0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нужно ли предупреждать суд об аудиозаписи

Содержание

Я записываю все телефонные разговоры. Законно ли это?

Я записываю вообще все свои телефонные разговоры. Если что-то забыл, могу всегда послушать и освежить в памяти. Если разговор касается не только меня, но и всей семьи — например, звонят рассказать об ипотечном кредите и его условиях, — удобнее потом дать послушать супруге запись с менеджером банка, чем пересказывать своими словами.

Задался вопросом, насколько законна такая запись. Обязан ли я предупреждать вторую сторону о том, что записываю разговор? Могу ли я использовать эту запись для защиты своих прав, например, когда кто-то угрожает мне по телефону? Или же когда частенько звонят с назойливой рекламой, могу я использовать запись, чтобы наказать звонивших по закону?

Вы когда-то писали, что записывать свой разговор можно, это называется надлежащим доказательством. Но в статье про то, как доказать, что договор был, говорите, что суды часто отказываются приобщать записи в качестве доказательств и нужна экспертиза. Я запутался.

Расскажите, что я вообще могу делать со своей записью, а что нет?

Сама по себе запись телефонных переговоров никаких законов не нарушает. Вы и собеседник знаете, о чем говорили, для вас двоих это не тайна.

А вот о том, что дальше можно делать с такой записью и что нельзя, я расскажу подробнее.

Что говорит закон

Существуют категории информации, к которым нет доступа без согласия обладателя:

Если телефонный разговор между вами и собеседником касается бытовых вопросов, ни к одной из перечисленных категорий он не относится. Вы можете его записывать и хранить при условии, что записи не будет в открытом доступе в интернете или где-то еще.

В личных целях вы можете пользоваться записями разговоров без ограничений: например, как записной книжкой, чтобы самому себе что-то напоминать.

Даже если вы делитесь записью с супругой, нарушением это тоже не считается. Например, ваш разговор об ипотеке с менеджером банка можно дать послушать кому угодно: речь о публичном предложении, условия которого доступны всем желающим.

Тайну телефонных разговоров защищает статья 138 УК РФ. Если вы или собеседник во время разговора решили его записать, статья вас не касается. Но касается, если вы специально записываете чужой разговор, в котором сами не участвуете. Санкции за такое преступление — от штрафа в 80 000 рублей до исправительных работ на срок до одного года.

Статья в тему:  Долгопрудненский суд как добраться

Объясняю, как это работает. Если вы сами звоните супруге и включаете запись разговора — это законно. Но если вы установите на телефоне супруги программу для записи ее разговоров с другими людьми — это преступление. В суде рассказы о поиске возможных любовников в этом случае не помогут.

Как хранить записи телефонных разговоров

Предупреждать собеседника о том, что вы записали разговор, необязательно. Но нельзя передавать посторонним людям аудиозаписи без согласия собеседника. За нарушение грозит административная ответственность по статье 13.14 КоАП РФ и штраф от 500 до 1000 рублей.

Если разглашение информации из разговора приведет к потере репутации или к иному ущербу, пострадавший вправе требовать компенсацию. Варианты ущерба тут могут быть какими угодно: например, разглашение фактов из жизни человека, которые он скрывал от окружающих.

Как используют запись телефонных разговоров в суде

На мой взгляд, самостоятельно сделанная аудиозапись разговора не самое лучшее доказательство. Суды крайне неоднозначно относятся к ним и не всегда приобщают в качестве доказательства к делам.

Приведу пример из судебной практики. Женщина дала в долг 1,5 млн рублей, а должник деньги не вернул. В качестве доказательства женщина предоставила в суд аудиозаписи телефонных разговоров с супругой должника. Супруга подтверждала, что деньги заняли для совместного с мужем бизнеса. Раз так — значит, ответчиков по иску двое, шансы вернуть долг выше.

Суд первой инстанции признал аудиозаписи доказательством. Во второй инстанции сказали, что разрешение на запись никто не получал, поэтому это не доказательство. Точку поставил Верховный суд. Он постановил, что закон не нарушали: запись разговора о долге сделал один из собеседников, речь шла именно о долге, это можно признать доказательством.

После этого дела многие СМИ написали, что Верховный суд разрешил ведение записи переговоров. Но на самом деле все не так просто. Решение приняли по конкретному делу, где учитывалось содержание конкретного разговора. Аудиозапись могли не признать доказательством, если бы в разговоре упоминались какие-то персональные данные.

Часто из записи непонятно, когда она была сделана, при каких обстоятельствах и о чем был разговор. Например, беседа должника с кредитором состоит из нецензурной лексики, междометий и в ней не упоминаются конкретные имена, факты и обстоятельства.

Правоохранительные органы и суды отдают предпочтение записям, полученным с соблюдением всех процессуальных норм. Процессуальные нормы — это прописанная в законе последовательность действий, гарантирующая подлинность записи и законность ее получения. Ее делают на учтенный носитель специально обученные сотрудники. В случае с негласной записью телефонного разговора сотрудники полиции всегда получают разрешение суда. Оспорить подлинность такой записи крайне сложно.

Когда, кроме записи телефонного разговора, у потерпевшего нет других доказательств, следователи могут скопировать файл или даже изъять телефон и приобщить его вместе со всеми записями к материалам дела в соответствии с требованиями уголовного кодекса. Это называется «выемка» — ст. 183 УПК РФ.

Но даже в этом случае окончательное решение о том, доказательство ли эта запись или нет, принимает суд. И не всегда решения суда однозначны: судьи тоже люди и могут ошибаться. Об этом у нас есть целая рубрика — «Изумительные истории».

Статья в тему:  Как работает канцелярия деснянского суда

Что нужно знать, чтобы отстоять свои интересы с помощью записей телефонных разговоров

Аудиозапись — слабая защита. Если речь идет о деньгах, грамотно составленный договор полезнее записи на телефоне.

Если вы планируете использовать запись разговоров для защиты, стройте беседу так, чтобы собеседник обязательно представился. Постарайтесь проговорить дату разговора, место и обстоятельства, с которыми он связан. Не обсуждайте информацию, относящуюся к личным данным, говорите четко и по делу.

Не используйте ненормативную лексику и специфические термины, понятные только вам и собеседнику. Помните, смысл разговора должен быть понятен не только вам, но и судье.

Потребуется подтвердить не только факт разговора, но и его точное время. Детализацию разговоров закажите у своего оператора мобильной связи.

Если вы стали жертвой уголовного преступления, одной аудиозаписи с угрозами или вымогательством будет недостаточно. Обратитесь с заявлением в полицию, сотрудники знают, что делать в такой ситуации. Они могут получить судебное решение и поставить телефон мошенника на прослушивание.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Статья в тему:  Как получить исполнительный лист в гражданском суде

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Статья в тему:  Когда в зал суда входит политика эссе

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

Статья в тему:  У якому місті перебуває європейський суд

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Право на аудиозапись

ПРАВО НА АУДИОЗАПИСЬ

Квалифицированная юридическая помощь и закрытость судебных заседаний

Лев БАРДИН,
адвокат Центральной коллегии
адвокатов г. Москвы

Практика участия адвокатов в различных судебных процессах позволяет сделать вывод о том, что текст подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона об адвокатской деятельности – о фиксации адвокатом материалов дела – нуждается в корректировке.

В соответствии со ст. 6 Закона об адвокатской деятельности в полномочия адвоката, в частности, входит право «фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законно тайну».

В открытом заседании

Требования закона об обеспечении качества юридической помощи очевидно возлагают на адвокатов в том числе и обязанность фиксировать ход судебного разбирательства, проверять соответствие содержания составляемых протоколов судебного заседания всему произнесенному участниками процесса. Кроме того, фиксация всего сказанного в процессе позволяет своевременно вносить корректировки в тактику ведения дела, уточнять правовую позицию. Своевременное обнаружение адвокатом неточностей в протоколе судебного заседания и подача соответствующих замечаний позволяют надеяться, что эти замечания будут удовлетворены и учтены судом при вынесении решения по делу. Даже если в удовлетворении замечаний будет отказано, они все равно остаются в материалах дела, т.е. могут быть использованы при подготовке и подаче жалобы на решение суда, если доверитель с ним будет не согласен.

Статья в тему:  Где отмечаться после суда

В случае разбирательства дел в открытом судебном заседании проблем в принципе возникать не должно. Согласно п. 7 ст. 11 АПК РФ, п. 5 ст. 241 УПК РФ, п. 7 ст. 10 ГПК РФ право на аудиозапись имеют как участники процесса, так и просто присутствующие в открытом судебном заседании граждане.

Дискриминация стороны защиты в закрытом заседании

Иначе обстоит дело при разбирательстве дел в закрытых судебных заседаниях. Причем перевести открытое судебное заседание в закрытое не так уж и сложно (п. 2. ст. 11 АПК РФ, п. 2 ст. 241 УПК РФ, п. 2 ст. 10 ГПК РФ), тем более если это не предусмотрено законом, а отдано на усмотрение суда.

И по всему этому огромному массиву дел существует запрет на аудиозапись хода судебного разбирательства. При рассмотрении таких дел просто присутствующих в судебном заседании граждан нет и не может быть по определению. Фактически единственными пострадавшими от такого запрета являются именно адвокаты и в результате их доверители. Все остальные допущенные в закрытое судебное заседание профессионально возразить против неточностей в протоколе судебного заседания просто не могут.

Иногда в ловушку незамедлительного запрета на аудиозапись попадают сами же юристы, добившиеся удовлетворения ходатайства о проведении судебного разбирательства в закрытом режиме. В этом случае остается только обучиться скорописи, стенографии и т.п., а в тексте замечаний на протокол судебного заседания утверждать, что вы записали абсолютно все, а в протоколе что-то отражено неправильно. В глазах суда такие утверждения в замечании выглядят несколько легковесно. А суд, рассматривающий жалобу на решение / приговор, стоит перед выбором: верить вашим замечаниям на протокол, неизвестно на чем основанным, либо – протоколу судебного заседания, конечно же, составленному секретарем судебного заседания по сделанной им аудиозаписи судебного заседания. Ссылка на сделанную адвокатом в нарушение закона скрытую аудиозапись закрытого судебного заседания приведет к негативным для адвоката последствиям, в том числе и дисциплинарным.

Ни адвокатов, ни их доверителей такое дискриминационное положение дел устраивать не должно. В отличие от других участников процесса адвокат, связанный рамками адвокатской тайны, действительно нуждается в праве на аудиозапись любого судебного заседания, как открытого, так и закрытого. И необходимость эта сугубо процессуальная.

Позиция Конституционного Суда

Определением от 17 июня 2010 г. № 794-О-О Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.В. Виноградова, которой оспаривалась конституционность ст. 241 УПК РФ в части, разрешающей вести аудиозапись судебного процесса только в открытом заседании. В своей жалобе в Конституционный Суд заявитель утверждал, что это законоположение, исключая возможность ведения аудиозаписи хода закрытого судебного заседания его участниками, лишает заинтересованных лиц права сослаться на нее при обосновании замечаний на протокол судебного заседания и при обжаловании приговора. По мнению заявителя, данная норма, нарушая его права на получение квалифицированной юридической помощи и на защиту от обвинения всеми не запрещенными законом способами, а также принцип равноправия сторон судопроизводства, противоречит ст. 45 (ч. 2), 48 (ч. 1) и 123 (ч. 3) Конституции РФ.

Статья в тему:  Как узнать каким судом осужден человек

Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Считаем, что аргументация определения должна быть приведена: «Регламентируя вопрос о фиксации хода и содержания судебного разбирательства, законодатель предусмотрел УПК РФ, что в протоколе судебного заседания, в том числе закрытого, обязательно указываются подробное содержание показаний допрошенных судом лиц, вопросы, заданные допрашиваемым, их ответы, обстоятельства, которые участники судебного разбирательства просят занести в протокол, и заявления, возражения и ходатайства лиц, участвующих в уголовном деле (п. 6, 10, 11 и 13 ч. 3 ст. 259). Согласно же ст. 260 данного Кодекса в течение трех суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания, подлежащие незамедлительному рассмотрению председательствующим; по результатам рассмотрения замечаний председательствующим в судебном заседании должно быть вынесено мотивированное постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении, которое вместе с замечаниями приобщается к протоколу судебного заседания. Приведенные законоположения не предполагают произвольное отклонение председательствующим поданных на протокол судебного заседания замечаний или лишение участников процесса возможности обжаловать само постановление об отклонении замечаний и ссылаться при обжаловании приговора на необоснованность такого отклонения, а в нормативной связи с другими положениями закона они не могут рассматриваться и как исключающие обязанность суда на основе принципа объективности вносить изменения в протокол судебного заседания в соответствии с поданными замечаниями.

Кроме того, поскольку в силу ч. 2 и 5 ст. 259 УПК РФ для обеспечения полноты протокола при его ведении нередко используются стенографирование, а также технические средства (фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка), письменный протокол судебного заседания в части, касающейся фиксации показаний и исследования иных доказательств, может в ходе судебного следствия рассматриваться как производное доказательство в сопоставлении с аудио- или видеозаписями, в которых непосредственно запечатлены ход и результаты судебного разбирательства (определение КС РФ от 2 июля 2009 г. № 1007-О-О). Соответственно, ч. 5 ст. 241 УПК РФ не может расцениваться как ущемляющая конституционные права заявителя в указанном им аспекте, поскольку уголовно-процессуальный закон содержит положения, гарантирующие достоверность фиксации хода и содержания судебного заседания».

Итак, фиксация хода и содержания закрытого судебного процесса Конституционным Судом признана достаточной. Более того, определение КС РФ по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. Комментарии выводов Конституционного Суда, увы, представляются излишними. Каким же видится выход из сложившегося положения?

Необходимо внесение изменений в закон

Представляется необходимым изменить содержание подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и изложить его в следующей редакции: «6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законно тайну». Таким образом законодательно будут зафиксированы особые полномочия адвокатов в закрытых судебных заседаниях. А необходимость наделения такими полномочиями обусловливается требованием Конституции о квалифицированной юридической помощи и обеспечении права на защиту.

Статья в тему:  Можно ли отправить возражение в суд по почте

ВС запретил отключать аудиопротоколирование во время судебных заседаний

Сегодня пленум Верховного суда России рассмотрел проект постановления, разъясняющего процедуру рассмотрения административных дел: там, где речь идет о споре гражданина с государством. Например, по специальной процедуре, прописанной в Кодексе административного судопроизводства, рассматриваются споры с налоговой инспекцией или службой судебных приставов.

Закон предусматривает обязательное аудиопротоколирование судебных заседаний. Это значит, что заседание должно непрерывно записываться с самого начала, до конца. «Судам апелляционной инстанции необходимо учитывать, что протокол судебного заседания, составленный в письменной форме и содержащий все сведения, предусмотренные частью 3 статьи 205 КАС РФ, не может заменить аудиопротоколирование, ведение которого обязательно, поэтому при нарушении процессуальных правил о непрерывном ведении аудиопротоколирования судебного заседания решение суда первой инстанции подлежит безусловной отмене», сказано в проекте постановления пленума.

«Сама по себе аудиозапись судебных слушаний сторонами и их представителями — довольно старая практика, — сказал «РГ» адвокат бюро «Сикайло, Ромахова и партнеры» Алексей Сикайло. — Суды же запись заседаний в обязательном порядке начали довольно недавно, если говорить об арбитражных судах и судах общей юрисдикции первого уровня».

Кстати, арбитражные суды начали предоставлять возможность прослушать аудиопротоколы судебных заседаний в режиме онлайн.

«На данный момент доступ к материалам дел и протоколам предоставляется только сторонам и их представителям, — говорит Алексей Сикайло. — Для этого необходимо зарегистрироваться, либо через ЕСИА войти в систему my.arbitr.ru, после чего подать соответствующее ходатайство. Судья, как правило, при наличии полномочий у ходатая, согласовывает предоставление доступа к материалам и протоколам».

По его словам, размещение материалов судебных дел в электронном виде, включая, доступ к аудиопротоколам, безусловно, облегчает работу сторон и их представителей в процессе. «Особенно если дело рассматривается судом, который находится в удаленном от места нахождения стороны регионе», — заключил эксперт.

ВККС рассказала о наказании за отсутствие аудиопротокола и низкое качество работы

Предупредили за отсутствие должного контроля

Судебная коллегия по административным делам Верховного суда вынесла в адрес судьи Краснодарского краевого суда Андрея Леганова частное определение, поскольку тот необоснованно задержал направление административного дела. Апелляционная жалоба поступила в суд 14 сентября 2017 года, а административное дело по апелляционной жалобе – 17 января 2018 года.

Леганов объяснил: он подписал сопроводительное письмо в ВС и отдал дело помощнику для передачи в канцелярию 18 или 19 сентября 2017 года. Только 28 декабря он узнал, что указанное дело не было направлено в суд апелляционной инстанции. Леганов установил: на 28 декабря 2017 года дело находилось в канцелярии в том виде, в котором он его передал помощнику. В итоге оно было направлено только в первый рабочий день 2018 года.

Таким образом, из-за отсутствия должного контроля судьи за своевременным направлением дела вместо предусмотренных законом пяти дней дело поступило в ВС только через четыре месяца. Это привело к нарушению прав участников судопроизводства на рассмотрение в разумные сроки. Поэтому ККС Краснодарского края наказала Леганова предупреждением.

Привлекли к ответственности за частые отмены

Комиссия судей Белгородского областного суда провела проверку работы зампреда Свердловского районного суда г. Белгорода Владислава Сороколетова. В результате выяснилось: Сороколетов неоднократно нарушал нормы материального и процессуального права при вынесении судебных постановлений, противоречащих закону, без учета сложившейся судебной практики и разъяснений ВС. Так, в 2017 году Сороколетов рассмотрел 252 гражданских дела, из них обжаловано 47 решений и определений, 10 отменено в апелляции. По состоянию на 17 мая 2018 года он рассмотрел 75 дел, из них обжаловано 20, отменено два.

Статья в тему:  Какой ток применяется на судах

Сороколетов принимал исковые заявления и рассматривал дела, не подведомственные судам общей юрисдикции. Например, он рассмотрел иск МВД к физлицу о взыскании денег в счет возмещения причиненного преступлением имущественного вреда, хотя процессуальный закон не предусматривает принятие и рассмотрение судом такого заявления.

Принимая иски к производству, Сороколетов не проверял полномочия представителей истцов и соответствие закону прилагаемых ими копий доверенностей. Он также не предпринимал мер к истребованию подлинников документов либо их копий. Ряд исков Сороколетов оставил без рассмотрения со ссылкой на повторную неявку сторон на судебное заседание при явном отсутствии данных об их извещении.

На коллегии Сороколетов полностью признал свою вину. ККС Белгородской области наложила на него взыскание в виде замечания.

Наказали за нарушение подсудности

Зампред Советского районного суда Волгограда Ирина Шамарина приняла к производству иск о разделе совместно нажитого имущества, находящегося в Омске. Согласно законодательству, такой иск надлежало рассматривать по месту нахождения имущества, то есть в омском суде. ККС Волгоградской области пришла к выводу, что этим решением Шамарина умышленно проигнорировала нормы закона. Также Шамарина удовлетворила иск о признании права собственности на объект недвижимости и не привлекла к участию в деле администрацию города, чьи права были затронуты. По другому делу Шамарина обязала предоставить в собственность физлица земельный участок, который в 20 раз превышает площадь, занимаемую объектами недвижимости этого лица. Все указанные решения были отменены вышестоящим судом.

Ранее Шамарина уже допускала аналогичные нарушения: рассматривала неподсудные дела, проводила судебные заседания без надлежащего извещения участвующих лиц, не осуществляла должную оценку и исследование доказательств, ограничивала лицам доступ к правосудию. В ее адрес неоднократно выносились частные определения. Статистика Шамариной говорит о недостаточно высоком качестве принятых ею решений.

Председатель Волгоградского областного суда ходатайствовал о лишении Шамариной полномочий. Сама судья подала письменное заявление об отставке. По результатам тайного голосования за решение о досрочном прекращении полномочий проголосовали менее 2/3 членов ККС Волгоградской области. При этом большинство высказались за наложение дисциплинарного взыскания в виде предупреждения. Кроме того, коллегия удовлетворила заявление об отставке судьи.

Получила замечание за волокиту

Мировой судья судебного участка № 73 Брянского судебного района Брянской области Светлана Могилевцева нарушила право на справедливое разбирательство в разумный срок: она рассматривала это уголовное дело девять месяцев и 12 дней. Потерпевший обратился в Брянский областной суд с просьбой взыскать с Минфина и УФК по Брянской области денежную компенсацию за нарушение права на уголовное судопроизводство. Он получил 20 000 руб. Аналогичное нарушение уголовно-процессуального законодательства Могилевцева допускала и ранее. Поэтому ККС Брянской области наказала судью замечанием.

Предупредили за низкое качество

За девять месяцев 2018 года судья Курганского городского суда Светлана Маргина рассмотрела 414 гражданских дел, из них с вынесением решения – 341 дело. Качество ее решений значительно ниже среднеобластных показателей. Так, из 54 обжалованных в апелляции решений 27 отменено или изменено, что составило 50% при среднеобластном показателе 78,03%. Показатель качества определений от числа обжалованных составил 60% при среднеобластном показателе 72,77% (из 20 определений восемь отменено или изменено). Показатель качества решений из общего числа вынесенных также ниже среднего – 92,08% при среднеобластном показателе 96,49%. При этом нагрузка Маргиной сопоставима с нагрузкой других судей. Причинами отмен и изменений судебных решений явились нарушения норм процессуального и материального права.

Статья в тему:  Кем образуются специализированные суды

Маргина признала свою вину, и ККС Курганской области наказала ее предупреждением.

Не разъяснил решение и получил предупреждение

Судья Арбитражного суда Омской области Иван Солодкевич нарушил установленный арбитражным процессуальным законодательством срок рассмотрения заявления о разъяснении судебного акта на восемь дней. Кроме того, потерялось дело, которое находилось в отделе судьи Солодкевича. По указанным фактам была проведена проверка, которая выявила многочисленные нарушения ведения делопроизводства.

Солодкевич пояснил: он не входит в состав суда, принявшего решение по делу, поэтому самостоятельно рассматривать вопрос о его разъяснении, в том числе в порядке взаимозаменяемости судей, не мог. Кроме того, Солодкевич указал на нарушение процедуры проверки, поскольку о ее назначении был проинформирован или к истечению, или по истечении срока проведения. Однако ККС Омской области отвергла доводы Солодкевича и наказала его дисциплинарным взысканием в виде предупреждения.

Объявили замечание за отсутствие аудиопротокола

Судья Гуковского городского суда Ростовской области Лариса Плохова грубо нарушила законодательство, регламентирующее обязательное ведение аудиопротоколирования при рассмотрении административных дел в судах первой и апелляционной инстанций. Она несколько раз провела заседание без использования аудиозаписи, при этом под протокол сообщила о ее ведении. В связи с этим в адрес Плоховой было вынесено частное определение.

Плохова указала, что аудиозапись вела секретарь на диктофон, поскольку установленный в зале заседания мобильный комплекс «Фемида» был направлен на ремонт для устранения технических и программных неполадок. По окончании заседания при прослушивании на диктофоне записи было установлено, что произошел технический сбой, в результате которого отсутствовал звук, о чем составлены соответствующие акты. Тем не менее был нарушен закон, поэтому ККС Ростовской области привлекла Плохову к дисциплинарной ответственности в виде замечания.

Скрыл машины и получил наказание

Судья Ленинского районного суда Кирова Марат Чепурных предоставил недостоверные сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера за 2014–2016 годы. Он не указал два автомобиля. Чепурных объяснил: эти машины были сняты с регистрационного учета на основании его заявлений в ГИБДД, поэтому указанные транспортные средства не отражались в налоговых декларациях. Кроме того, одну из машин он продал с отсрочкой выплаты, следовательно, данных о доходах от продажи в декларации тоже нет. ККС Кировской области пришла к выводу, что этот поступок нельзя назвать малозначительным, и наказала Чепурных предупреждением.

Ответил за недостоверные сведения

Судья Нюрбинского районного суда Республики Саха (Якутия) Борис Алексеев рассматривал дела с участием организации, в которой работает его дочь, а в справке о доходах за 2014 год указал недостоверные сведения. Алексеев пояснил: все гражданские и административные споры им были рассмотрены объективно и беспристрастно, отвод никто из участников процесса не заявлял. Судья полагал, что основания для самоотвода отсутствуют. Что касается машины, которую Алексеев не отразил в справке об имуществе, она была продана, но не снята с регистрационного учета. Однако ККС Республики Саха (Якутия) настаивала: если Алексеев получил доходы от продажи автомобиля, они должны быть в справке. Поэтому коллегия наложила на судью дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Источники:

http://journal.tinkoff.ru/ask/vse-zapisal/

http://www.garant.ru/article/1091694/

http://www.advgazeta.ru/arhivnye-zapisi/pravo-na-audiozapis/

http://rg.ru/2020/05/19/vs-zapretil-otkliuchat-audioprotokolirovanie-vo-vremia-sudebnyh-zasedanij.html

http://pravo.ru/story/217057/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector