд, вовсе не то поощряют. Не поощряют они судью и в том, чтобы он открыто объявлял «от себя» правотворческие решения, например, с видом «общих мер». В стиле case-law (по принципу stare decisis) судья «следует решенному» и, не притязая на сотворение нового права, берет применимое правило (ratio decidendi) в уже состоявшихся решениях по делам, где фактические обстоятельства существенно совпадают с разбираемым случаем и тем самым позволяют опереться на такое правило, в отличие от попутно сказанных, отвлеченных и потому необязательных суждений.

Впрочем, классический анализ явления, похожего на прецедент, имеет лишь историческое значение и изложен в Постановлении КС РФ от № 1-П/2010 от 21.01.2010: Толкование норм права может осуществляться Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации как в связи с рассмотрением конкретного дела (ad hoc), так и – в целях обеспечения единообразного их понимания и применения арбитражными судами – в отношении всех дел со схожими фактическими обстоятельствами на основе обобщенной практики их 20 разрешения. Соответственно, придание толкованию норм права на основе обобщения судебной практики характера правовой позиции, имеющей обратную силу, – в рамках процедуры, введенной постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года № 14, – допустимо только при наличии специального указания на это, которое должно быть выражено Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации формально определенным образом, ясно и недвусмысленно.

Если обратиться к практике судов общей юрисдикции, то какого-либо толкования или доктринального исследования «П.» мы не найдем. В основном, все решения сводятся к фразам о том, что в Российской Федерации прецедентное право отсутствует и решения судов не имеют силы нормативно-правовых актов (см., напр., Постановление № 4А-500/2019 от 30 мая 2019 г. по делу № 4А-500/2019; иные многочисленные судебные постановления не приводятся по причине отсутствия научного интереса); юридический прецедент не является официальным источником права в Российской Федерации, а представляет собой толкование нормы права и пример ее применения с учетом конкретных обстоятельств дела (решение Первомайского районного суда г. Омска по делу № 2-140/2019 2-140/2019(2-3557/2018) (возникает вопрос, а существуют ли неофициальные источники права?). Пожалуй, наши эмоции вызвало решение Новосибирского областного суда по делу № 7-150/2019 от 25 апреля 2019, в котором указано, что в действующем законодательстве прецедент не применяется. Более безграмотного вывода трудно найти. Но на фоне вывода постановления мирового судьи судебного участка № 25 Центрального района г. Хабаровска по делу № 5-384/2017 от 28.06.2017, в котором смешиваются понятие «преюдиция» и «П.», предыдущие судебные постановления мы полагаем весьма удовлетворительными с доктринальной точки зрения.

Статья в тему:  Как узнать подал ли банк в суд за неуплату кредита

В арбитражных судах само слово «П.» употребляется, например, в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121, в котором указано: при разумного размера расходов на оплату услуг представителя следует учитывать, в частности, наличие или отсутствие аналогичного прецедента.

При изучении юридической литературы мы обратили внимание на существование в советской науке теории т.н. «П. толкования правовой нормы» (на наш взгляд, достататочно схоластической). Так, А.Б. Венгеров в статье «О прецеденте толкования правовой нормы» указывал: В советской юридической литературе отмечается, что для обеспечения единства и законности судебной практики большое значение имеют постановления и определения высших судебных органов по принципиальным конкретным делам. Такие постановления и определения в ряде случаев являются своеобразными прецедентами толкования правовой нормы и в этом своем качестве оказывают серьезное влияние на правоприменительную деятельность. Отличие такого прецедента от судебного, по нашему мнению, заключается в том, что судебный прецедент ведет к созданию судами новой нормы права, что, как известно, исключено в советской правовой системе, тогда как прецедент толкования связан с разъяснением уже существующей нормы права, с выработкой определенного, «устоявшегося» положения о применении нормы права по аналогичным делам. Такое положение становится общеизвестным, учитывается судами при разрешении уголовных и гражданских дел, способствует улучшению судебной деятельности. Разумеется, не каждое решение по конкретному делу имеет характер прецедента толкования. Для того, чтобы решение получило такой характер, необходим целый ряд соответствующих условий. Во-первых, такими условиями, являются, прежде всего, толкование в рамках закона, соответствие такого толкования смыслу закона, его требованиям, учет при толковании основных принципов социалистического права, коммунистической морали, социалистического правосознания, соответствие толкования политическим задачам, интересам коммунистического строительства. Соблюдение этих условий, на наш взгляд, в значительной мере обеспечивает законность судебной практики. Во-вторых, хотя возникновение прецедента толкования связано с применением нормы права по принципиальным конкретным делам, тем не менее, прецедентный характер такое толкование получает только в случае неоднократного применения по аналогичным делам, когда судебная практика воспринимает это толкование и оно приобретает проверенный, устоявшийся характер. В-третьих, прецедент толкования представляет из себя определенное положение по применению нормы права, т. е. содержит в себе известный принцип, соображение, имеет общий характер, опосредствует повторяющиеся, существенные особенности общественных отношений. Только такое положение может способствовать правильному применению правовой нормы. Для такого применения чрезвычайно важно, чтобы прецедент толкования получил внешнее выражение — был опубликован. Наконец, поскольку определенная степень применимости прецедента толкования связана с его убедительностью, таксе толкование должно быть аргументировано, основано на знании права, судебной практики, достижений советской юридической науки.

Опасный прецедент: Банк России проиграл суд против менеджмента банка-должника

Амурский арбитражный суд неожиданно отказался поддержать требования Банка России по взысканию убытков с бывших руководителей Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ). Центробанк вошел в капитал АТБ 28 сентября 2018 г., купив 99,9% его акций за 9 млрд руб. Год назад регулятор обратился в суд, требуя с бывших топ-менеджеров банка возместить понесенный ущерб, сумма которого была рассчитана согласно ст. 189.23 закона «О несостоятельности (банкротстве)»: «Под убытками, причиненными виновными действиями контролирующих кредитную организацию лиц, понимаются расходы, понесенные Банком России и определяемые как разница между полученным Банком России доходом и доходом, который мог бы быть получен Банком России при размещении денежных средств в том же объеме и на тот же срок по ключевой ставке, действовавшей на момент предоставления денежных средств». Поскольку на момент покупки регулятором акций АТБ ключевая ставка составляла 7,5%, ЦБ оценил свои убытки в 13,5 млрд руб. Однако впервые не смог доказать обоснованность своих претензий.

Статья в тему:  Чем отличается представительство в суде от общегражданского представительства

«Банк России придерживался позиции об отсутствии необходимости доказывания убытков по общим правилам ст. 15 Гражданского кодекса РФ, – рассказал «Ведомостям» руководитель судебной практики Crowe CRS Александр Шугаев, который защищал некоторых ответчиков и разрабатывал позицию защиты. – Эта статья предполагает наличие доказательств факта убытков, их размера, а также причинно-следственной связи между действиями/бездействиями конкретных лиц, которые привели к возникновению убытков и необходимости в санации. Доводом регулятора была презумпция виновности в санации кредитной организации всех членов правления банка».

Однако суд учел аргументы защиты ответчиков, посчитав, что Банк России не смог доказать ни вины топ-менеджеров, ни даже факта причиненных ими убытков. «Суд пришел к выводу о недоказанности истцом противоправности поведения ответчиков, причинно-следственной связи, а также наличия и размера понесенных убытков в результате оказания финансовой помощи Азиатско-Тихоокеанскому банку в виде предоставления денежных средств на докапитализацию и поддержание ликвидности в краткосрочном периоде, следовательно, об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований», – говорится в резолютивной части решения Амурского арбитражного суда.

Никаких убытков у регулятора не было, указал суд. «В результате санации Азиатско-Тихоокеанского банка у Банка России образовался доход, равный 6,75 млрд руб., а размер собственных средств (капитала) («Базель III») увеличился до 15,75 руб., – отмечается в его решении. – При таких обстоятельствах вложение Банком России денежных средств в размере 8,999 млрд руб. в уставный капитал Азиатско-Тихоокеанского банка не может быть расценено в качестве убыточного».

Более того, суд обратил внимание, что статья 189.23 закона «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которой регулятор рассчитывал размер претензий, была введена в действие уже после санации АТБ. «Мы обоснованно считаем, что эта норма является нормой материального права, ЦБ же считает, что эта норма является нормой процессуального права, – объясняет Шугаев. – Разница в том, что норма материального права не применяется к правоотношениям, которые возникли до ее введения, если на это нет прямого указания в самой норме. Норма процессуального права применяется на момент ведения процесса рассмотрения дела».

Статья в тему:  На які правовідносини поширюється юрисдикція судів

Юристы соглашаются, что в данном случае Банк России не смог доказать виновность топ-менеджеров Азиатско-Тихоокеанского банка. «В рассматриваемом деле истец не исполнил свое бремя доказывания и не представил достаточных доказательств неразумности совершенных ответчиками действий», – считает консультант практики «Разрешение споров» юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Александр Пчелин.

Несмотря на то что решение в пользу топ-менеджеров АТБ принял суд лишь первой инстанции, его можно считать прецедентным. «В первых двух аналогичных делах – против банка «Открытие» и Московского индустриального банка – Центробанку удалось взыскать с их менеджмента убытки в полном объеме, – напоминает Шугаев. – Благодаря позиции защиты, выработанной юристами Crowe CRS, Банк России впервые в истории российского права отозвал иск и отказался от требований к нашему подзащитному. Также суд отказал Банку России в иске и в отношении других ответчиков».

Несмотря на такой успех, перспективы дела в апелляции еще не определены, считают эксперты. «Решение Амурского арбитражного суда с вероятностью в 100% будет оспорено в вышестоящих судах, включая Верховный суд РФ, – отмечает адвокат, партнер BMS Law Firm Денис Фролов. – Вряд ли этот судебный акт как-то повлияет на практику взыскания убытков с контролирующих лиц, поскольку в подобной категории дел ключевым моментом являются фактические обстоятельства, которые в каждом конкретном случае санации банка различаются».

В Банке России комментировать решение Амурского арбитражного суда отказались.

Роль судебного прецедента в современной России

Основы

Всегда буду помнить свой первый «учебник» по праву. Это был КЗоТ с комментариями. Толстенная была книга. Комментарии представляли собой выдержки из Постановлений пленумов ВС и обзоров по комментируемым статьям закона. То есть прецедент нашими судами признавался всегда. Но роль его всегда принципиально отличалась от прецедента в странах англосаксонской системы.

Статья в тему:  Можно ли обжаловать определение суда о прекращении производства по делу

В англосаксонской правовой системе прецедент играет роль основного источника права.

У нас прецедент источником права никогда не был.

У нас он всегда связан с судебным толкованием. И в этой связи необходимо сразу определиться с ролью судебных пленумов. Толкование, данное в постановлениях Пленумов ВС и Обзорах, необходимо квалифицировать как нормативное судебное толкование. Такую позицию сформулировал в свое время еще Черданцев А.Ф. (Толкование советского права. Теория и практика; М. 1979) и по сей день она сохраняет свою актуальность.

На практике это означает обязательность для суда толкования, содержащегося в вышеуказанных актах. Но оно не превращается в источник права, поскольку должно быть вторично по отношению к закону.

Бывает ли такое, что толкование, данное в актах высших судебных органов, идет в разрез с законом? Да, иногда такое случается. Эта тема чрезвычайно важная и интересная. Она точно заслуживает отдельной статьи, и сейчас я углубляться в нее не хочу. Для нашей сегодняшней темы важно только одно: такое бывает, но редко.

Сегодня я предлагаю рассмотреть только три аспекта: 1) обязателен ли прецедент для суда, 2) как изменилась роль прецедента в России за последние лет 20–30 и 3) является ли прецедент инструментом коррупции в судебной системе.

Обязательность прецедента

Наши процессуальные кодексы закрепляют в ряде случаев обязательность прецедента.

Первое, это ст. 391.9 ГПК, ст. 308.8 АПК и ст. 341 КАС, в соответствии с которыми нарушения единообразия в толковании и применении являются основаниями отмены судебных актов в надзорном производстве.

Под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается содержащееся в судебном постановлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного суда РФ, а также в постановлении Президиума Верховного суда РФ («Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации N 3 (2015)» (утв. Президиумом Верховного суда РФ 25.11.2015) (ред. от 28.03.2018)

Статья в тему:  Когда вступает в законную силу решение суда о расторжении брака

Второй случай – это пп. 5 п. 4 ст. 392 ГПК, пп. 5 п. 3 ст. 311 АПК и пп. 5 п. 1 ст. 350 КАС, в соответствии с которыми определение либо изменение в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации или постановлении Президиума Верховного суда Российской Федерации практики применения правовой нормы является основанием для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам, если в таком постановлении содержится указание на то, что сформулированная в нем правовая позиция имеет обратную силу применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами.

В других случаях прецедент не является обязательным при рассмотрении другого дела со сходным фактическим составом, однако является весомым аргументом в пользу того, кто на него ссылается. Особенно если это ссылка на позиции, сформулированные Верховным судом или кассационными судами.

Изменение роли прецедента за последние годы

Начнем с вопроса, который часто задают неюристы и который, безусловно, интересен юристам: можно ли вообще обойтись без толкования? Опираться только на закон.

Ответ: в современном мире нельзя. За последние годы общественные отношения и регулирующее их законодательство существенно усложнились. А юридические техники в целом остались прежними. Они всегда будут ограничивать законодателя в возможности предусмотреть всё и вся на все случаи жизни.

Если мы попытаемся создать закон, который отвечает на все возможные к нему вопросы, он будет настолько раздут, что им невозможно будет пользоваться на практике.

Примечательна следующая проблема.

До недавнего времени существовало практически единодушное мнение: юридические знания не являются специальными. Действовал принцип: Jura novit curia (суду известно право; судьи знают право). В частности, этот принцип был закреплен в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам», где судам разъяснялось, что «суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)».

Но начиная с 2000 г. д.ю.н., проф. Россинская Елена Рафаиловна, директор Института судебных экспертиз, заведующая кафедрой судебных экспертиз Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), последовательно в своих трудах проводит мысль о том, такой подход сейчас представляется устаревшим.

Процессы дифференциации научного знания, сопровождающие развитие науки вообще, не обошли стороной и юридические науки. Право – это не застывший формализованный свод правил. Оно изменяется и развивается по мере развития общества и государства. С момента вынесения вышеуказанного постановления Пленума Верховного суда СССР прошло почти 40 лет, и выносилось оно совершенно в других условиях и в другой, по сути, стране. В настоящее время судьи, как правило, владеют знаниями только из определенных отраслей права и не в состоянии в необходимой степени ориентироваться во всех тонкостях современного обширного законодательства, которое к тому же постоянно изменяется и развивается.

Статья в тему:  Хто має право звернутися до конституційного суду україни

В этих сложных условиях в каждой из отраслей права можно условно очертить круг общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто востребуемых ими знаний и специальных знаний. В то же время знание тонкостей современного законодательства во многих случаях крайне необходимо для полного, объективного и всестороннего установления истины по гражданскому делу (особенно в арбитражном процессе), делу об административном правонарушении, а иногда и по уголовному делу. (Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М.: «Проспект», 2010)

Россинская Е.Р. пишет о необходимости ввести в юридическую практику экспертизы по вопросам права.

В современных условиях судебный прецедент закрепляет в актах высших судебных органов наработки значительного числа высококвалифицированных специалистов, проработавших правовую квалификацию дел, дошедших до Верховного суда.

Естественно, пренебрегать такими наработками, ограничивая их применимость одним делом, будет непозволительной расточительностью интеллектуальных ресурсов.

Но есть еще одна сторона медали.

Вследствие вышеуказанного усложнения законодательства стали возникать ситуации, когда результаты толкования разных субъектов стали не совпадать. Нередко по своим выводам они диаметрально отличаются друг от друга.

И некоторых юристов эта проблема повергла в ступор. Стали говорить о непредсказуемости результатов судебной деятельности.

Более того, некоторые стали рассматривать прецедент как инструмент вынесения решений в обход закона.

Насколько эти рассуждения обоснованы, рассмотрим ниже.

Прецедент и решения в обход закона

Все единодушно признают, что нормой жизни должна быть предсказуемость результатов судебной деятельности.

И перед нами вопрос: исключает ли вариативность толкования предсказуемость деятельности суда?

Полагаю, что нет, не исключает.

Разработчики современных справочно-правовых систем уже давно успешно адаптировали их к проблеме многовариантности.

Так, в СПС К+ есть вид аналитики, называемый Энциклопедия судебной практики, где рассматриваются все варианты толкования и применения анализируемой нормы.

Аналогичный вид аналитики в СПС «Гарант» также называется Энциклопедией судебной практики.

В системе «Юрист» многовариантность учитывается в «Рекомендациях».

В качестве примера рассмотрим аналитический материал К+, доступный каждому в вечернее время, называемый «Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы судебной практики: Совет директоров (наблюдательный совет) и исполнительные органы акционерного общества»

1.1. Вывод из судебной практики: По вопросу возможности установления дополнительных требований к кандидатам в члены совета директоров (наблюдательного совета) существует две позиции судов.

Позиция 1. Закон об акционерных обществах не предусматривает возможности установления обществом дополнительных требований к членам совета директоров (наблюдательного совета).

Суды исходят из того, что в п. 2 ст. 66 Закона об акционерных обществах законодатель установил ограничение в отношении кандидатов в члены совета директоров (наблюдательного совета), указав на то, что ими могут быть только физические лица, которые при этом могут и не являться акционерами общества.

Необходимо отметить, что до 01.01.2002 года (вступления в силу Федерального закона от 07.08.2001 N 120-ФЗ) Закон об акционерных обществах предусматривал возможность установления в уставе общества или внутреннем документе, утвержденном общим собранием акционеров, требований к лицам, избираемым в состав совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Статья в тему:  Что должен делать свидетель в суде

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.04.2007 по делу N А 31-1789/2006-21

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.05.2012 N Ф 03-1766/2012 по делу N А 73-11459/2011

Постановление ФАС Поволжского округа от 07.12.2006 по делу N А 57-29197/05

Позиция 2. Закон об акционерных обществах допускает возможность установления обществом дополнительных требований к членам совета директоров (наблюдательного совета).

Суды исходят из того, что Закон об акционерных обществах не запрещает предъявлять к лицам, избираемым в совет директоров, специальные (дополнительные) требования, обусловленные особенностями деятельности общества, в том числе касающиеся образования и профессионального опыта таких лиц.

Постановление ФАС Поволжского округа от 24.03.2011 по делу N А 65-13174/2010

Аналогичная судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.12.2011 по делу N А 45-4037/2011

Постановление ФАС Центрального округа от 20.11.2009 по делу N А 23-677/09 Г-18-18

4.4. Вывод из судебной практики: По вопросу о неуведомлении (ненадлежащем уведомлении) члена совета директоров о проведении заседания как основании для признания недействительным решения совета директоров существует две позиции судов.

Позиция 1. Неуведомление (ненадлежащее уведомление) члена совета директоров о проведении заседания является основанием для признания недействительным решения совета директоров как принятого с существенным нарушением.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.09.2018 N Ф 01-3559/2018 по делу N А 43-35901/2017

Аналогичная судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.06.2015 N Ф 04-19502/2015 по делу N А 70-10398/2014

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.06.2015 N Ф 05-4867/2015 по делу N А 41-25804/14

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.03.2016 по делу N А 56-82019/2014

Постановление ФАС Уральского округа от 12.07.2013 N Ф 09-6610/13 по делу N А 47-9923/2012

Позиция 2. Неуведомление (ненадлежащее уведомление) члена совета директоров о проведении заседания не является основанием для признания недействительным решения совета директоров, если голосование данного неизвещенного лица не могло повлиять на результаты и не доказано причинение убытков обществу или акционеру (иных неблагоприятных последствий для них).

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.10.2016 N Ф 07-8687/2016 по делу N А 42-157/2016

Особенно ярко видно на примере Энциклопедий по налогам, что все позиции, а их бывает и 2, и 3, вполне мотивированы и выглядят достаточно убедительно.

Для нашей темы важно то, что все многовариантные толкования известны и вполне предсказуемы. Именно как варианты. И хотя трудно сказать, какой из них будет реализован в вашем споре, но вам понятно, что даже в случае вынесения решения не в вашу пользу суд не сам выдумал такое толкование, а опирался на наработки коллег.

Кстати, зная о многовариантности, у юриста есть возможность заранее проработать идеи, как можно развенчать невыгодный клиенту вариант толкования и усилить выгодный.

Неправосудные решения имеют своим «техническим основанием», как правило, не вариативность толкования, а манипуляции с доводами сторон и искажение обстоятельств дела и доказательств.

Пример из практики: УК обратилась с иском о взыскании с гражданина долга за коммунальные услуги. Ответчик оспорил размер долга и представил суду свой контр-расчет и чеки об уплате.

Статья в тему:  Какая выписка из егрн нужна для суда

Суд уклонился от оценки доказательств и чтобы как то объяснится, почему он выбрал расчет истца, в мотивировке написал, якобы в чеках не указан платежный период. В то время как в действительности он был указан и даже был выделен в копиях для суда выделителем цвета.

Называется «не хочу видеть и не вижу».

Таким образом, роль прецедента в российской правовой системе признавалась всегда, а сейчас, с усложнением правовой системы, существенно возросла. Появилась вариативность толкования. Инструментом коррупции и принятия решений в обход закона прецедент не является. Высококвалифицированный юрист всегда может законным образом использовать вариативность толкования в интересах своих клиентов.

Почему судебный прецедент, за исключением решений Конституционного суда, до сих пор не стал официальным источником права в России?

Судебный прецедент в России не является официальным источником права, прежде всего из-за того, что у нас романо-германская правовая система. Однако на деле все несколько иначе.

Приведу слова Председателя Конституционного Суда РФ Зорькина В.Д.: «Правотворческая деятельность судов в правовой системе России формально (официально) не признается, в доктрине интерпретируется противоречиво, но реально существует и через высшие судебные инстанции влияет на развитие права, так же как это имеет место и в ряде других стран Европейского континента (Греция, Италия, Нидерланды, ФРГ и др.). Решения Конституционного Суда, в результате которых нормативные акты, признанные неконституционными, утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же общее значение (как и нормативные акты), не присущее по своей природе правоприменительным актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов (Постановление КС РФ от 16.06.1998 N 19-П). Таким образом, решения Конституционного Суда по делам о проверке конституционности законов и иных нормативных правовых актов высокого уровня имеют, по сути, нормативный характер (обладают нормативной силой) и как таковые приобретают прецедентное значение»

На мой взгляд Зорькин В.Д. довольно ёмко высказался о том, что на самом деле в России многие судебные акты приобретают прецедентное значение. Проблема заключается в том, что единства судебной практики не будет в полной мере до тех пора пока в РФ не будет судебный прецедент признан источником права.

На практике суды сейчас действительно при вынесении решений активно ссылаются на разъяснение вышестоящих судов. Вышестоящие суды сейчас фактически создают правовые нормы, которые имеют важное юридическое значение не только при судебных спорах, но и в хозяйственной деятельности или даже в деятельности граждан.

Вероятно, что отсутствие официального закрепления судебного прецедента как источника права сейчас является нежеланием вносить изменения в Конституцию в это части. Также существует и мнение, что это может привести к беспределу судебной системы, когда решения будет выносится по заказу (т.е. в чьих-то интересах) и они будут становится источником права.

Источники:

http://rg.ru/2020/07/16/plenum-vs-rf-rekomenduet-ispolzovat-precedenty-v-sudebnoj-praktike.html

http://zakon.ru/blog/2019/11/23/precedent

http://www.vedomosti.ru/finance/articles/2021/04/27/867911-opasnii-pretsedent

http://www.9111.ru/questions/7777777771234611/

http://yandex.ru/q/question/pochemu_sudebnyi_pretsedent_za_reshenii_v_46a643fe/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector