0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Суд не принимает признание факта если полагает что это

Верховный суд напомнил о преюдиции

Суд указал на факты

Ольга Пискарева купила два земельных участка, построила на них нежилое здание и несколько других объектов и зарегистрировала право собственности. Позже оказалось, что земля принадлежит Самарской области. Это спустя некоторое время было подтверждено вступившим в силу решением суда по иску об истребовании участков из незаконного владения, в котором было указано: территория предоставлена в постоянное пользование школы-интерната .

Заручившись этим решением, Минимущества области предъявило к Пискаревой иск, в котором потребовало снести постройку. Первая инстанция на заочном заседании решила, что требования обоснованные – ведь у Пискаревой не было прав на землю. Но в апелляции по делу приняли новое решение об отказе в сносе здания. Суд счел, что Пискарева в период строительства еще была собственником участков и о незаконности строений, исходя из этого, речь не идет. К тому же, отметили в апелляции, участки фактически не используются, а вопрос о сносе строений при рассмотрении первого иска об истребовании участков из незаконного владения не ставился.

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство. Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС. При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности. Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения. Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Когда преюдиция не работает

Истец: УК «Отрада»

Суть дела: Оспаривание предписания РПН со ссылкой на то, что СОЮ уже отменял постановление об административной ответственности за это нарушение

Позиция судов по преюдиции: речь идет не о преюдиции, а о презумпции истинности фактов, а она преодолима

Согласно позиции КС, «единственным способом опровержения преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам». Виктория Богачева, юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × , отмечает, что этот подход был закреплен и в практике арбитражных судов. «В постановлении от 20.11.2012 № 2013/12 по делу № А41-11344/11 Президиум ВАС отметил, что любой «судебный акт, который имеет свойство преюдициальности, является обязательным до тех пор, пока он не будет отменен в установленном законом порядке и все установленные в нем факты до их опровержения принимаются судом по другому делу», – напомнила она.

Есть и ряд дел, которые обосновывают исключения из позиции о преюдициальности. Так, суды могут указать на то, что речь идет не о преюдиции, а о «презумпции истинности фактов». «Такая презумпция истинности фактов является преодолимой, если заинтересованная сторона представила достаточные и достоверные доказательства, ее опровергающие. Также суды указывают, что она применима только к фактам, а не к правовым выводам суда, содержащимся в ранее принятом судебном акте. Положения ч. 2 ст. 69 АПК освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их иной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – говорит Виктория Богачева.

Однако из правил преюдициальности есть исключения, напоминает Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг. группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × .

Статья в тему:  Как оформить конверт в суд

Дело №19-КГ17-17.
Апелляция: факты, установленные в другом деле, нельзя считать преюдициальными, так как к делу при новом разбирательстве привлечено третье лицо.
Верховный суд: если лицо, не участвовавшее в ранее рассмотренном судом деле, не оспаривает установленные факты и обстоятельства, то они обязательны для суда, рассматривающего новое дело с участием лиц, участвовавших в прошлом деле. Опровергать установленные факты новое лицо не может.

Дело №А40-152245/2014.
Суть дела : по иску о взыскании неустойки истец сослался на необходимость применения специальных норм о поставке товаров, предусмотренных для военных организаций. В обоснование он сослался на судебный акт по спору между теми же сторонами, в котором суд применил эти нормы.
Первая инстанция : требования удовлетворены с применением ч. 2 ст.69 АПК в части применения специальных норм.
Экономколлегия ВС : применение нормы ч. 2 ст. 69 АПК ошибочно.

Дело №А40-36007/15.
Суть дела: истец заявил требование о взыскании денежных средств по соглашению о новации.
Суд первой инстанции: отказал, сославшись на то, что соглашение о новации ранее было признано ничтожной сделкой в другом споре.
Суд кассационной инстанции: отменил решение, указав, что правовая квалификация соглашения о новации не имеет преюдициального значения и необязательная для суда.

Дело №А53-22107/2012.
Суть: спор о признании постройки самовольной.
Верховный суд: наличие вступившего в силу судебного акта о признании права собственности на объект недвижимости само по себе не имеет правового значения при рассмотрении в последующем иска о признании такого объекта самовольной постройкой и его сносе.

Позиция отражена в определении КС от 27.09.2016 № 1748-О, которое поставило точку в юридических спорах, связанных со сносом самовольных построек в Москве, получивших название «Ночь длинных ковшей».

Дело №А58-3515/08.
Первая инстанция: суд отказал истцу-налогоплательщику в признании недействительным решения налоговой о привлечении к административной ответственности.
Суды апелляционной и кассационной инстанций : удовлетворили иск, сочтя, что в другом деле ответчик признал исковые требования, суд принял признание иска, а значит, фактические обстоятельства установлены судебным актом.
Президиум ВАС : ч. 2 ст. 69 АПК понята неверно, в случае признания иска суд не исследует фактические обстоятельства спора и не рассматривает дело по существу.

Проблемы преюдиции

Помимо этого, существует и ряд связанных с преюдицией проблем. Так, суды формально подходят к вопросу об отсутствии преюдициальности фактов, установленных судебным актом, который впоследствии был отменен в апелляции из-за отказа от иска или мирового соглашения.

С точки зрения закона действительно, если истец отказывается от иска либо стороны заключили мировое соглашение, то решение суда первой инстанции подлежит отмене, а производство – прекращению. Но свидетельствует ли это о том, что факты, установленные в первой инстанции, участники спора могут игнорировать?

Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг. группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ×

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, апелляция не ликвидирует его как содержащий в себе судебную ошибку, отмечает Григорян. По его словам, в данном случае надо помнить о возможных злоупотреблениях: так, недобросовестная сторона спора может отказаться от иска, чтобы дезавуировать неудобные для себя факты.

Григорян также считает, что особым образом следует урегулировать преюдициальность фактов, установленных в рамках упрощенного производства, когда стороны ограничены в своих состязательных возможностях и судебное заседание не проводится. «Суд в некоторой степени ограничен в процессе поиска, исследования и оценки фактических обстоятельств дела», – поясняет юрист.

Четыре вопроса до суда, или Как не проиграть его до начала разбирательства

Эксперт центра правового содействия законотворчеству «Общественная Дума»

специально для ГАРАНТ.РУ

Нередко организации или граждане проигрывают спор, хотя им кажется – правда на их стороне. В проигрыше винят «тупые законы» или суд, который неверно истолковал нормы права, и т. п. Конечно, встречаются и судебные ошибки, когда судья неверно оценивает доказательства или толкует закон, но гораздо чаще причина кроется в другом – проигрывают суд еще до обращения в него.

Между тем хорошее начало – половина дела. Судопроизводство в России основано на принципе состязательности: каждая сторона должна обосновать свои доводы, на которые ссылается (ст. 12, ст. 56 Гражданского процессуального кодекса, ст. 9, ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 14, ст. 62 Кодекса административного судопроизводства). Потому залог успешного суда – тщательная досудебная подготовка. Состоит она из нескольких этапов, порой весьма обширных, и рассмотреть их в рамках одной колонки не получится. Сейчас обратим внимание на четыре распространенных вопроса, на которые надо дать ответ, прежде чем решиться обратиться в суд.

Статья в тему:  Когда открывается навигация для маломерных судов 2021

Есть ли право, и чем оно подтверждается?

Так, больница обратилась в суд с иском к теплогенерирующей организации, просила обязать заключить договор об установке, замене и эксплуатации приборов учета тепловой энергии в нескольких жилых домах. Но суд отказал в удовлетворении иска, поскольку больница выступила ненадлежащим истцом: не является управляющей организацией, обслуживающей спорные МКД и не представляет интересы собственников названых жилых домов, объединенных общими сетями инженерно-технического обеспечения, а также у нее отсутствуют документы, подтверждающие полномочия на предоставление интересов всех собственников помещений в МКД (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16 января 2019 г. № Ф10-1938/2018 по делу № А14-19284/2017).

В другом деле, Б. оспорил в суде завещание, просил признать недействительным договор дарения квартиры. В обоснование требований пояснил, что его отец и мать умершей – родные брат и сестра, и Б. вправе претендовать на наследство по закону, как двоюродный брат. Суд отказал в удовлетворении требований: в судебном заседании не было установлено, что истец является двоюродным братом наследодателя, представленными документами факт родства не подтвердился, Б. не является родственником наследодателя, следовательно, и не является наследником по закону, завещание права и законные интересы Б. не нарушает, в связи с чем, правовые основания для оспаривания завещания у истца отсутствуют (апелляционное определение Московского городского суда от 22 января 2016 г. по делу № 33-1764/2016).

Думаю, вы уже догадались, в чем причина отказа в иске в обоих примерах – истцы проиграли дело еще до обращения в суд из-за отсутствия доказательств, что обладают соответствующим правом, о защите которого просят.

Иногда истец считает, будто обладает неким правом, исходя из «жизненной правды», но не всегда представления «по жизни» и «по закону» совпадают. Потому оценивать наличие права надо именно с точки зрения закона – существует ли оно у потенциального истца, в чем выражается, и вправе ли он обратиться в суд с таким-то требованием? Если наличие права подтверждается, то шансы выиграть суд повышаются.

Так, компания поставила товар покупателю, но тот оплатил его лишь частично, из-за чего поставщик обратился в суд. Требования были удовлетворены: между сторонами заключен договор поставки, поставка товара подтверждается товарными накладными, подписанными обеими сторонами, ответчик не отрицает факт поставки; при этом доказательств оплаты в полном объеме не предоставлено. Право поставщика требовать оплату товара подтверждено. Но в части поставленных товаров суд отказался признать требования обоснованными, так как товарная накладная не была подписана ответчиком и не было доказательств поставки спорной партии – поставщик в этой части отказался от иска в дальнейшем (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 августа 2019 г. № Ф07-8657/2019 по делу № А21-7989/2018).

Или в другом споре квартиру Б. залили соседи сверху, он обратился в суд с иском о возмещении ущерба. Ответчики сослались на то, что Б. – ненадлежащий ответчик, собственник квартиры – город, а Б. – наниматель. Суд отклонил доводы, поскольку квартира предоставлена истцу по договору социального найма, а положения жилищного законодательства предписывают, в том числе – нанимателей по договору социального найма, обеспечивать сохранность жилого помещения, поддерживать его в надлежащем состоянии, проводить текущий ремонт. У Б. есть право требовать возмещения ущерба (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2019 г. по делу № 33-27488/2019).

Как видим из последних примеров у истцов право требования было основано на законе, и они могли его обосновать. В то же время в первых примерах истцы не смогли обосновать свои требования и наличие у них права, а суду не достаточно «простых слов».

Есть ли доказательства?

Потому до суда обязательно смотрим еще на один момент: а чем подтверждается (доказывается) наличие этого права?

Например, в деле с поставкой товара – права истца подтверждалось договором, заключенным в надлежащей форме, товарными накладными, не отрицал факт поставки и сам ответчик. Но часть поставки не была оформлена правильно, покупатель не расписался в товарной накладной и поставщик не смог предоставить иные доказательства поставки, и отказался от иска.

В подтверждение права могут использоваться любые доказательства – свидетельские показания, письменные доказательства (договоры, справки, выписки, документы бухучета и т.п.), вещественные и др. Главное, чтобы они соответствовали требованиям:

  • относимости (ст. 67 АПК РФ, ст. 59 ГПК РФ, ст. 60 КАС РФ), – подтверждали конкретный нужный факт, например, если товар поставили по договору № 10 от 10 мая 2019 г. и по его условиям истец требует взыскание неустойки, то неправильно предоставлять в суд договор № 8 от 10 апреля 2019 г., так как он не будет относиться к делу;
  • допустимости (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ), – с точки зрения закона доказательства в «силе» подтвердить нужный факт.
Статья в тему:  Биллинг как доказательство в суде

Например, если требуется соблюдение письменной формы сделки, то нельзя ссылаться на свидетельские показания в подтверждение ее заключения и условий, они считаются недопустимыми доказательствами (ст. 162 Гражданского кодекса). Необходимо искать другие доказательства – например, переписку сторон и (или) косвенные доказательства в пользу возможности заключения сделки (например, наличие нужной суммы у заимодавца и приобретение машины заемщиком сразу после «снятия» денег со счета заимодавца).

Часто такие косвенные доказательства изучаются в делах по банкротству, когда кредиторы просят включить задолженность в реестр требований кредиторов (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30 июля 2019 г. № Ф02-2401/2019 по делу № А33-1801/2018). При этом свидетельские показания суд может принять в качестве одного из косвенных доказательств и приобщить, например, письменные показания свидетелей (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 апреля 2016 № Ф04-1527/2016 по делу № А81-2964/2015).

Если же доказательства отсутствуют, то дело будет, как в примерах из начала статьи, проиграно.

В чем заключается нарушение права?

Исковое производство подразумевает наличие спора между сторонами – определенного конфликта, ущемления прав истца или реальную угрозу такого ущемления. По сути, мы не замечаем наличие права у нас, пока на него «не наступили». Тогда-то и возникает необходимость в защите, в том числе судебной. Причем цель этой защиты – восстановление положения до нарушения прав и законных интересов, а не просто победа.

Не случайно одно из требований в ГПК РФ при обращении в суд – необходимость указать в исковом заявлении, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав истца (п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ). В АПК РФ схожего требования напрямую в норме о содержании искового заявления нет (что, на мой взгляд, является недостатком), но и там выдвигается требование указать, в чем заключаются требования и обстоятельства, на которых они основаны (п. 4-5 ч. 2 ст. 125 АПК РФ), то есть из искового заявления арбитражный суд должен все равно увидеть, почему истец вдруг обратился в суд, и в чем выражается нарушение его права. Например, поставщик, которому покупатель не оплатил товар, указывает и на факт заключения договора поставки, и на то, что товар поставлен, но не оплачен: покупатель нарушил обязательства по договору и ущемил право поставщика на получение оплаты за товар, и это подтверждается тем-то и тем-то, потому и идем в суд.

В противном случае суд может не понять в чем цель и смысл обращения истца в суд и, например, указать, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты права, а удовлетворение заявленных требований не приведет к восстановлению прав и законных интересов истца (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2019 г. № 09АП-31225/2019 по делу № А40-119045/18).

Например, Т. обратился с иском к Минобороны России с требованием о признании права на исчисление выслуги лет для исчисления пенсии. Суд оставил заявление без движения и предложил дополнить его, так как истец не указал, в чем выражается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца. Из искового заявления неясно, обращался ли истец в пенсионные органы для назначения пенсии, принималось ли по этому обращению решение, каким образом его права нарушены ответчиком (апелляционное определение Московского городского суда от 4 июня 2019 г. по делу № 33-24440/2019).

Истец еще до обращения суд должен определить, есть ли нарушение его прав и законных интересов или угроза их нарушения, и в чем это выражается, то есть какова суть этих нарушений.

От этого зависит не только судьба спора, но и выбор способа защиты.

Так, например, клиент оставил отзыв об услугах компании в Сети – есть ли нарушение права? Возможно, особенно если отзыв негативный. В чем суть нарушения? В «очернении» деловой репутации и вероятном снижении уровня продаж. А вот дальше от сути этого нарушения может зависеть приемлемый способ защиты.

Если клиент просто пишет о некачественном сервисе, и что ему не понравилось, то вероятно, компании лучше вступить в полемику и оставить ответ под таким отзывом с разъяснениями и опровержением, а не идти в суд. Почему? Потому как само по себе мнение о качестве услуг и деятельности организации, изложенное в Интернете, не может быть признано недостоверной и порочащей информацией, и не подлежит защите в порядке ст. 152 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 августа 2015 г. № Ф07-6137/2015 по делу № А56-56296/2014, апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 2 ноября 2017 г. по делу № 33-45066/2017). В то же время если отзыв оскорбительный, в нем утверждается о противоправном поведении истца или деятельности компании, то уже есть шансы и на судебную защиту (определение Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2018 г. по делу № 305-ЭС17-19225, А40-97932/2015).

Статья в тему:  Суд партизанского района как доехать

«Тип» нарушения права влияет не только на выбор способа защиты, но и на сроки обращения в суд. Например, если не вернули долг по договору займа (кредитному договору), то срок исковой давности общий – три года (п. 1 ст. 196 ГК РФ), признать оспоримую сделку недействительной, то времени уже меньше – год (п. 2 ст. 181 ГК РФ), а в случае увольнения еще меньше – один месяц (ст. 392 Трудового кодекса).

Виноват ли ответчик в нарушении права?

Нарушение права нередко «соседствует» с негативными последствиями, например, убытками. Однако между нарушением права и этими последствиями должна быть причинно-следственная связь. Например, соседи залили квартиру и поэтому «испортился» паркет, а не потому что нарушили технологию его укладки. Поэтому стараемся найти ответ:

  • были ли негативные последствия от нарушения права, или есть ли угроза таких последствий, и в чем это выражается (например, убытки, невозможность достроить объект, «утрата» права собственности и т. п.);
  • есть ли причинно-следственная связь между этими последствиями и нарушением права;
  • «виноват» ли в этом ответчик, вызвано ли это его действиями;
  • не способствовал ли истец (пострадавшая сторона) ухудшению ситуации (например, увеличению убытков долгим молчанием на действия ответчика).

Так, например, в суде было установлено, что причиной разрушения стяжки, покрытия кровли и появления на ней трещин явилось нарушение подрядчиком технологии изготовления и транспортировки бетонной смеси, укладки бетонной стяжки и др. Использование ответчиком марки бетона ниже заявленной прочности, а также ниже прочности бетона, указанной в технической и исходной документации, ухудшило качество результата работ и явилось причиной возникновения выявленных недостатков. Вина ответчика была доказана и с него взыскали убытки (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 марта 2018 г. № Ф07-1156/2018 по делу № А56-44641/2016).

В то же время в другом деле, также связанном с бетоном, суд пришел к выводу, что виноваты обе стороны, в том числе в нарушении по отпуску и приему бетона, потому снизил размер ответственности ответчика на 50% (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26 июля 2016 г. № Ф06-26634/2015 по делу № А49-11350/2014).

В другом деле гражданин утверждал, что приобрел у ИП 20 тонн некачественного цемента, из-за плохого качества которого произошло обрушение стены сушильной камеры, поэтому просил взыскать убытки с ИП. Но суд отказал в иске: нет данных по организации системы строительного контроля на строящемся объекте, а согласно данным протокола испытаний бетона из цемента «раковины», поры и т.п. в материале свидетельствуют о нарушении технологии укладки бетона. Также установить точную причину обрушения стены невозможно, а доказательств продажи ИП некачественного цемента не предоставлено. При этом представленный истцом протокол испытания вяжущих материалов суд не принял во внимание, поскольку протокол не содержит данных о том, что испытаниям подвергался именно цемент, приобретенный у ответчика (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 11 ноября 2014 г. по делу № 33-14783/2014).

Истец должен доказать наличие убытков, причинно-следственной связи между незаконными действиями (бездействием) ответчика и возникшими у истца убытками, их размер (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12 июля г. 2019 № Ф10-2707/2019 по делу № А54-1851/2018).

Итак, прежде чем пойти в суд, истец должен быть уверен, что сможет доказать:

  1. наличие у него соответствующего права – причем доказательства должны отвечать принципам относимости и допустимости;
  2. нарушение этого права и указать в чем оно конкретно выражается или в чем угроза потенциального нарушения;
  3. «вину» ответчика в этом и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и нарушением права.

Конечно, это лишь общие правила, существуют категории дел, когда и ответчик сам должен доказать, что не нарушал права истца, например, некоторые трудовые споры. Но и истцу в любом случае не следует излишне полагаться на суд или «авось», иначе судебный спор будет проигран еще до обращения в суд.

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе

Слова профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ Михаила Шварца в качестве заголовка выбраны не случайно. Каждый юрист хотя бы раз сталкивался с проблемой применения правил о преюдиции (обстоятельства, установленные имеющим силу судебным актом, не нуждаются в доказывании при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, – ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ).

Статья в тему:  Суд как участник гражданского процесса

При обращении к судебной практике возникает множество вопросов, в частности – об объективных пределах преюдициальности судебных актов, а именно: преюдиция – это установленные судом факты и их правовая оценка или только факт? Что высшие судебные инстанции понимают под «фактом»?

В ст. 61 ГПК содержится указание на недопустимость повторного доказывания и пересмотра только обстоятельств, установленных судебным решением. В то же время согласно ч. 2 ст. 209 Кодекса после вступления в силу решения суда лица, участвующие в деле, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе не только установленные факты, но и правоотношения. В АПК подобная норма отсутствует.

Анализ разъяснений и практики вышестоящих судов позволяет сделать вывод, что преюдиция на сегодня является опровержимой доказательственной презумпцией. Практика применения правил о преюдиции экономической и гражданской коллегиями Верховного Суда РФ имеет существенные различия.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11 по делу № А40-111672/09-113-880 отражена правовая позиция о том, что ч. 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

В Определении от 28 декабря 2012 г. № ВАС-17521/12 по делу № А51-497/2011 ВАС РФ, ссылаясь на разъяснения Пленума, данные в п. 2 Постановления от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», придерживается мнения, что преюдициальными могут считаться исключительно фактические обстоятельства, но не их правовая оценка.

Конституционный Суд РФ поддерживает позицию ВАС, что отражено в Определении от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «Следовательно, в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 407-О, от 16 июля 2013 г. № 1201-О, от 24 октября 2013 г. № 1642-О и др.). Именно такое толкование и применение оспариваемой в запросе Администрации Краснодарского края нормы, вопреки утверждению заявителя, находит отражение в сложившейся практике арбитражных судов, последовательно придерживающейся того, что ч. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора (постановления Президиума ВАС РФ от 15 июня 2004 г. № 2045/04, от 31 января 2006 г. № 11297/05 и от 25 июля 2011 г. № 3318/11)».

При этом КС в Определении от 21 марта 2013 г. № 407-О подчеркнул необходимость соблюдения баланса: «Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства – с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения».

Верховный Суд при разрешении споров по конкретным категориям дел дает судам разъяснения – по сути, формулируя порядок опровержения преюдиции. Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 указано, что «при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Как отмечено в п. 4 совместного постановления пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «по смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы».

Статья в тему:  Можно ли через суд заставить разменять квартиру

Получается, если суды не связаны правовой оценкой фактов и правоотношения сторон не преюдицируются, в каждом новом процессе на основании одних и тех же фактов суд может по-разному интерпретировать правоотношения сторон.

Например, в одном споре суд может сделать вывод о том, что договор является заключенным, а в другом – прийти к противоположному выводу. Это вносит в гражданский оборот значительную долю неопределенности и приводит к конфликту судебных актов – ведь сторона спора, недовольная исходом дела, всегда будет изыскивать пути оспаривания решения посредством предъявления иного, формально не тождественного иска.

В то же время преюдиция по определению не только освобождает от доказывания, но и является одним из свойств законной силы судебного решения.

Верховный Суд – видимо, понимая проблему и пытаясь пресечь злоупотребления, – в своих судебных актах последовательно проводит правовую позицию о том, что установленные обстоятельства и оценка доказательств, данные судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Так, в Определении от 6 октября 2016 г. № 305-ЭС16-8204 ВС пришел к выводу: «Сама иностранная компания в ходе рассмотрения дела № А40-91248/2014 о взыскании с Правительства Москвы 3 433 582 долларов США неосновательного обогащения придерживалась позиции об уступке по соглашению от 13.08.2002 именно будущего требования. Так, она, возражая против заявления Правительства Москвы о пропуске срока исковой давности, указывала на то, что до момента вступления в силу решения от 06.08.2012 по делу № А40-73164/2012 (до 10.01.2014) у компании не возникло право требовать возврата каких-либо сумм, уплаченных ранее по еще не измененному судом инвестиционному контракту. Эти доводы иностранной компании были поддержаны судами при разрешении спора по делу № А40-91248/2014, что, в свою очередь, позволило признать иск поданным в пределах срока исковой давности и удовлетворить требования, заявленные иностранной компанией к Правительству Москвы.

Правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хотя и не образует преюдиции по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. В рассматриваемом случае не имеется объективных причин для того, чтобы сделать выводы, противоположные выводам по делу № А40-91248/2014, и признать договор цессии от 13.08.2012 договором уступки существующего, а не будущего, требования».

В Определении ВС от 19 марта 2020 г. № 305-ЭС19-24795 по делу № А40-195946/2016 отражена следующая правовая позиция: «Признание преюдициального значения судебного решения, направленное на обеспечение стабильности и общеобязательности этого решения и исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если имеют значение для его разрешения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П). Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимость ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания каких-либо причин для этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 № 305-ЭС15-17704). При разрешении настоящего обособленного спора суд без указания мотивов пришел к противоположному выводу, признав товарную накладную от 13.01.2016 № 10 допустимым доказательством, подтверждающим факт первоначальной поставки товара должнику. Вследствие чего одни и те же обстоятельства, являющиеся существенными для правильного рассмотрения спора, оказались оцененными судами по-разному и это привело к конфликту судебных актов, в результате которого возникла ситуация, когда Денисовой Н.Д. сначала отказано во включении долга в реестр требований кредиторов должника в связи с недоказанностью поставки товара, а затем с нее взыскана стоимость частично возвращенного товара, поставка которого первоначально не была подтверждена, что не соответствует принципу правовой определенности».

В Определении от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4) по делу № А40- 129253/2017 Суд сослался на неприменение преюдиции и направил спор на новое рассмотрение, указав: «Кроме этого, при рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий ссылался на наличие иных принятых по настоящему делу судебных актов о признании недействительными банковских операций, совершенных в тот же период в аналогичной ситуации. Так, в рамках другого обособленного спора установлено, что по состоянию на 03.07.2017 в банке имелась скрытая картотека неоплаченных платежных документов. В рассматриваемом же случае при схожих обстоятельствах совершения в тот же период банковских операций суд пришел к противоположному выводу. Установленные обстоятельства и оценка доказательств, данная судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор. В том случае, если суд придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Статья в тему:  Как характеризует дубровского и троекурова поведение в суде

В Определении от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-16 по делу № А 41-15768/2017 Верховный Суд также отметил необходимость учета правовой позиции по ранее рассмотренному спору и сделал вывод о том, что суды во втором деле обоснованно пришли к иному выводу: «Общество “Газпром”, помимо прочего, указало, что ранее определением Арбитражного суда Московской области от 11.01.2018 аналогичное его требование признано текущим. Однако данный довод не является достаточным основанием для иной квалификации задолженности по выплате дивидендов, поскольку в отличие от правил установления фактических обстоятельств спора вопрос о применении к этим обстоятельствам норм права (иначе – юридической квалификации) не разрешается по правилам преюдиции (статья 69 АПК РФ) и тем более по правилам общеобязательности судебных актов (статья 16 АПК РФ). Действительно, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном ранее судебном деле, подлежит учету в последующем деле. Однако при этом суд не связан предшествующей оценкой и, придя к иным выводам, должен указать соответствующие мотивы».

Что касается практики Судебной коллегии по гражданским делам ВС, то ее анализ позволяет сделать вывод о преюдициальности правоотношений сторон.

Например, в Определении от 11 августа 2020 г. № 50-КГ20-3-К8 Суд прямо указал на запрет оспаривать выводы: «При таких обстоятельствах Маевский С.В., являвшийся участником спора по гражданскому делу № 2-2780/2018, рассмотренному Первомайским районным судом г. Омска, так же как и Оленичев В.В., в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ не вправе оспаривать выводы, содержащиеся в решении Первомайского районного суда г. Омска от 28 декабря 2018 г. и апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 28 марта 2019 г., поскольку эти судебные акты имеют для указанных лиц обязательную силу и являются преюдициальными по настоящему делу».

В Определении ВС от 22 октября 2019 г. № 23-КГ19-6, 2-254/2017 изложена правовая позиция о запрете вновь оспаривать правоотношения сторон: «В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные решением Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г., являлись обязательными для судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики. Согласно ч. 2 ст. 209 названного кодекса после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Таким образом, в силу приведенных выше положений ст. 61 и 209 ГПК РФ, обеспечивающих непротиворечивость судебных постановлений и не допускающих принятие взаимоисключающих судебных актов, после принятия апелляционного определения судебной коллегией Московского городского суда от 15 ноября 2017 г. и вступления в силу решения Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г. апелляционной инстанцией Верховного Суда Чеченской Республики должны были быть учтены установленные этими судебными постановлениями факты и правоотношения сторон».

В Определении от 11 августа 2020 г. № 30-КГ20-1-К5 Верховный Суд сделал вывод о запрете оспаривать факты. При этом под фактом в конкретном деле понимается факт прекращения поручительства: «исходя из вышеизложенного, следует, что Борлаков Х.М. как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства».

Анализируя данное дело, можно увидеть противоречие еще и в том, что именно ВС понимает под понятием «факт». По логике Экономколлегии, установление факта прекращения поручительства является юридической квалификацией (правовой оценкой) и не является фактом (эмпирической данностью). Таким образом, в данном деле Суд, очевидно, говорит о прекращении поручительства именно как о факте.

ВС разъяснил судьям, как действовать при обнаружении преступлений в гражданских делах

Верховный суд России опубликовал обзор, посвященный вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям. Второй касается практики рассмотрения областными судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами РФ, постоянно проживающими за пределами страны.

Статья в тему:  Как сняться с учета у нарколога через суд

Как отмечает ВС, в судебной практике выявляются факты обращения в суд недобросовестных участников гражданского оборота для легализации доходов, полученных преступным путем.

«Выявление подобных фактов требует реагирования со стороны судов, поскольку укрепление законности и предупреждение правонарушений является одной из задач судопроизводства (часть 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 4 статьи 3 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, далее – АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ соответственно)», — говорится в обзоре.

Суды общей юрисдикции вправе по своей инициативе проверять обстоятельства, касающиеся возможного обращения участников оборота к судебному порядку разрешения споров в целях легализации доходов, полученных незаконными методами, отмечает ВС.

В частности, ВС, основываясь на правоприменительной практике, дал следующие разъяснения:

— суды вправе привлекать к участию в деле государственные органы, если обстоятельства дела свидетельствуют о наличии признаков легализации доходов, полученных незаконным путем;

— арбитражный суд (мировой судья) отказывает в принятии заявления о вынесении (выдаче) судебного приказав случае, если обращение в суд с данным заявлением может быть связано с намерением совершения незаконных финансовых операций;

— орган прокуратуры, уполномоченный орган (территориальное подразделение Росфинмониторинга), налоговый или таможенный орган вправе обратиться в суд с заявлением о пересмотре решения (определения, постановления) суда, судебного приказа по вновь открывшимся обстоятельствам, если эти обстоятельства указывают на нарушение участниками процесса законодательства в сфере противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем, не были известны на момент рассмотрения спора и могут повлиять на исход дела;

— суд при рассмотрении спора, возникшего из гражданских правоотношений, вправе отказать в утверждении мирового соглашения, не принять признание иска ответчиком (признание стороной обстоятельств) и иные результаты примирения сторон, если имеются основания полагать, что лица, участвующие в деле, намерены совершить незаконную финансовую операцию при действительном отсутствии спора о праве между ними;

— если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки экономического преступления, суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия, в том числе направляет копию соответствующего частного определения;

— выявление при разрешении экономических и иных споров, возникающих из гражданских отношений, обстоятельств, свидетельствующих о направленности действий участников оборота на придание правомерного вида доходам, полученным незаконным путем, может являться основанием для вывода о ничтожности соответствующих сделок как нарушающих публичные интересы и для отказа в удовлетворении основанных на таких сделках имущественных требований, применении последствий недействительности сделок по инициативе суда. Суд, установив, что действия (сделки) участников оборота вызывают сомнения в том, не связаны ли они с намерением совершения незаконных финансовых операций, определяет круг обстоятельств, позволяющих устранить указанные сомнения, в частности имеющих значение для оценки действительности сделок, и предлагает участвующим в деле лицам дать необходимые объяснения по этим обстоятельствам и представить доказательства;

— суд отказывает в удовлетворении требований, основанных на мнимой (притворной) сделке, совершенной в целях придания правомерного вида передаче денежных средств или иного имущества;

— требования, вытекающие из долговых обязательств (выдачи векселей), не подлежат удовлетворению, если судом установлено, что оформление долгового обязательства (выдача и предъявление векселя к оплате) направлено на придание правомерного вида незаконным финансовым операциям;

— обход участниками гражданского оборота положений законодательства в противоправных целях, связанных с совершением незаконных финансовых операций, может являться основанием для вывода о недействительности сделки и отказа в удовлетворении требований, предъявленных в суд в этих целях;

— суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда (иностранного арбитражного решения), в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если действительной целью обращения в суд являлось создание видимости гражданско-правового спора и получение формального основания для перечисления денежных средств, в том числе из Российской Федерации в иностранные юрисдикции.

С конкретными делами, на которых основаны рекомендации, можно ознакомиться здесь.

Что касается обзора практики рассмотрения дел об усыновлении иностранными гражданами, то Верховный суд фиксирует тенденцию к снижению, о чем говорится в другом обзоре.

«В 2019 году областными и равными им судами с вынесением решения рассмотрено 203 дела о международном усыновлении, что на 20,7% меньше, чем в 2018 году (256 дел). По сравнению с 2016 годом, когда было рассмотрено с вынесением решения 433 дела о международном усыновлении, в 2019 году количество таких дел уменьшилось на 53,1%. Таким образом, продолжает сохраняться устойчивая тенденция к ежегодному снижению количества дел о международном усыновлении», — говорится в обзоре ВС.

По данным Верховного суда, наибольшее количество дел о международном усыновлении с вынесением решения в 2019 году рассмотрено Кемеровским областным судом (37 дел), Пермским краевым судом и Ленинградским областным судом (по 16 дел). Чаще всего в 2019 году российских детей усыновляли граждане Италии (64,8% дел, рассмотренных с удовлетворением заявления).

Статья в тему:  Когда на суд безмолвных тайных дум слушать

Установление в суде фактов, имеющих юридическое значение

Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваются судами в порядке особого производства. К таким фактам относятся факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан и прав юридических лиц. Порядок судебного разбирательства по данной категории гражданских дел регулирует гл. 30 ГПК.

Верховный Суд постоянно анализирует и обобщает практику их рассмотрения. Так, неоднократно вносились изменения и дополнения в постановление Пленума Верховного Суда от 18.03.1994 N 1 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» (далее — постановление N 1). Пленум Верховного Суда 27.06.2013 принял постановление N 5 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 18 марта 1994 г. N 1 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение».

Суд в порядке особого производства устанавливает факты, если:
— согласно закону они порождают для заявителя определенные юридические последствия;
— установление факта не связано с последующим разрешением подведомственного суду спора о праве;
— заявитель, помимо суда, не имеет возможности получить либо восстановить надлежащие документы, удостоверяющие факт, имеющий юридическое значение;
— законодательство не предусматривает иного (внесудебного) порядка установления фактов, имеющих юридическое значение .

При несоблюдении указанных условий суд откажет в принятии заявления в соответствии с п. 2 ст. 246 ГПК ввиду нарушения порядка предварительного внесудебного разрешения дела.

Примерный перечень фактов, имеющих юридическое значение, закрепляет ст. 364 ГПК. Этот перечень не исчерпывающий. Суд вправе устанавливать и другие аналогичные факты, если при этом не предусматривается внесудебный порядок их установления.

Законодательство определяет группу фактов, которые устанавливаются только в административном порядке. Так, в силу п. 1 постановления N 1 не рассматриваются в судебном порядке заявления об установлении факта:
— прохождения военной службы в Вооруженных Силах, нахождения на фронте, пребывания в партизанском отряде;
— получения ранения, контузии в ходе военных действий и при исполнении иных обязанностей военной службы;
— возраста граждан, окончания учебного заведения;
— признания участником Великой Отечественной войны;
— участия в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС в определенный период и в течение определенного времени;
— принадлежности гражданам личных воинских документов и свидетельств, выдаваемых органами, регистрирующими акты гражданского состояния.

Споры об наличии или отсутствии подобных фактов рассматриваются по существу при разрешении жалоб в порядке, закрепленном ст. 353 — 358 ГПК, и заявлений в порядке искового производства, когда рассмотрение связано с разрешением спора о праве .

Заявитель, обращаясь в суд с просьбой установить конкретный факт, должен указать причину, по которой это необходимо, и привести доказательства, подтверждающие невозможность получения или восстановления удостоверяющих документов. К заявлению предъявляются общие требования согласно нормам ст. 109, 366 ГПК.

В делах особого производства лицо, по заявлению которого оно возбуждается, именуется заявителем, а привлекаемые к участию в деле граждане и юридические лица — заинтересованными лицами. Суд рассматривает данные дела с участием заявителя, заинтересованных граждан и юридических лиц. Непривлечение их к участию в деле — одно из оснований отмены судебного решения.

Если при рассмотрении дела об установлении факта возникнет спор о праве, подведомственный суду, или сам суд придет к выводу, что установление факта связано с необходимостью разрешить в судебном порядке спор о праве, заявление останется без рассмотрения. При этом судья должен разъяснить заинтересованным гражданам и юридическим лицам, что они вправе предъявить иск на общих основаниях. Данные требования процессуального закона разъясняют п. 3 — 5, 20 постановления N 1.

Решение суда об установлении факта, подлежащего регистрации в органах, регистрирующих акты гражданского состояния, или оформлению в других органах, служит основанием для регистрации или оформления, не заменяя собой документов, выдаваемых этими органами .

Рассмотрим, какие факты, имеющие юридическое значение, наиболее часто встречаются в судебной практике.

Установление факта нахождения лица на иждивении (абз. 3 ч. 1 ст. 364 ГПК)

В наследственных правоотношениях факт нахождения лица на иждивении приобретает юридическое значение в отношении двух категорий нетрудоспособных иждивенцев наследодателя , которые входят в круг наследников по закону. Поэтому для установления факта нахождения лица на иждивении в целях оформления права на наследство необходимо, чтобы:

1) иждивенец был нетрудоспособным ко дню смерти наследодателя;

2) иждивенец находился на иждивении умершего не менее года до дня его смерти .

Оказываемая заявителю помощь с точки зрения закона, если заявитель тоже имел заработок, пенсию, стипендию, оценивается с учетом того, была ли помощь со стороны лица, предоставившего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию.

Наличие справки о том, что по имеющимся данным лицо не состояло на иждивении умершего, не исключает возможности установления в судебном порядке факта нахождения на иждивении . Для назначения пенсии иждивение приобретает юридическое значение, если иждивенец был членом семьи умершего кормильца и нетрудоспособным в момент его смерти . Необходимо учитывать, что право на пенсию по случаю потери кормильца будет иметь только данная категория нетрудоспособных членов семьи умершего .

Статья в тему:  Как выглядит оригинал решения суда

При установлении факта нахождения на иждивении для возмещения вреда в случае потери кормильца учитывается, что согласно закону право на возмещение не связано ни с наличием родственных отношений между иждивенцем и кормильцем, ни со сроком нахождения на иждивении .

Пример
В суд обратилась гражданка Л. с заявлением об установлении факта нахождения ее внебрачной несовершеннолетней дочери на иждивении умершего в результате несчастного случая. Первоначально суд оставил заявление без рассмотрения в связи с наличием спора о праве на выплату страховых сумм в связи с потерей кормильца. Страховая организации возражала против установления юридического факта.
Суд не учел, что какие-либо требования о праве не заявлены, отсутствовал спор о назначении страхового обеспечения и дело об установлении факта нахождения на иждивении не подлежало рассмотрению в порядке искового производства. Возражения страховой организации нельзя признать обстоятельством, влекущим оставление заявления без рассмотрения.
Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила определение суда первой инстанции по частной жалобе. Но при новом рассмотрении по существу суд отказал в удовлетворении заявления, поскольку в деле отсутствовали достоверные данные, подтверждавшие, что помощь, оказываемая мужем заявительницы для ее дочери, была постоянным и основным источником средств к существованию. Размер пособия на ребенка иногда превышал долю, выделяемую на его содержание из заработка умершего. Следовательно, девочка находилась лишь на частичном его иждивении.

Установление факта принятия наследства и места открытия наследства
(абз. 6 ч. 1 ст. 364 ГПК, п. 12 постановления N 1)

Суд может установить такую категорию фактов в порядке особого производства, если нотариус или другие уполномоченные лица не вправе выдать заявителю свидетельство о праве на наследство из-за отсутствия или недостаточности документов, необходимых для подтверждения в нотариальном бесспорном порядке факта вступления во владение или управление наследственным имуществом.

Принятие наследства в месте открытия осуществляется двумя способами в течение 6 месяцев: наследник подает нотариусу заявление о принятии наследства либо фактически вступает во владение
наследственным имуществом .

Доказательством вступления во владение имуществом может быть:
— справка жилищно-коммунальных служб, местных исполнительных и распорядительных органов о том, что наследник проживал совместно с наследодателем;
— справка финансового органа о том, что наследник после открытия наследства уплачивал налоги по жилому дому и земельному участку;
— документы об уплате страховых взносов за наследственное имущество и т.д.

Если гражданин документы представил, но в выдаче свидетельства о праве на наследство ему отказали, заявитель вправе обратиться в суд. В этом случае подается не заявление об установлении факта принятия наследства, а жалоба на отказ в совершении нотариального действия .

Отметим, что по таким гражданским делам часто возникает спор о праве. Это влечет обращение с исками о признании права собственности в порядке наследования или о признании принявшим наследство с привлечением всего круга лиц, относящихся к наследникам. Все требования законодательства по данной категории дел разъясняет постановление Пленума Верховного Суда от 21.12.2001 N 16 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании».

Пример
Гражданка С. обратилась в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства в виде предметов мебели и домашнего обихода и не полученной в другом государстве (а именно в Российской Федерации) пенсии после смерти ее мужа. До смерти наследодателя семья проживала в одном из городов Республики Беларусь в квартире, приобретенной в период брака. Сведений об обращении в нотариальную контору С. не представила. Суд отказал в возбуждении дела, поскольку заявитель должна была обратиться с жалобой на отказ в совершении нотариального действия, а не с заявлением в порядке особого производства.

Пункт 13 постановления N 1 регулирует порядок установления факта принадлежности наследодателю строительных материалов и другого имущества, из которого можно создать недвижимое имущество.

В порядке особого производства суды вправе рассматривать дела об установлении фактов ошибок нетехнического характера или фактов признания государственной регистрации недействительной.

В случае удовлетворения заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение, суд в резолютивной части итогового решения должен четко изложить установленный факт . В соответствии с ч. 2 ст. 367 ГПК указание в решении суда на цель установления факта не препятствует его использованию в других случаях, когда с данным фактом связывается возникновение, изменение или прекращение прав.

Источники:

http://pravo.ru/story/206377/

http://www.garant.ru/ia/opinion/author/slesarev/1296878/

http://www.advgazeta.ru/mneniya/muchitelnaya-agoniya-preyuditsii-v-grazhdanskom-protsesse/

ВС разъяснил судьям, как действовать при обнаружении преступлений в гражданских делах

Установление в суде фактов, имеющих юридическое значение

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector