3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как арбитражный суд выбирает арбитражного управляющего

Содержание

Статья 45. Порядок утверждения арбитражного управляющего

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ статья 45 изложена в новой редакции

Статья 45. Порядок утверждения арбитражного управляющего

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 45 настоящего Федерального закона

1. При получении определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом, в котором указана кандидатура арбитражного управляющего, или протокола собрания кредиторов о выборе кандидатуры арбитражного управляющего заявленная саморегулируемая организация арбитражных управляющих, членом которой является выбранный арбитражный управляющий, представляет в арбитражный суд информацию о соответствии указанной кандидатуры требованиям, предусмотренным статьями 20 и 20.2 настоящего Федерального закона.

В случае получения определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом, в котором не указана кандидатура арбитражного управляющего, или протокола собрания кредиторов о выборе саморегулируемой организации заявленная саморегулируемая организация представляет кандидатуру арбитражного управляющего из числа своих членов, изъявивших согласие быть утвержденными арбитражным судом в деле о банкротстве.

Заявленная саморегулируемая организация не вправе представлять кандидатуру арбитражного управляющего, не имеющего допуска к государственной тайне установленной формы, если наличие такого допуска является обязательным условием утверждения арбитражным судом арбитражного управляющего.

2. Должник и территориальный орган федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности соответственно в течение двух дней и семи дней с даты получения определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом обязаны представить в арбитражный суд и заявленную саморегулируемую организацию арбитражных управляющих информацию о форме допуска к государственной тайне руководителя должника и степени секретности сведений, которые обращаются на предприятии должника, либо об отсутствии такого допуска или таких сведений.

3. Заявленная саморегулируемая организация арбитражных управляющих обязана обеспечить свободный доступ заинтересованных лиц к проведению процедуры выбора кандидатуры арбитражного управляющего.

Решение о представлении кандидатуры арбитражного управляющего принимается заявленной саморегулируемой организацией на коллегиальной основе.

4. Не позднее чем в течение девяти дней с даты получения определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом или протокола собрания кредиторов о выборе кандидатуры арбитражного управляющего заявленная саморегулируемая организация арбитражных управляющих направляет в арбитражный суд, заявителю (собранию кредиторов или представителю собрания кредиторов) и должнику информацию о соответствии кандидатуры арбитражного управляющего требованиям, предусмотренным статьями 20 и 20.2 настоящего Федерального закона, способом, обеспечивающим доставку в течение пяти дней с даты направления, либо представляет кандидатуру арбитражного управляющего, а также при необходимости информацию о наличии допуска арбитражного управляющего к государственной тайне.

Заявленная саморегулируемая организация несет ответственность за предоставление недостоверных сведений об арбитражных управляющих.

Замена кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации, указанных в заявлении о признании должника банкротом, допускается по ходатайству заявителя до даты направления в заявленную саморегулируемую организацию определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом или протокола собрания кредиторов о выборе кандидатуры арбитражного управляющего.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. N 391-ФЗ в пункт 5 статьи 45 внесены изменения

5. По результатам рассмотрения представленной саморегулируемой организацией арбитражных управляющих информации о соответствии кандидатуры арбитражного управляющего требованиям, предусмотренным пунктами 2 — 4 статьи 20 (в том числе требованиям, установленным саморегулируемой организацией арбитражных управляющих в качестве условий членства в ней) и статьей 20.2 настоящего Федерального закона, или кандидатуры арбитражного управляющего арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего, соответствующего таким требованиям.

Статья в тему:  Сколько дней готовится решение арбитражного суда

В случае представления саморегулируемой организацией арбитражных управляющих информации о несоответствии кандидатуры арбитражного управляющего требованиям, предусмотренным статьей 20.2 настоящего Федерального закона, а также информации об отсутствии у арбитражного управляющего достаточной компетентности, добросовестности и независимости для проведения процедуры, применяемой в деле о банкротстве, арбитражный суд может принять решение об отказе в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего в деле о банкротстве.

В случае утверждения арбитражным судом кандидатуры арбитражного управляющего, в отношении которого саморегулируемая организация арбитражных управляющих представила информацию, указанную в абзаце втором настоящего пункта, арбитражный управляющий обязан заключить дополнительный договор страхования ответственности арбитражного управляющего и представить данный договор в арбитражный суд и в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, членом которой он является, в срок не позднее чем в течение десяти дней с даты его утверждения арбитражным судом. Размер страховой суммы по дополнительному договору страхования ответственности арбитражного управляющего должен быть не менее чем размер компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих на последнюю отчетную дату, предшествующую дате утверждения кандидатуры арбитражного управляющего.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 360-ФЗ в пункт 6 статьи 45 внесены изменения

6. В случае, если арбитражный управляющий освобожден или отстранен арбитражным судом от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и решение о выборе иного арбитражного управляющего или иной саморегулируемой организации арбитражных управляющих не представлено собранием кредиторов в арбитражный суд в течение десяти дней с даты освобождения или отстранения арбитражного управляющего, саморегулируемая организация, членом которой являлся такой арбитражный управляющий, представляет в арбитражный суд в порядке, установленном настоящей статьей, кандидатуру арбитражного управляющего для утверждения в деле о банкротстве.

Одновременно с ходатайством арбитражного управляющего об освобождении его от исполнения обязанностей в деле о банкротстве заявленная саморегулируемая организация, членом которой является арбитражный управляющий, представляет в арбитражный суд кандидатуру нового арбитражного управляющего в порядке, установленном настоящей статьей, за исключением случаев, если в саморегулируемой организации отсутствуют арбитражные управляющие, изъявившие согласие быть утвержденными арбитражным судом в деле о банкротстве. О невозможности представления кандидатуры арбитражного управляющего в связи с отсутствием арбитражных управляющих, изъявивших согласие быть утвержденными арбитражным судом в деле о банкротстве, саморегулируемая организация извещает арбитражный суд.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 195-ФЗ в пункт 7 статьи 45 внесены изменения

7. В случае непредставления заявленной саморегулируемой организацией арбитражных управляющих в арбитражный суд кандидатуры арбитражного управляющего или информации о соответствии кандидатуры арбитражного управляющего требованиям, предусмотренным статьями 20 и 20.2 настоящего Федерального закона, в течение четырнадцати дней с даты получения определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом либо протокола собрания кредиторов о выборе арбитражного управляющего или саморегулируемой организации арбитражный суд откладывает рассмотрение вопроса об утверждении арбитражного управляющего в деле о банкротстве на тридцать дней. В этом случае заявитель, а также иные лица, участвующие в деле о банкротстве, вправе обратиться с ходатайством об утверждении арбитражного управляющего в деле о банкротстве из числа членов другой саморегулируемой организации.

Если в течение установленного срока заявитель не обратился в арбитражный суд с ходатайством либо указанная в таком ходатайстве саморегулируемая организация не представила информацию о соответствии кандидатуры арбитражного управляющего требованиям, предусмотренным статьями 20 и 20.2 настоящего Федерального закона, или кандидатуру арбитражного управляющего, арбитражный суд рассматривает ходатайства иных лиц, участвующих в деле о банкротстве.

При поступлении нескольких ходатайств иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в ходатайстве, поступившем в арбитражный суд первым, или кандидатуру арбитражного управляющего, представленную саморегулируемой организацией, указанной в таком ходатайстве.

Свобода в выборе арбитражного управляющего: не пора ли вводить ограничения?

В каждом случае “конфликтного” банкротства первая же битва между кредиторами и должником или группами кредиторов (к одной из которых может примкнуть должник) разворачивается вокруг кандидатуры арбитражного управляющего, предложенного заявителем.

Как вы, наверное, знаете, право кредитора предлагать ту или иную кандидатуру арбитражного управляющего почти ничем и никем не ограничено. Да, конечно, статьей 20.2 Закона о банкротстве предусмотрен ряд требований, которым должен соответствовать управляющий, как то незаинтересованность, отсутствие дисквалификации, наличие допуска к гостайне в необходимых случаях и пр. Но в общем и целом кредитор-заявитель свободен в выборе кандидатуры арбитражного управляющего. Также свободна в его выборе и СРО: если в заявлении о банкротстве указана только организация, то она, в свою очередь, может предложить для утверждения любую кандидатуру из числа своих членов, давших согласие на участие в процедуре.

Статья в тему:  Какое решение должен вынести арбитражный суд

Соответственно, у суда нет оснований отказать в утверждении предложенного арбитражного управляющего, если он формально не подпадает под установленные Законом о банкротстве ограничения и соответствует дополнительным требованиям, если таковые будут выдвинуты.

Тем не менее, на практике мне, как, очевидно, и другим практикующим юристам, встречаются аномалии при выборе кандидатуры управляющего, с которыми давно пора что-то делать. Одной из таких аномалий является место жительства кандидата в управляющие.

Представьте самую обычную ситуацию: должник зарегистрирован в Москве, большинство его кредиторов — тоже, и вся деятельность, разумеется, велась и ведется в столичном регионе (на место Москвы можно поставить любой другой крупный российский город). При этом кредитор-заявитель или СРО предлагают управляющего, который проживает и работает в Дальневосточном федеральном округе…

С точки зрения формальных требований Закона все в порядке. Но так ли это на самом деле?

В первую очередь возникает вопрос о расходах управляющего на ведение процедуры.

Как мы знаем, вознаграждение управляющего — это фиксированная сумма, которая составляет 30 000 рублей. Да, она может быть увеличена:

а) собранием кредиторов,

б) на сумму процентов.

Но возможность увеличения вознаграждения не стоит принимать во внимание, поскольку оно не зависит от воли самого управляющего, к тому же размер процентов, например, в наблюдении ограничен суммой в 60 000 рублей.

Теперь о расходах. Поверхностный анализ сайтов-агрегаторов авиабилетов показывает, что перелет из дальневосточного региона в Москву туда-обратно стоит около 25 000 рублей. Следовательно, учитывая траты на гостиницу, питание и пр., одна поездка на собрание кредиторов или представление интересов должника в судебном заседании сделает баланс управляющего отрицательным[1].

Скорее всего, управляющий не сможет компенсировать свои транспортные расходы за счет конкурсной массы. Суды (вплоть до Верховного и Высшего Арбитражного) неоднократно подчеркивали, что отдаленность местонахождения должника не должна служить причиной дополнительных расходов в деле о банкротстве[2].

Не считая транспортных расходов, нельзя забывать об огромных потерях времени. Каждый раз, прибывая к месту проведения собрания кредиторов или в суд, управляющий будет тратить около 8 часов только на авиаперелет в одну сторону, что не может не сказываться отрицательно на других процедурах с его участием.

Итак, мы установили, что арбитражный управляющий из отдаленного региона в лучшем случае как минимум ничего не приобретает от ведения процедуры. Но, скорее всего, его транспортные расходы, а также временные затраты приведут к ухудшению его имущественного положения.

Тогда зачем ему давать согласие на назначение?[3]

Наверное, по результатам взвешенного рассуждения можно прийти к выводу, что утверждение такого управляющего не будет соответствовать интересам всех кредиторов, а независимость его позиции вызывает сомнения. И это представляет серьезную проблему.

В данной ситуации мог бы помочь абз. 2 п. 2 ст. 20.2 Закона о банкротстве, который запрещает утверждение в качестве арбитражного управляющего лица, которое является заинтересованным по отношению к должнику и кредиторам.

Судебная практика в большинстве случае склонна толковать данную норму ограниченно: заинтересованными лицами признаются аффилированные лица, лица, входящие в одну группу с должником (в понимании ФЗ “О защите конкуренции”), и прямо поименованные в ст. 19 Закона о банкротстве лица (руководитель должника, главный бухгалтер и т.д.).

Но законодательство о банкротстве и применяемые в процедурах процессуальные нормы часто отличаются от “обычного” законодательства. Так, например, в вопросах доказывания наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности большое значение имеют презумпции: в случае наличия тех или иных обстоятельств (как то утаивание руководителем документации должника) наличие основания для ответственности презюмируется. Контролирующее должника лицо для избежания ответственности должно доказать свою невиновность, простое отрицание фактов не поможет.

В вопросах назначения управляющего также могла бы действовать та или иная презумпция. Например: кандидат в арбитражные управляющие утверждается судом только в случае отсутствия всяких разумных сомнений в его незаинтересованности. В вышеприведенном примере управляющий должен был бы объяснить суду, какой интерес он преследует, соглашаясь на участие в процедуре в отдаленном регионе, и представить свою версию, отметающую всякие сомнения в его небеспристрастности.

Статья в тему:  Кто назначает на должность председателя высшего арбитражного суда рф

На мой взгляд, правоприменительная практика крайне нуждается в закреплении дополнительных требований к процессу утверждения арбитражного управляющего, чтобы максимально гарантировать его независимость.

А вы как думаете?

[1] А ведь кредиторы могут своим решением сделать собрания ежемесячными.

[2] Пункт 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 150 “Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих”: В другом случае суд отстранил конкурсного управляющего, неоднократно необоснованно возмещавшего за счет конкурсной массы расходы на свой проезд к месту нахождения должника от своего места жительства (для участия в судебных процессах по установлению требований; в собраниях кредиторов и т.п.).

Определение Верховного Суда РФ от 22.12.2017 N 309-ЭС17-19855 по делу N А76-22632/2014: Разрешая спор в части требований арбитражного управляющего о взыскании транспортных расходов, суды, руководствуясь положениями статей 20.3, 20.7, 59 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», а также правовой позиции, изложенной в абзаце 8 пункта 10 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.05.2012 N 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих», исходили из того, что расходы арбитражного управляющего, связанные с проездом к месту нахождения должника, не относятся к расходам, подлежащим возмещению за счет имущества должника, поскольку отдаленность местонахождения должника от места жительства конкурсного управляющего сама по себе не должна служить причиной дополнительных расходов в деле о банкротстве, такие расходы не направлены на достижение целей конкурсного производства.

Также легко находится множество других судебных актов со схожими выводами.

[3] Еще можно понять, когда управляющий из центрального региона дает согласие на назначение в регион отдаленный — это объясняется дефицитом местных кадров. Обратная картина малообъяснима.

Познакомьтесь с человеком, который управляет имуществом должников во время банкротства

Арбитражная управляющая — о своей работе и доходах

В рубрике «Познакомьтесь» мы пишем о людях, которые выбрали не самый очевидный способ зарабатывать или тратить деньги.

В этом выпуске — арбитражная управляющая. Это тот человек, что во время процедуры банкротства по назначению суда управляет деньгами должника, распродает его имущество и следит, чтобы он расплатился с кредиторами. Она рассказала, как проходит этот процесс и сколько можно на нем заработать, какие люди обычно становятся банкротами в России и почему их число растет.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Карьера

У меня два высших образования. Первое — юридическое, училась в Саратовской государственной академии права, окончила ее в 2002 году. Потом захотела поменять сферу — поступила в Финансовую академию (сейчас это университет) при правительстве РФ на специальность «бухучет, финансовый анализ, аудит».

Юристом работала с 2002 по 2019 год. Сначала в Саратове, в юридическом отделе строительной компании. Это была работа для начального уровня, я получала 3000 Р в месяц. Через два года прошла собеседование на должность главного юрисконсульта крупной консалтинговой компании в Москве. Через четыре года зарабатывала там 4000 $ и иногда, на усмотрение руководителя, получала премии в конверте. В 2007 году устроилась в юридический отдел очень крупного банка: мне нужен был белый доход, чтобы оформить ипотеку, сбережений на квартиру не хватало. Дослужилась до начальника отдела.

В 2014 году получила дополнительное образование в сфере антикризисного управления — это деятельность арбитражных управляющих, которых назначают в делах о банкротстве.

Востребованность этой специальности начала расти после кризисов 2008 и 2014 годов.

Такие курсы организовывают большинство крупных вузов, у которых есть соглашение с Росреестром. Обучение длится 780 часов, 6 месяцев. Я дистанционно училась в Высшей школе экономики, заплатила 56 000 Р . В конце сдала сложный квалификационный экзамен. Его принимает Росреестр, он проводится в очной форме — по билетам, в присутствии комиссии. В каждом билете — три вопроса по разным темам законодательства о банкротстве.

Статья в тему:  Сколько арбитражных судов округа

Потом было два года стажировки в саморегулируемой организации арбитражных управляющих (СРО). Это обязательный этап для начала работы, но он был лишь формальностью: от меня ничего не требовали, а я заплатила 10 000 Р .

Каждый арбитражный управляющий должен состоять в СРО, организация распределяет между нами работу. Всего в России примерно 50 СРО, в них состоят почти 20 тысяч арбитражных управляющих. Реально из них работают примерно 10 тысяч: остальные, по данным Росреестра, дисквалифицированы за нарушения в работе.

Я начала брать дела по банкротствам в ноябре 2016 года. Сначала совмещала: с 9:00 до 18:00 работала в банке, с 20:00 до полуночи занималась банкротствами. Чувствовала нестабильность своего положения на основной работе — и оказалась права: у банка отобрали лицензию, а всех сотрудников уволили.

Тогда мне повезло: довольно скоро бывший коллега предложил работу в многопрофильном холдинге. До марта 2019 года я руководила там корпоративной службой и получала 275 000 Р плюс годовой бонус в размере шести месячных окладов. По иронии судьбы холдинг обанкротился. После этого я переключилась на работу арбитражным управляющим, хотя всегда рассматривала это занятие как подработку.

Работа с банкротствами

Чтобы начать работать, нужно соответствовать большому количеству критериев: высшее образование, повышение квалификации, двухлетняя стажировка в СРО, двухлетний стаж работы на управленческой должности. Нельзя иметь судимости и числиться в реестре дисквалифицированных лиц налоговой службы — туда попадают люди, которые совершили административные правонарушения. Еще нужно вложить немало денег. На некоторые взносы СРО предоставила мне беспроцентную рассрочку на четыре года.

Расходы арбитражного управляющего

Разовые — от 265 000 Р
🤓 Курсы повышения квалификации и экзаменоколо 50 000 Р
🧐 Стажировка в СРО10 000 Р
😎 Вступительный взнос в СРОот 10 000 Р . Организация определяет сумму исходя из операционного бюджета
🤕 Взнос в компенсационный фонд200 000 Р . Они компенсируют убытки пострадавшим от неправомерных действий арбитражного управляющего
Ежегодные — от 125 000 Р
💼 Членские взносы в СРО50 000 Р в моем случае. Они покрывают зарплату сотрудников, а излишки идут в страховой фонд
⚠️ Обязательное страхование ответственности на сумму не менее 10 млн рублейот 40 000 Р . Например, не оспорил сделку с квартирой в Москве — считай, что причинил кредиторам вред в размере стоимости такой квартиры. Без страховки его пришлось бы возмещать
📎 Подписка на программу «Помощник арбитражного управляющего»30 000 Р
📝 Электронная подпись5000 Р
Регулярные взносы за назначение на дело — от 1300 Р
🏚 По банкротству физического лицаот 1300 Р
🏭 По банкротству организацииот 7000 Р

Я специализируюсь на банкротстве физических лиц и индивидуальных предпринимателей, иногда веду дела по юридическим лицам. Банкротство физлица проще и занимает меньше времени.

Во время процедуры банкрот не распоряжается своим имуществом и деньгами. Его банковские счета блокируются — каждый месяц я снимаю деньги и выдаю ему прожиточный минимум. Имущество тоже на время переходит в управление к арбитражному управляющему — в том числе то, что купили во время брака. Новые сделки с имуществом не регистрируются.

Моя задача — организовать продажу имущества банкротов, которое вошло в так называемую конкурсную массу, и рассчитаться с кредиторами.

Процесс

Все банкротства делятся на два типа: когда должник банкротит себя сам и когда его банкротит кредитор либо государство в лице налоговой службы — если есть долг по платежам в бюджет.

В апреле из-за пандемии правительство ввело мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов, но только для некоторых компаний и предпринимателей. Он действует до 7 января 2021 года и не распространяется на случаи, когда должник сам заявляет о своем банкротстве.

Подать в суд заявление о признании должника банкротом может любой кредитор при просрочке более трех месяцев. Банкротят граждан при крупной задолженности: от полумиллиона рублей в сумме.

Потом клиент — сам или через юриста — обращается в СРО, просит дать для банкрота управляющего и вносит на депозит арбитражного суда вознаграждение за его работу, 25 000 Р . Если должника банкротит государство или компания, платят они.

СРО анализирует, чьи компетенции подойдут в этом деле, и предлагает работу — нам несколько раз в неделю приходят письма со списком вариантов. Я их просматриваю и пишу, на что согласна.

Вознаграждение управляющего по закону небольшое, а рисков, в том числе имущественных, много.

Я сама определяю объем работы и решаю, сколько банкротов в какой месяц мне брать на сопровождение. Спрос на услуги управляющего превышает предложение, поэтому работа есть.

После того как арбитражный суд признает должника банкротом, управляющий начинает свою работу. Суд может ввести две процедуры: реструктуризацию долга или реализацию имущества.

Реструктуризация долга. Это ежемесячное погашение долгов по заранее утвержденному плану. Такое возможно, если доход банкрота позволяет расплатиться с кредиторами в течение трех лет. План обычно предлагает сам должник или кредиторы. Собрание кредиторов должно его одобрить — для этого достаточно направить бюллетени с голосованием финансовому управляющему, который потом отдает документы на утверждение в суд и контролирует, как план исполняется. На практике это выглядит так: должник ежемесячно перечисляет кредиторам какую-то сумму, а сканы квитанций присылает управляющему.

Реализация имущества. Если суд отказывается принять план реструктуризации, вводится процедура реализации имущества. Тут задача финансового управляющего — найти имущество банкрота в реестре и продать, чтобы погасить долг. Еще он проводит финансовый анализ деятельности гражданина за три года, проверяет подозрительные сделки.

Иногда должники перед банкротством пытаются вывести имущество из владения, чтобы сохранить его, — например дарят родственнику. Это плохая идея: информация обо всех сделках должника будет отражена в выписке из ЕГРН, которую обязательно запросит финансовый управляющий. Закон о банкротстве позволяет нам оспорить сделку и вернуть имущество в конкурсную массу. Еще управляющий может сделать вывод о признаках преднамеренного или фиктивного банкротства.

Преднамеренное банкротство — это когда должник умышленно ухудшает свое положение, чтобы его признали банкротом. Например, один гражданин обратился в фирму, которая специализируется на помощи заемщикам в получении кредитов. Они ему помогли подготовить и подать заявки одновременно в большое количество банков. Он прошел проверку как надежный заемщик — семь банков одобрили ему кредит. В течение нескольких дней он обналичил деньги со своих ссудных счетов. Пропал, по кредитам не платил, а через полгода подал в суд на банкротство. Поскольку должник не смог объяснить, куда он потратил кредитные средства и почему сразу после получения кредитов уволился с работы, суд сделал вывод о преднамеренном банкротстве.

Фиктивное банкротство — это когда должник подает на банкротство, желая освободиться от долгов, но при этом у него есть имущество, которого достаточно для удовлетворения требований кредиторов. Арбитражный управляющий обязан сообщить об этом суду, а если есть основания — и в правоохранительные органы. Должнику это грозит административной или уголовной ответственностью.

Долги при этом, понятно, суд не спишет.

Для поиска имущества мы пишем запросы в банки и органы, которые регистрируют квартиры, дачи, земельные участки, плавательные средства, самоходную и авиатехнику, патенты. На эти запросы нам должны ответить в течение семи дней. Продавать для погашения долга нельзя единственное жилье, вещи индивидуального пользования вроде одежды и обуви, имущество, которое нужно для профессиональной деятельности, продукты, призы и государственные награды. Но, например, если квартира в ипотеке, то ее могут выставить на продажу.

Бывают сложные случаи: если старая стиральная машинка стоит меньше 10 тысяч рублей, то продавать ее смысла нет, потому что расходы на продажу превысят сумму дохода. А если речь идет о дизайнерской мебели стоимостью выше 10 тысяч рублей, финансовый управляющий обязан ее продать.

Оценку имущества проводит финансовый управляющий, а если оно залоговое, цену и порядок продажи определяет залоговый кредитор. Имущество стоимостью до 100 тысяч рублей можно продавать напрямую: публиковать объявления в едином федеральном реестре сведений о банкротстве или на «Авито» и заключать договор купли-продажи. Все остальное выставляется на торги.

Торги проходят онлайн, на специальных лицензированных торговых площадках. На первом этапе цена растет согласно шагу аукциона. Если покупатель не нашелся, на втором этапе идет первое понижение цены, как правило на 10%. Если и после второго этапа имущество не продано, финансовый управляющий переходит к публичным торгам на специальных электронных площадках — тогда цена последовательно снижается до минимальной. Иногда она падает на 80—90% . Есть предприниматели, которые профессионально занимаются скупкой имущества с торгов и перепродажей.

После продажи имущества и завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий представляет в арбитражный суд подробный отчет. Это важный этап: там содержатся сведения о конкурсной массе, реализации имущества должника, требованиях кредиторов и проценте их удовлетворения. Обычно этот процент невысок. Бывает, что кредиторы получают 70—100% , но редко.

Довольно часто у должника вообще нет имущества, которое можно продать, — тогда кредиторы не получают ничего.

Самое большое требование кредиторов в моей практике — 12 млн рублей. Погашения не было, дело завершилось освобождением должника от кредитных обязательств.

Но есть обязательства, на которые банкротство не распространяется: возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, выплата зарплаты или выходного пособия, возмещение морального вреда или алименты. Их банкроту все равно придется выплачивать.

Заседания

Я планирую свой график примерно на месяц вперед, отталкиваясь от назначенных судебных заседаний. Хожу в суд только на важные: финальные отчеты, оспаривание сделок. По всем остальным судебным спорам заранее пишу в суд свою позицию и прошу рассмотреть в мое отсутствие. В среднем хожу на 7—10 заседаний в месяц.

В эти дни не планирую других дел: заседания в арбитражных судах задерживаются, приходится долго ждать своей очереди в коридоре. Мой рекорд — пять часов. В среднем на одно дело отводится 3—5 минут. Этого не хватает, но суды перегружены, особенно в Москве и Московской области. В день у судьи может быть более 50 заседаний. Понятно, что по факту судьи рассматривают дела дольше — и график съезжает.

Самая острая проблема — относительная нестабильность законодательства. Есть закон о банкротстве, по которому мы все работаем. Но есть еще и Верховный суд, который дает разъяснения о применении судами норм закона. Порой эти разъяснения в корне меняют трактовку закона. Нужно постоянно быть в тонусе, отслеживать судебную практику и все изменения.

Как случайный выбор управляющего поможет кредитору во время банкротства

Большинство процедур банкротства инициируют конкурсные кредиторы. По данным статистики, размещенной на сайте Федресурса, в первом квартале 2020 года они инициировали 74,1% процедур банкротства, налоговый орган — 17,1%, сами должники — 8,2% и работники — 0,5%.

Банкротство как шахматная партия

Борьба кредиторов за место заявителя в деле о банкротстве принимает немыслимые обороты. Что же становится ее причиной? Первый заявитель обладает привилегией выбрать кандидатуру арбитражного управляющего на процедуру. Поэтому «игра на опережение» по подаче заявления о признании лица банкротом между кредиторами — явление нередкое.

Дело о банкротстве предстает в виде «шахматной доски». Кредиторы — конкурирующие фигуры, которые борются за влияние на ход процедуры. Арбитражный управляющий — нейтральное лицо, полномочия которого исключительны по сравнению с остальными участниками дела. Кредиторы стремятся усилить позицию на «шахматной доске» «лояльным» арбитражным управляющим.

Управляющему дается «суперспособность» — он может получать информацию о должнике, его руководителях, контролирующих лицах, их имуществе, контрагентах и обязательствах у любых физических, юридических лиц и госорганов (включая коммерческую, служебную и банковскую тайну). В стадии наблюдения он проводит анализ финансового состояния должника и решает, возможно ли восстановить его платежеспособность. Позднее, в других стадиях банкротства, арбитражный управляющий становится, по сути, руководителем должника — распоряжается его имуществом и контролирует заключение сделок. Кроме того, арбитражный управляющий организует и проводит собрания кредиторов.

Именно управляющий проверяет законность всех сделок банкротящейся компании за несколько лет до возбуждения процедуры банкротства и устанавливает, не было ли вывода активов или подозрительных сделок. Это лишь основные полномочия арбитражного управляющего.

ВАС РФ еще в 2012 году указывал на важность независимости кандидатуры арбитражного управляющего. Однако арбитражные суды и по сей день утверждают кандидатуру, предложенную кредитором-заявителем.

Случайный выбор ферзя

Поэтому в противовес «подконтрольным банкротствам» законодатель разработал механизм, позволяющий защитить интересы независимых кредиторов, так называемый метод случайной выборки арбитражного управляющего. Так, с января 2015 года, если дело о банкротстве инициирует сам должник, он утрачивает право выбора кандидатуры управляющего. Согласно ст. 37 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ, в этом случае применяется случайная выборка.

Метод случайной выборки предполагает утверждение на процедуру управляющего, абсолютно независимого от всех кредиторов в процедуре банкротства.

Эта модель защищает интересы иных кредиторов от участия в «подконтрольных» процедурах. Заявить о применении метода случайной выборки можно, когда суд решает вопрос о назначении того или иного управляющего на процедуру банкротства. Интересно, что конкретный порядок работы нового механизма не разработан, а возможность его применения основана лишь на позиции ВС РФ.

Как случайный выбор работает на практике? Однозначного ответа на этот вопрос нет.

Законодатель установил «неординарный» метод утверждения управляющего, но не описал порядок его применения. Казалось бы, ответ на вопрос, в каком случае выборка действительно случайна, очевиден. Однако в делах о банкротстве механизм разнится.

Так, арбитражный суд, использовав метод случайной выборки, направил запрос лишь в одну СРО, руководствуясь внутренним убеждением (А40-291982/2019). Каким образом выбор суда в этом случае упал на СРО «Лига», в решении не раскрыто.

Арбитражный суд Ростовской области направил запрос в СРО, членом которой был предыдущий управляющий, отстраненный от исполнения обязанностей, тоже назвав такую модель «случайной» (А53-30443/2016).

В иных случаях суды, направляя запросы в несколько СРО, далее либо утверждают кандидатуру в соответствии с первым по календарной очередности ответом СРО, либо выбирают одну из нескольких кандидатур управляющих по неизвестным принципам.

Возникает вопрос, каким образом происходит выбор СРО, в которые направляются запросы на предоставление кандидатуры арбитражного управляющего. Судьи неохотно в актах раскрывают пошаговый механизм применения случайной выборки, в связи с чем мнения специалистов неоднозначны. Вот и возникает ситуация: что для одних — случайный выбор, для других — злоупотребление правом.

В 2018 году законодатель расширил правило о применении иного механизма при утверждении управляющего. Он указал, что метод случайной выборки теперь может применяться и в процедурах, возбужденных по заявлению кредитора, который аффилирован по отношению к должнику. Запрет на назначение «своей» кандидатуры управляющего распространился и на «кредиторские» процедуры, где кредитор-заявитель как-либо связан с должником.

Таким образом, Верховный суд разработал инструмент, который позволяет добросовестным кредиторам защитить собственные интересы и противостоять назначению лояльного к интересам должника управляющего.

Однако метод борьбы с подконтрольными процедурами не получил широкого распространения, и в 2020 году ВС РФ ввел новый критерий для применения метода случайной выборки — наличие «разумных подозрений в недобросовестном поведении кредитора-заявителя и сомнений в независимости управляющего».

Первое упоминание о «разумных сомнениях» можно найти в судебном акте Верховного суда, опубликованном в мае 2020 года. В акте ВС дает понять, что в доказывании юридической аффилированности необходимости уже нет. И вот чем это обосновывается.

Верховный суд признал строгой позицию арбитражного суда округа о том, что необходимости доказывать юридическую аффилированность кредитора с должником нет. ВС указал, что достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего, иными словами, зародить у суда разумные подозрения относительно приемлемости названной кандидатуры.

Таким образом, для отклонения кандидатуры управляющего теперь не нужно доказывать его юридическую аффилированность с должником.

Судебная практика четко закрепила понятие «разумных подозрений». Но в ней нет указания на то, что именно должно стоять за такими «подозрениями».

По сути, это может означать, что выбор процедуры утверждения кандидатуры управляющего переходит полностью под контроль суда, решается его внутренним убеждением и ориентирован больше на человеческий фактор. Судья предстает как человек, в голове которого с разной степенью вероятности можно посеять «разумные сомнения».

Шах и мат подконтрольному банкротству

Тем не менее сам по себе факт того, что в «кредиторских» процедурах можно применять механизм случайной выборки, дает участникам дела инструмент защиты. Иными словами, если банкротство — все та же шахматная доска, на которой разыгрывают «партию» участники дела, то заявление о применении механизма случайной выборки — «шах» противнику. Исход игры зависит от мастерства гроссмейстера — насколько уверенно он сможет убедить суд в наличии тех самых «разумных подозрений или сомнений» и поставить «мат» «подконтрольному» банкротству. Такие сомнения могут быть вызваны следующими факторами:

  • единый почтовый ящик у лиц, участвующих в деле;
  • единый адрес регистрации как у физических лиц, так и юридических;
  • одно место работы, одинаковые представители в иных судебных делах;
  • возможно подтверждение связи даже через социальные сети;
  • а также иные косвенные признаки, указывающие на наличие связей. ,>

Поэтому мы рекомендуем каждому предпринимателю или иному лицу, чьи интересы могут быть нарушены подконтрольной процедурой:

  • не игнорировать процесс введения банкротства в отношении ваших дебиторов;
  • анализировать предложенную кандидатуру управляющего на наличие связей с должником и связей с участниками;
  • заявлять в суде о возможном злоупотреблении и введении «подконтрольной процедуры».

«Метод случайной выборки» только набирает обороты. Мы еще не раз увидим рассуждения высших судов по этому вопросу, но независимые кредиторы могут применять этот метод уже сегодня. Так, процедуры банкротства начнут отходить от критерия «большей силы» и начнут преследовать цель соблюдения баланса интересов всех участников.

ВС: суд вправе заменить арбитражного управляющего путем случайного выбора новой кандидатуры

20 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 308-ЭС20-2721 по делу о замене конкурсного управляющего организации-банкрота путем случайного выбора кандидатуры.

Суды трех инстанций разошлись в оценке возможности замены арбитражного управляющего

После отстранения конкурсного управляющего ООО «Ковосвит» в лице Михаила Сергеева арбитражный суд рассмотрел кандидатуру нового управляющего. Для этого он направил запрос в СРО Центрального федерального округа (далее – СРО АУ ЦФО), членом которой являлся отстраненный управляющий. В итоге саморегулируемая организация представила для утверждения кандидатуру Петра Черепанова.

По результатам случайного выбора суд утвердил Кристину Бейя конкурсным управляющим должника. Впоследствии решение первой инстанции устояло в апелляции. Обе инстанции сочли, что предложенный СРО АУ ЦФО кандидат является арбитражным управляющим в другом деле (№ А53-4395/2016 о банкротстве ООО «Донпрессмаш-Энерго»), в рамках которого его выбрали кредиторы, связанные, в частности, с группой МТЕ. Суды отметили, что интересы этой группы, которая связана с должником, затронуты и в рассматриваемом деле, в связи с чем Петр Черепанов является кандидатом, в независимости и беспристрастности которого имеются сомнения. Таким образом, суды пришли к выводу, что выход из сложившейся ситуации возможен посредством назначения независимого арбитражного управляющего, представленного СРО, путем метода случайного выбора.

В дальнейшем кассация отменила акты нижестоящих судов и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Как пояснил суд округа, выводы об аффилированности Петра Черепанова с кредиторами и должником были сделаны без учета конкретных критериев, определенных положениями ст. 19 Закона о банкротстве, а также ст. 9 Закона о защите конкуренции. Таким образом, кассация сочла, что нижестоящие инстанции отклонили кандидатуру Черепанова без достаточных оснований и без выяснения наличия обстоятельств, способных поставить под сомнение компетентность и добросовестность управляющего. По существу, позиция кассации заключалась в том, что для отказа в утверждении управляющего необходимо подтвердить его аффилированность с должником или связанными с ним лицами.

Не согласившись с постановлением кассации, общество «Ковосвит Мас Менеджмент» обжаловало его в Верховный Суд.

ВС указал на отсутствие у кассации оснований признать ошибочным рандомный выбор кандидатуры управляющего

После изучения материалов дела № А53-30443/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС со ссылкой на п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 напомнила, что суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости имеются существенные и обоснованные сомнения.

«Таким образом, стороне, возражающей против утверждения конкретной кандидатуры арбитражного управляющего (либо саморегулируемой организации), достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего, иными словами, зародить у суда разумные подозрения относительно приемлемости названной кандидатуры. Следовательно, в целях отклонения кандидатуры управляющего отсутствовала необходимость доказывать его аффилированность с должником, избранный судом округа подход является излишне строгим, что не согласуется с вышеназванными разъяснениями», – отмечается в определении.

Верховный Суд отметил, что суды первой и апелляционной инстанций установили ряд обстоятельств, которые хотя сами по себе недостаточны для констатации аффилированности Черепанова с должником и связанными с ним лицами, однако свидетельствуют о наличии разумных подозрений в независимости предложенного управляющего. Со ссылкой на свою позицию, выраженную в Определении от 29 мая 2020 г. № 305-ЭС19-26656 (дело № А41-23442/2019), ВС пояснил, что если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, он вправе затребовать кандидатуру другого управляющего.

«Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии). Следовательно, положения ст. 45 Закона о банкротстве не исключают наличия у арбитражного суда дискреционных полномочий назначить арбитражного управляющего посредством случайного выбора саморегулируемой организации, что является наиболее оптимальным вариантом поиска управляющего для всех спорных ситуаций в условиях действующего правового регулирования. Таким образом, у суда округа не имелось оснований признать ошибочным случайный выбор саморегулируемой организации, даже если бы формально была нарушена процедура, предусмотренная ст. 45 Закона о банкротстве», – указано в определении.

Высшая инстанция также поддержала вывод апелляционного суда о том, что в спорной ситуации назначение независимого арбитражного управляющего, представленного СРО по результатам случайного выбора, обеспечивает баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление кассации и оставил в силе акты первой и апелляционной инстанций.

Мнения экспертов в оценке выводов ВС разошлись

Адвокат BGP Litigation Александр Сорокопуд в комментарии «АГ» назвал аргументы ВС неоднозначными, но его позицию в целом – обоснованной. «С одной стороны, выбор конкурсного управляющего как антикризисного менеджера является одним из основных прав кредиторов в процедуре банкротства. Что касается данного дела, то наличие общих представителей у кредиторов и предложенного управляющего, а также то, что последний является управляющим в другом деле (вследствие его выбора кредиторами, связанными с кредиторами и бенефициаром должника по настоящему делу), вопреки выводу ВС, не ставят однозначно под сомнение добросовестность управляющего в конкретном деле. Тем более что он еще не допустил никаких неразумных или недобросовестных действий в этой процедуре банкротства (ведь он не был в ней утвержден)», – отметил он.

С другой стороны, добавил эксперт, необходимо учитывать все обстоятельства дела. «В этом плане постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 октября 2019 г., оставленное в силе Верховным Судом, представляется более обоснованным и мотивированным. В нем апелляция дала более развернутую оценку фактическим обстоятельствам дела, проанализировала характер связей между лицами, участвующими в деле о банкротстве, а также установила наличие конфликта между кредиторами. Кроме этого, апелляционный суд не без оснований усмотрел признаки контролируемого банкротства должника со стороны конкретного конкурсного кредитора», – полагает Александр Сорокопуд.

Эксперт пояснил, что судебная практика и ранее исходила из того, что суд вправе утвердить арбитражного управляющего, представленного СРО методом случайной выборки, если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, выбранного кредиторами (см. Постановление АС Западно-Сибирского округа от 27 мая 2019 г. № Ф04-2185/16 по делу № А03-8209/2015, Постановление АС Уральского округа от 9 июля 2019 г. № Ф09-3414/19 по делу № А50-27794/2018). «На это же обращал внимание и Верховный Суд в Определении от 29 мая 2020 г. № 305-ЭС19-26656. В указанном деле сомнения в независимости управляющего были более объективные: утвержденное лицо допускало необычное поведение в судебных процессах, которое отличалось от требований разумности и добросовестности, поэтому вызвало разумные подозрения со стороны суда», – отметил адвокат.

Александр Сорокопуд добавил, что арбитражный суд, осуществляя общий контроль за процедурой банкротства, по общему правилу, не должен излишне вмешиваться в вопрос выбора кандидатуры арбитражного управляющего. «Дискреция суда должна носить ограниченный характер. Именно в тех случаях, когда необходимо предотвратить потенциальный конфликт интересов лиц, участвующих в деле, а также не допустить контролируемое банкротство должника в ущерб некоторым кредиторам, вмешательство суда представляется обоснованным и даже в чем-то необходимым. Назначение независимого арбитражного управляющего должно способствовать проведению процедуры без каких-либо злоупотреблений. Тем более что мажоритарные кредиторы в любом случае по закону имеют достаточно рычагов влияния на арбитражного управляющего», – заключил он.

Арбитражный управляющий СРО АУ «СЕМТЭК» Сергей Домнин отметил, что в рассматриваемом случае Верховный Суд продолжает практику значительного снижения стандарта доказывания для лиц, возражающих против назначения арбитражного управляющего. «Опираясь в своих рассуждениях на п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 о том, что суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в должной компетентности, добросовестности или независимости которого у суда возникли существенные и обоснованные сомнения, высшая инстанция вновь пришла к выводу, что вместо существенных сомнений достаточно всего лишь разумных подозрений в независимости предложенного управляющего для “отвода” его кандидатуры. Такой подход фактически нивелирует содержащиеся в этом же пункте постановления Пленума ВАС разъяснения о том, что суду следует учитывать исключительность данной меры, недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности», – полагает он.

По мнению эксперта, поскольку арбитражный управляющий до момента утверждения его кандидатуры не является участником дела о банкротстве и не участвует в судебных заседаниях, оценку представленным сведениям суд фактически дает без предоставления возможности данному лицу опровергнуть заявленные подозрения. «Такой подход, на мой взгляд, безусловно и категорически нарушает права арбитражных управляющих на судебную защиту, поскольку подобными судебными актами затрагиваются их права и обязанности, устанавливаются без соблюдения состязательности процесса определенные обстоятельства и т.п. Возможность управляющего обжаловать соответствующий судебный акт в вышестоящую инстанцию не свидетельствует о предоставлении ему надлежащего уровня судебной защиты. Поэтому коль скоро ВС берет на себя функцию нормотворчества в вопросе не предусмотренной Законом о банкротстве процедуры “отвода” арбитражного управляющего, то логично, что ему следует в таком случае разработать для нижестоящих судов алгоритм проверки сомнений с участием арбитражного управляющего в ее проведении», – убежден Сергей Домнин.

Он добавил, что избранная ВС политика «жесткой аттестации» арбитражных управляющих вызывает недоумение, особенно в сравнении с лояльностью высшей инстанции в вопросах субординации требований аффилированных кредиторов, также признаваемой исключительной мерой.

К примеру, пояснил Сергей Домнин, в одном из недавних определений ВС в очередной раз указал, что законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым заинтересованность (аффилированность) лица является самостоятельным основанием для отказа во включении в реестр требований кредиторов либо основанием для понижения очередности удовлетворения требований.

«Суд отметил, что само по себе нахождение в реестре требований кредиторов аффилированного с должником лица не влечет для независимых кредиторов негативных последствий и не является противозаконным (см. Определение от 20 августа 2020 г. № 305-ЭС20-8593), – подчеркнул он. – Получается, что обстоятельства аффилированности кредитора и должника, предоставления компенсационного финансирования, прямо влияющие на соотношение голосов в реестре и на основной материальный интерес внешних кредиторов (получение удовлетворения требования), нуждаются в должном доказывании, а презюмируемые – могут быть опровергнуты в состязательном процессе. Однако к доказыванию по существу схожих обстоятельств в отношении арбитражных управляющих подобных требований нет, и в результате профессиональное сообщество становится заложником этой “резиновой аффилированности”, что недопустимо».

Адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов убежден, что определение ВС должно оказать крайне позитивное влияние на банкротную практику в той части, которую уже несколько лет пытается решить законодатель (пока безуспешно), а именно – независимость кандидатуры арбитражного управляющего. «Позиция ВС наряду, например, с п. 27.1 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве от 20 декабря 2016 г., является еще одним шагом на пути обеспечения прозрачной процедуры утверждения независимого арбитражного управляющего», – отметил он.

Эксперт добавил, что на практике нередко возникают ситуации, когда к утверждению предлагается кандидатура управляющего, который хотя формально не аффилирован с должником (в том смысле, как предусмотрено ст. 19 Закона о банкротстве), но по совокупности косвенных признаков (осуществление представительства в других процессах, связи через сотрудников одной юридической фирмы и т.д.) прослеживается, что управляющий не является независимым по отношению к должнику (или его бенефициарам) лицом. «Ранее суды в подавляющем большинстве случаев на такие косвенные связи не обращали внимания, ссылаясь на недоказанность аффилированности. Полагаю, что определение ВС может стать переломным моментом в практике, ориентирующим нижестоящие суды на более тщательную проверку кандидатуры управляющего», – заключил Кирилл Горбатов.

Источники:

http://base.garant.ru/185181/c7f0164139c159e5c4e7786790ae469d/

http://zakon.ru/blog/2019/11/29/svoboda_v_vybore_arbitrazhnogo_upravlyayuschego_ne_pora_li_vvodit_ogranicheniya

http://journal.tinkoff.ru/you-are-bankrupt/

http://pro.rbc.ru/demo/60ee987a9a79471ef92d53c3

http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-sud-vprave-zamenit-arbitrazhnogo-upravlyayushchego-putem-sluchaynogo-vybora-novoy-kandidatury/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector