0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Юридический интерес как предпосылка обращения в суд

Содержание

Четыре вопроса до суда, или Как не проиграть его до начала разбирательства

Эксперт центра правового содействия законотворчеству «Общественная Дума»

специально для ГАРАНТ.РУ

Нередко организации или граждане проигрывают спор, хотя им кажется – правда на их стороне. В проигрыше винят «тупые законы» или суд, который неверно истолковал нормы права, и т. п. Конечно, встречаются и судебные ошибки, когда судья неверно оценивает доказательства или толкует закон, но гораздо чаще причина кроется в другом – проигрывают суд еще до обращения в него.

Между тем хорошее начало – половина дела. Судопроизводство в России основано на принципе состязательности: каждая сторона должна обосновать свои доводы, на которые ссылается (ст. 12, ст. 56 Гражданского процессуального кодекса, ст. 9, ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 14, ст. 62 Кодекса административного судопроизводства). Потому залог успешного суда – тщательная досудебная подготовка. Состоит она из нескольких этапов, порой весьма обширных, и рассмотреть их в рамках одной колонки не получится. Сейчас обратим внимание на четыре распространенных вопроса, на которые надо дать ответ, прежде чем решиться обратиться в суд.

Есть ли право, и чем оно подтверждается?

Так, больница обратилась в суд с иском к теплогенерирующей организации, просила обязать заключить договор об установке, замене и эксплуатации приборов учета тепловой энергии в нескольких жилых домах. Но суд отказал в удовлетворении иска, поскольку больница выступила ненадлежащим истцом: не является управляющей организацией, обслуживающей спорные МКД и не представляет интересы собственников названых жилых домов, объединенных общими сетями инженерно-технического обеспечения, а также у нее отсутствуют документы, подтверждающие полномочия на предоставление интересов всех собственников помещений в МКД (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16 января 2019 г. № Ф10-1938/2018 по делу № А14-19284/2017).

В другом деле, Б. оспорил в суде завещание, просил признать недействительным договор дарения квартиры. В обоснование требований пояснил, что его отец и мать умершей – родные брат и сестра, и Б. вправе претендовать на наследство по закону, как двоюродный брат. Суд отказал в удовлетворении требований: в судебном заседании не было установлено, что истец является двоюродным братом наследодателя, представленными документами факт родства не подтвердился, Б. не является родственником наследодателя, следовательно, и не является наследником по закону, завещание права и законные интересы Б. не нарушает, в связи с чем, правовые основания для оспаривания завещания у истца отсутствуют (апелляционное определение Московского городского суда от 22 января 2016 г. по делу № 33-1764/2016).

Думаю, вы уже догадались, в чем причина отказа в иске в обоих примерах – истцы проиграли дело еще до обращения в суд из-за отсутствия доказательств, что обладают соответствующим правом, о защите которого просят.

Статья в тему:  Рішення суду що не підлягає примусовому виконанню

Иногда истец считает, будто обладает неким правом, исходя из «жизненной правды», но не всегда представления «по жизни» и «по закону» совпадают. Потому оценивать наличие права надо именно с точки зрения закона – существует ли оно у потенциального истца, в чем выражается, и вправе ли он обратиться в суд с таким-то требованием? Если наличие права подтверждается, то шансы выиграть суд повышаются.

Так, компания поставила товар покупателю, но тот оплатил его лишь частично, из-за чего поставщик обратился в суд. Требования были удовлетворены: между сторонами заключен договор поставки, поставка товара подтверждается товарными накладными, подписанными обеими сторонами, ответчик не отрицает факт поставки; при этом доказательств оплаты в полном объеме не предоставлено. Право поставщика требовать оплату товара подтверждено. Но в части поставленных товаров суд отказался признать требования обоснованными, так как товарная накладная не была подписана ответчиком и не было доказательств поставки спорной партии – поставщик в этой части отказался от иска в дальнейшем (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 августа 2019 г. № Ф07-8657/2019 по делу № А21-7989/2018).

Или в другом споре квартиру Б. залили соседи сверху, он обратился в суд с иском о возмещении ущерба. Ответчики сослались на то, что Б. – ненадлежащий ответчик, собственник квартиры – город, а Б. – наниматель. Суд отклонил доводы, поскольку квартира предоставлена истцу по договору социального найма, а положения жилищного законодательства предписывают, в том числе – нанимателей по договору социального найма, обеспечивать сохранность жилого помещения, поддерживать его в надлежащем состоянии, проводить текущий ремонт. У Б. есть право требовать возмещения ущерба (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2019 г. по делу № 33-27488/2019).

Как видим из последних примеров у истцов право требования было основано на законе, и они могли его обосновать. В то же время в первых примерах истцы не смогли обосновать свои требования и наличие у них права, а суду не достаточно «простых слов».

Есть ли доказательства?

Потому до суда обязательно смотрим еще на один момент: а чем подтверждается (доказывается) наличие этого права?

Например, в деле с поставкой товара – права истца подтверждалось договором, заключенным в надлежащей форме, товарными накладными, не отрицал факт поставки и сам ответчик. Но часть поставки не была оформлена правильно, покупатель не расписался в товарной накладной и поставщик не смог предоставить иные доказательства поставки, и отказался от иска.

В подтверждение права могут использоваться любые доказательства – свидетельские показания, письменные доказательства (договоры, справки, выписки, документы бухучета и т.п.), вещественные и др. Главное, чтобы они соответствовали требованиям:

  • относимости (ст. 67 АПК РФ, ст. 59 ГПК РФ, ст. 60 КАС РФ), – подтверждали конкретный нужный факт, например, если товар поставили по договору № 10 от 10 мая 2019 г. и по его условиям истец требует взыскание неустойки, то неправильно предоставлять в суд договор № 8 от 10 апреля 2019 г., так как он не будет относиться к делу;
  • допустимости (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ), – с точки зрения закона доказательства в «силе» подтвердить нужный факт.

Например, если требуется соблюдение письменной формы сделки, то нельзя ссылаться на свидетельские показания в подтверждение ее заключения и условий, они считаются недопустимыми доказательствами (ст. 162 Гражданского кодекса). Необходимо искать другие доказательства – например, переписку сторон и (или) косвенные доказательства в пользу возможности заключения сделки (например, наличие нужной суммы у заимодавца и приобретение машины заемщиком сразу после «снятия» денег со счета заимодавца).

Часто такие косвенные доказательства изучаются в делах по банкротству, когда кредиторы просят включить задолженность в реестр требований кредиторов (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30 июля 2019 г. № Ф02-2401/2019 по делу № А33-1801/2018). При этом свидетельские показания суд может принять в качестве одного из косвенных доказательств и приобщить, например, письменные показания свидетелей (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 апреля 2016 № Ф04-1527/2016 по делу № А81-2964/2015).

Если же доказательства отсутствуют, то дело будет, как в примерах из начала статьи, проиграно.

Статья в тему:  Где суд там и неправда чьи слова

В чем заключается нарушение права?

Исковое производство подразумевает наличие спора между сторонами – определенного конфликта, ущемления прав истца или реальную угрозу такого ущемления. По сути, мы не замечаем наличие права у нас, пока на него «не наступили». Тогда-то и возникает необходимость в защите, в том числе судебной. Причем цель этой защиты – восстановление положения до нарушения прав и законных интересов, а не просто победа.

Не случайно одно из требований в ГПК РФ при обращении в суд – необходимость указать в исковом заявлении, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав истца (п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ). В АПК РФ схожего требования напрямую в норме о содержании искового заявления нет (что, на мой взгляд, является недостатком), но и там выдвигается требование указать, в чем заключаются требования и обстоятельства, на которых они основаны (п. 4-5 ч. 2 ст. 125 АПК РФ), то есть из искового заявления арбитражный суд должен все равно увидеть, почему истец вдруг обратился в суд, и в чем выражается нарушение его права. Например, поставщик, которому покупатель не оплатил товар, указывает и на факт заключения договора поставки, и на то, что товар поставлен, но не оплачен: покупатель нарушил обязательства по договору и ущемил право поставщика на получение оплаты за товар, и это подтверждается тем-то и тем-то, потому и идем в суд.

В противном случае суд может не понять в чем цель и смысл обращения истца в суд и, например, указать, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты права, а удовлетворение заявленных требований не приведет к восстановлению прав и законных интересов истца (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2019 г. № 09АП-31225/2019 по делу № А40-119045/18).

Например, Т. обратился с иском к Минобороны России с требованием о признании права на исчисление выслуги лет для исчисления пенсии. Суд оставил заявление без движения и предложил дополнить его, так как истец не указал, в чем выражается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца. Из искового заявления неясно, обращался ли истец в пенсионные органы для назначения пенсии, принималось ли по этому обращению решение, каким образом его права нарушены ответчиком (апелляционное определение Московского городского суда от 4 июня 2019 г. по делу № 33-24440/2019).

Истец еще до обращения суд должен определить, есть ли нарушение его прав и законных интересов или угроза их нарушения, и в чем это выражается, то есть какова суть этих нарушений.

От этого зависит не только судьба спора, но и выбор способа защиты.

Так, например, клиент оставил отзыв об услугах компании в Сети – есть ли нарушение права? Возможно, особенно если отзыв негативный. В чем суть нарушения? В «очернении» деловой репутации и вероятном снижении уровня продаж. А вот дальше от сути этого нарушения может зависеть приемлемый способ защиты.

Если клиент просто пишет о некачественном сервисе, и что ему не понравилось, то вероятно, компании лучше вступить в полемику и оставить ответ под таким отзывом с разъяснениями и опровержением, а не идти в суд. Почему? Потому как само по себе мнение о качестве услуг и деятельности организации, изложенное в Интернете, не может быть признано недостоверной и порочащей информацией, и не подлежит защите в порядке ст. 152 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 августа 2015 г. № Ф07-6137/2015 по делу № А56-56296/2014, апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 2 ноября 2017 г. по делу № 33-45066/2017). В то же время если отзыв оскорбительный, в нем утверждается о противоправном поведении истца или деятельности компании, то уже есть шансы и на судебную защиту (определение Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2018 г. по делу № 305-ЭС17-19225, А40-97932/2015).

«Тип» нарушения права влияет не только на выбор способа защиты, но и на сроки обращения в суд. Например, если не вернули долг по договору займа (кредитному договору), то срок исковой давности общий – три года (п. 1 ст. 196 ГК РФ), признать оспоримую сделку недействительной, то времени уже меньше – год (п. 2 ст. 181 ГК РФ), а в случае увольнения еще меньше – один месяц (ст. 392 Трудового кодекса).

Статья в тему:  Сколько российских судов задержала украина

Виноват ли ответчик в нарушении права?

Нарушение права нередко «соседствует» с негативными последствиями, например, убытками. Однако между нарушением права и этими последствиями должна быть причинно-следственная связь. Например, соседи залили квартиру и поэтому «испортился» паркет, а не потому что нарушили технологию его укладки. Поэтому стараемся найти ответ:

  • были ли негативные последствия от нарушения права, или есть ли угроза таких последствий, и в чем это выражается (например, убытки, невозможность достроить объект, «утрата» права собственности и т. п.);
  • есть ли причинно-следственная связь между этими последствиями и нарушением права;
  • «виноват» ли в этом ответчик, вызвано ли это его действиями;
  • не способствовал ли истец (пострадавшая сторона) ухудшению ситуации (например, увеличению убытков долгим молчанием на действия ответчика).

Так, например, в суде было установлено, что причиной разрушения стяжки, покрытия кровли и появления на ней трещин явилось нарушение подрядчиком технологии изготовления и транспортировки бетонной смеси, укладки бетонной стяжки и др. Использование ответчиком марки бетона ниже заявленной прочности, а также ниже прочности бетона, указанной в технической и исходной документации, ухудшило качество результата работ и явилось причиной возникновения выявленных недостатков. Вина ответчика была доказана и с него взыскали убытки (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 марта 2018 г. № Ф07-1156/2018 по делу № А56-44641/2016).

В то же время в другом деле, также связанном с бетоном, суд пришел к выводу, что виноваты обе стороны, в том числе в нарушении по отпуску и приему бетона, потому снизил размер ответственности ответчика на 50% (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26 июля 2016 г. № Ф06-26634/2015 по делу № А49-11350/2014).

В другом деле гражданин утверждал, что приобрел у ИП 20 тонн некачественного цемента, из-за плохого качества которого произошло обрушение стены сушильной камеры, поэтому просил взыскать убытки с ИП. Но суд отказал в иске: нет данных по организации системы строительного контроля на строящемся объекте, а согласно данным протокола испытаний бетона из цемента «раковины», поры и т.п. в материале свидетельствуют о нарушении технологии укладки бетона. Также установить точную причину обрушения стены невозможно, а доказательств продажи ИП некачественного цемента не предоставлено. При этом представленный истцом протокол испытания вяжущих материалов суд не принял во внимание, поскольку протокол не содержит данных о том, что испытаниям подвергался именно цемент, приобретенный у ответчика (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 11 ноября 2014 г. по делу № 33-14783/2014).

Истец должен доказать наличие убытков, причинно-следственной связи между незаконными действиями (бездействием) ответчика и возникшими у истца убытками, их размер (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12 июля г. 2019 № Ф10-2707/2019 по делу № А54-1851/2018).

Итак, прежде чем пойти в суд, истец должен быть уверен, что сможет доказать:

  1. наличие у него соответствующего права – причем доказательства должны отвечать принципам относимости и допустимости;
  2. нарушение этого права и указать в чем оно конкретно выражается или в чем угроза потенциального нарушения;
  3. «вину» ответчика в этом и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и нарушением права.

Конечно, это лишь общие правила, существуют категории дел, когда и ответчик сам должен доказать, что не нарушал права истца, например, некоторые трудовые споры. Но и истцу в любом случае не следует излишне полагаться на суд или «авось», иначе судебный спор будет проигран еще до обращения в суд.

Значение юридического интереса как предпосылки права на предъявление иска Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Бунчеева Елена Валерьевна

В статье исследуется значение юридического интереса как предпосылки права на предъявления иска . Раскрывается содержание юридического интереса .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Бунчеева Елена Валерьевна

Текст научной работы на тему «Значение юридического интереса как предпосылки права на предъявление иска»

ЗНАЧЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ИНТЕРЕСА КАК ПРЕДПОСЫЛКИ ПРАВА НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА

Бунчеева Елена Валерьевна — студент магистратуры, факультет подготовки специалистов для судебной системы, Российский государственный университет правосудия, г. Нижний Новгород

Аннотация: в статье исследуется значение юридического интереса как предпосылки права на предъявления иска. Раскрывается содержание юридического интереса.

Статья в тему:  Как называется высший суд эллинов

Ключевые слова: гражданский процесс, юридический интерес, предпосылки права, иск, заинтересованность.

Необходимость подтверждения юридического интереса как условие существования права на предъявление иска внимательно изучалась советской юридической наукой.

М.А. Гурвич писал, что в буржуазном гражданском процессе, а также в законодательстве некоторых стран принято положение, согласно которому право на предъявление иска связывается с существованием у истца юридического интереса к испрашиваемому решению [1, с. 20]. Для существования юридического интереса недостаточно заявления истца о нём; необходимо подтверждение существования юридического интереса объективными данными, доказательствами. В ряду таких данных назывались факты так называемого «повода к иску» (нарушение чужого права или угроза нарушения) и отмечалось, что подобные факты должны быть указаны истцом и доказаны ранее, чем суд приступит к рассмотрению дела по существу.

В качестве предпосылки права на предъявление иска (обращения в суд) процессуальная наука называет процессуальную правоспособность, т.е. способность иметь гражданские процессуальные права и нести обязанности стороны и третьего лица.

Но как же юридический интерес? Является ли он предпосылкой права на предъявление иска и поводом к выводу суда об отсутствии права на обращение в суд? В установленном порядке обращаться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса вправе заинтересованное лицо.

Ответ на эти вопросы коренится в содержании понятия юридический интерес.

В содержание юридического интереса включается правовая выгода от судебного решения: юридический интерес у истца отсутствует во всех случаях, когда такая выгода не может быть получена в процессе [1, с. 498]. И в качестве главного критерия наличия такой выгоды мы усматриваем способность решения благоприятно отразиться на правовой сфере истца.

В итоге выгода сводится к юридической эффективности решения: «всякая защита должна иметь определённую цель предмет и практическое оправдание, способность произвести какое-нибудь действие, т.е. укрепить, восстановить или обеспечить известное положение. Если что-то не требует ни восстановления, ни обеспечения, ни реализации, то защита такого «предмета» была бы бесцельной, беспредметной, напрасной и, разумеется, абсолютно неэффективной» [1, с. 22].

При отсутствии юридического интереса к решению суда процесс был бы не целесообразен. Однако у ответчика тоже имеется существенный юридический интерес к судебному решению, которым был бы дан определённый и притом отрицательный, в форме отказа в иске ответ на предъявленное требование истца [3, с. 99]. Следовательно, существование юридического интереса хотя бы у одной из сторон достаточно, чтобы вынесенное решение не было бесцельным: прекращение процесса вследствие выяснившегося отсутствия юридического интереса у истца грубо нарушило бы основной принцип процессуального равенства сторон.

Значит юридическая эффективность решения возможна и в ситуации, когда юридическая заинтересованность есть или остаётся только у ответчика.

Принцип процессуального равенства сторон требует от суда защитить само правоотношение, когда юридической заинтересованности истца нет.

Т.В. Сысуев приводит примеры, когда у истца отсутствует подлежащее судебной защите спорное субъективное право, о наличии которого истец утверждает при предъявлении иска, но при этом исследователь отмечает, что предъявленное истцом суду требование всё равно является иском, судебный процесс возникает и развивается исходя из сделанного истцом при обращении в суд предположения о наличии у него такого права в отношении конкретного ответчика [4, с. 399].

Таким образом, отсутствие заинтересованности не исключает полностью возможность начала процесса, с учётом содержания принципа диспозитивности. В соответствии с данным принципом, как отмечает И.Н. Колядко, гражданские дела возбуждаются, развиваются, переходят из одной стадии процесса в другую, прекращаются под влиянием инициативы юридически заинтересованных в исходе дела лиц, выраженной в соответствующих заявлениях и иных действиях [5, с. 34].

Полагаем, что следует исходить из того, что не процессуальный статус сообщает заинтересованность лицу, а наличие заинтересованности с неизбежностью влечёт приобретение посредством определённых судебных процедур статуса юридически заинтересованного в исходе дела лица.

Как и наличие юридического интереса не влечёт с неизбежностью возникновение процесса по гражданскому делу, если нет инициативы юридически заинтересованных в исходе дела лиц, выраженной в соответствующих заявлениях и иных действиях.

Становится очевидным, что на первый план выходит инициатива лица в возбуждении дела.

Свою заинтересованность в начале процесса истец — инициатор дела — подтверждает материально, финансово, уплачивая государственную пошлину, и в этом смысле последнюю следует рассматривать более как средство от неэффективного процесса, чем способ обеспечить финансово отправление правосудия.

Статья в тему:  Как екапуста подает в суд

Гражданин, являясь налогоплательщиком, уже обеспечил функционирование системы правосудия и вправе был рассчитывать на бесплатный доступ к этой системе. Этот тезис подтверждается существующими правилами распределения судебных расходов между сторонами, по которым стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Эти правила относятся также к государственной пошлине, внесенной сторонами при подаче кассационных и надзорных жалоб.

Таким образом, незаинтересованная в начале процесса сторона несёт в итоге серьёзные финансовые издержки. Но нахождение «итоговой» заинтересованности лица в возбуждении дела возможно только на заключительных стадиях гражданского процесса, но никак не в его начале.

В начале процесса наличие заинтересованности обеспечено, прежде всего, существованием института судебных расходов и его применением к правоотношению (и даже к чужому правоотношению, участников которого не является истец), ставшему объектом спора.

Заинтересованность следует рассматривать не столько как материально-правовую заинтересованность в существовании процесса, не как процессуально-правовую заинтересованность в начале процесса по «чужому» правоотношению, а как охраняемый законом интерес субъекта права в судебном разбирательстве, как предпосылка реализации конституционного права на судебную защиту.

Итак, юридический интерес имеет важнейшее значение для процессуальной деятельности суда. Однако предпосылкой права на предъявление иска юридический интерес не является и таковым быть не может.

Отсутствие в процессуальном законодательстве оснований для отказа в возбуждении дела по причине отсутствия доказательств заинтересованности лица в деле (подтверждение наличия «поводов для иска»), не уменьшает значимости категории «юридический интерес» для процессуальной деятельности.

Проявление заинтересованности лица не ограничивается лишь стадией возбуждения гражданского дела, заслуживает отдельного исследования влияние интереса субъектов гражданского процесса на решение вопроса о последствиях неявки юридически заинтересованных в исходе дела лиц в судебное заседание, организацию заочного производства, прекращение производства по гражданскому делу и другие сферы процессуальной деятельности.

1. Гурвич М.А. Право на иск. М., 1978.

2. Раздорожный К.Б. Право на иск в гражданском судопроизводстве // Аллея науки, 2017. Т. 2. № 12. С. 493-498.

3. Бобылева Ю.А. Юридический интерес как предпосылка права на предъявление иска // Общество и право, 2011. № 2 (34). С. 99-103.

4. Гражданский процесс. Общая часть: Учебник / Под общ. ред. Т.А. Беловой, И.Н. Колядко, Н.Г. Юркевича. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Амалфея, 2016. 576 с.

5. Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ / под общ. ред. Т.А. Беловой, И.Н. Колядко, И.А. Мирониченко. М.: Тесей, 2015. 864 с.

Что такое представление интересов в суде

На самом деле представительство в суде включает в себя множество различных действий, но в целом можно дать такое определение, представление интересов в суде – это защита любых интересов клиента в рамках рассмотрения его дела.

Не юридическое определение представительства в суде

Есть, конечно, формальное определение того, что такое представительство в суде интересов, но хотелось бы обрисовать и неформальные стороны такой помощи:

  • Люди редко сталкиваются с защитой своих интересов в суде, и это свой мир со своими правилами и законами. Поэтому представление интересов в суде это ещё и ваш представитель, который помогает ориентироваться в этом мире, защищая только ваши интересы;
  • В ходе рассмотрения дел возникает множество вопросов, и представительство интересов в суде включает в себя своевременную корректировку ответов или рекомендации вовсе отказаться отвечать на лишние и ненужные вопросы;
  • В суде говорят на своём языке, юридическом, и представительство интересов включает в себя «перевод» терминов и понятий, чтобы вы точно понимали, что происходит;
  • Наконец, представительство интересов в суде это ваша уверенность, а именно уверенность в своей правоте часто помогает быстро решить дело в вашу пользу.

Поэтому неформальная сторона представления интересов для клиентов иногда становится важнее формальной. И, к сожалению, в практике нередки случаи, когда неподготовленный человек, даже трижды правый, проигрывал дело потому, что рядом не нашлось компетентного советника.

Возможность представления в суде без участия клиента

В одном известном фильме адвокат говорит другу: «Клиент в процессе принимать участие не будет, он мне будет только мешать». И выигрывает дело.

Статья в тему:  Что скажет иблис в день суда

Мы не согласны с тем, что клиент может помешать, но у нас большой опыт представления в судах интересов клиентов без участия клиентов. Как правило, это дела, в которых показания клиента для суда необязательны, или они уже есть в материалах дела. В этом случае вы можете сэкономить время и нервы, отказавшись от участия в судебном заседании, а мы, представляя ваши интересы, закончим дело к вашей выгоде.

Это распространённая практика, относится к ней нужно спокойно, и у нас большой опыт успешных дел законченных без активного участия клиентов. Но даже если мы обеспечиваем представление в суде ваших интересов, вы, конечно, можете принимать участие во всех стадиях ведения дела, и в том числе в судебных заседаниях.

Также вы можете узнать адреса юристов Костромы и может ли быть полезна их консультация по телефону.

Как урегулировать все аспекты правовых споров

Как урегулировать все аспекты правовых споров

Урегулирование правовых споров

Конфликты, которые проистекают из норм права, требуют юридически грамотного разбирательства, а не обыкновенной ругани между сторонами. В современной практике разрешения существующих проблем в правоотношениях особое место уделено урегулированию правовых споров – комплексной и крайне важной процедуре.

Какие правовые споры можно урегулировать?

Фактически любой юридический конфликт требует аналогичного юридического решения. Именно поэтому урегулированию могут подлежать все разновидности споров:

  • гражданско-правовые;
  • административные;
  • уголовные;
  • семейные;
  • жилищные;
  • земельные;
  • наследственные;
  • иные типы конфликтов.

Разногласия встречаются во всех отраслях, от споров по наследственным правам и разделу имущества при разводе до выселения гражданина из квартиры и получения компенсации за причинение вреда. И все указанные конфликты решаются правовыми средствами, указанными в законодательстве и выведенными юридической практикой.

Нетрудно догадаться, что наиболее верное решение проблемы достигается только при участии компетентных юристов, которые знают, какие возможности и опции предоставляет современное законодательство и как нужно правильно применять имеющиеся инструменты.

Какие способы урегулирования правовых споров существуют?

В юридической практике на данный момент существует большое количество методик по разрешению правовых разногласий. Наиболее распространены следующие способы:

  • переговоры;
  • претензионный порядок;
  • судебное разбирательство;
  • медиация;
  • третейский суд;
  • получение юридического заключения.

Каждый из способов имеет как достоинства, так и недостатки. Некоторые типы конфликтов, к слову, можно разрешить только некоторыми методиками (к примеру, уголовное преступление бессмысленно регулировать через переговоры). Стоит рассмотреть каждый из вариантов, чтобы при возникновении правового спора выбрать правильный способ.

Переговоры как вариант урегулирования правовых споров

Все начинается с переговоров. Существуют строгие требования к организации общения между сторонами конфликта, которые включают взаимное уважение и необходимость обосновывать свою точку зрения. Переговоры по правовым спорам в обязательном порядке должны основываться на букве закона и юридических доводах. Не получится просто настаивать на неправоте противоположной стороны разногласия – необходимо опровергать имеющиеся аргументы и приводить доказательства собственной позиции.

Именно поэтому при ведении переговоров рекомендуется обращаться к компетентным представителям, которые на практике применяют переговорную технику. Только на основе юридической грамотности и аргументированности своей позиции можно добиться результата и прийти к взаимовыгодному решению.

Несмотря на то, что переговоры во время юридических конфликтов должны основываться на нормах закона, данная форма сама по себе не является законодательно закрепленным способом урегулирования проблемы. Однако на практике это полноценная методика, которая используется с давних времен.

Претензионное урегулирование правовых споров

Современным законодательством предусмотрена «усовершенствованная» форма переговоров – претензионный порядок. В рамках указанной формы одни из сторон конфликта оформляет особый документ – претензию, и направляет его в адрес нарушителя. Таким образом, претензионный порядок, как правило, используется в разногласиях, которые вызваны нарушением пунктов соглашений со стороны конкретного участника правоотношений. Примеры:

  • споры по правам потребителей;
  • просрочка поставки товаров;
  • невозврат долга по кредитному обязательству.

В указанных ситуациях есть нарушитель и потерпевшая сторона. Претензионный порядок подразумевает выставление конкретных требований в адрес нарушителя. К примеру, гражданин приобрел некачественный товар, или контрагент недопоставил нужное количество продукции. Речь идет про гражданско-правовые споры, и претензионный вариант урегулирования является одним из самых распространенных способов их разрешения.

Ключевое значение будет иметь претензия, которая должна содержать следующую информацию:

  • сведения о составителе;
  • реквизиты адресата;
  • обстоятельства нарушений;
  • доводы в пользу правоты заявителя;
  • конкретные требования.
Статья в тему:  Какие судебные инстанции есть в рязанском областном суде

К претензии прилагаются доказательства и основания для выставления требований (на практике таковыми выступают договоры). От содержания документа будет зависеть эффективность регулирования разногласия. По этой причине рекомендуется заручиться поддержкой компетентного юриста, который владеет техникой составления претензии и знает, как нужно подавать данный документ нарушителю договорных обязательств.

В гражданских правоотношениях претензионный порядок является крайне распространенным вариантом разрешения конфликтов. Во многом это связано с соответствующим законодательным закреплением отправления претензии нарушителю как обязательного условия перед судебным разбирательством.

Судебное разбирательство

Судебное разбирательство традиционно является основным и наиболее эффективным способом урегулирования правовых споров независимо от их типа. Через рассмотрение дела судом можно:

  • взыскать убытки;
  • признать право собственности;
  • поделить имущество;
  • привлечь преступника к ответственности;
  • решить вопрос детского воспитания.

И это – лишь небольшая часть правовых ситуаций, которые разрешаются судебной инстанцией. Для того, чтобы использовать данный вариант урегулирования спора, нужно соблюсти строгий порядок. В первую очередь это касается составления особого типа заявления. В большинстве случаев речь идет про исковое заявление, но при обжаловании или приказном производстве составляются иные документы.

Заявление в суд имеет четкую структуру и включает обязательные части. Само содержание должно включать следующие сведения:

  • реквизиты суда;
  • сведения о сторонах спора;
  • обстоятельства конфликта;
  • доводы и ссылки на нормы закона;
  • конкретные требования;
  • приложения.

В отличие от претензии, исковое заявление должно быть детально изложено и составлено в правильной форме. В противном случае суд не примет документ и потребует исправить существующие ошибки. Цена ошибок, таким образом, здесь гораздо выше. В современной практике уже принято за норму, что оформлением иска занимается юридический представитель, а не сам истец (или ответчик – в случае возражений). Только юрист владеет в совершенстве техникой составления искового заявления и знает особенности его подачи и принятия. Это главная причина того, что перед обращением в суд необходимо обратиться за поддержкой к компетентному специалисту.

Но составление иска – еще половина успеха. В ходе судебного разбирательства будут составляться ходатайства, привлекаться третьи лица, собираться доказательства и организовываться прения между сторонами спора. Во всех указанных процедурах без юридической поддержки не обойтись. Из практики уже давно известно, что в разбирательствах выигрывает та сторона, которая своевременно обратилась за помощью к юристу, а не пыталась в гордом одиночестве составлять иск и собирать доказательства.

Помимо классических вариантов урегулирования конфликтов на основе права, на практике и в законодательстве также присутствуют и альтернативные способы разрешения юридических разногласий.

Медиация

Медиация как особая форма урегулирования правовых споров появилась в России сравнительно недавно, но за короткий промежуток времени обрела своих сторонников. В отличие от традиционных способов разрешения юридических конфликтов, медиация основывается не на правовых позициях сторон, а на удовлетворении их истинных интересов.

Медиация организуется в добровольном порядке. В рамках данной процедуры действует равноправие сторон. При этом сам медиатор не принимает непосредственного участия в разбирательстве и не навязывает верное решение участникам разногласия. Особенно актуальна медиация при наличии следующих факторов:

  • желания сторон сохранить конфиденциальность;
  • наличия эмоциональной вовлеченности в конфликт;
  • стремлением сохранить существующие правоотношения и при этом добиться взаимовыгодного решения.

В указанном плане медиация очень схожа с переговорами, но сама процедура организуется компетентными специалистами. Главная цель – добиться взаимовыгодного решения разногласия и при этом сохранить прежние правоотношения. В этом медиация выгодно отличается от судебного разбирательства, которое фактически ставит крест на будущем сотрудничестве между участниками спора.

Третейский суд

Второй альтернативный способ урегулирования правового спора – это организация третейского суда. В отличие от медиации, в рамках третейского разбирательства ищется не компромисс и примирение сторон, а правота. Проводится полноценное рассмотрение дела с состязанием сторон – это ключевая разница между двумя указанными методиками. Участники разбирательства должны предоставлять доказательства и доводы собственной правоты, чтобы добиться положительного решения со стороны привлеченного третейского суда.

Решение третейского суда также является не гражданской сделкой, а полноценным актом, который не получится оспорить в обычном порядке. Третейские судьи назначаются самими сторонами по соглашению, но сам судья независим от участников конфликта. Таким образом, данная форма урегулирования юридических разногласий является аналогом судебного разбирательства, но в сфере гражданских правоотношений. Разрешить уголовное дело, разумеется, в рамках третейского рассмотрения не получится.

Статья в тему:  Які справи розглядають місцеві господарські суди

Привлечение третейских судов на практике получило хорошую поддержку в предпринимательстве. Споры между коммерческими организациями и бизнесменами разрешаются либо в арбитражном суде, либо в третейском. Медиация же, напротив, больше подходит для физических лиц (граждан).

Получение юридического заключения

В некоторых случаях правовой спор можно разрешить гораздо проще, чем кажется – необходимо лишь получить компетентное заключение от юриста. Данная методика урегулирования разногласий фактически встречается повсеместно, но она никак не афишируется. Дача авторитетного экспертного мнения по конкретному вопросу может стать поворотным пунктом во всем конфликте. И к данному способу прибегает большое количество сторон.

Эффективность и польза получения юридического заключения всецело зависит от привлеченного эксперта. Важно обращаться к проверенным специалистам, которые разбираются в волнующих вопросах и способны дать объективно правильное решение.

Партнер24: компетентное урегулирование правовых споров

Юридическая служба «Партнер24» уже много лет занимается урегулированием правовых споров. Мы работаем как во благо граждан, так и в интересах организаций. Среди наших клиентов – как обычные должники и кредиторы, так и предприниматели. К нам обращаются, потому что мы предоставляем для клиентов следующие преимущества:

  • компетентность. Наши консультации и посредничество в юридических конфликтах способствуют достижению взаимовыгодных решений;
  • скорость. Мы не затягиваем процедуру, как это обычно бывает в судебных разбирательствах;
  • универсальность. Мы используем большинство методик урегулирования правовых споров для того, чтобы достичь правильного и удовлетворяющего всех результата.

Наша задача – дать полное и ясное изложение норм права, которые относятся к вашей конфликтной ситуации. Мы сделаем все возможное для того, чтобы разногласие не повлекло за собой нежелательных последствий.

Если вы не можете прийти к общему согласию со своим кредитором, контрагентом или партнером, то обращайтесь в «Партнер24». Мы знаем, как нужно правильно и быстро закрыть все волнующие вопросы и исчерпать конфликт с соблюдением ваших интересов.

КС: В арбитражных спорах допустимо участие иных представителей юрлица, помимо адвоката или юриста

Конституционный Суд вынес Постановление № 37-П/2020 по жалобе ООО «Александра» и его учредителя Константина Бударина на ряд норм АПК РФ, регламентирующих порядок участия в арбитражном судопроизводстве представителей юридического лица.

Повод для обращения в КС и позиция заявителей

При рассмотрении кассационной жалобы общества на судебные акты по оспариванию решения налогового органа арбитражный суд округа не допустил до судебного разбирательства одного из его учредителей и исполнительного директора Константина Бударина в качестве представителя этого юрлица. Отказ суд округа мотивировал тем, что Бударин как не является генеральным директором ООО, так и не имеет высшего юридического образования или ученой степени по такой специальности. В связи с этим в кассационной инстанции интересы общества защищали два его представителя по доверенности, удовлетворяющие квалификационным требованиям.

В жалобе в Конституционный Суд заявители указали, что ч. 3 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 АПК противоречат Основному Закону, поскольку не позволяют участнику (учредителю) ООО, являющемуся его исполнительным директором, глубоко осведомленному о специфике его предпринимательской деятельности и до того успешно выступавшему представителем в спорах с участием общества, представлять интересы последнего в арбитражном суде на основании доверенности без юридического образования.

КС проанализировал порядок судебного представительства в ряде отраслей права

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что право на судебную защиту не предполагает выбора по своему усмотрению любых ее способов и процедур, а право вести свои дела в суде через самостоятельно избранного представителя не означает возможности участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя. В свою очередь, законодатель уполномочен установить критерии квалифицированной юридической помощи и обусловленные ими особенности допуска тех или иных лиц в качестве защитников или представителей в конкретных видах судопроизводства, но при этом должен обеспечиваться баланс публичных интересов и законных интересов лица.

В рамках арбитражного судопроизводства отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя возможно, лишь если установленные законодателем ограничения продиктованы конституционно значимыми целями. При этом подходы, продиктованные, к примеру, спецификой административного судопроизводства с участием граждан по конкретным делам, предметом которых были публичные отношения, не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, не могут быть автоматически распространены на любые дела с участием организаций в арбитражном процессе.

Конституционный Суд также отметил, что, в отличие от граждан, организации по своей природе не могут непосредственно участвовать в судопроизводстве, поэтому отсутствие у них возможности иметь представителя для реализации своих прав как участника арбитражного процесса лишало бы их самого права на судебную защиту на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Таким образом, подчеркнул Суд, оспариваемые заявителями нормы устанавливают лишь минимальный стандарт обеспеченности участников арбитражного судопроизводства квалифицированной юридической помощью. Соответственно, они предполагают необходимость того, чтобы в случае ведения лицом дела в арбитражном суде через представителей (за исключением лиц, которые в силу закона, иного правового акта или учредительного документа уполномочены выступать от имени организации) оно гарантированно бы имело профессионального представителя.

Статья в тему:  Как узнать подали ли на меня иск в суд

При этом, пояснил КС, такие нормы не ограничивают право лиц, участвующих в деле, иметь нескольких представителей. «Такая возможность – когда хотя бы один представитель в силу императивного указания закона должен иметь высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности, а иные в силу обусловленной их статусом учредителей (участников) или трудовыми отношениями правовой связи между ними и организацией обладают практическими познаниями и могут довести до суда значимую информацию применительно к тем отношениям с участием данной организации, спор из которых вынесен на разрешение арбитражного суда, – отвечает как цели реализации права на доступ к суду, так и целям достижения процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, поскольку позволяет сторонам разбирательства представить суду свои доводы максимально компетентно, наиболее полно раскрыть детали спорных материальных правоотношений», – отмечено в постановлении.

Следовательно, спорные нормы, требуя, чтобы при наличии у лица, участвующего в деле, нескольких представителей хотя бы один из них (за исключением лиц, осуществляющих представительство в силу закона, иного правового акта или учредительного документа организации) имел высшее юридическое образование либо ученую степень по такой специальности, не возлагают те же квалификационные ограничения на иных представителей данного лица. Такое правило не расходится и с подходами, принятыми законодателем в иных отраслях права (в частности, уголовно-процессуальном).

В налоговых спорах могут участвовать и представители юрлица без высшего юридического образования

«Такой исключительно формальный критерий, как наличие высшего юридического образования либо ученой степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи, поскольку многообразие споров, входящих в компетенцию арбитражных судов, сложность в регулировании отдельных правоотношений позволяют утверждать, что даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле. Во многих случаях о необходимой квалификации для ведения дела может свидетельствовать наличие у лица, вовлеченного в деятельность представляемой организации, не столько юридического, сколько иного специального образования», – отметил КС.

Суд добавил, что отсутствие возможности привлечь в качестве представителей (наряду с адвокатами и другими лицами, имеющими высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности) тех лиц, которые связаны с организацией и в силу корпоративного участия, имущественных, трудовых отношений способны оказывать влияние на ее деятельность, несоразмерно ограничивало бы права участвующей в деле организации довести до суда свою позицию в тех случаях, когда организация заинтересована в представлении суду их объяснений.

В рассматриваемом деле, пояснил КС, Константин Бударин был глубоко вовлечен в деятельность общества, а его объяснения могли содержать ценную для суда информацию, так как рассмотрение налоговых споров касается разрешения не только сугубо правовых вопросов, но и правильности ведения бухгалтерского и налогового учета и отчетности, а такой вид деятельности осуществляют бухгалтеры, аудиторы и в целом лица, имеющие финансовое и экономическое образование. При этом в налоговых спорах распространена практика совместного представительства интересов налогоплательщика с участием одновременно профессионального юриста и профильного работника организации (исполнительного директора, главного бухгалтера, бухгалтера), обладающего финансовым или экономическим образованием и сведущего в тех аспектах ее деятельности, которые подлежат судебному исследованию. Следовательно, заявители по делу столкнулись с неоправданным и непропорциональным ограничением права на судебную защиту.

В связи с этим Суд признал оспариваемые нормы соответствующими Конституции и распорядился пересмотреть судебные акты по делу заявителей.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что постановление Конституционного Суда разрешает достаточно спорный вопрос о применении положений АПК РФ, касающихся ограничения участия в деле представителей, не имеющих высшего юридического образования.

Статья в тему:  Как отправить телеграмму в суд

По мнению эксперта, позиция Суда представляется обоснованной и логичной, поскольку нормы АПК РФ преследуют прежде всего не цели ограничения права участников споров на судебное представительство, а цель обеспечения представления интересов лиц, участвующих в деле, квалифицированными представителями. «При этом, как верно отметил Конституционный Суд, по отдельным категориям споров (например, по вопросам налогообложения организаций) участникам споров требуется не только квалифицированная юридическая помощь, но и детальное знание и понимание внутренней деятельности организации. Представляется, что изложенный КС РФ подход позволит снизить риск необоснованного отказа в привлечении в качестве представителей по арбитражным делам лиц, непосредственно участвующих в управлении делами организаций. Такой подход при его реализации может привести к рассмотрению судами споров с учетом всех обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, включая обстоятельства деятельности отдельно взятой организации», – убежден Михаил Гусев.

Юрист ART DE LEX Александра Козина напомнила, что Законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ введено дополнительное требование для договорного представительства – наличие у представителя высшего юридического образования, при этом оно не предъявляется для органов юрлиц в силу ч. 4 ст. 53 АПК РФ, п. 1 ст. 53 ГК РФ. «Конституционный Суд допустил отход от указанных правил о наличии высшего юридического образования для иных лиц, не входящих в состав органов юридического лица, при наличии следующих критериев: лицо находится в тесной связи с организацией, обладает специальными знаниями, необходимыми для разрешения спора, и кроме него в процессе участвует хотя бы один профессиональный представитель. К таким выводам Суд приходит, выявляя цель введенных в 2018 г. новелл – минимальный стандарт обеспеченности сторон процесса квалифицированной юридической помощью, но стоит отметить, что это весьма вольное толкование императивной процессуальной нормы», – отметила она.

По словам эксперта, Конституционный Суд пытается исправить те отрицательные тенденции судебной практики, которые были выявлены по прошествии почти года с момента вступления в силу поправок в процессуальные кодексы. «Но и с теоретической, и с практической точки зрения Суд делает это неидеально, так как он не отвечает на ряд вопросов, которые, скорее всего, возникнут по ходу применения его позиции. В частности, означает ли, что для введения в процесс штатного сотрудника организации со специальными знаниями всегда необходимо будет привлекать юриста как второго представителя? А если в процессе в качестве представителя выступает руководитель организации? Иными словами, поскольку п. 3 ст. 59 АПК РФ разрешает руководителям организации представлять ее интересы в суде единолично, будет ли достаточно его присутствия для допуска в процесс иных штатных сотрудников по аналогии с делом в фабуле постановления?» – задалась вопросом Александра Козина.

По мнению эксперта, положительный ответ на данный вопрос полностью нивелирует требования п. 3 ст. 59 АПК РФ для организаций. «Это означает, что норма изначально была несовершенной, так как она не отвечает запросам практики. Отрицательный ответ налагает на организации дополнительное бремя по найму юристов для того, чтобы “допустить” в процесс нужного представителя, а это бессмысленные дополнительные издержки. Вне зависимости от ответа указанная проблема обозначила очевидные минусы введения образовательного ценза для представительства в суде. Это отмечает и Конституционный Суд: “…даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле”. Логичным выводом из этого посыла было бы отдать на откуп организациям выбирать себе представителя из числа штатных сотрудников, если того требуют обстоятельства дела. Если же организация хочет воспользоваться услугами внешнего консультанта, то требование о высшем юридическом образовании не вызывает возражений, о чем Конституционный Суд уже неоднократно высказывался», – полагает юрист.

Александра Козина добавила, что Верховный Суд РФ также стремится скорректировать норму ч. 3 ст. 59 АПК РФ. «Например, в Обзоре судебной практики № 1 от 10 июня 2020 г. Суд допустил представительство без высшего юридического образования по делам о несостоятельности (банкротстве), сославшись на Закон о банкротстве № 127-ФЗ. Остается надеяться, что в скором времени появится разъяснение об объеме процессуальных правомочий, для реализации которых необходимо соблюдение требований ч. 3 ст. 59 АПК РФ. Вызывает много вопросов наличие требования о высшем юридическом образовании, например, для ознакомления с материалами судебного дела», – заключила она.

Источники:

http://www.garant.ru/ia/opinion/author/slesarev/1296878/

http://cyberleninka.ru/article/n/znachenie-yuridicheskogo-interesa-kak-predposylki-prava-na-predyavlenie-iska

Что такое представление интересов в суде

Как урегулировать все аспекты правовых споров

http://www.advgazeta.ru/novosti/ks-v-arbitrazhnykh-sporakh-dopustimo-uchastie-inykh-predstaviteley-yurlitsa-pomimo-advokata-ili-yurista/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector