0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности процессуального статуса суда как субъекта доказывания

Содержание

Суд как субъект доказывания в уголовном процессе РФ Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Лаврова Е.А.

В работе исследовано положение суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве РФ. Данный вопрос проанализирован, исходя из опыта стран с различными правовыми системами.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Лаврова Е.А.

Текст научной работы на тему «Суд как субъект доказывания в уголовном процессе РФ»

Таврический научный обозреватель —^ауг^шепсе

Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

СУД КАК СУБЪЕКТ ДОКАЗЫВАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РФ

В работе исследовано положение суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве РФ. Данный вопрос проанализирован, исходя из опыта стран с различными правовыми системами.

Ключевые слова: суд, доказывание, уголовный процесс, суд как субъект доказывания, состязательность, равноправие сторон.

В соответствии со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Однако признаки, составляющие состязательность, неоднозначно толкуются и применяются в судопроизводстве государств даже одной системы права. Для того чтобы определить содержание состязательности, необходимо обратиться к положительному опыту зарубежных стран, а также традициям судопроизводства в России.

Дискуссионным является вопрос о роли суда в процессе доказывания. Должен ли он играть активную роль в процессе доказывания или должен быть пассивным участником уголовного процесса?

В процессе, построенном на принципе состязательности, суд без каких-либо исключений пассивен и следит только за соблюдением процедуры судебного разбирательства и выносит решение только на основании, предоставленных сторонами доказательств. В действительности «чистый» состязательный уголовный процесс не существует, и вопрос о его появлении и существовании в будущем является достаточно спорным.

В наиболее развитом виде принцип состязательности применяется в странах англосаксонской правовой системы, т.к. рассмотрение уголовных дел, представление и дальнейшее исследование доказательственной базы в суде, осуществляется в соответствии с правилами гражданского процесса в виде искового производства. В странах с англосаксонской правовой системой судебное разбирательство характеризуется повышенной инициативой сторон в ведении дела и относительной пассивностью суда. Однако если познакомиться с этой правовой системой более пристально, можно сделать вывод о том, что она не ограничивает суд по ряду правомочий. Например, судья имеет право по собственной инициативе вызывать свидетелей, которых не вызывали стороны, в том случае если данные свидетели дают показания, которые опровергают заявления подсудимого. Кроме того, суд может допросить свидетелей, для того, чтобы уточнить и устранить выявленные противоречия в доказательственной базе [1]. Таким образом, формально судьи наделены правом на вызов свидетелей по собственной инициативе, истребование документов, но как показывает практика, они не ставят перед собой цель, реализовывать данное право в полной мере.

Иной подход к принципу состязательности в странах континентальной Европы. В данных странах судьи занимают более активную позицию в судебном разбирательстве. В соответствии со ст. 310 УПК Франции суд наделен полномочиями, в соответствии с которыми он может по совести и чести принимать любые меры, которые он сочтет полезными для установления истины. Суд вправе в ходе разбирательства вызывать и заслушивать любое лицо, выдавая в случае необходимости мандат о приводе, или распорядиться о предоставлении в суд любых новых вещественных доказательств, которые,

Таврический научный обозреватель www.tavr.science

по его мнению, в связи с развитием судебного разбирательства полезны для установления истины.

Принципы континентальной системы права действуют и в уголовном процессе Германии. По словам Б. А. Филимонова, «в теории германского уголовного процесса и на практике суд сам независимо от представленных доказательств и заявленных ходатайств участников процесса отыскивает истину. Прокурор, не являясь стороной в процессе, только представляет обвинение в суде, ограничен так называемой надзорной функцией и по существу не участвует в судебном следствии» [2]. УПК Федеративной Республики Германии закрепляет, что председательствующий руководит рассмотрением дела, допрашивает подсудимого, осуществляет судебное следствие; в целях установления истины суд обязан по долгу службы исследовать всю доказательственную базу, которая имеет значение для разрешения дела; председательствующий по долгу службы вправе предписать представление предметов и письменных материалов, которые могут служить доказательствами по делу.

Статья в тему:  Який суд видає виконавчий лист після перегляду справи апеляційним судом

В УПК РФ, устанавливается состязательная модель уголовного судопроизводства, которая во многом похожа на англо-саксонскую форму уголовного процесса. Это выражается в том, что суд занимает пассивное процессуальное положение в ходе судебного разбирательства. Суд предоставляет сторонам возможность проявлять свою активность, тем самым уменьшая свою роль в собирании доказательств. Кроме того, суд лишился права в случае необходимости замещать государственного обвинителя, выполняя за него функцию уголовного преследования, как это было по УПК РСФСР. В соответствии с ч.3 ст. 15 УПК РФ «суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Группа ученых, к примеру, таких как: Г. Н. Ветрова, А. П. Гуськова, В. И. Зажицкий, Н. К. Панько и др. поддерживают пассивное положение суда в доказывании по уголовному делу. Они утверждают, что у суда должны отсутствовать полномочия по собиранию новых доказательств по собственной инициативе, а также самостоятельные полномочия, не зависящие от согласия сторон по исследованию доказательств, имеющихся в уголовном деле на момент поступления его в суд. Н. К. Панько утверждает, что обязанность собирать доказательства — это прерогатива сторон [3]. Суд не должен принимать активное участие в доказывании, т.к. это может привести к постановлению незаконного и несправедливого приговора.

Однако проанализировав современное законодательство Российской Федерации можно сделать вывод о том, что принцип состязательности реализуется не в полной мере, т.к. законодатель все же провозгласил суд субъектом доказывания, которое в соответствии со ст. 85 УПК РФ представляет собой сбор, проверку и оценку доказательств. Это следует из положений ст. 74 УПК РФ (суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела), ст. 86 УПК РФ (собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий), ст. 87 УПК РФ (проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство), а также ст. 17 и 240 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 253 и ст. 286 УПК РФ суд на стадии судебного разбирательства может истребовать новые доказательства. Суд также правомочен по собственной инициативе осуществлять ряд следственных действий: при наличии противоречий между заключениями экспертов назначать судебную экспертизу; назначать повторную или дополнительную экспертизу, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допросов экспертов; вызывать и допрашивать эксперта,

Таврический научный обозреватель ——^ауг^шепсе

давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения; задавать вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелю после того как его допросят стороны; оглашать показания потерпевшего и свидетеля в случае неявки в судебное заседание (в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ) [4].

Относительно таких следственных действий, как осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, оглашение протоколов следственных действий, заключения эксперта, данного в ходе предварительного расследования, а также документов, которые были приобщены к уголовному делу или представлены в судебном заседании, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, предъявления в суде для опознания лица или предмета, освидетельствование, УПК РФ четко не предусматривает, по чьей же инициативе они производятся. Полностью согласны с утверждением, что данные следственные действия могут проводиться как по собственной инициативе суда, так и по ходатайству сторон [5].

Конституционный Суд РФ в 2003 году проверил конституционность положения о возможности собирания доказательств судом по собственной инициативе. Было отмечено, что осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом. В частности, речь идет о правомочии рассматривающего уголовное дело суда по собственной инициативе назначить повторную экспертизу, направленную на разрешение сомнений в обоснованности ранее полученного заключения эксперта и устранение противоречий в сделанных выводах.

Статья в тему:  Как подписать фото для суда

Такое право является непременным условием использования судом (в том числе в порядке части первой статьи 86, части первой статьи 240, части первой статьи 282, части первой статьи 283 УПК РФ) тех или иных доказательств для принятия на их основе правосудных решений. Иное не позволяло бы суду при рассмотрении уголовных дел давать объективную оценку отстаиваемым сторонами позициям и устранять возникающие в ходе судебного разбирательства сомнения в их обоснованности, а, следовательно, не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия.

Принятие судом в целях осуществления правосудия и на основании указанных норм УПК РФ решения о получении доказательств, предназначенных для проверки уже имеющихся в деле доказательств, не препятствует сторонам обвинения и защиты использовать на началах состязательности и равноправия, любые предусмотренные законом средства отстаивания своих интересов в суде, включая возражение против получения и исследования таких доказательств в судебном следствии и оспаривание их допустимости и достоверности. Суд в таком случае не освобождается от обязанности исследовать доводы сторон и при возникновении у него сомнений в допустимости и достоверности полученных им либо представленных сторонами доказательств, отвергнуть их в соответствии с требованиями, установленными законом на основании статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации [6].

Таким образом, автор приходит к выводу, что суд вправе по собственной инициативе осуществлять собирание доказательств.

Возвращаясь к поставленному вопросу, какую роль должен выполнять суд в процессе доказывания? Автор приходит к выводу о том, что суд как субъект доказывания должен быть объективным и беспристрастным участником процесса, не подменять других субъектов (обвинения и защиты), однако для установления всех обстоятельств по уголовному делу, вынесения законного и обоснованного приговора его деятельность не должна сводиться

Таврический научный обозреватель www.tavr.science

лишь к организационно-руководящим полномочиям. В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Суд же в свою очередь должен стремиться к постановлению справедливого, законного и обоснованного приговора, а таким он будет только в том случае, если в судебном разбирательстве суду представится возможность исследовать и установить все обстоятельства по уголовному делу.

1. Решетникова, И. В. Доказательственное право Англии и США. — М. : Изд-во «Городец», 1999. — С. 284.

2. Филимонов, Б. А. Предисловие. Уголовно-процессуальный кодекс ФР Германии., Пер. Филимонова Б. А. — М., 1994. — С. 10-11.

3. Панько, Н. К. Деятельность адвоката — защитника по обеспечению состязательности. — Воронеж, 2000. — С. 58.

4. Карабанова, Т. Н. Роль суда в доказывании в уголовном процессе Российской Федерации // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки, 2007. — N 1.

5. Михайловская, И. Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. — М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. — С. 192.

6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Веккера Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 86, 87,235, 252, 253,283 и 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20.11.2003 г. № 451-0 // Доступ из СПС «Консультант Плюс».

Активная роль суда при истребовании доказательств в налоговых спорах, рассматриваемых по КАС РФ: конституционно-правовой аспект.

С 15 сентября 2015 года дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов, рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ), введенным в действие Федеральным законом от 08.03.2015 № 22-ФЗ.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» к административным делам, рассматриваемым по правилам КАС РФ, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.

Пунктом 7 статьи 6 КАС РФ в качестве одного из основных принципов административного судопроизводства закреплен принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда.

Законодателем заявлен сложный симбиоз двух основополагающих принципов судопроизводства, что в итоге должно идти на пользу лицам, защищающим свои права в административном процессе [1] .

Принимая во внимание специфику публичного правоотношения, где гражданин (организация) выступает наиболее слабой стороной по отношению к субъекту, наделенному административными и иными публично-властными полномочиями, представляется обоснованным вывод о том, что в административном судопроизводстве «суд ни в правовом, ни в этическом аспекте не имеет права на занятие пассивной позиции» [2] .

Статья в тему:  Сколько в суде хранится решение

С учетом переноса бремени доказывания по рассматриваемой категории дел на государственный, в данном случае — налоговый орган, собственно активная роль суда при буквальном прочтении определена как инициатива по истребованию доказательств и правильное применение законов [3] .

В контексте фактической асимметрии между сторонами административно-процессуальных отношений это определяет особую ценность активной роли суда в процессе, призванную компенсировать дефицит возможностей административного истца по реализации процессуальных прав на диспозитивной основе. Более того, особенности административного судопроизводства могут оправдывать введение определенных ограничений принципа диспозитивности в целях оптимально сбалансированного обеспечения публичных и частных интересов [4] .

Активная роль суда в административном судопроизводстве не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее об отступлениях от конституционных требований состязательности сторон судебного процесса, предъявляемых к законодательной регламентации реализации права на судебную защиту, поскольку в ее основе лежат объективно значимые обстоятельства, предопределяемые самим характером публично-правовых отношений [5] .

Применительно к налоговым спорам суды также неоднократно указывали, что налоговые органы при вынесении решений по результатам проверок не вправе, а обязаны истребовать документы, подтверждающие правильность позиции налогоплательщика.

Так, в определении от 12.07.2006 № 267-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. При осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более — обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.

В случае неисполнения налоговым органом своей обязанности по получению доказательств, эта обязанность в соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» возлагается на суд, который для полного и всестороннего установления всех фактических обстоятельств по административному делу выявляет и истребует по собственной инициативе доказательства в целях правильного разрешения спора (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса). Пункт 6 части 3 статьи 135 КАС РФ прямо указывает на обязанность суда оказывать содействие лицам, не обладающим властными и иными публичными полномочиями, содействие в представлении доказательств и истребовать их, в том числе по своей инициативе.

В степени активности суда заключается отличие административного судопроизводства от гражданского,

где в силу пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В постановлении от 08.12.2003 № 18-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суд, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром.

Роль суда в административном судопроизводстве, как указывает Балашов А.Н. [6] , не должна сводиться к пассивному наблюдению за деятельностью сторон, а заключается в создании необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; в возможности и обязанности осуществления деятельности по сбору доказательств.

Таким образом, для административного судопроизводства характерен принцип судебного руководства, позволяющий суду самостоятельно получить необходимые доказательства и установить истину по делу.

Принцип судебного руководства, закрепленный в части 2 статьи 14 КАС РФ, дополняет принцип состязательности и равноправия сторон, являющийся основополагающим конституционным принципом отправления правосудия (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации).

На основании статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек, чьи права и свободы нарушены, должен иметь право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации [7] , по смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, то есть законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

Статья в тему:  Какие дела не относятся к исключительной подсудности российских судов

К числу наиболее важных и значимых для налогоплательщика мер следует отнести истребование судом по собственной инициативе доказательств, которые могут подтвердить невиновность налогоплательщика, поскольку гражданин (организация) как более слабая сторона процесса зачастую не имеет процессуальных возможностей и достаточного опыта для обеспечения самостоятельной эффективной защиты своих прав в споре с налоговыми органами.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.1995 № 7-П и от 13.06.1996 № 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Из данной позиции, конкретизированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в постановлении от 28.10.1999 № 14-П, определении от 18.04.2006 № 87-О, определении от 12.07.2006 № 267-О, вытекает, что гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Проводя аналогию с позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267-О, суд, рассматривая налоговые споры по КАС РФ не вправе, а обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию и документы, что соответствует конституционно-правовому смыслу норм части 1 статьи 63, пункта 6 части 3 статьи 135, частям 8, 12 статьи 226, части 1 статьи 306 КАС РФ.

[1] Яковлева А.П. Состязательность административного судопроизводства и активная роль суда // Вестник Поволжского института управления. 2015. № 6. С. 111

[2] Строгович М.С. Проблемы судебной этики. М., 1974. С. 201

Суд как участник процесса доказывания

Доказывание, как важнейшая уголовно-процессуальная деятельность, осуществляется определенными участниками уголовного процесса, которых в теории принято именовать субъектами доказывания.

В то же время, субъектами доказывания принято считать участников уголовного процесса, которые играют в доказывании постоянную роль (даже в пределах одной стадии процесса). Таким образом, субъекты доказывания – это не все участники уголовного процесса, а только те из них, которые имеют в нем самостоятельный или представляемый процессуальный интерес.

Определение суда как одного из субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве является одной из ключевых проблем теории субъектов доказывания. Дело в том, что между законодателем и научным сообществом, а также внутри научного сообщества нет единого мнения о том, является ли суд субъектом доказывания? И если является, то какая роль отводится ему в процессе доказывания?

Согласно ст. 85 УПК РФ от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ, процесс доказывания состоит из трех элементов: собирание, проверка и оценка доказательств.

Следует отметить, что законодатель не использует термины «субъект» или «участник» процесса доказывания, а использует перечисление в статьях 86, 87 и 88 УПК РФ тех участников уголовного судопроизводства, которые могут принимать участие в собирании, проверке или оценке доказательств. Во всех вышеперечисленных статьях УПК РФ суд, как участник уголовного судопроизводства, наделяется правом собирать, проверять и оценивать доказательства. Кроме этого, согласно ст. 74 УПК, суд правомочен в порядке, определенным УПК РФ, устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

Также следует отметить, что глава 37 «Судебное следствие» УПК дозволяет суду производить определенные следственные действия не только по ходатайству сторон, но и по собственной инициативе. Суд может самостоятельно собрать такие доказательства как экспертное заключение, показание эксперта, документы и т.д. Также законом не запрещена инициатива суда в отношении проведения осмотра местности, предъявления для опознания, следственного эксперимента.

Из всего вышеперечисленного некоторые исследователи уголовно-процессуального доказывания делают вывод о том, что суд является субъектом уголовного процесса доказывания.

В обоснование данной позиции М. Т. Аширбекова высказывает свое мнение о том, что «собирание доказательств, проверка и оценка их судом с целью установления обстоятельств предмета доказывания является обязанностью публично-правового порядка, вытекающей из природы суда».

Такого же мнения придерживается и Н. Н. Ковтун: «Собирая доказательства по делу, суд одновременно обязан всесторонне, полно и объективно проверить их в ходе судебного следствия, оценить их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для законного и обоснованного решения, достижения стоящих перед ним задач».

Статья в тему:  Как исполнить заведомо неисполнимое решение суда

Мнения о том, что суд является субъектом уголовно-процессуального доказывания, придерживаются и такие ученые как А. А. Власов, И. Н. Лукьянова, С. В. Некрасов. Данный вывод они обосновывают тем, что суд несет ответственность за доказывание, так как решение суда по уголовному делу может быть обжаловано и отменено.

Также сторонницей мнения о том, что суд – это один из основных субъектов уголовного процесса доказывания, является Т. И. Андрющенко. Такой вывод она делает не только на основании уголовно-правовых норм УПК РФ, приведенных выше, но и на основании того, что суд ведет во время рассмотрения в судебном заседании уголовного дела протокол судебного заседания (ст. 259 УПК РФ). Протокол судебного заседания является самостоятельным доказательством по уголовному делу, так как в нем зафиксированы показания обвиняемого, потерпевшего, свидетеля (ч. 2 ст. 74 УПК).

Несмотря на наличие столь, на первый взгляд, убедительных доводов, приведенных выше, некоторые теоретики уголовного доказывания подругому трактуют уголовно-правовые нормы УПК РФ относительно процессуального положения суда в процессе доказывания.

Одним из таких ученых является А. Р. Белкин. В своей работе он отмечает, что придание суду функции субъекта уголовного доказывания противоречит пониманию и принципам отправления правосудия. Суд стоит над сторонами в процессе, он судит, а не доказывает. Ему принадлежит лишь на стадии судебного следствия функция исследования и оценки представляемых сторонами доказательств. Но реализация этой функции еще не означает участия в доказывании в полном объеме, поскольку суд не должен собирать доказательства, т.е. формировать доказательственную базу обвинения и защиты.

Подобного взгляда придерживается и В. А. Лазарева. Она отмечает, что суд не обязан доказывать ни вину, ни невиновность подсудимого, так как в противном случае это бы означало нарушение принципа состязательности, сформулированного в ст. 15 УПК РФ, или презумпции невиновности – ст. 14 УПК РФ. Деятельность суда направлена на осуществление правосудия путем рассмотрения в установленном УПК РФ порядке уголовного дела. Наличие у суда схожих со следователем полномочий по исследованию доказательств (допрос подсудимого, свидетелей, осмотр вещественных доказательств, назначение экспертизы) не является подтверждением вывода о том, что суд – субъект уголовно-процессуального доказывания.

Также можно согласиться с мнением, что суд в состязательном уголовном процессе – это не субъект уголовного процесса доказывания (то есть участник уголовного процесса, обязанный доказывать что-либо или имеющий в нем самостоятельный или представленный интерес). Суд является адресатом доказывания (то есть участником уголовного процесса, которому субъекты уголовного процесса доказывания обязаны аргументированно представить свою точку зрения по данному уголовному делу).

Рассмотрение уголовного дела судом является одной из форм познавательной деятельности, результатом которой становится принятие решения. Согласно ч. 1 ст. 240 УПК РФ, в судебном разбирательстве все доказательства подлежат непосредственному исследованию судом. Помимо этого, в ч. 3 ст. 240 УПК РФ установлено, что приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы судом во время судебного заседания.

Именно во имя обеспечения данных правовых положений законодатель установил право суда самостоятельно осуществлять полномочия по собиранию, проверке и оценке доказательств. Однако деятельность суда во время осуществления данных полномочий лишена того обосновывающего и обвинительного смысла, который заложен в деятельности таких субъектов доказывания как дознаватель, следователь, государственный обвинитель. Суд никого не должен убеждать, но сам должен быть убежден в правильности принимаемого им решения.

Основанием для постановления законного и обоснованного решения является достаточная совокупность доказательств, подтверждающая позицию какой-либо стороны: обвинения или защиты. Это означает, что итогом судебного разбирательства является выбор судом одной из совокупностей доказательств, которые были представлены суду сторонами обвинения и защиты. И хотя к этому убеждению его склоняют стороны, имеющие определенный процессуальный интерес, именно на суде лежит ответственность за законность и обоснованность приговора.

В связи с этим законодатель дает суду право критически оценивать доводы этих сторон и перепроверять, согласно ст. 75 УПК РФ, на допустимость все представленные сторонами в подтверждение этих доводов доказательства. А в некоторых случаях, для проверки достоверности и допустимости данных доказательств, суд занимается собиранием подтверждающих доказательств. В последующем, суд на основании всех собранных и проверенных на допустимость доказательств оценивает доводы той или иной стороны и выносит приговор (обвинительный или оправдательный).

В свете всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что законодатель, предоставляя суду право заниматься собиранием, проверкой и оценкой доказательств, обеспечивал ему возможность вынести обоснованный и законный приговор. Поэтому суд – это адресат доказывания, а не субъект, так как в противном случае это приводит к нарушению презумпции невиновности и принципа состязательности сторон.

На основе данного вывода возникает еще один вопрос: а насколько активно или пассивно во время судебного заседания должен вести себя суд? Авторы, при ответе на этот вопрос, высказывают разные точки зрения.

Статья в тему:  Где будут апелляционные суды

С тех пор как И. Планк в 1857 г. главной чертой состязательности определил пассивность суда, а розыскное начало связал с собиранием самим судом доказательств для постановления приговора, то есть с его активностью, мало что изменилось. И сейчас нередко продолжают по традиции считать, что активная роль суда – исключительный атрибут инквизиционного процесса. Поэтому предлагается, что суд должен вести себя как пассивный рефери сторон обвинения и защиты.

Подобные взгляды высказывает В. И. Зажицкий, который утверждает, что в настоящее время «существенно снижается публичный характер деятельности судебных органов. Теперь суд в судебном разбирательстве уподобляется судье на ринге, который в конечном итоге поднимает руку победителя».

Но, на наш взгляд, мнение о том, что судья должен быть пассивным вследствие того, что он всего лишь оценивает доводы стороны обвинения или защиты, не является правильным.

Во-первых, как уже неоднократно подчеркивалось, суд должен вынести законный и обоснованный приговор. Для этого УПК РФ предоставляет ему право собирать, проверять и оценивать доказательства, что предполагает уже изначально некоторую активность.

Во-вторых, следует отметить, что одним из назначений уголовного судопроизводства УПК РФ определяет защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Поэтому, если подсудимый, согласно ст. 52 УПК РФ, отказался от защитника и, по причине юридической и правовой неосведомленности, проявляет пассивность и халатность в отношении выяснения важных обстоятельств относительно рассматриваемого уголовного дела, то разрешением данного вопроса следует заняться непосредственно суду. Иное отношение выглядит как полнейший формализм и пренебрежение законными интересами личности.

Из всего вышесказанного можно заключить, что целями активности суда являются:

а) обеспечение равенства возможностей сторон уголовного судопроизводства путем реализации правила «благоприятствования защите»;

б) необходимость охраны прав и свобод личности (подсудимого, потерпевшего) в случае возникновения ситуации «непосильности опровержения» доказательств, представленных противоположной стороной;

в) необходимость проверки доказательств, уже имеющихся в уголовном деле или представленных сторонами в судебном заседании.

Но, в то же время, не нужно забывать, что, какими бы благими намерениями не руководствовался суд, он во время проявления своей активности не должен нарушать презумпцию невиновности и принцип состязательности сторон. В первую очередь, суд должен заставить стороны обвинения и защиты своими процессуальными действиями активно отстаивать свои доводы и позицию, а также реализовывать свои процессуальные права и только в крайнем случае предпринимать какие-либо действия по защите от нарушений и ограничений прав и свобод личности.

13. Роль суда как субъекта доказывания. Правовые позиции Конституционного Суда по вопросам полномочий суда как субъекта доказывания.

13. Роль суда как субъекта доказывания. Правовые позиции Конституционного Суда по вопросам полномочий суда как субъекта доказывания. 1

ОБ АКТИВНОЙ РОЛИ СУДА В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ДОКАЗЫВАНИИ 5

Некоторые вопросы регулирования доказывания и доказательств в конституционном судебном процессуальном праве (Головкова А.Ю.) 13

Суд как субъект доказывания в уголовном процессе рф

В соответствии со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Однако признаки, составляющие состязательность, неоднозначно толкуются и применяются в судопроизводстве государств даже одной системы права. Для того чтобы определить содержание состязательности, необходимо обратиться к положительному опыту зарубежных стран, а также традициям судопроизводства в России.

Дискуссионным является вопрос о роли суда в процессе доказывания. Должен ли он играть активную роль в процессе доказывания или должен быть пассивным участником уголовного процесса?

В процессе, построенном на принципе состязательности, суд без каких-либо исключений пассивен и следит только за соблюдением процедуры судебного разбирательства и выносит решение только на основании, предоставленных сторонами доказательств. В действительности «чистый» состязательный уголовный процесс не существует, и вопрос о его появлении и существовании в будущем является достаточно спорным.

В наиболее развитом виде принцип состязательности применяется в странах англо-саксонской правовой системы, т.к. рассмотрение уголовных дел, представление и дальнейшее исследование доказательственной базы в суде, осуществляется в соответствии с правилами гражданского процесса в виде искового производства. В странах с англо-саксонской правовой системой судебное разбирательство характеризуется повышенной инициативой сторон в ведении дела и относительной пассивностью суда. Однако если познакомиться с этой правовой системой более пристально, можно сделать вывод о том, что она не ограничивает суд по ряду правомочий. Например, судья имеет право по собственной инициативе вызывать свидетелей, которых не вызывали стороны, в том случае если данные свидетели дают показания, которые опровергают заявления подсудимого. Кроме того, суд может допросить свидетелей, для того, чтобы уточнить и устранить выявленные противоречия в доказательственной базе. Таким образом, формально судьи наделены правом на вызов свидетелей по собственной инициативе, истребование документов, но как показывает практика, они не ставят перед собой цель, реализовывать данное право в полной мере.

Статья в тему:  Как проходит закрытый суд

Иной подход к принципу состязательности в странах континентальной Европы. В данных странах судьи занимают более активную позицию в судебном разбирательстве. В соответствии со ст. 310 УПК Франции суд наделен полномочиями, в соответствии с которыми он может по совести и чести принимать любые меры, которые он сочтет полезными для установления истины. Суд вправе в ходе разбирательства вызывать и заслушивать любое лицо, выдавая в случае необходимости мандат о приводе, или распорядиться о предоставлении в суд любых новых вещественных доказательств, которые, по его мнению, в связи с развитием судебного разбирательства полезны для установления истины.

Принципы континентальной системы права действуют и в уголовном процессе Германии. По словам Б. А. Филимонова, «в теории германского уголовного процесса и на практике суд сам независимо от представленных доказательств и заявленных ходатайств участников процесса отыскивает истину. Прокурор, не являясь стороной в процессе, только представляет обвинение в суде, ограничен так называемой надзорной функцией и по существу не участвует в судебном следствии». УПК Федеративной Республики Германии закрепляет, что председательствующий руководит рассмотрением дела, допрашивает подсудимого, осуществляет судебное следствие; в целях установления истины суд обязан по долгу службы исследовать всю доказательственную базу, которая имеет значение для разрешения дела; председательствующий по долгу службы вправе предписать представление предметов и письменных материалов, которые могут служить доказательствами по делу.

В УПК РФ, устанавливается состязательная модель уголовного судопроизводства, которая во многом похожа на англо-саксонскую форму уголовного процесса. Это выражается в том, что суд занимает пассивное процессуальное положение в ходе судебного разбирательства. Суд предоставляет сторонам возможность проявлять свою активность, тем самым уменьшая свою роль в собирании доказательств. Кроме того, суд лишился права в случае необходимости замещать государственного обвинителя, выполняя за него функцию уголовного преследования, как это было по УПК РСФСР. В соответствии с ч.3 ст. 15 УПК РФ «суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Группа ученых, к примеру, таких как: Г. Н. Ветрова, А. П. Гуськова, В. И. Зажицкий, Н. К. Панько и др. поддерживают пассивное положение суда в доказывании по уголовному делу. Они утверждают, что у суда должны отсутствовать полномочия по собиранию новых доказательств по собственной инициативе, а также самостоятельные полномочия, не зависящие от согласия сторон по исследованию доказательств, имеющихся в уголовном деле на момент поступления его в суд. Н. К. Панько утверждает, что обязанность собирать доказательства — это прерогатива сторон. Суд не должен принимать активное участие в доказывании, т.к. это может привести к постановлению незаконного и несправедливого приговора.

Однако проанализировав современное законодательство Российской Федерации можно сделать вывод о том, что принцип состязательности реализуется не в полной мере, т.к. законодатель все же провозгласил суд субъектом доказывания, которое в соответствии со ст. 85 УПК РФ представляет собой сбор, проверку и оценку доказательств. Это следует из положений ст. 74 УПК РФ (суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела), ст. 86 УПК РФ (собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий), ст. 87 УПК РФ (проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство), а также ст. 17 и 240 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 253 и ст. 286 УПК РФ суд на стадии судебного разбирательства может истребовать новые доказательства. Суд также правомочен по собственной инициативе осуществлять ряд следственных действий: при наличии противоречий между заключениями экспертов назначать судебную экспертизу; назначать повторную или дополнительную экспертизу, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допросов экспертов; вызывать и допрашивать эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения; задавать вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелю после того как его допросят стороны; оглашать показания потерпевшего и свидетеля в случае неявки в судебное заседание (в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ).

Относительно таких следственных действий, как осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, оглашение протоколов следственных действий, заключения эксперта, данного в ходе предварительного расследования, а также документов, которые были приобщены к уголовному делу или представлены в судебном заседании, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, предъявления в суде для опознания лица или предмета, освидетельствование, УПК РФ четко не предусматривает, по чьей же инициативе они производятся. Полностью согласны с утверждением, что данные следственные действия могут проводиться как по собственной инициативе суда, так и по ходатайству сторон.

Статья в тему:  Сколько раз подавали в суд на южный парк

Конституционный Суд РФ в 2003 году проверил конституционность положения о возможности собирания доказательств судом по собственной инициативе. Было отмечено, что осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом. В частности, речь идет о правомочии рассматривающего уголовное дело суда по собственной инициативе назначить повторную экспертизу, направленную на разрешение сомнений в обоснованности ранее полученного заключения эксперта и устранение противоречий в сделанных выводах.

Такое право является непременным условием использования судом (в том числе в порядке части первой статьи 86, части первой статьи 240, части первой статьи 282, части первой статьи 283 УПК РФ) тех или иных доказательств для принятия на их основе правосудных решений. Иное не позволяло бы суду при рассмотрении уголовных дел давать объективную оценку отстаиваемым сторонами позициям и устранять возникающие в ходе судебного разбирательства сомнения в их обоснованности, а, следовательно, не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия.

Принятие судом в целях осуществления правосудия и на основании указанных норм УПК РФ решения о получении доказательств, предназначенных для проверки уже имеющихся в деле доказательств, не препятствует сторонам обвинения и защиты использовать на началах состязательности и равноправия, любые предусмотренные законом средства отстаивания своих интересов в суде, включая возражение против получения и исследования таких доказательств в судебном следствии и оспаривание их допустимости и достоверности. Суд в таком случае не освобождается от обязанности исследовать доводы сторон и при возникновении у него сомнений в допустимости и достоверности полученных им либо представленных сторонами доказательств, отвергнуть их в соответствии с требованиями, установленными законом на основании статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, автор приходит к выводу, что суд вправе по собственной инициативе осуществлять собирание доказательств.

Возвращаясь к поставленному вопросу, какую роль должен выполнять суд в процессе доказывания? Автор приходит к выводу о том, что суд как субъект доказывания должен быть объективным и беспристрастным участником процесса, не подменять других субъектов (обвинения и защиты), однако для установления всех обстоятельств по уголовному делу, вынесения законного и обоснованного приговора его деятельность не должна сводиться лишь к организационно-руководящим полномочиям. В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Суд же в свою очередь должен стремиться к постановлению справедливого, законного и обоснованного приговора, а таким он будет только в том случае, если в судебном разбирательстве суду представится возможность исследовать и установить все обстоятельства по уголовному делу.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование.

Суд указал, что применительно к сфере уголовной ответственности Конституция РФ закрепляет в статье 49 презумпцию невиновности, т.е. возлагает обязанность по доказыванию вины в совершении противоправного деяния на соответствующие государственные органы. В процессе правового регулирования других видов юридической ответственности законодатель вправе решать вопрос о распределении бремени доказывания вины иным образом, учитывая при этом особенности соответствующих отношений и их субъектов (в частности, предприятий, учреждений, организаций и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица), а также требования неотвратимости ответственности и интересы защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и свобод других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 15, часть 2; статья 55, часть 3, Конституции РФ).

Особая роль суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 08.12.2020 2020-12-08

Статья просмотрена: 160 раз

Библиографическое описание:

Громова, А. В. Особая роль суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве / А. В. Громова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 181-184. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76270/ (дата обращения: 27.09.2021).

В статье исследованы актуальные вопросы субъектов доказывания в современном уголовном процессе, правового положения суда, как субъекта доказывания на стадии судебного разбирательства. Проведен анализ Конституционных принципов, уголовно-процессуального законодательства, фундаментальных трудов ряда ученых, посвященных как в целом институту доказывания, его структурным элементам, субъектам доказывания.

Ключевые слова: уголовный процесс, доказывание, состязательность, участники уголовного процесса, субъекты доказывания, субъекты обязанности доказывания, суд как субъект доказывания.

В статье 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закреплен конституционный принцип состязательности и равенства сторон, согласно конституционно-правовому смыслу которого, уголовное судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равенства прав сторон, как обвинения, так и защиты [1, 2].

Статья в тему:  За что порошенко подал в суд на россию

Такие диспозитивные начала современного уголовного судопроизводства послужили поводом к изменению процессуального положения и круга субъектов доказывания, которые в силу прямой нормативной обязанности или права участвуют в защите прав и свобод участников уголовного процесса, установлении обстоятельств преступления, или же в рассмотрении по существу уголовного дела в суде.

При этом, проблемы доказывания свойственны всем субъектам такой процессуальной деятельности.

Если обратиться к Большому энциклопедическому словарю, то под «субъектом» следует понимать — носителя предметно-практической деятельности и познания (индивид или социальная группа) — источник активности, направленной на объект [3, с. 1159].

В познании сущности уголовно-наказуемого деяния, участвует широкий круг участников соответствующих правоотношений, однако не все они могут быть отнесены к субъектам доказывания.

Дискуссии относительно понятия сущности субъектов доказывания, их классификации, процессуальных полномочий, особенностей удостоверения юридически значимых обстоятельств уголовного дела продолжаются в науке уголовного процесса и по настоящее время.

Многие ученые, например такие как: Зверев И. В., Авилов А. В., Сысков В. Л., Андрюшенко Т. И., Давыдова Н. Н., Лазарева В. А. и другие, так или иначе, обращались в своих научных трудах, публикациях к определению и классификации субъектов доказывания.

Традиционно в науке «субъект доказывания» трактуется через анализ таких понятий как: субъект уголовно-процессуальной деятельности, участник уголовно-процессуальной деятельности и лица, участвующего в уголовно-процессуальной деятельности.

К числу первых, как правило относят лиц, на которых в силу уголовно-процессуального закона возложена обязанность доказывания, обладающие не только соответствующими правами, но процессуальными и служебными обязанностями.

Так, Авилов А. В. анализируя общественные отношения, складывающиеся в сфере доказывания по уголовным делам, деятельность субъектов обязанности доказывания в уголовном процессе в целях установления значимых по делу обстоятельств и фактов, пришел к выводу, что именно суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, начальник подразделения дознания, дознаватель наделены Уголовно-процессуальным законом полномочиями по доказыванию в силу их процессуальной компетенции, и только на них законодателем возложена обязанность собирания, проверки и оценки доказательства [4] [5, с. 13].

Вторую группу субъектов доказывания по мнению ученых, в том числе Сысков В. Л., представляют лица, которым предоставляется право доказывания и заявления ходатайств, к ней относятся: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, которым предоставляется право собирать, представлять предметы, документы в целях признания таких в последующем в качестве доказательств; а также защитник, обладающий более широкими правами по собиранию доказательств, чем указанные субъекты второй группы [10, с. 48].

Стоит обратить внимание на то, что для каждого субъекта доказывания характерна своя форма участия в доказательной деятельности.

В этой связи рассмотрим более подробно субъекты обязанности доказывания.

Обязанность, согласно С. И. Ожегова, определяется как круг действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения [4, с.440].

По мнению В. А. Лазаревой «обязанность доказывания — это обязанность доказать виновность лица в совершении преступления», также, «обязанность доказывания можно определить и как обязанность собирания, проверки и оценки доказательств в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» [9, с. 77].

Как указал Авилов А. В. «обязанность доказывания означает предусмотренное УПК РФ требование определенным субъектам осуществлять с использованием мер процессуального принуждения действия по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления всех обстоятельств и фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела» [5, с. 12].

Анализируя правовой статус субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве, классификацию субъектов доказывания, Зверев И. В. предложил признать обязанность доказывания, как самостоятельный принцип уголовного процесса. При этом, согласно мнения автора, обязанность доказывания возлагалась на суд, а также стороны, не обладающие иммунитетом свидетеля и привилегий от самоизобличения, осуществляющие функции обвинения или защиты [8, с. 14].

Таким образом, отличительными особенностями в целом субъекта доказывания и субъекта обязанности доказывания заключается: в функции таких субъектов, возложении на них обязанности доказывания; законные интересы, преследуемые ими в процессе доказывания.

Сысков В. Л. обратившись к научному анализу правоотношений, складывающихся при осуществлении доказательной деятельности суда первой инстанции, справедливо отмечает, что субъекты обязанности доказывания следует разграничивать «в зависимости от стадии процесса».

По мнению автора, на стадии предварительного расследования, субъектами обязанности доказывания являются следователь, дознаватель, прокурор, тогда как на стадии судебного разбирательства им будет исключительно суд, где прокурору отводится роль лишь участника процесса доказывания на стадии судебного разбирательства [10, с. 48].

Статья в тему:  Когда прекращается брак расторгнутый в суде

В этой связи остановимся подробнее на правовом статусе суда в процессе доказывания на стадии судебного разбирательства.

Говоря о правовом статусе суда, его роли как субъекта доказывания, стоит отменить, что на сегодняшний день среди ученых нет единого мнения относительно содержания данного вопроса, т. к. в системе государственных органов, суду в силу его конституционного принципа, принадлежит исключительное право по рассмотрению и разрешению уголовного дела по существу [1].

Так, в настоящее время существуют полярные точки зрения о правовом статусе и роли суда в процессе доказывания. Одна группа ученых придерживается мнения об активной роли суда в доказательной деятельности. Иные же утверждая, что в силу конституционных принципов, процессуального положения и юрисдикции, суд не может принимать активное участие в процессе доказывания, говорят о пассивном положении суда на стадии судебного разбирательства по уголовному делу.

Действительно, в силу ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав [2].

Именно такие положения приведенной нормы УПК РФ являются источником дезориентации ученых, судебной практики относительно процессуального положения суда в процессе доказывания.

При этом, не смотря на отдельные суждения авторов, законодатель все же указывает суд в качестве одного из субъектов всех процессуальных этапов доказывания, цель которого заключается в установлении обстоятельств, именуемых предметом доказывания при разрешении уголовного дела по существу.

В этой связи нам представляется справедливой позиция Андрющенко Т. И. о том, что суд выполняет функцию важнейшего субъекта доказывания в уголовном процессе [6, с. 15].

Считаем, что отдельные мнения ученых, участников правоприменительной практики о пассивной роли суда в процессе доказывания не основаны на законе, иррациональны в силу следующего.

Процесс доказывания, согласно действующего законодательства, не ограничивается собираем доказательств по уголовному делу.

Несомненно, такие процессуальные элементы доказывания, как проверка и оценка доказательств, являются для суда обязанностью, поскольку каждое доказательство, положенное в основу приговора должно быть проверено и оценено судом [7, с. 36].

В целях вынесения справедливого, законного, обоснованного оправдательного или же обвинительного приговора, суд может по собственной инициативе дополнительно истребовать, исследовать новые доказательства, иное же противоречило бы положениям ст. 6 УПК РФ.

Так, например, суд в праве по собственной инициативе производить ряд таких следственные действия как: при наличии противоречий между заключениями экспертов назначать судебную экспертизу; назначать повторную или дополнительную экспертизу, если возникшие в ходе судебного разбирательства противоречия невозможно преодолеть допросом экспертов; вызывать и допросить эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, разъяснения или дополнения данного им заключения; задавать вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелю после того как его допросят стороны; в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ, оглашать показания потерпевшего и свидетеля в случае неявки в судебное заседание.

Согласно УПК РФ суд, как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон может совершать иные процессуальные действия, необходимые для определения обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела.

Таким образом, суд осуществляя доказательную деятельность не отступает от принципа состязательности сторон, поскольку такая деятельность суда направлена на достижение целей доказывания: установлении истины, необходимой для принятия безошибочного решения по уголовному делу.

Процессуальное решение суда о получении доказательств не препятствует лицам, участвующим в деле в предусмотренном законом порядке заявлять возражения относительно получения, исследования, допустимости, достоверности таких доказательств.

Таким образом, мы приходим к выводу, что суд, соблюдая принципы состязательности, независимости и беспристрастности, руководствуясь законом и совестью, осуществляет доказывание в целях разрешения уголовного дела по существу и установления объективной истины по делу.

  1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс] — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/, доступ СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 28.09.2020). — Загл. с экрана.

2. Российская Федерация. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] федер. закон.: от 18 декабря 2001 года, № 174-ФЗ (действ. ред. 2020). Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/, доступ СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 28.09.2020). — Загл. с экрана.

  1. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. / гл. ред. А. М. Прохоров. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 1456 с.

4. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70000 слов. перераб. и доп. / под ред. Н. Ю. Шведовой. — М.: Рус. яз., 1989. — 924 с.

Источники:

http://cyberleninka.ru/article/n/sud-kak-subekt-dokazyvaniya-v-ugolovnom-protsesse-rf

http://zakon.ru/blog/2019/07/15/aktivnaya_rol_suda_pri_istrebovanii_dokazatelstv_v_nalogovyh_sporah_rassmatrivaemyh_po_kas_rf_konsti_79160

http://mydocx.ru/10-114384.html

http://studfile.net/preview/16426092/

http://moluch.ru/archive/340/76270/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector