2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Практика европейского суда по правам человека как источник права

Право Европейского Союза в практике Европейского Суда по правам человека

Европейский Суд по правам человека (далее — ЕСПЧ, Суд) представляет собой ключевой региональный орган международного правосудия в области прав человека. В соответствии со статьей 19 Европейской конвенции по правам человека (далее — ЕКПЧ, Конвенция) ЕСПЧ создается в целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней. На сегодняшний день участниками ЕКПЧ выступают только государства, соответственно в предмет судебного контроля является проверка соответствия действий государства-участника положениям ЕКПЧ.

Однако в современном мире права и обязанности у граждан порождают не только национальное законодательство, но и нормы регионального и международного права. Иными словами, в связи с тем, что в настоящее время в мире создана многоуровневая система защиты прав человека, при осуществлении своей деятельности ЕСПЧ анализирует нормы национального, регионального и международного права.

Таким образом, ЕСПЧ в своей деятельности сталкивается с необходимостью анализа норм права, созданных в рамках организаций, не являющихся участниками ЕКПЧ.

ЕКПЧ не является единственным межгосударственным механизмом защиты прав человека в Европе. В рамках Европейского Союза (далее — ЕС), все государства – члены которого являются участниками ЕКПЧ, принят свой собственный свод прав человека в виде Хартии ЕС об основных правах, которая в силу статьи 6 (1) договора о Европейском Союзе (далее — ДЕС) имеет юридическую силу, равную учредительным договорам. Таким образом, на территории государств – членов ЕС действует две региональные европейские системы защиты прав человека, каждая из которых имеет свой собственный орган судебного контроля.

При этом, нормы права ЕС потенциально могут затрагивать права человека. В связи с этим, действия государства по исполнению норм права ЕС, могут быть подвергнуты контролю как на предмет их соответствия первичному праве ЕС, включая Хартию ЕС об основных правах, так и на предмет соответствия ЕКПЧ. Соответственно, одни и те же действия могут получить различную оценку с точки зрения права ЕС и права ЕКПЧ. Очевидно, что ЕСПЧ по указанной категории дел формирует свои позиции, которые могут отличаться от позиций суда ЕС. Данное обстоятельство способно породить ситуацию, при которой государствам – членам ЕС придется выбирать соблюдать ли требования ЕКПЧ или права ЕС.

Указанная ситуация могла бы быть частично разрешена в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ, что прямо предусмотрено статьей 6 (2) ДЕС. Однако на сегодняшний момент такое присоединение не состоялось и перспективы завершения присоединения пока не ясны.

Принимая во внимание данные обстоятельства, проблема интерпретации права ЕС со стороны ЕСПЧ представляет собой особую актуальность. Отдельные аспекты указанной проблемы неоднократно выступали предметом исследования со стороны зарубежных и российских исследователей. При этом в российской литературе данная проблематика рассматривалась через призму процесса присоединения ЕС к ЕКПЧ .

Актуальность настоящей темы исследования объясняется также тем, что практика ЕСПЧ по делам, касающимся права ЕС, безусловно, будет иметь свое развитие в отношении и других региональных организаций, и в частности Евразийского экономического Союза (далее — ЕАЭС). Об этом еще в 2013 году, задолго до создания ЕАЭС писал А.С.Исполинов. Несмотря на то, что лишь два из пяти государств – членов ЕАЭС являются участниками ЕКПЧ, перспектива рассмотрения ЕСПЧ споров, связанных с правом ЕАЭС представляется неизбежной. Помимо прочего такая перспектива усиливается ограничениями в юрисдикции суда ЕАЭС. Так, в силу статьи 39 Статута Суда ЕАЭС последний не обладает компетенцией по рассмотрению заявлений физических лиц, не обладающих статусом индивидуального предпринимателя. При этом право ЕАЭС обладает прямым действием и порождает права и обязанности непосредственно у физических лиц. Таким образом, физические лица, права которых затрагиваются правом ЕАЭС, не имеют эффективных средств судебной защиты. К примеру, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) вправе привлекать к ответственности за нарушение права Союза не только хозяйственных субъектов, но и их руководителей, при этом последние правом на судебное обжалование таких решений не обладают.

Статья в тему:  Как понять суда первой инстанции

Цель статьи заключается в выявлении ключевых позиций ЕСПЧ по вопросу соотношения права ЕС и ЕКПЧ, а также систематизации судебной практики ЕСПЧ по вопросам, касающимся права ЕС.

Указанная цель достигается посредством изучения принципов взаимодействия правовой системы ЕС и ЕКПЧ, включая процесс присоединения Союза к Конвенции, анализа практики ЕСПЧ по делам, касающимся права ЕС, установления ключевых сфер, по которым формируется указанная практика, определения характера влияния правовых позиций ЕСПЧ на правоприменительную практику самого ЕС. Кроме того, в работе затронут вопрос о возможном применении правовых позиций ЕСПЧ в рамках Евразийского экономического союза.

Настоящее исследование состоит из двух частей. В первой части рассматривается проблема присоединения ЕС к ЕКПЧ. Во второй части проводится систематизация и анализ позиций ЕСПЧ по делам, связанным с правом ЕС. При этом проблема присоединения ЕС к ЕКПЧ имеет непосредственное отношение к вопросу о судебной практике ЕСПЧ по вопросам, касающимся права ЕС. Это связано с тем, что рассмотрение состояния и перспектив переговоров по вопросу присоединения ЕС к ЕКПЧ позволяет лучше понять особенности и условия формировании правовых позиций ЕСПЧ в отношении применения норм права ЕС.

Жалоба в Европейский Суд по правам человека: мифы и реальность

О жалобах в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) есть два противоположных мнения. Первое: в ЕСПЧ можно жаловаться на что угодно, как угодно и когда угодно, а после положительного исхода в Страсбурге российский суд обязан отменить своё решение и пересмотреть дело. Второе: Европейский Суд неэффективен, он долго рассматривает дела, Россия его постановления не исполняет, жаловаться в ЕСПЧ не имеет смысла. Оба мнения ошибочны. Рассмотрим базовые вопросы, которые необходимо знать прежде, чем планировать подачу жалобы в ЕСПЧ.

  1. Срок подачи жалобы в ЕСПЧ – 6 месяцев

Очень важно правильно его рассчитать: пропущенный срок не восстанавливается, а жалоба, поданная за его пределами, не рассматривается. Жалоба, поданная ранее необходимого срока, также не отвечает критерию приемлемости.

Жалобы на нарушения при рассмотрении судом уголовных дел по существу, а также на меры пресечения по уголовным делам должны быть поданы в течение 6 месяцев после рассмотрения апелляционной жалобы на приговор (для жалоб на меры пресечения – на постановление о продлении срока содержания под стражей или домашним арестом). Таким образом, если Вы работаете «под ЕСПЧ» – дело должно пройти либо через областной/краевой/республиканский суд (когда приговор выносил районный или городской суд), либо через районный/городской суд (когда приговор выносил мировой судья).

Жалобы на нарушения при рассмотрении гражданских дел должны быть поданы в течение 6 месяцев после прохождения обеих кассационных инстанций.

  1. Дело «под Европейский Суд» необходимо готовить уже на национальном уровне

Нельзя просто так взять и подать жалобу в ЕСПЧ, если в российских судах вы молчали о нарушениях, говорили не о тех нарушениях или не так, как это следовало бы делать. Например, рассчитывая подавать в Европейский Суд жалобу на такое нарушение как допрос свидетеля, засекреченного без достаточных оснований, необходимо сначала аргументировано ходатайствовать о рассекречивании личности свидетеля в суде первой инстанции, а при отрицательном результате – заявлять об этом нарушении в суде апелляционной инстанции.

Статья в тему:  Как расторгнуть договор аренды через суд

Важно смотреть на защиту по уголовному делу или ведение гражданского дела стратегически: какие процессуальные поводы дают следователи и суды, как это можно использовать и чем «обставить» для повышения шансов на успех в ЕСПЧ. Разумеется, для этого вы должны знать и практику ЕСПЧ, и российское правоприменение, и особенности составления процессуальных документов для наиболее удачной фиксации нарушений.

  1. На что можно жаловаться в Европейский Суд по правам человека

Жалоба в ЕСПЧ – это жалоба на нарушения, допущенные государством в лице сотрудников правоохранительных органов, судов и т.п. В ЕСПЧ не имеет смысла жаловаться, например, на мошенника, который вас обманул при купле-продаже квартиры.

Самые распространённые жалобы в Европейский Суд по правам человека, которые при правильной подготовке имеют хорошие шансы на положительный результат:

а) Жалобы на необоснованное продление сроков содержания под стражей и под домашним арестом. При формальном подходе российских судов к мерам пресечения и использовании в постановлениях типовых формулировок можно жаловаться практически на каждое второе-третье продление сроков содержания под стражей.

б) Жалобы на провокацию сбыта наркотиков. Россия имеет системную проблему и с правовым регулированием проверочных закупок, и с их фактическим проведением без достаточных к тому оснований, с «подталкиванием» к совершению преступления. Европейским Судом наработана хорошая практика по этим вопросам, которую необходимо использовать адвокатам и в российских судах при рассмотрении уголовных дел по ст.228.1 УК РФ, и при подготовке материалов для международного разбирательства.

в) Жалобы на пытки и/или неэффективное расследование заявлений о пытках. Европейским Судом выработано правило: если до прихода в полицию или учреждение ФСИН человек был здоров, а потом у него обнаружены телесные повреждения – это означает, что за эти телесные повреждения отвечает государство, пока не доказано иное. Ключевое обстоятельство, которое должно быть установлено, – это наличие телесных повреждений. Поэтому если вас избили сотрудники полиции – при первой возможности пройдите медицинское освидетельствование (в бюро СМЭ, у медицинского работника СИЗО или ИВС и т.п.) и сохраните контакты тех, кто видел вас до прихода в полицию без травм, с травмами в полиции или сразу после освобождения.

Факт пыток не всегда можно доказать по стандартам ЕСПЧ, но часто можно доказать неэффективность расследования российскими правоохранительными органами заявлений о пытках. Чтобы подготовить хорошую жалобу для Европейского Суда по этим основаниям лучше собрать больше материалов, свидетельствующих о том, что при проверке заявления допускалась волокита, бездействие, формализм и т.п.

г) Жалобы на содержание в клетках, стеклянных кабинах («аквариумах») при рассмотрении уголовного дела в суде, а также на условия этапирования и содержания в СИЗО и исправительных учреждениях ФСИН. Здесь важно учитывать следующее: удовлетворение ЕСПЧ жалобы осуждённого на содержание в клетке или «аквариуме» во время судебного разбирательства никак не влияет на приговор, здесь можно рассчитывать только на получение денежной компенсации. Кроме того, при подаче осуждённым жалоб на условия содержания в колонии, где он до сих пор находится, нужно быть готовым к тому, что после этого на него, скорее всего, будет оказано давление сотрудниками ФСИН.

д) Жалобы на оглашение показаний неявившихся в суд свидетелей и допрос «засекреченных» свидетелей. Если показания свидетеля являются ключевым доказательством по делу, сам он не явился в суд для допроса, судом не были предприняты все возможные меры для обеспечения его явки, а при этом обвиняемому раньше не предоставлялась возможность задать ему вопросы – это может послужить хорошим основанием для жалобы в ЕСПЧ.

Статья в тему:  Кто такой суд исполнитель

Отдельное основание – допрос свидетелей обвинения, которых засекречивают без достаточных к тому оснований, а затем допрашивают в судах таким образом, чтобы уберечь их от «неудобных» вопросов стороны защиты о сотрудничестве с правоохранительными органами и т.п. Как правило, российские суды не проверяют должным образом основания для засекречивания свидетелей, чем создают предпосылки для последующего обжалования в Европейский Суд.

  1. Жалоба в ЕСПЧ подаётся только на специальном формуляре

Европейский Суд давно прекратил практику приёма так называемых «предварительных» жалоб, которые сначала подавались в свободной форме, а затем на формуляре. Теперь все жалобы подаются только на формуляре, который должен быть правильно заполнен. Подача жалобы в свободной форме или с неправильно заполненным формуляром влечёт неприемлемость жалобы: она просто не будет рассматриваться.

Большинство жалоб отсеивается именно на этапе проверки правильности заполнения формуляра. Формуляр можно заполнять на русском языке.

  1. Сроки рассмотрения дела в Европейском Суде по правам человека

Большинство дел против России являются типовыми, и Европейский Суд по ним наработал обширную практику. Тенденция последних лет по таким делам – либо заключение по инициативе государства своего рода «мирового соглашения» с выплатой компенсации (очень распространено по жалобам на меры пресечения), либо объединение однотипных жалоб в одно производство. Поэтому вопреки расхожему мнению о четырёх–, семи–, десятилетнем сроке рассмотрении жалоб можно получить положительный результат гораздо раньше. Другое дело, если Ваша ситуация нестандартна и Европейский Суд либо не имеет практики по этому вопросу, либо имеет старую позицию, которая может быть пересмотрена с учётом изменившихся реалий. Тогда жалоба будет рассматриваться сравнительно долго.

  1. Исполнение Россией постановлений Европейского Суда по правам человека

В постановлениях ЕСПЧ могут быть сформулированы выводы трёх типов:

а) о присуждении компенсации;

б) о пересмотре конкретного дела;

в) о необходимости решить системную проблему в стране.

В постановлении по конкретному делу может быть сформулирован как один, так и несколько выводов. Россия в целом нормально исполняет постановления ЕСПЧ о выплате компенсаций и о пересмотре дела в отношении конкретного человека. Например, после вынесения ЕСПЧ постановлений о провокации сбыта наркотиков российские суды пересматривают уголовные дела по новым обстоятельствам (в порядке главы 49 УПК РФ) и прекращают производство по ним либо направляют дела на новое рассмотрение.

Постановления, которые касаются исправления системных проблем, исполняются значительно хуже. Например, в постановлении по делу «Ананьев и другие против России» от 10.01.2012 года неоправданное и чрезмерное применение меры в виде содержания под стражей указано в качестве структурной проблемы России. На сегодняшний день системное решение этой проблемы отсутствует, российские суды удовлетворяют 90% ходатайств о заключении под стражу, 98% – о продлении срока содержания под стражей. В такой ситуации жалобы в ЕСПЧ на длительность содержания под стражей – способ, как минимум, получить компенсацию за действия властей, а, как максимум, добиться освобождения из-под стражи.

О проблеме мотивированности судебных актов через призму Постановлений Европейского Суда по правам человека

«…Суть функционирования судебной ветви государственной власти состоит в том, что в этом функционировании логика силы заменена силой логики. Убеждающая сила правого обоснования принимаемых решений …суть принципа верховенства права, суть правового государства».
Профессор Боштян Зупанчич – судья Европейского Суда по правам человека.

В предыдущей статье, посвященной практике Европейского Суда по правам человека, мы указывали, что одним из уроков, который может вынести для себя российский правоприменитель из Постановления ЕСПЧ по делу «Пронина против Украины», это необходимость надлежащего мотивирования судебных актов. Проблема мотивированности судебных актов является крайне актуальной, некоторые авторы полагают, что «главной болезнью судебного контроля в России является игнорирование судами доводов жалоб» . Нельзя не согласиться с тем, что «оставление в силе судейских нелепиц невозможно без аргументов, но обосновать, что «черное» — это «белое», мотивированно оправдать явную ошибку без демонстрации собственного невежества нельзя» .

Статья в тему:  Текстильщики какой суд

Будь суды проверочных инстанций более внимательны к обязанности выносить мотивированные судебные акты, то вполне возможно нагрузка на вышестоящие судебные инстанции и вал жалоб в Европейский Суд по правам человека (далее ЕСПЧ) был бы меньше. Данное предположение основано на утверждении, с которое воспринимается практикующими юристами как аксиома: невозможно правильно мотивировать ошибочное решение по делу . Поэтому в неправосудных актах проверочных инстанций можно увидеть, что они являются немотивированными, в них игнорируются аргументы и доводы сторон. Как бы суды не пытались мотивировать неправосудные акты всегда видно, как в данных актах идет искажение не только доводов сторон, но и порой и подменяются вопросы, поставленные перед судом в исковом заявлении. И поэтому суды в своих актах, пытаясь не искажать аргументы и доводы сторон просто их игнорируют, за исключением тех, которые находятся в полном соответствии с логикой судебного постановления. По всей видимости, данные умолчания, на взгляд судей, представляют меньшее нарушение, чем явное искажение позиций сторон. Однако от этого решение не становится правосудным. Но решение, в котором, скажем «обойдены острые углы», имеет гораздо больший успех устоять в вышестоящих судах, нежели решение в котором подробно описаны позиции сторон и в которых сделана попытка мотивировать неправосудное решение. Данное наблюдение выявляет также еще одну чашу весов, которую применяет судья при вынесении судебного постановления, на этой чаше весов с одной стороны собственное суждение судьи по рассматриваемому делу, а на другой стороне этих весов риск отмены судебного постановления вышестоящим судом.

В качестве подтверждения этого можно привести дружественное напутствие судьи вышестоящего суда начинающему федеральному судье: «Не пиши в решении много, чем больше напишешь, тем легче отменить решение».
К сожалению, именно риск отмены судебного постановления порой делает невозможным вынесение правильного судебного акта, когда он может хоть на йоту не совпадать со сложившейся практикой вышестоящего суда. Сложившаяся судебная практика, даже находящаяся в противоречии с законом, вещь очень трудно преодолимая. И хотя суд при вынесении решения должен руководствоваться только Конституцией и законом (ст.120 Конституции РФ) ни один из судей не может себе позволить игнорировать сложившуюся судебную практику вышестоящих судов. Впрочем этой проблеме в России много лет, еще в конце 19 века проф. Г.Ф. Шершеневич писал: «Судебная практика рабски ловит каждое замечание кассационного департамента, старается согласовать свою деятельность со взглядом сената. Эта масса решений, нарастающая с каждым годом все крепче и крепче, опутывает наш суд, который, как лев, запутавшийся в сетях, бессильно подчиняется своей участи, отказывается от борьбы и живет разумом высшей судебной инстанции… Борьба перед судом ведется не силой логики, не знанием соотношения конструкции института и системы права, не искусством тонкого толкования, а исключительно ссылкой на кассационные решения…»
Однако было бы неправильно называть данную проблему только российской. Проблема немотивированности судебных актов была не однажды предметом рассмотрения ЕСПЧ.

В Постановлении по делу «Хаджианастасиу против Греции» ЕСПЧ, напомнив, что суды должны, указывать с достаточной ясностью доводы и мотивы, на которых они основывают свои решения, установил факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство немотивированным судебным актом. Причиной установления нарушения права на справедливый суд явилось вынесение такого краткого судебного акта, из которого было не ясно, почему суд пришел именно к такому выводу, что создавало проблемы с обжалованием судебного акта. Процедура обжалования предполагает оспаривание мотивов суда, однако, как их можно оспорить, если их в судебном акте просто нет?
Таким образом, вынесение немотивированного акта может явиться нарушение права на справедливый суд, гарантированного статьей 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (далее Конвенции).
Право на мотивированные судебные акты вытекает из права быть выслушанным судом. Кстати, право «быть услышанным судом» в ФРГ закреплено в Конституции (ст.103). Несмотря на то, что в нормативных актах РФ данное право напрямую, как в Конституции ФРГ не закреплено, российские процессуалисты полагают, что право быть выслушанным и быть услышанным является принципом гражданского процессуального права . А Конституционный Суд РФ в Постановлении №4-П от 12 марта 2001 назвал «право быть услышанным» общеправовым принципом, процитировав правило справедливого правосудия, сформулированное еще в древнем Риме: audi alteram partem (выслушать обе стороны).

Статья в тему:  Как можно заменить слово суд

Право быть выслушанным в свою очередь порождает право быть услышанным судом, а гарантией того, что сторона была выслушана и была услышана, является мотивированное решение суда. «Правосудие должно быть не только совершено, но и должно быть видно, что оно совершено» . Конституции ряда европейских государств закрепляют требование мотивированности судебных актов и действий судебной власти, как конституционно-правовой принцип .
Полагаем, что правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в Постановлении от 11 января 2007 по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» (жалоба № 184/02) являются крайне важными для всех правоприменителей Российской Федерации, поскольку данные правовые позиции могут быть наглядным примером, что требуется от юрисдикционных органов в правовом государстве.
«83. Суд повторяет, что в соответствии с установленным прецедентным правом, которое отражает принцип надлежащего отправления правосудия, в решении судов и органов правосудия должны быть надлежащим образом указаны основания, по которым они были вынесены. Пункт 1 статьи 6 обязывает судебные инстанции указывать мотивировку постановленных ими решений, но этот пункт нельзя толковать как обязывающий предоставлять подробный ответ по каждому доводу. То, в какой мере должна исполняться данная обязанность излагать мотивировку, зависит от характера решения (см. п. 29 постановления по делу «Руис Ториха против Испании» от 9 декабря 1994 г., Серия А, № 303-А). И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности утверждений сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий, изложив мотивировку этих решений (см. п. 36 постановления по делу «Суоминен против Финляндии» от 1 июля 2003 г. по жалобе № 37801/97). Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции – возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия (см. п. 30 постановления по делу «Хирвисаари против Финляндии» от 27 сентября 2001 г. по жалобе № 49684/99)».

В деле «Кузнецов и другие против России» ЕСПЧ установил нарушение права на справедливый суд (ст. 6 Конвенции) фактом игнорирования ключевого вопроса дела, и явной непоследовательностью судов при рассмотрении дела в России.

Таким образом, можно сделать вывод, что коль скоро немотивированные судебные акты могут быть нарушением права на справедливый суд, то требование мотивированности должно стать объектом пристального внимания всех судебных инстанций.

Надо отметить как положительный факт, что ВАС РФ все чаще стал обращать внимание на немотивированность судебных актов, в частности в постановлениях Президиума ВАС РФ №2236/07 от 10 июля 2007 г., и N 3894/07 от 18 сентября 2007 г. было указано на нарушение нижестоящими судами требования АПК РФ вынесения мотивированных актов.

Однако, зачастую Определения ВАС РФ об отказе передаче дела для пересмотра судебного акта в порядке надзора, настолько кратки, что воспринимаются не как судебные акты, а лишь отписки. Что не добавляет доверия ВАС РФ, поскольку в таких определениях практически не видно, что доводы заявителей были прочитаны, поняты и не приняты по тем или иным мотивам. Скорей наоборот, прочитав такой акт, появляется подозрение, что заявление о пересмотре дела в порядке надзора скорей всего не было прочитано внимательно и что возможно настоящим автором данного судебного акта является не судья, а его помощник. В условиях, когда такой судебный акт исходит от высшей инстанции, доверие к данной инстанции и вера в торжество справедливости, начинает уменьшаться. Утрата же уважения к судьям разрушает государство.

Статья в тему:  Как привлечь свидетелей в суд

Поэтому полагаем подчеркнуть важность инициативы ВАС РФ, высказанной его председателем А.Ивановым о том, что все надзорные определения ВАС РФ будут мотивированы и будут публиковаться на сайте ВАС РФ с 01.10.2007. Понимание председателем ВАС РФ важности вынесения мотивированных судебных актов было высказано им также при встрече с Президентом РФ.

Все это порождает надежду, что российский правоприменитель сможет сделать свои акты более ясными для населения и не будет избегать от обязанности аргументировать свои акты и уклоняться от дачи ответов на вопросы, поставленные заявителем в своем требовании. На наш взгляд, это сможет стать причиной возрождения веры в правосудие и веры в справедливость. Вера в справедливость имеет очень большую ценность в обществе, именно она дает силы в трудных ситуациях и дает силы для построения лучшего будущего для страны. Тот, кто потерял эту веру, смотрит в будущее без надежды. Но возрождение этой веры дело ответственное, требующее постоянной работы, притом, что результаты этой работы могут быть перечеркнуты легко даже небольшим отклонением от принятого курса, потому что слишком часто человек был обманут и пределы его способности доверять не безграничны. Тем не менее, мотивированность всех судебных актов достойная задача, которая должна быть разрешена в России.

Автор: Султанов Айдар Рустэмович, начальник юридического управления ОАО «Нижнекамскнефтехим», судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Европейский суд по правам человека против России

Крупная наступательная операция в юридической войне Запада против Российской Федерации

Европейский суд по правам человека рассматривает дела, в которых физические лица выступают против государств. Это противостояние отражается и в названиях дел (например: «Калашников против России»). Однако решение, вынесенное ЕСПЧ 21 сентября по делу «Картер против России» имеет беспрецедентный характер. Его можно (и нужно!) назвать «Европейский суд по правам человека против России».

Решения, которые выносились с явным желанием нанести ущерб России как государству, стали появляться несколько лет назад. Жалобы отдельных лиц использовались в качестве тарана на правовую систему государства. Сначала, казалось, по периферийным вопросам (например, об избирательных правах лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы), но «заточенным» на установление приоритета решений ЕСПЧ перед любыми законами России, в том числе Конституцией.

Однако решение по делу Картер имеет ещё более зловещее значение.

Картер – вдова бывшего советского и российского сотрудника государственной безопасности, перешедшего на сторону противника и ставшего сотрудником британских спецслужб Литвиненко. После его убийства вина за это преступление была огульно возложена на Россию. Никаких доказательств вины предоставлено не было. Россия была объявлена виновной, в том числе на уровне высшего руководства.

Решение ЕСПЧ было вынесено по жалобе вдовы Литвиненко на нарушение Российской Федерацией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Несмотря на то, что ЕСПЧ не проводил расследования, он заявил, что Россия совершила убийство. Некоторые СМИ пытаются сгладить значение этого решения и говорят лишь о том, что Россия была признана виновной в нарушении статьи 2 ЕКПЧ «Право на жизнь». Как бы ничего особенного, в нарушении этой статьи ежегодно уличается большинство стран-членов Совета Европы. Да и финансовые издержки, дескать, всего каких-то 100 тысяч евро. Обходит этот вопрос и заявление МИД РФ. В то же время следует отметить как главный именно этот вывод Суда: в убийстве признаны виновными два российских гражданина, действовавших в качестве государственных агентов! Ниже приводим текст соответствующего параграфа решения ЕСПЧ:

Статья в тему:  Как добиться исполнения решения суда

Заметим, что «беспристрастная» британская юстиция, «установившая» вину России в убийстве Литвиненко (это решение просто проштамповали судьи 3-й секции ЕСПЧ), совершенно по-иному оценивает свои собственные действия. Например, в деле «Маккейн и другие против Великобритании», которое также в своё время рассматривалось в ЕСПЧ. Там государственные агенты убивали подозреваемых (к тому же оказавшихся впоследствии невиновными), а правительство не только не отрицало этого, но и демонстративно поддержало такие убийства!

Зная о деле «Маккейна и других» нельзя признать убедительным решение британской юстиции о том, что «единственным вероятным выводом» является расправа с Литвиненко со стороны России. Почему же единственным? А как насчёт вероятности убийства Литвиненко британскими спецслужбами? Разве эта версия столь невероятна после откровений британского правительства в деле «Маккейна и других»?

Обращает на себя внимание ещё одно обстоятельство. Фактом рассмотрения дела Картер судьи ЕСПЧ создали прецедент ответственности государства за нарушение прав человека за границей. Фактически судьи заявили, что Россия несет ответственность за нарушение права на жизнь иностранца, находящегося за границей. В принципе такие ситуации возможны. Например, страны НАТО явно несли ответственность за нарушение права на жизнь граждан Союзной Республики Югославия, когда бомбили её территорию в течение трёх месяцев весной 1999 года. Но несмотря на то, что государственный характер этих убийств был не версией, а очевидностью, ЕСПЧ отказал гражданам Югославии в их иске против стран-агрессоров по той причине, что, мол, страны НАТО не могут отвечать за права человека за границей (дело «Банкович и другие против стран НАТО»). В деле же Картер судьи ЕСПЧ почему-то забыли о своей прежней правовой позиции. Кстати, председателем секции ЕСПЧ, вынесшей решение по делу Картер, был судья из Бельгии – той самой страны, которая была освобождена от ответственности по делу «Банковича и других»!

Наконец, на ещё один пример «высоких стандартов правосудия» обратил внимание, комментируя решение по делу Картер, российский МИД:

«…невозможно не заметить допущенное Судом произвольное отступление от собственной практики по индивидуальным жалобам, связанным с межгосударственными спорами. Ранее ЕСПЧ обязался не рассматривать такие дела до вынесения им решения по ключевым вопросам в рамках «смежного» межгосударственного иска. … 23 февраля 2021 г. Украина подала девятую по счету жалобу против России в связи с «направленными операциями по устранению лиц, воспринимаемых как оппонентов России, в России и других государствах». Это сформулированная жалоба Украины. Поскольку жалоба «Картер против России» напрямую подпадает под предмет данного межгосударственного иска, вызывает недоумение непоследовательность Суда, который должен был приостановить её рассмотрение (как в случае с тысячами других жалоб, связанных с межгосударственными делами). Оставляя за скобками обоснованность жалобы Киева, в т. ч. в юридическом плане, считаем недопустимым применение Европейским судом различных подходов к идентичным ситуациям».

Формально решение вынесено Европейским судом по правам человека. Однако времена, когда ЕСПЧ выносил решения в полном составе, давно прошли.

Европейский суд по правам человека полного состава

Сегодня Европейский суд выносит решения в составе от одного (!) до семи судей. Даже если Россия решит передать дело Картер в так называемую Большую палату (то есть фактически подаст апелляцию), всё равно это будет решением 17 судей. То есть в лучшем случае решение будет принято одной третью судей – меньшинством состава Суда.

Статья в тему:  Где находится мировой суд ленинского района

С одной стороны, это обычная практика, когда решения судов высокого уровня выносятся не в полном составе, однако считаются вынесенными соответствующим органом в целом. С другой стороны, следует иметь в виду, что на международном уровне такая практика не выглядит убедительной и авторитетной. Не случайно главный судебный орган Организации Объединённых Наций – Международный Суд ООН – выносит решения в полном составе. Да и сам ЕСПЧ действовал таким образом до недавнего времени.

Будучи формально решением всего Европейского суда по правам человека, решение по делу Картер против России вынесено семью судьями. Вот государства, принимавшие участие в секции ЕСПЧ № 3, которая и вынесла скандальное решение. Это Бельгия (судья Пол Лемменс, председатель секции), Кипр (судья Георгиос Сергидес), Люксембург (судья Жорж Раварани), Албания (судья Дариан Павли), Германия (судья Аня Зайберт-Фор), Эстония (судья Пеэтер Роосма). Российский судья Дмитрий Дедов также принимал участие в деле, но голосовал против некоторых (хотя не всех!) выводов большинства.

Россия должна знать своих друзей в лицо

1. Решение 3-й секции ЕСПЧ по делу Картер стало беспрецедентным в истории как Европейского суда по правам человека, так и в истории международной юридической практики России.

2. Серьёзность решения ЕСПЧ как на политическом, так и на правовом уровне трудно переоценить: Россия объявлена государством-убийцей.

3. Решение о виновности вынесено без каких-либо убедительных правовых оснований. Вина возложена без наличия доказательств, путём «вывода». Решение против России противоречит иным решениям, ранее принятым ЕСПЧ, когда требовалось вывести из-под ответственности государства-члены НАТО. Иными словами, решение ЕСПЧ вынесено с грубыми нарушениями принципов права и юридической этики.

4. Решение ЕСПЧ по делу Картер представляет собой крупную наступательную операцию в рамках юридической войны (lawfare) Запада против России. Нельзя исключать использование решения ЕСПЧ в качестве «прецедента» другими органами глобального репрессивного механизма в качестве правового обоснования неправовых действий против Российской Федерации.

5. Комментарий МИД России о том, что Прокуратура РФ может задействовать свои новые полномочия согласно поправкам в Конституцию РФ (принятым в прошлом году), в целом указывает на верное направление действий, но этого недостаточно.

Признание того, что юридическая война против России является именно войной, то есть действиями, направленными на поражение нашей страны, требует принятия организационных решений гораздо более серьёзного масштаба.

Решение Европейского Суда по правам человека как источник гражданского процессуального права в Российской Федерации

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 27.11.2018 2018-11-27

Статья просмотрена: 2319 раз

Библиографическое описание:

Рамазанов, М. Р. Решение Европейского Суда по правам человека как источник гражданского процессуального права в Российской Федерации / М. Р. Рамазанов, Ю. Н. Титаренко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 48 (234). — С. 193-196. — URL: https://moluch.ru/archive/234/54281/ (дата обращения: 27.09.2021).

В статье даётся характеристика решений Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). Представлен анализ принятых в судебной практике решений. Выявлено значение ЕСПЧ для российского гражданского законодательства. Дана характеристика ЕСПЧ, как источника Гражданского процессуально права Российской Федерации.

Ключевые слова: конвенция, прецедент, источник, судебная практика, толкование.

The article describes the decisions of the European Court of Human Rights (ECHR). The analysis of decisions taken in judicial practice is presented. The significance of the ECHR for Russian civil law has been revealed. The characteristics of the ECHR as a source of the Civil Procedure Law of the Russian Federation is given.

Key words: convention, precedent, source, judicial practice, interpretation.

Международные нормативно-правовые акты имеют особое значение для российского законодательства, так как носят обязательный характер своего исполнения. Современная правовая система испытывает на себе сильное влияние глобализации и частично подвержена изменениям или более подробной трактовке. Постановления Европейского Суда по правам человека (далее ЕСПЧ) обязательны для исполнения в Российской Федерации. Эти решения являются частью правовой системы России, что следует из Федерального закона РФ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 г. В понимании доктрины ЕСПЧ возникают повсеместные споры среди ученых. Но по-прежнему стоит главный вопрос, следует ли признавать или не признавать решения Суда в качестве источника гражданского процессуального права. На каких основаниях решили относить ЕСПЧ к источникам гражданского процессуального права? В Конвенции не устанавливаются подробности свойств решения данного вопроса. Внешних отличий между содержаниями этой нормы и Конституцией РФ не существует, оба этих документа являются основой для базы источников при разрешении гражданских дел. Следует отметить, что характер принимаемых норм носят обязательных характер, хотя некоторая часть решений и неприемлема для российской действительности и менталитета.

Статья в тему:  Как получить права на управление маломерными судами

Следует сказать, что ЕСПЧ, как источник ГПП, очень полезен и важен на современном этапе развития страны, когда происходит сближение двух правовых систем: российской и европейской. Российская законодательная система европеизируется, что благоприятно сказывается на интеграции в европейскую правовую систему.

Акты ЕСПЧ представляют собой особый источник права, который, в отличие от других, способен выполнять такие функции, как толковательная, формирующая, совершенствующая (улучшение законодательства) и правосознательная.

ЕСПЧ в своих решениях делает упор на судебную практику и судебный прецедент. В российской системе права нет правовой нормы для признания судебной практики и прецедента, как источника права. Россия, подписавшая международные правовые акты о соблюдении решений ЕСПЧ, обязана их исполнять в полной мере, это положение закреплено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении», в котором говорится о закреплении права учитывать постановления Европейского Суда по правам человека, а также даётся полное толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле. Что же следует понимать под судебной практикой? Судебная практика — это положения национальных судебных органов, совокупность решений всех судов страны, отражающая состояние правовой среды в обществе. Для российского законодательства именно такая формулировка подходит для реализации своих норм в гражданском процессуальном праве. Утверждение этих правовых норм в России приведет на наш взгляд к справедливому правосудию. Главная позиция, которую занимает ЕСПЧ, это введение обязательно прецедентного права, так как оно будет иметь положительный эффект в российской судебной практике, ну а само требование к России о введении прецедентного права как раз-таки и носит источниковый характер гражданского процессуального права [3, с. 15–18].

В судебном прецеденте все процессы должны решаться исходным образом. ЕСПЧ берет на себя право полного истолкования понятий в гражданском праве, итогом этого служит определенный прецедент, который образовывается. К примеру, такое понятие как дискриминация, толкуется как нарушение, если исходные различия не имеют четкого оправдания (ст. 14 Конвенции). Данная дефиниция дискриминации ЕСПЧ неоднократно использовал в своих дальнейших действиях и решениях. Нарушение принципа дискриминации считается в том случае, если нет объективного характера решения вопроса [1, с. 74–85].

Анализируя судебную практику ЕСПЧ, мы можем увидеть, что в своих решениях Суд вправе установить ряд новых форм и принципов реализации гражданско-правового процесса. Один из таких принципов, являющихся источниковой базой, это отмена судебного постановления в надзорном производственном органе, по инициативе высших должностных лиц. Эта установленная норма имеет свои несомненные плюсы, в которых заключается прерогатива невмешательства в законные дела других лиц, к этому не относящимися. И только, уполномоченное на это лицо может вносить рекомендации или изменения в гражданско-правовую процедуру. Следует подчеркнуть, что эта норма в значительной мере отличается от национальных правовых норм.

Статья в тему:  Коли буде антикорупційний суд

Но в то же время следует сказать, что толкования и разъяснения некоторых позиций, представленные в ЕСПЧ (например, определения жилища или имущества) существенно отличаются от тех, которые представлены в ГПП. В практике ЕСПЧ существует весьма широкое толкование понятия имущества. Под имуществом понимаются не только вещи, но и, например, акции, патенты, право на пенсию и другие правовые интересы. Согласно преамбуле Конвенции, при возникновении разногласий между участниками спора в процессе по вопросу гражданского права, первоочередным будет считаться применение судами при рассмотрении и разрешении гражданских дел конвенционное право, а не справедливое судебное разбирательство. Что же подразумевается под справедливым судебным разбирательством? Право на такое разбирательство гарантируется всем государствам, подписавшим Конвенцию, в лице Европейского Суда. И возникшая проблема связана с гражданскими правами, на первое место ставить Конвенцию, а на второе Конституцию РФ, хотя некоторые правоведы с этим не согласны [2, с. 39].

Право на справедливое судебное разбирательство признается международным сообществом как первооснова в рассмотрении гражданских дел. В большинстве решений ЕСПЧ определяет стадию надзорного производства как «неэффективное средство правовой защиты», а также говорит о несоответствии таких требований справедливости судебного разбирательства. Представленные средства являются чрезвычайными способами судебной защиты, исход которых во многом зависит от полномочий Председателя состава Судебной коллегии по гражданским делам.

Как и в любой другой отрасли права, в гражданском процессуальном праве РФ имеются несовершенства, которые могли бы быть дополнены или исправлены посредством использования постановлений ЕСПЧ. В доктрине высказывается мысль о том, что главным из этих пробелов был вызван надзорным производством, при котором создавались условия нарушения права на справедливое судебное разбирательство. Это привело к принятию ЕСПЧ Постановления от 18.01.2007, [4] согласно которому была выражена озабоченность тем, что суды последовательно рассматривают одни и те же дела сначала в кассационной инстанции, а потом в надзорной. ЕПСЧ призвал через законодательную основу провести реформу гражданского процесса, целью которой являлось полное соблюдения решений ЕСПЧ. Итогом этих правовых распрей стало принятие ФЗ от 9.12.2010 № 353-ФЗ 243 «О внесении изменений в ГПК РФ», который изменил процедуру обжалования постановлений суда первой инстанции, которая стала на равных с судом в арбитражном процессе [5].

Европейским Судом было так же предъявлено требование к суду в надзорной стадии гражданского процесса. Суд, по мнению ЕСПЧ, должен быть наделен всеми правами для исправления всех решений нижестоящих судов в процессе одного производства. Данное требование нашло свое отражение в новой редакции ГПК.

Значение решений ЕСПЧ основано на принципе законности в гражданском судопроизводстве, т. к. реализация этой практики является гарантом соблюдения минимальных стандартов прав человека при проведении правосудия, что имеет важное значения. ЕСПЧ оставляет высокую степень усмотрения, что отвечает естественно-правовой составляющей Конституции РФ. Таким образом решения ЕСПЧ без сомнения являются источником гражданского процессуального права.

  1. Боннер А. Т. и Котов О. Ю. Принцип правовой определенности, проблемы понимания // Защита прав в России и других странах Совета Европы: современное состояние и проблемы гармонизации: Сб. науч. статей. Краснодар, 2011.
  2. Жуйков В. М. О некоторых проблемах проверки судебных постановлений по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 9.
  3. Лазарев В. В., Мурашова Е. Н. Место решений Европейского суда по правам человека в национальной правовой системе // Журнал российского права. 2007. N 9.
  4. Постановление ЕСПЧ от 18.01.2007 по делу «Кот (Kot) против России» (жалоба N 20887/03) (последнее посещение — 23 ноября 2018 г.).
  5. Федеральный закон от 09.12.2010 N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2010. N 281.

Источники:

http://mgimo.ru/library/publications/pravo_evropeyskogo_soyuza_v_praktike_evropeyskogo_suda_po_pravam_cheloveka/

http://advokat-nikonov.ru/press-tsentr/zhaloba-v-evropejskij-sud-po-pravam-cheloveka-mify-i-realnost/

О проблеме мотивированности судебных актов через призму Постановлений Европейского Суда по правам человека

http://www.fondsk.ru/news/2021/09/27/evropejskij-sud-po-pravam-cheloveka-protiv-rossii-54563.html

http://moluch.ru/archive/234/54281/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector